Че Ге­ва­ру про­зва­ли Сви­ном за то, что он при­ни­мал душ пря­мо в ру­баш­ке

KP in Ukraine - - История современности -

Впер­вые млад­ший брат Эр­не­сто Че Ге­ва­ры, пра­вой ру­ки Фи­де­ля Каст­ро, на­пи­сал вос­по­ми­на­ния о нем. Кни­га Ху­а­на Мар­ти­на Ге­ва­ры «Мой брат Че» пе­ре­ве­де­на на рус­ский язык и ско­ро вый­дет в пе­чать. С раз­ре­ше­ния из­да­тель­ства «ЭКСМО» пуб­ли­ку­ем из нее фраг­мен­ты.

МЕ­СТО РАССТРЕЛА ПРЕВРАТИЛИ В ЯРМАРКУ

Я со­рок семь лет ждал возможности ока­зать­ся на ме­сте смер­ти моего бра­та Эр­не­сто Ге­ва­ры. Че был рас­стре­лян 9 ок­тяб­ря 1967 го­да в класс­ной ком­на­те деревенской школы Ла-иге­ры, де­ре­вуш­ки, за­те­рян­ной в юж­ной ча­сти Бо­ли­вии. Он был за­хва­чен на­ка­нуне в глу­бине уще­лья Ке­бра­да-дель-юро, где око­пал­ся по­сле то­го, как по­нял, что ма­ло­чис­лен­ный от­ряд пар­ти­зан пол­но­стью окру­жен пра­ви­тель­ствен­ны­ми вой­ска­ми.

В 1967 го­ду мы не зна­ли, где на­хо­дил­ся Эр­не­сто. Он по­ки­нул Ку­бу в ве­ли­чай­шей тайне. Лишь немно­гие лю­ди, в том чис­ле и Фи­дель Каст­ро, бы­ли в кур­се, что он бо­рет­ся за осво­бож­де­ние бо­ли­вий­ско­го на­ро­да. Моя се­мья те­ря­лась в до­гад­ках, пред­став­ляя, что он где­то в дру­гой ча­сти све­та, воз­мож­но, в Аф­ри­ке. На са­мом же де­ле он был все­го в трид­ца­ти ча­сах ез­ды от Бу­эно­сай­ре­са, в ко­то­ром мы жили.

Идею это­го па­лом­ни­че­ства я но­сил в те­че­ние мно­гих лет. Сна­ча­ла я был слиш­ком мо­лод (Ху­ан на 15 лет мо­ло­же своего ле­ген­дар­но­го бра­та. - Ред.), за­тем в Ар­ген­тине на­ча­лись ре­прес­сии, и я де­вять лет то­мил­ся в за­стен­ках во­ен­ной хун­ты, при­шед­шей к вла­сти в ре­зуль­та­те пе­ре­во­ро­та в мар­те 1976 го­да. В по­ли­ти­че­ском кли­ма­те мо­ей стра­ны быть свя­зан­ным с Че Ге­ва­рой стало очень опас­но.

...На гребне овра­га ко мне по­до­шел про­вод­ник. Он не знал, кто я та­кой, и на­звал мне сум­му, ко­то­рую нуж­но за­пла­тить, чтобы он от­вел ме­ня к ме­сту за­хва­та Че, а это пер­вый при­знак то­го, что смерть моего бра­та пре- вра­ти­лась в ком­мер­цию. Я был воз­му­щен. Че пред­став­лял со­бой пря­мую про­ти­во­по­лож­ность лю­бой гряз­ной вы­го­де. Я рас­сер­дил­ся, а друг, со­про­вож­дав­ший ме­ня, не смог удер­жать­ся от то­го, чтобы не ска­зать, кто я. Про­вод­ник от­пря­нул с бла­го­го­ве­ни­ем и уста­вил­ся на ме­ня. В Ла-иге­ре и в Вал­ле­гран­де, ку­да его те­ло бы­ло пе­ре­ве­зе­но 9 ок­тяб­ря, чтобы быть вы­став­лен­ным на все­об­щее обо­зре­ние, преж­де чем окон­ча­тель­но ис­чез­нуть, он стал свя­тым Эр­не­сто Ла-игер­ским. Жи­те­ли мо­ли­лись пе­ред его изоб­ра­же­ни­я­ми. Че точно воз­не­на­ви­дел бы по­доб­ный ста­тус идо­ла.

По­стыд­ная тор­гов­ля, ко­то­рая раз­ви­ва­лась во­круг име­ни Че, ужас­ну­ла ме­ня. В Ла-иге­ре и Вал­ле­гран­де на Че был за­то­чен целый ту­ри­сти­че­ский биз­нес. Про­во­ди­лись экс­кур­сии во­круг «до­ро­ги Че». На вы­хо­де из школы я уви­дел целый раз­вал все­воз­мож­ных пред­ме­тов, фут­бо­лок и фла­гов с изоб­ра­же­ни­ем Че... Все это не име­ет ничего об­ще­го с мо­им бра­том.

Брат ле­ген­дар­но­го ко­ман­дан­те рас­ска­зал по­дроб­но­сти из жизни ге­роя ку­бин­ской ре­во­лю­ции.

ЛЮБИМЕЦ ЖЕН­ЩИН

Эр­не­сто с дет­ства де­мон­стри­ро­вал при­зна­ки сильного ха­рак­те­ра. Ро­ди­те­ли на­ста­и­ва­ли, чтобы он вел нор­маль­ную жизнь, за­став­ляя его за­ни­мать­ся спор­том. Он по­лю­бил гольф и рег­би. Эр­не­сто был на­столь­ко оже­сто­чен­ным на рег­бий­ном по­ле, что дру­зья окре­сти­ли его Fuser (Бе­ше­ный). А сво­им дру­гим про­зви­щем Chancho (Свин) он был обя­зан сво­е­му плос­ко­му но­су и то­му фак­ту, что он ред­ко хо­дил в душ по­сле иг­ры. Мир пом­нит Эр­не­сто в его без­упреч­ной зе­ле­ной уни­фор­ме, с ши­ро­ким по­я­сом и в бе­ре­те. Его стиль одеж­ды стал зна­ко­вым. Мы в семье над этим все­гда сме­я­лись. Эр­не­сто был са­мым обо­рван­цем, са­мым невос­при­им­чи­вым к мо­де! Он каж­дый день но­сил од­ну и ту же ру­баш­ку из по­тер­то­го ней­ло­на, на­по­ло­ви­ну тор­ча­щую из брюк, и раз­ные бо­тин­ки, куп­лен­ные на рас­про­да­же. Он сам сме­ял­ся над сво­ей ру­баш­кой и на­зы­вал ее «еже­не­дель­ни­ком» из-за то­го, что ме­нял толь­ко раз в неделю. Ко­гда он при­ни­мал душ, он де­лал это пря­мо в ру­баш­ке! Он счи­тал, что так она ста­нет чи­стой.

Он не умел ис­поль­зо­вать свою внеш­ность и, по­хо­же, не по­до­зре­вал о сво­ей сек­су­аль­ной при­вле­ка­тель­но­сти. Тем не ме­нее де­вуш­ки со­би­ра­лись во­круг него с са­мой юно­сти. Он был чрез­вы­чай­но ма­ня­щим, с боль­ши­ми вы­ра­зи­тель­ны­ми гла­за­ми, гу­стой чер­ной коп­ной во­лос и лег­кой улыб­кой. Плюс он был тем­пе­ра­мент­ным, спор­тив­ным, яр­ким и об­ра­зо­ван­ным. Мой брат пе­ре­жи­вал свои ро­ман­ти­че­ские от­но­ше­ния с той же ин­тен­сив­но­стью, что и все осталь­ное. Мне по­сто­ян­но за­да­ют во­про­сы о люб­ви Эр­не­сто: «Ка­ким он был с жен­щи­на­ми?» И я все­гда от­ве­чаю: «Я знал про его увле­че­ния. Ко­неч­но, он лю­бил жен­щин». Он про­сто был с неко­то­ры­ми более сдер­жан­ным, чем с дру­ги­ми. «Я пе­ре­ста­ну быть муж­чи­ной, ес­ли не бу­ду любить жен­щин», - при­знал­ся он од­на­жды.

ГАВАНА, ЯН­ВАРЬ 1959 ГО­ДА

…Те­ле­фон за­зво­нил утром в на­шем до­ме на ули­це Ара­ос в Бу­энос-ай­ре­се. Моя мать аж под­прыг­ну­ла. Она страш­но бес­по­ко­и­лась за Эр­не­сто. Мно­го раз меж­ду­на­род­ная прес­са со­об­ща­ла о смер­ти «ар­ген­тин­ско­го вра­ча Эр­не­сто Че Ге­ва­ры», по­гру­жая на­шу се­мью в от­ча­я­ние и неопре­де­лен­ность. Мы зна­ли, что он сра­жа­ет­ся где-то на Ку­бе, что ре­во­лю­ци­он­ная ар­мия вы­иг­ра­ла решающие сра­же­ния и дви­жет­ся в сто­ро­ну сто­ли­цы. Мы жили в 6500 ки­ло­мет­рах от ост­ро­ва, что ка­за­лось нам мно­же­ством све­то­вых лет. Я вос­хи­щал­ся сво­им бра­том, от­пра­вив­шим­ся в оди­ноч­ку и прак­ти­че­ски без гро­ша в кар­мане в 4500-ки­ло­мет­ро­вую по­езд­ку на мо­пе­де

Ко­ман­дан­те, несмот­ря ни на что, был очень при­вле­ка­те­лен для сла­бо­го по­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.