ВАЖ­НО

Как мак­си­маль­но упро­стить пе­ри­од адап­та­ции?

KP in Ukraine - - Неизвестная война -

Необ­хо­ди­мо от­ре­гу­ли­ро­вать быт. Что это зна­чит? Не сто­ит хло­пать две­рью, из­да­вать рез­кие зву­ки, осо­бен­но но­чью. Не де­лать рез­ких дви­же­ний, не под­хо­дить к че­ло­ве­ку сза­ди - бо­ец мо­жет от­ре­а­ги­ро­вать на это, как на на­па­де­ние. Луч­ше - окли­кать.

Не огра­ни­чи­вать об­ще­ние с по­бра­ти­ма­ми-со­слу­жив­ца­ми. Это та при­выч­ная сре­да, где муж­чи­ны на­хо­дят по­ни­ма­ние и мо­гут спо­кой­но по­го­во­рить о пе­ре­жи­том.

И глав­ное - нель­зя обес­це­ни­вать опыт муж­чи­ны. Ведь это то, что со­ста­ви­ло его жизнь в по­след­ние несколь­ко ме­ся­цев, и от­ма­хи­вать­ся от это­го нель­зя ни в ко­ем слу­чае.

Крас­но­ва. И как ре­зуль­тат по­мощь ока­зать не по­лу­ча­ет­ся. Кро­ме то­го, необ­хо­ди­ма под­держ­ка на го­су­дар­ствен­ном уровне: ре­а­би­ли­та­ци­он­ные про­грам­мы для участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий, для ин­ва­ли­дов, для чле­нов се­мей участ­ни­ков АТО.

- Толь­ко так можно си­ту­а­цию ис­пра­вить хоть немно­го, - го­во­рит пси­хо­лог.

ВЗ­ГЛЯД С ДРУ­ГОЙ СТО­РО­НЫ

- Я не мо­гу при­вык­нуть, что пе­тар­да - это не об­стрел, а ба­наль­ные под­рост­ко­вые ша­ло­сти. Мо­гу вы­ско­чить и на­чать бить, не раз­би­ра­ясь в том, что про­ис­хо­дит. По­след­нее «обостре­ние» слу­чи­лось во вре­мя фа­кель­но­го ше­ствия в Ки­е­ве на По­кров. Мы жи­вем в са­мом цен­тре, и ко­гда на­ча­ли взры­вать пе­тар­ды, же­на еле ме­ня удер­жа­ла. А те­ща не по­ни­ма­ет, по­че­му я от рез­ких зву­ков мо­гу да­же в люд­ном ме­сте упасть на зем­лю. Да еще же­ну ута­щить и за­крыть со­бой.

А еще мо­гу уда­рить, ес­ли ме­ня по пле­чу хлоп­нуть неожи­дан­но. Ре­флек­сы сра­ба­ты­ва­ют, - рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ний Рад­чен­ко, быв­ший бо­ец доб­ро­воль­че­ско­го ба­та­льо­на. Мне лег­че, ко­гда я го­во­рю о войне. Как там бы­ло. Но же­на уже уста­ла и об­ры­ва­ет ме­ня: «Ты в Ки­е­ве. За­будь. Жи­ви нор­маль­ной жиз­нью. И нас не му­чай». А как за­быть? Ме­ня толь­ко во­е­вав­шие и по­ни­ма­ют. По­го­во­рю - лег­че ста­но­вит­ся.

- А я мо­гу го­во­рить о войне толь­ко с те­ми, кто во­е­вал и во­об­ще по­ни­ма­ет, о чем речь идет, - рас­ска­зы­ва­ет за­слу­жен­ный ар­тист Укра­и­ны Сер­гей Ав­де­ев, ко­то­рый боль­ше го­да от­во­е­вал в зоне АТО.

- Мой брат Са­ша во­об­ще под кро­ва­тью спит. Он - ки­борг, до­нец­кий аэро­порт за­щи­щал. Нор­маль­ный му­жик, ни­че­го не бо­ял­ся, ра­не­ных на себе из-под об­стре­лов вы­но­сил. Но в по­сте­ли спать не мо­жет, ему ка­жет­ся, что его убьют. А су­пру­га все вре­мя

Пси­хо­лог Оль­га Крас­но­ва счи­та­ет, что про­бле­му нуж­но ре­шать на го­су­дар­ствен­ном уровне.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.