Мать сце­на­ри­ста Оле­га Рем­пин­ско­го: «Сы­на мог­ло за­ра­зить сы­рое мо­ло­ко ко­бы­лиц, сме­шан­ное с кро­вью бы­ка»

KP in Ukraine - - Память - Ки­ра ХРУСТАЛЕВА

1991 год. Раз­вал СССР. Ки­но прак­ти­че­ски не сни­ма­лось. Ис­пол­ни­тель ро­ли Куз­не­чи­ка в ле­ген­дар­ном филь­ме «В бой идут од­ни «ста­ри­ки» Сер­гей Ива­нов ста­вит фильм «Ме­до­вый ме­сяц». Сце­на­рий пи­шет Олег Рем­пин­ский. Оле­гу 23. Он - вы­пуск­ник жур­фа­ка Ки­ев­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни Шев­чен­ко - уже из­ве­стен сво­и­ми пе­сен­ны­ми тек­ста­ми для ки­но­филь­мов и эст­ра­ды, ко­то­рые ис­пол­ня­ли Лю­бовь и Вик­тор Ани­си­мо­вы, Ок­са­на Хо­жай, Алек­сей Са­га­лов­ский. Не­за­дол­го до это­го по сце­на­рию Оле­га вы­шел ху­до­же­ствен­ный фильм «Ме­тус». Вся жизнь впе­ре­ди.

СПАЛИ В МАЛЯРИЙНЫХ РАЙ­О­НАХ

- Сын очень гор­дил­ся друж­бой с Ла­риоси­ком (Сер­гей Ива­нов боль­ше лю­бил, ко­гда к нему об­ра­ща­лись, как к пер­со­на­жу филь­ма «Дни Тур­би­ных»), - вспо­ми­на­ет ма­ма Оле­га Рем­пин­ско­го Га­ли­на Ива­нов­на. - Ре­зуль­та­том их сов­мест­но­го твор­че­ства ста­ли фильм «Вниз по ре­ке», ки­но­ко­ме­дия «Ме­до­вый ме­сяц», те­ле­ви­зи­он­ный про­ект «На­ши за гра­ни­цей», до­ку­мен­таль­ный се­ри­ал «Зам­ки Укра­и­ны и их ле­ген­ды», фильм «Ма­няв­ский скит»…

У ре­бят бы­ло мно­го пла­нов. Но в 2000 го­ду в воз­расте 49 лет Сер­гей Ива­нов скон­чал­ся от ише­ми­че­ской бо­лез­ни серд­ца. То­гда ни­кто да­же по­ду­мать не мог, что Олег уй­дет в том же воз­расте, что и зна­ме­ни­тый ак­тер.

В 2002 го­ду из­вест­ный укра­ин­ский ту­ри­ст­экс­тре­мал Вла­ди­мир Вук­ста (Гол­тис) в рам­ках эко­ло­ги­че­ско­го те­ле­про­ек­та «Ко­ман­да Эк­вит­эс» при­гла­сил Рем­пин­ско­го в Аф­ри­ку. С Гол­ти­сом от­пра­ви­лись его дру­зья Са­ша Ко­ма­ров, Ко­стя Мо­гиль­ник, Сер­гей Бе­ло­ру­сов.

- Это бы­ло пер­вое экс­тре­маль­ное те­ле­шоу об Аф­ри­ке, ос­но­ван­ное на ма­те­ри­а­лах пу­те­ше­ствия ко­ман­ды, - вспо­ми­на­ет неод­но­крат­ный чем­пи­он Укра­и­ны по воз­ду­хо­пла­ва­нию Сер­гей Бе­ло­ру­сов. .

Од­на­ж­ды у ме­ня в Аф­ри­ке за­бло­ки­ро­ва­лась укра­ин­ская бан­ков­ская кар­точ­ка. У ме­ня оста- лась па­ра ты­сяч дол­ла­ров на­лич­ки, и, что­бы экс­пе­ди­ция из-за нехват­ки де­нег не со­рва­лась, мы пе­ре­се­ли­лись из оте­ля на ули­цу. Спали в ма­ши­нах на реч­ке. В малярийных рай­о­нах. Без за­щит­ных средств, без про­ти­во­мос­кит­ных се­ток. Се­го­дня по­ни­маю, что бы­ли безум­ца­ми, а то­гда…

В ито­ге всю ко­ман­ду сва­ли­ла ма­ля­рия. Го­лов­ная боль, раз­би­тость, тош­но­та, су­до­ро­ги, тем­пе­ра­ту­ра 41 гра­дус. Лег­че все­го бо­лезнь пе­ре­но­сил Олег. По­гру­зив дру­зей в ма­ши­ну, он от­вез их в сла­вян­ский клуб, ко­то­рый объ­еди­нял вы­ход­цев из быв­ше­го Со­ю­за, ра­бо­тав­ших в Аф­ри­ке. Од­на из де­ву­шек ока­за­лась вра­чом мест­но­го гос­пи­та­ля. Она да­ла за­бо­лев­шим силь­ные таб­лет­ки, пре­ду­пре­див: то, что по­мо­жет чер­но­ко­же­му па­ци­ен­ту, бе­ло­го мо­жет не спа­сти…

«Я НЕ СДАМСЯ, МА­МА…»

В Укра­и­ну пу­те­ше­ствен­ни­ки при­ле­те­ли ед­ва жи­вы­ми. Ме­ди­ки под­твер­ди­ли, что у чле­нов ко­ман­ды оста­точ­ные яв­ле­ния ма­ля­рии. Что­бы на­вер­ня­ка по­бе­дить бо­лезнь, экс­тре­ма­лы за­ка­за­ли еще и ка­ки­е­то «чу­до­дей­ствен­ные таб­лет­ки» из Моск­вы.

- Ле­кар­ства от ма­ля­рии очень ток­сич­ны, - го­во­рит Сер­гей Бе­ло­ру­сов. - Они пло­хо вли­я­ют на серд­це, пе­чень, ве­сти­бу­ляр­ный ап­па­рат. Пом­ню, го­да два не мог хо­дить без по­мо­щи же­ны, но по­том все при­шло в нор­му. А вот Оле­гу не по­вез­ло.

- В сен­тяб­ре 2002-го сы­на по­ло­жи­ли в Ин­сти­тут эпи­де­мио­ло­гии и ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний име­ни Гро­ма­шев­ско­го, - рас­ска­зы­ва­ет Га­ли­на Ива­нов­на. - Вра­чи по­ста­ви­ли ди­а­гноз: ней­ро­ви­рус­ный эн­це­фа­лит и эн­це­фа­ло­па­тия. Ней­ро­ин­фек­ция по­ра­жа­ет цен­траль­ную нерв­ную си­сте­му, ее воз­бу­ди­те­ля­ми мо­гут быть бак­те­рии, ви­ру­сы и да­же гриб­ко­вые мик­ро­ор­га­низ­мы. Про­ис­хож­де­ние ча­сто оста­ет­ся невы­яс­нен­ным. По сло­вам вра­чей, толч­ком мог­ло по­слу­жить что угод­но: и укус ма­ля­рий­но­го ко­ма­ра, и упо­треб­ле­ние в пи­щу не до кон­ца про­жа­рен­но­го мя­са бе­ге­мо­та, и то, что ре­бя­та пи­ли сы­рое мо­ло­ко ко­бы­лиц, сме­шан­ное с кро­вью бы­ка, не в си­лах от­ка­зать­ся от эк­зо­ти­че­ских уго­ще­ний.

Вра­чи про­ве­ли Оле­гу про­ти­во­ви­рус­ное ле­че­ние, ему ста­ло лег­че, но по­том са­мо­чув­ствие рез­ко ухуд­ши­лось. Олег бо­рол­ся как мог. Го­ло­дал в от­де­ле­нии нетра­ди­ци­он­ной ме­ди­ци­ны: пил толь­ко све­же­вы­жа­тые со­ки пол­то­ра ме­ся­ца. Ез­дил в Моск­ву, где вра­чи про­пи­сы­ва­ли ему но­вые пре­па­ра­ты. Он жа­ло­вал­ся на го­лов­ную боль, рез­кую сла­бость в но­гах. Что­бы мыш­цы не атро­фи­ро­ва­лись, мать за­став­ля­ла его хо­дить в ма­га­зин за хле­бом или хо­тя бы про­сто сде­лать круг воз­ле до­ма.

Уди­ви­тель­но, но сце­на­рий к од­но­му из по­пу­ляр­ных се­ри­а­лов «Охо­та на ге­ния», вы­шед­ший в 2006 го­ду, Олег в со­ав­тор­стве с ре­жис­се­ром из Харь­ко­ва Юри­ем Кузь­мен­ко на­пи­сал, бу­дучи тя­же­ло­боль­ным, че­рез че­ты­ре го­да по­сле по­езд­ки в Аф­ри­ку. Еще че­рез два го­да вы­шел фильм «Москва. Го­ло­са усколь­за­ю­щих ис­тин», где Рем­пин­ский был од­ним из сце­на­ри­стов. Фильм со­сто­ял из де­вя­ти ис­то­рий на ак­ту­аль­ные со­ци­аль­ные те­мы.

- Ко­гда сын при­е­хал с оче­ред­ным сце­на­ри­ем в Моск­ву, ди­рек­тор сту­дии одоб­рил сце­на­рий и при­гла­сил Оле­га прий­ти на сле­ду­ю­щий день за го­но­ра­ром, - вспо­ми­на­ет Га­ли­на Ива­нов­на. - Но на сле­ду­ю­щий день на сту­дии сме­ни­лась власть, ди­рек­то­ра сра­зил ин­фаркт, а сце­на­рий… про­пал. Олеж­ка пе­ре­жил тя­же­лей­ший стресс. Пы­тал­ся ра­бо­тать, но ор­га­низм уже не слу­шал­ся. Бро­сив все, на­чал па­лом­ни­чать. А бо­лезнь про­грес­си­ро­ва­ла. С 2012 го­да пи­сать сын уже не мог. Пе­ре­жи­вал, что не мо­жет за­кон­чить на­ча­тые ра­бо­ты. В но­яб­ре 2012 го­да по­сле

Спу­стя год по­сле смер­ти ав­то­ра де­тек­тив­но­го се­ри­а­ла «Охо­та на ге­ния» его мать рас­ска­за­ла, что на са­мом де­ле про­изо­шло.

тя­же­ло­го ин­суль­та в со­сто­я­нии ко­мы Олег по­пал в сто­лич­ную Алек­сан­дров­скую боль­ни­цу. Из ко­мы его вы­ве­ли, но с по­сте­ли он уже не вста­вал.

Сво­ей се­мьи у Рем­пин­ско­го не бы­ло. С пер­вой же­ной, от ко­то­рой у Оле­га един­ствен­ная дочь, он разо­шел­ся мно­го лет на­зад, вто­рой брак рас­пал­ся, как толь­ко он за­бо­лел.

- Сы­нок очень стра­дал. Бо­лезнь со­про­вож­да­лась му­чи­тель­ны­ми, невы­но­си­мы­ми бо­ля­ми и силь­ны­ми су­до­ро­га­ми. Тем не ме­нее он лю­бил по­вто­рять: «Да­же ес­ли упал, вста­вай. Иди даль­ше, не сда­вай­ся. Я не сдамся, ма­ма...» - вспо­ми­на­ет Га­ли­на Ива­нов­на. - Но од­на­ж­ды, не вы­дер­жав мук, по­про­сил: «Ма­ма, убей ме­ня! Я не мо­гу боль­ше тер­петь». Са­ни­тар­ки при­зна­ва­лись, что и их он про­сил по­мочь ему уй­ти из жиз­ни…

- Кол­ле­ги его судь­бой ин­те­ре­со­ва­лись?

- Олег был чле­ном Со­ю­за ки­не­ма­то­гра­фи­стов Укра­и­ны, его хо­ро­шо зна­ли и в Москве. Но он вы­пал из про­фес­сии, о нем за­бы­ли. Од­на­ж­ды, не­за­дол­го до смер­ти, бра­ту Оле­га Яро­сла­ву по­зво­нил ре­жис­сер филь­ма «Охо­та на ге­ния» Юрий Кузь­мен­ко. Ска­зал, что хо­чет по­про­сить у Оле­га раз­ре­ше­ние на съем­ки филь­ма по од­но­му из его сце­на­ри­ев. «Я не мо­гу его най­ти. Что с ним? Он жив?» - спра­ши­вал ре­жис­сер. «Жив, но при­ни­мать ре­ше­ний уже не мо­жет, - объ­яс­нил Яро­слав. - Олег ча­сто на­хо­дит­ся в за­бы­тьи. Но вы не пред­став­ля­е­те, как он бы был рад, услы­шав, что его сце­на­рий при­нят в ра­бо­ту…».

31 ок­тяб­ря 2015 го­да в пять ча­сов утра Оле­га не ста­ло...

Пу­те­ше­ствен­ни­ки под­хва­ти­ли ма­ля­рию во вре­мя экс­тре­маль­ной по­езд­ки в Аф­ри­ку.

Олег Рем­пин­ский.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.