Ми­ха­ил Ян­гель все­гда при­во­зил жене с кос­мо­дро­ма охап­ку по­ле­вых тюль­па­нов

KP in Ukraine - - Легенда - Юлия ГАВРИЛОВА

7 но­яб­ря ис­пол­ня­ет­ся 105 лет со дня рож­де­ния зна­ме­ни­то­го кон­струк­то­ра ра­кет­но­кос­ми­че­ской тех­ни­ки, со­зда­те­ля КБ «Юж­ное» в Дне­про­пет­ров­ске, од­но­го из «от­цов» ле­ген­дар­ной меж­кон­ти­нен­таль­ной бал­ли­сти­че­ской ра­ке­ты «Са­та­на» Ми­ха­и­ла Ян­ге­ля. Как ча­сто бы­ва­ет, ко­гда че­ло­век ста­но­вит­ся ле­ген­дой, и при жиз­ни, и по­сле смер­ти об уче­ном хо­ди­ло мно­го про­ти­во­ре­чи­вой ин­фор­ма­ции. При­чи­ной то­му сек­рет­ные по­сты и скрыт­ный ха­рак­тер ра­кет­чи­ка. За­то его офи­ци­аль­ная био­гра­фия в со­вет­ское вре­мя бы­ла из­вест­на чуть ли не каж­до­му школь­ни­ку. «КП» в Укра­ине» узна­ла, каким кон­струк­тор был в жиз­ни, о его осо­бен­но­стях и сла­бо­стях.

Вос­по­ми­на­ни­я­ми о Ян­ге­ле с на­ми по­де­лил­ся 85-лет­ний быв­ший лет­чик Кон­стан­тин Прос­ку­ра, ко­то­ро­му до­ве­лось лич­но знать ле­ген­дар­но­го кон­струк­то­ра.

СТО­ЯЛ У РАССТРЕЛЬНОЙ СТЕНКИ

- Мно­гие ду­ма­ют, что Ми­ха­ил Ян­гель рос­сий­ский уче­ный­кон­струк­тор, но по кро­ви он укра­и­нец, - сра­зу же за­явил Кон­стан­тин Фе­до­ро­вич. - Ко­гда Сто­лы­пин стал пре­мьер­ми­ни­стром Рос­сии, то од­ной из его пер­вых ре­форм бы­ло пе­ре­се­ле­ние ма­ло­зе­мель­ных кре­стьян в Си­бирь. Так кре­стья­нин Кузь­ма Ян­гол (отец Ми­ха­и­ла) из Чер­ни­гов­ской гу­бер­нии по­пал в тай­гу се­вер­нее Ир­кут­ска. Там на бе­ре­гу ре­ки они ос­но­ва­ли по­се­ле­ние.

Имен­но здесь в 1911 го­ду ро­дил­ся бу­ду­щий ге­ний ра­ке­то­стро­е­ния. По­сле седь­мо­го клас­са брат за­брал его в Моск­ву. Сна­ча­ла Ми­ха­ил ра­бо­тал на ткац­кой фаб­ри­ке, по­том учил­ся в ве­чер­ней шко­ле, а по­сле нее по­сту­пил в Мос­ков­ский авиа­ци­он­ный ин­сти­тут. На тре­тьем кур­се па­рень си­дел в при­ем­ной ко­мис­сии, ко­гда при­шла по­сту­пать Ири­на Ст­ра­же­ва, его бу­ду­щая же­на. Мо­ло­дой Ян­гель влю­бил­ся сра­зу же - по уши и на­все­гда.

- Она, ко­неч­но, де­вуш­ка ка­приз­ная бы­ла, - го­во­рит Прос­ку­ра. - Не вос­при­ни­ма­ла уха­же­ра все­рьез. А вско­ре Ми­ха­и­ла Кузь­ми­ча на­пра­ви­ли в Аме­ри­ку пред­ста­ви­те­лем по за­куп­ке авиа­ци­он­ных дви­га­те­лей и са­мо­ле­тов.

Че­рез несколь­ко лет, как раз пе­ред вой­ной, кон­струк­тор ре­шил вер­нуть­ся - серд­це рва­лось к лю­би­мой Ирине. И уже фран­ту в мод­ной шля­пе и паль­то уда­лось рас­то­пить серд­це кра­са­ви­цы.

За свою жизнь кон­струк­тор несколь­ко раз мог по­гиб­нуть, при­чем аб­со­лют­но неле­по.

- Во вре­мя вой­ны он был на­чаль­ни­ком це­ха. И что­бы по­пасть на за­вод, ре­шил про­лезть че­рез дыр­ку в за­бо­ре - так де­ла­ли все, - вспо­ми­на­ет Прос­ку­ра. - На дво­ре вой­на, немец­кие са­мо­ле­ты бом­би­ли по всем фрон­там. Ян­ге­ля схва­тил пат­руль, ста­ли тре­бо­вать до­ку­мен­ты. Как на­зло, он их за­был в це­хе.

Недол­го раз­би­ра­ясь, уче­но­го при­ня­ли за де­зер­ти­ра и по­ста­ви­ли к стен­ке на рас­стрел. Во­ен­ные уже бы­ло хо­те­ли на­жи­мать на ку­рок, но, к сча­стью, с за­во­да вы­шла шум­ная тол­па ра­бо­чих.

- Что это вы с на­шим на­чаль­ни­ком це­ха де­ла­е­те? А ну от­пу­сти­те его! - за­во­пи­ли ра­бо­тя­ги.

- Как на­чаль­ник це­ха? - опе­ши­ли пат­руль­ные.

В день 105-ле­тия ле­ген­дар­но­го кон­струк­то­ра «КП» в Укра­ине» ре­ши­ла узнать, каким уче­ный был в жиз­ни.

- Ну, то­гда сту­пай и боль­ше не по­па­дай­ся.

По­сле вой­ны Ян­гель за­нял­ся ра­ке­то­стро­е­ни­ем под ру­ко­вод­ством са­мо­го Ко­ро­ле­ва. С ко­то­рым, кста­ти, ча­стень­ко спо­рил. Мо­ло­дой кон­струк­тор счи­тал, что нуж­но де­лать ра­ке­ты на та­ком топ­ли­ве, ко­то­рым их можно за­пра­вить и хра­нить. Ко­ро­лев же сто­ял на том, что их нуж­но де­лать ли­бо на ке­ро­сине, ли­бо на жид­ком кис­ло­ро­де.

ВЫ­ШЕЛ ПОКУРИТЬ И ВЫЖИЛ В КА­ТА­СТРО­ФЕ

Вто­рой раз кон­струк­тор чу­дом выжил в страш­ной «ка­та­стро­фе Не­де­ли­на» на Бай­ко­ну­ре в 1960 го­ду. Ту­да раз­ра­бот­чи­ки от­пра­ви­лись те­сти­ро­вать но­вую двух­сту­пен­ча­тую меж­кон­ти­нен­таль­ную ра­ке­ту Р-16.

- В ней бы­ло несколь­ко неис­прав­но­стей, но ра­ке­ту все же ре­ши­ли за­пус­кать, - рас­ска­зы­ва­ет быв­ший лет­чик. - Ян­гель ото­шел в сторону покурить. Толь­ко чирк­нул спич­кой, как все во­круг оза­рил яр­кий свет.

- Ни­че­го себе при­ку­рил, - в шут­ку по­ду­мал Ми­ха­ил Кузь­мич, а ко­гда обер­нул­ся, то уви­дел пы­ла­ю­щую ра­ке­ту.

Ока­зы­ва­ет­ся, на ней сто­ял ме­ха­низм, ко­то­рый за­пус­кал по по­ряд­ку все си­сте­мы. Про­изо- шел сбой, пер­вой вос­пла­ме­ни­лась не ниж­няя сту­пень, ко­то­рая от­ве­ча­ет за взлет ра­ке­ты, а вто­рая - верх­няя. Раз­дал­ся взрыв, и все во­круг за­ли­ло слов­но рас­ка­лен­ной ла­вой. По­гиб­ли око­ло 100 че­ло­век. Жертв мог­ло быть мень­ше, но ме­сто за­пус­ка бы­ло об­не­се­но ко­лю­чей про­во­ло­кой, и лю­дям про­сто не бы­ло ку­да бе­жать.

Все про­изо­шло на­ка­нуне дня рож­де­ния кон­струк­то­ра, и имен­но то­гда у него слу­чил­ся пер­вый ин­фаркт.

В ночь на 25 ок­тяб­ря на по­ли­гон вы­ле­те­ла пра­ви­тель­ствен­ная ко­мис­сия во гла­ве с пред­се­да­те­лем Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Со­ве­та Бреж­не­вым. Хру­щев, на­зна­чая ко­мис­сию, по­зво­нил Ко­ро­ле­ву с един­ствен­ным во­про- сом: «Что де­лать с Ян­ге­лем?» На что услы­шал ла­ко­нич­ный от­вет: «Это мог­ло слу­чить­ся и у ме­ня - но­вая тех­ни­ка…» Как ре­зуль­тат, в при­сут­ствии всех вы­жив­ших ис­пы­та­те­лей Р-16 Бреж­нев за­явил: «Ни­ко­го на­ка­зы­вать не бу­дем». И Ян­гель про­дол­жил ра­бо­тать и еще не раз ле­тал на Бай­ко­нур.

ЖИЛ ХОЛОСТЯКОМ, А ЗАР­ПЛА­ТУ ЗАБИРАЛА ЖЕ­НА

- Ко­гда он ви­дел са­мо­лет, его лицо рас­плы­ва­лось в улыб­ке, - го­во­рит Кон­стан­тин Фе­до­ро­вич. - Чув­ство­ва­лось, что че­ло­век влюб­лен в авиа­цию. Его обыч­но при­во­зи­ли пря­мо к са­мо­ле­ту. Ес­ли ле­те­ли днем, он все­гда про­сил­ся за штур­вал. Мы его са­жа­ли на ме­сто вто­ро­го пи­ло­та. Ко­гда ле­те­ли но­чью на кос­мо­дром, он брал с со­бой алю­ми­ни­е­вую рас­кла­душ­ку, мат­рац, по­душ­ку, оде­я­ло и боль­шой ре­зи­но­вый ков­рик, на ко­то­рый ста­ви­ли рас­кла­душ­ку, что­бы не сколь­зи­ла. И спал до са­мой по­сад­ки. По­том це­лый день ра­бо­тал, а мы хо­ди­ли на реч­ку ку­пать­ся.

На об­рат­ном пу­ти Ян­гель непре­мен­но рвал огром­ную охап­ку ши­кар­ных тюль­па­нов для лю­би­мой же­ны - цве­ты рос­ли фак­ти­че­ски в пу­стыне воз­ле Бай­ко­ну­ра.

Ири­на ка­те­го­ри­че­ски от­ка­за­лась ехать с му­жем в Дне­про­пет­ровск, ко­гда его в се­ре­дине 50-х на­зна­чи­ли глав­ным кон­струк­то­ром КБ «Юж­ное». По­это­му он ча­сто ле­тал на вы­ход­ные к се­мье в Моск­ву. А в Дне­про­пет­ров­ске жил холостяком в го­сти­ни­це, за­ни­мал один или два но­ме­ра. Поз­же Ян­ге­лю по­стро­и­ли кот­тедж в пар­ке, неда­ле­ко от ста­ди­о­на «Ме­теор». Но да­же то­гда Ст­ра­же­ва не за­хо­те­ла пе­ре­ез­жать.

- Она при­ле­та­ла в Дне­про­пет­ровск пят­нич­ным са­мо­ле­том, ко­гда вы­пла­чи­ва­ли зар­пла­ту, - вы­дал се­мей­ную тай­ну Кон­стан­тин Фе­до­ро­вич. - Забирала у му­жа всю по­луч­ку и в по­не­дель­ник уле­та­ла об­рат­но. Очень любила по­пи­ло­ти­ро­вать. А уче­ный жил скром­но, ни­ка­ких бар­ских или на­чаль­ствен­ных за­ма­шек. Про­стей­ший че­ло­век! Мне, ко­гда квар­ти­ру да­ва­ли, проф­со­юз упер­ся, мол, мы тут сво­их ра­бот­ни­ков КБ «Юж­ное» не мо­жем жи­льем обес­пе­чить, а вы со­труд­ни­кам аэро­пор­та хо­ти­те вру­чить. Но Ян­гель стро­го при­ка­зал пре­кра­тить раз­го­во­ры и вы­де­лить Прос­ку­ре по­ла­га­е­мые квад­рат­ные мет­ры.

По иро­нии судь­бы, лет­чик по­лу­чил «треш­ку» на седь­мом эта­же ули­цы, ко­то­рую поз­же на­зва­ли в честь Ян­ге­ля.

За­кон­чи­лась жизнь Ми­ха­и­ла Кузь­ми­ча ра­но и тра­ги­че­ски. В 1971 го­ду в ка­нун 60-лет­не­го юби­лея уче­но­го че­ство­ва­ли в Москве, в ми­ни­стер­стве. Кон­струк­то­ру при­шлось дол­го сто­ять и при­ни­мать по­здрав­ле­ния, на тре­тьем ча­су он упал за­мерт­во. Вра­чи ни­че­го не смог­ли сде­лать, тем бо­лее что для Ян­ге­ля это был уже пя­тый ин­фаркт. Кон­стан­тин Прос­ку­ра счи­та­ет, что по­гу­би­ли уче­но­го неудав­ши­е­ся от­но­ше­ния с же­ной, ко­то­рую он бо­го­тво­рил, и ал­ко­голь. Ян­гель жил фак­ти­че­ски один и ча­стень­ко при­кла­ды­вал­ся к ко­нья­ку.

Что­бы за­во­е­вать серд­це Ири­ны Ст­ра­же­вой, уче­но­му по­на­до­би­лось несколь­ко лет. Ока­зав­шись в са­мо­ле­те, уче­ный сра­зу же про­сил­ся за штур­вал.

Кон­стан­тин Прос­ку­ра был лич­ным пи­ло­том кон­струк­то­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.