«При­ят­но по­зна­ко­мить­ся, я - об­жо­ра!»

KP in Ukraine - - Первая страница - Алек­сандра ВАСИЛЬЕВА («КП» - Одес­са»)

«КП» в Укра­ине» по­бы­ва­ла на со­бра­нии ано­ним­ных же­ла­ю­щих из­ба­вить­ся от тя­ги к еде.

Ко­гда я на­ткну­лась на объ­яв­ле­ние о клу­бе ано­ним­ных об­жор, то сра­зу во­об­ра­зи­ла, что по­па­ду на со­бра­ние с раз­лич­ны­ми жа­ре­ны­ми, коп­че­ны­ми, ва­ре­ны­ми блю­да­ми, бу­тер­бро­да­ми с ик­рой, за­кус­ка­ми, плюш­ка­ми, тор­ти­ка­ми - все бу­дут ра­дост­но на­е­дать­ся от пу­за. Од­на­ко, вчи­тав­шись, по­ду­ма­ла, что за столь ап­пе­тит­ным на­зва­ни­ем скры­ва­ют­ся тай­ные и от­нюдь не ве­се­лые встре­чи лю­дей, стре­мя­щих­ся по­ху­деть.

«НАС ОСТАЛОСЬ ТОЛЬ­КО ДВОЕ»

Ока­зы­ва­ет­ся, об­ще­ство ано­ним­ных об­жор - это це­лая сеть. Об­жо­ры со­би­ра­ют­ся в Одес­се и Ки­е­ве, у них есть фи­ли­а­лы и в дру­гих го­ро­дах, а еще они ре­гу­ляр­но про­во­дят со­бра­ния в скай­пе. По­зво­нив по ука­зан­но­му те­ле­фо­ну, я по­па­ла на ми­лую жен­щи­ну.

- Нас сей­час все­го двое осталось, - груст­ным го­ло­сом со­об­щи­ла об­жо­ра. - Бы­ла еще тре­тья де­вуш­ка, но она недав­но ста­ла ма­мой и по­ка не мо­жет по­се­щать на­шу груп­пу. Ино­гда при­хо­дят слу­чай­ные лю­ди, но они не справ­ля­ют­ся или про­сто про­па­да­ют без объ­яс­не­ний. - А где же вы встре­ча­е­тесь? - Обыч­но в офи­се, ко­то­рый подыс­кал ак­ти­вист об­ще­ства «ано­ним­ных». Но мо­жем и в чьей-то ма­шине по­си­деть.

Я хо­те­ла бы­ло пред­ло­жить: мол, а что, ес­ли со­брать­ся в ка­ком-то ка­фе, но что-то ме­ня удер­жа­ло.

…В на­зна­чен­ный день я по­зво­ни­ла все той же ми­лой жен­щине (на­зо­вем ее Ма­ша), что­бы уточ­нить, во сколь­ко бу­дет со­бра­ние и где. По вре­ме­ни мы под­стра­и­ва­лись под еще од­но­го чле­на об­ще­ства ано­ним­ных об­жор, а она долж­на бы­ла осво­бо­дить­ся толь­ко в на­ча­ле де­вя­то­го. Я уточ­ни­ла, нуж­но ли мне что-ни­будь взять с со­бой, в уме пы­та­ясь уга­дать, ка­кую сум­му с ме­ня мо­гут за­про­сить. Но мне чет­ко и кон­крет­но от­ве­ти­ли: «Ни­че­го».

Чтоб окон­ча­тель­но пе­ре­дать всю сте­пень рис­ка быть раз­об­ла­чен­ной, ска­жу пря­мо - на об­жо­ру я не по­хо­жа. Так что при­шлось им­про­ви­зи­ро­вать. На­де­ла огром­ный сви­тер по­верх еще од­но­го и шта­ны для сно­убор­да. Хо­ро­шо еще, что на ули­це по­хо­ло­да­ло.

При­е­хав к офи­су, где ме­ня долж­на бы­ла встре­тить моя «связ­ная об­жо­ра», я по­жа­ле­ла, что не оста­ви­ла родне ее но­мер, а за­од­но и но­мер ре­дак­то­ра, ко­то­ро­го в слу­чае че­го мож­но бы­ло бы ви­нить во всех бе­дах. Ме­стеч­ко, ска­жу пря­мо, ока­за­лось не из при­ят­ных. Не­при­гляд­ное зда­ние офис­но­го цен­тра устра­ша­ю­ще до­пол­ня­ла ко­лю­чая про­во­ло­ка над кры­шей, а во­круг - прак­ти­че­ски ни од­но­го фо­на­ря.

Но тут мне на­встре­чу вы­шла Ма­ша. Она ока­за­лась весь­ма при­ят­ной жен­щи­ной, строй­ной и мо­ло­дой. Уви­дев пе­ред со­бой за­мо­тан­ную, как ка­пу­ста, со­бе­сед­ни­цу, рас­сме­я­лась.

- Что-то вы не боль­но по­хо­жи на че­ло­ве­ка, стра­да­ю­ще­го от пе­ре­еда­ния, - за­яви­ла мне она.

- Спа­си­бо, - го­во­рю я ей, по­да­вив ис­те­ри­че­ский сме­шок. - Вы то­же очень, очень строй­ная!

- 11 ме­ся­цев уже в об­ще­ство ано­ним­ных об­жор хо­жу! - гор­до за­ме­ти­ла она.

- А как ча­сто вы по­се­ща­е­те эти со­бра­ния?

- Каж­дый по­не­дель­ник, сре­ду и суб­бо­ту. - А ес­ли не по­лу­ча­ет­ся? - Мы со­зва­ни­ва­ем­ся и до­го­ва­ри­ва­ем­ся. Так что­бы всем бы­ло удоб­но. Ино­гда и днем со­би­ра­ем­ся. Се­го­дня Юля (имя из­ме­не­но) за­дер­жа­лась на ра­бо­те, вот мы и встре­ти­лись так позд­но.

«ЗДЕСЬ ЕЩЕ И АЛКОГОЛИКИ СО­БИ­РА­ЮТ­СЯ»

Тре­тья «об­жо­ра» Юля ока­за­лась та­кой же строй­ной, как и мы. По­ме­ще­ние, в ко­то­ром мы рас­по­ло­жи­лись, бы­ло ти­пич­ным ка­би­не­том для про­ве­де­ния се­ми­на­ров: мно­го сту­льев, дос­ка на стене. При­чем, су­дя по за­пи­сям, до нас тут уже по­бы­ва­ли участ­ни­ки дру­го­го ано­ним­но­го об­ще­ства - на­вер­ня­ка те, кто не про­тив вы­пить че­го-то го­ря­чи­тель­но­го.

- Это Па­вел (имя из­ме­не­но) нам по­ме­ще­ние на­шел, - по­яс­ни­ла Ма­ша. - Он тут еще ал­ко­го­ли­ков со­би­ра­ет, сек­со­го­ли­ков. И тех, у ко­го про­бле­мы вза­и­мо­по­ни­ма­ния с близ­ки­ми.

Опыт­ные «об­жо­ры» пред­ло­жи­ли, раз уж я но­вень­кая, на­чать все с пер­во­го ша­га. Мы рас­се­лись по кру­гу, а точ­нее, тре­уголь­ни­ком, по­сле че­го Юля за­чи­та­ла вслух за­го­тов­лен­ный текст.

- При­вет­ствую со­брав­ших­ся ра­ди бла­гой це­ли, - чи­та­ла она с ли­сти­ка.

По­том Юля что-то упо­мя­ну­ла о поль­зе объ­еди­не­ния в борь­бе с об­щей про­бле­мой, по­сле че­го пред­ло­жи­ла по­мол­чать ми­ну­ту. Ока­за­лось, тем са­мым мы по­мя­ну­ли тех, кто со­рвал­ся и по ка­ким-то при­чи­нам пе­ре­стал хо­дить на со­бра­ния. А так­же (о, бо­ги!) в па­мять о лю­дях, ко­то­рых об­жор­ство све­ло в мо­ги­лу.

По­том мы на­ча­ли мо­лить­ся. Мо­лит­ва зву­ча­ла при­мер­но так: «Гос­по­ди, дай мне ра­зум и ду­шев­ный по­кой при­нять то, что я не в си­лах из­ме­нить; му­же­ство из­ме­нить то, что мо­гу, и муд­рость от­ли­чить од­но от дру­го­го». В мое со­зна­ние все на­стой­чи­вее ста­ли сту­чать­ся мыс­ли о сек­те. По­том ме­ня озна­ко­ми­ли со сво­дом пра­вил и си­сте­мой из «12 ша­гов», со­став­лен­ной по об­раз­цу той, ко­то­рой поль­зу­ют­ся в об­ще­стве ано­ним­ных ал­ко­го­ли­ков. Ин­те­рес­но, что суть сво­дит­ся во­все не к ди­е­там и со­ве­там по пи­та­нию, а к сми­ре­нию. Де­с­кать, ни­кто из нас не вла­стен над со­бой, а по­се­му нуж­но при­нять, что толь­ко выс­шая си­ла спо­соб­на по­мочь нам спра­вить­ся с про­бле­мой.

КАРТОШКА - НЕ КАРТОШКА, А УГЛЕВОД

Признать бес­си­лие пе­ред едой я смог­ла по­чти без про­блем. Все-та­ки это ба­зо­вая че­ло­ве­че­ская по­треб­ность. По­том Ма­ша, бла­го­го­вей­но вски­нув гла­за, по­про­си­ла нас вспом­нить лю­дей, ко­то­рым мы при­чи­ни­ли зло из-за гу­би­тель­но­го при­стра­стия к еде, и при этом из­ви­нить­ся пе­ред ни­ми. Мне сра­зу за­хо­те­лось по­зво­нить млад­ше­му бра­ту и мо­лить его о про­ще­нии. До­шло до то­го, что мне ста­ло ре­аль­но стыд­но за то, что ко­гда мне бы­ло де­вять лет, я тай­ком упле­ла шо­ко­лад­ку, ко­то­рую ему ку­пи­ли. Но стро­ги­ми пра­ви­ла­ми со­бра­ния звон­ки бы­ли за­пре­ще­ны. А так­же не раз­ре­ша­лось пе­ре­би­вать, ком­мен­ти­ро­вать, рас­ска­зы­вать слу­чаи из чу­жой жиз­ни, оце­ни­вать или ци­ти­ро­вать дру­гих ора­то­ров. На­зы­вать пи­рож­ное пи­рож­ным или кар­тош­ку кар­тош­кой то­же нель­зя. Вся еда - это толь­ко бел­ки, жи­ры, уг­ле­во­ды…

Рас­про­стра­нять­ся о се­бе, по ре­гла­мен­ту, то­же бы­ло неже­ла­тель­но: воз­раст, род за­ня­тий и со­ци­аль­ное по­ло­же­ние - это та­бу. Впро­чем, обе жен­щи­ны охот­но по­де­ли­лись ис­то­ри­я­ми. При­чем на­ча­ло бы­ло как в аме­ри­кан­ском ки­но: «Здрав­ствуй­те, ме­ня зо­вут Ва­ся, и я об­жо­ра!» - «Здрав­ствуй, Ва­ся!». Пер­вой го­во­ри­ла Юля.

- Я счи­таю, что все эти ди­е­ты со­вер­шен­но бес­по­лез­ны, - от­ре­за­ла она. - Вот недав­но мне по­со­ве­то­ва­ли од­ну, но я опять со­рва­лась. Те­перь вот ду­маю: сто­ит ли на­чи­нать все сна­ча­ла?

По­том свою ис­то­рию по­ве­да­ла Ма­ша. О еде она по­чти не го­во­ри­ла. Ее речь бы­ла боль­ше по­хо­жа на ре­кла­му ано­ним­ных со­об­ществ, в ко­то­рых ей уда­лось по­бы­вать в сво­ей жиз­ни. И еще о тех, ку­да она толь­ко пла­ни­ру­ет по­пасть. Вни­ма­тель­но слу­шая со­бе­сед­ниц, я не за­ме­ти­ла, как до­шла оче­редь до ме­ня, и да­же немно­го рас­те­ря­лась.

- Го­во­рить не обя­за­тель­но! - обод­ря­ю­ще по­смот­ре­ла на ме­ня Ма­ша.

Од­на­ко все-та­ки, слег­ка при­укра­сив дей­стви­тель­ность, я рас­ска­за­ла о мо­их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с пи­щей.

- Ме­ня зо­вут Са­ша, и я об­жо­ра! Я ем все­гда и всю­ду. Да­же ес­ли толь­ко что плот­но по­обе­да­ла, то уже ду­маю, что бы та­ко­го пе­ре­ку­сить на де­серт, а вый­дя на ули­цу, все­гда ищу буд­ку с едой. Ино­гда я да­же от­би­раю та­рел­ку у му­жа, при­тво­ря­ясь, что это ра­ди его же фи­гу­ры. И тай­ком съе­даю по­ло­ви­ну ужи­на еще во вре­мя го­тов­ки. А на ба­за­ре я про­шу про­дав­цов от­ре­зать мне «проб­ный» ку­со­чек по­боль­ше! Един­ствен­ный, кто это­му ра­ду­ет­ся, - моя ба­буш­ка, по­это­му я не ска­за­ла ей, ку­да се­го­дня по­шла.

По­хо­же, я бо­лее чем удо­вле­тво­ри­ла лю­бо­пыт­ство но­вых по­друг: ка­жет­ся, ме­ня при­ня­ли за свою.

От­крыв «еди­но­мыш­лен­ни­цам» серд­це, я в глу­бине ду­ши жда­ла, что ме­ня тут же ки­нут­ся уте­шать, да­дут со­вет или хо­тя бы сде­ла­ют вид, что го­то­вы ока­зать под­держ­ку. Ан нет. По­бла­го­да­рив ме­ня за от­кро­вен­ность, Юля за­вер­ши­ла со­бра­ние. Вновь за­чи­та­ла об­щие фра­зы со шпар­гал­ки, до­ста­ла кор­зин­ку для по­жерт­во­ва­ний, по­сле че­го она и Ма­ша по­ло­жи­ли ту­да пять и де­сять гри­вен. Они яко­бы идут на чай и в бла­го­дар­ность хо­зя­и­ну офи­са. С ме­ня, прав­да, де­нег не тре­бо­ва­ли, на­обо­рот - убе­ди­ли не ид­ти за ко­шель­ком (воз­мож­но, по­то­му, что бо­я­лись, как бы я не ис­чез­ла бес­след­но).

Под ко­нец мы вста­ли и, взяв­шись за ру­ки, еще раз про­из­нес­ли мо­лит­ву. А по­том ме­ня да­же пред­ло­жи­ли под­вез­ти. Но я от­ка­за­лась, так как очень хо­те­ла есть.

Ав­то­ру при­шлось на­деть на се­бя несколь­ко сви­те­ров и теп­лые шта­ны, что­бы хоть немно­го по­хо­дить на лю­би­те­ля плот­но по­ку­шать.

Окон­ча­ние. На­ча­ло на

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.