Cви­тер по­ссо­рил за­ву­ча и стар­ше­класс­ни­цу

KP in Ukraine - - Особый случай - Юлия ГАВРИЛОВА

ВЫГНАЛА С УРОКА

Уже по­чти два ме­ся­ца не мо­жет раз­ре­шить­ся скан­дал в го­род­ском юри­ди­че­ском ли­цее.

Раз­ра­зил­ся он, ка­за­лось бы, на пу­стом ме­сте. Уче­ни­ца ли­цея 15-лет­няя Ма­рия Край­няк в тот зло­по­луч­ный день при­шла в сви­те­ре, ко­то­рый не по­нра­вил­ся за­ву­чу. За­ме­сти­тель ди­рек­то­ра во вре­мя урока гео­гра­фии сде­ла­ла за­ме­ча­ние уче­ни­це за непо­до­ба­ю­щий вид, по­том яко­бы на­ча­ла пуб­лич­но оскорб­лять и да­же выгнала с урока.

- Это бы­ла «цвет­ная» суб­бо­та. Един­ствен­ный день в ме­ся­це, ко­гда уче­ни­ки мо­гут при­хо­дить не в фор­ме. Она под­ня­ла Ма­шу и ста­ла ее вы­чи­ты­вать из-за внеш­не­го ви­да, - рас­ска­за­ла «КП» в Укра­ине» ма­ма де­воч­ки Еле­на Луж­ная. - Застав­ля­ла пой­ти по­смот­реть на се­бя в зер­ка­ло. И во­об­ще, ска­за­ла, что моя дочь недо­стой­на зва­ния ли­це­и­ста. Ре­бен­ка это ра­ни­ло до глу­би­ны ду­ши. Ей при­шлось уй­ти с урока.

По до­ро­ге до­мой Ма­рии ста­ло пло­хо, и она по­те­ря­ла со­зна­ние. У де­воч­ки врож­ден­ный по­рок серд­ца, по­это­му лю­бой стресс для нее про­ти­во­по­ка­зан. К ма­ме ре­бен­ка при­ве­ла жен­щи­на, ко­то­рая про­хо­ди­ла ми­мо и под­хва­ти­ла под ру­ки рас­стро­ен­ную ли­це­ист­ку.

- У доч­ки бы­ла ис­те­ри­ка, она го­во­ри­ла, что ее уни­зи­ли при всем клас­се, что боль­ше в ли­цей она не пой­дет и во­об­ще жить не хо­чет, - вс­по­ми­на­ет Еле­на. - Ма­ша жа­ло­ва­лась на го­ло­во­кру­же­ние, у нее бо­ле­ла го­ло­ва, по­том она на­ча­ла за­ды­хать­ся. Дав­ле­ние бы­ло 80 на 60, блед­ное ли­цо, си­ние ног­ти.

Вы­зва­ли ско­рую, ко­то­рая от­вез­ла де­воч­ку в боль­ни­цу. Там, как утвер­жда­ет Еле­на Луж­ная, Ма­ша про­ве­ла на ста­ци­о­нар­ном ле­че­нии под ка­пель­ни­ца­ми и на­блю­де­ни­ем нев­ро­па­то­ло­гов по­чти пол­то­ра ме­ся­ца. И толь­ко 28 ок­тяб­ря ее вы­пи­са­ли. Те­перь де­воч­ка про­дол­жа­ет ле­че­ние до­ма.

- Я са­ма пе­да­гог с 17-лет­ним ста­жем и по­ни­маю, что с детьми так по­сту­пать нель­зя, - го­во­рит Еле­на. - За­вуч пе­ре­шла все воз­мож­ные гра­ни. Вме­сто то­го, что­бы из­ви­нить­ся, в ли­цее нам угро­жа­ли и тре­бо­ва­ли за­брать до­ку­мен­ты.

До­ку­мен­ты до­че­ри Еле­на Пав­лов­на все-та­ки за­бра­ла, те­перь Ма­ша на­хо­дит­ся до­ма на ди­стан­ци­он­ном обу­че­нии. А ее ма­ма тем вре­ме­нем на­пи­са­ла за­яв­ле­ние в по­ли­цию и на­ме­ре­на су­дить­ся с учеб­ным за­ве­де­ни­ем.

Оскорб­ле­ния пе­да­го­га до­ве­ли де­воч­ку до боль­нич­ной кой­ки. В Дне­пров­ском ли­цее утвер­жда­ют - за­ме­ча­ние на­счет внеш­не­го ви­да сде­ла­ли все­му клас­су.

ОДЕЛАСЬ «НЕ ПО УСТАВУ»

В са­мом юри­ди­че­ском ли­цее немно­го иная вер­сия про­изо­шед­ше­го. Ди­рек­тор Та­тья­на Не­до­се­ки­на рас­ска­за­ла, что за­ме­ча­ние бы­ло сде­ла­но всем де­тям в клас­се. Ведь не толь­ко Ма­ша то­гда при­шла несколь­ко во фри­воль­ном ви­де.

- У нее бы­ли ого­ле­ны пле­чи и бы­ли вид­ны бре­тель­ки то ли от ниж­не­го бе­лья, то ли от май­ки, - го­во­рит ди­рек­тор. - Это непо­до­ба­ю­щий вид для учеб­но­го за­ве­де­ния, да­же в «цвет­ную» суб­бо­ту. За­вуч Та­тья­на Пав­лов­на об­ра­ти­лась к ауди­то­рии и ска­за­ла: «На бу­ду­щее, де­ти, по­жа­луй­ста, сле­ди­те за тем, что­бы не бы­ло ого­лен­ных пуп­ков, спин, плеч, ко­рот­ких юбок».

Все ре­бя­та про­мол­ча­ли, сде­лав для се­бя опре­де­лен­ные вы­во­ды, под­ня­лась од­на Ма­ша со сло­ва­ми: «А у ме­ня нор­маль­ный вид».

На что учи­тель ей спо­кой­ным то­ном от­ве­ти­ла: «У нас в хол­ле боль­шое зер­ка­ло, по­дой­ди к нему и по­смот­ри, нас­коль­ко твой вид со­от­вет­ству­ет об­ра­зу ли­це­и­ста».

Пра­ви­ла, как дол­жен вы­гля­деть уче­ник, про­пи­са­ны в уста­ве ли­цея. Там ска­за­но, что де­тям за­пре­ща­ет­ся но­сить джин­сы, блу­зы с де­коль­те, ко­рот­кие юб­ки, одеж­ду, ого­ля­ю­щую спи­ну и пле­чи, а так­же ве­щи с боль­ши­ми яр­ки­ми ри­сун­ка­ми.

- В ре­зуль­та­те Ма­ша вы­шла с ве­ща­ми из клас­са, как ду­ма­ла, за­вуч, на пять ми­нут, - объ­яс­ни­ла Та­тья­на Не­до­се­ки­на. - А ве­щи де­воч­ка с со­бой взя­ла,

по­то­му что, по ее сло­вам, ма­ма ей не раз­ре­ша­ет остав­лять их в клас­се. Уче­ни­ца ушла са­мо­воль­но, без вся­ких слез и ис­те­рик. Спра­вок нам ни­кто ни­ка­ких не предо­став­лял, а о за­бо­ле­ва­нии Ма­рии мы узна­ли толь­ко со слов ее ма­мы.

При этом ди­рек­тор до­ба­ви­ла, что уче­ни­ки ли­цея ви­де­ли Ма­шу, гу­ля­ю­щую в цен­тре Дне­пра по­сле это­го слу­чая.

- Со слов де­тей мы зна­ем, что Край­няк не хо­те­ла учить­ся в ли­цее, она не успе­ва­ла и хо­те­ла пе­рей­ти в дру­гую шко­лу. Но ма­ма на­ста­и­ва­ла, что­бы дочь учи­лась имен­но здесь. По­то­му де­воч­ка мог­ла спро­во­ци­ро­вать скан­дал, что­бы уй­ти из ли­цея, - счи­та­ет за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра Та­тья­на Шев­чук. - Де­воч­ка об этом да­же в соц­се­тях пи­са­ла. Хо­тя как к уче­ни­це у нас к ней пре­тен­зий нет.

В ад­ми­ни­стра­ции учеб­но­го за­ве­де­ния го­во­рят, что все за­ме­ча­ния де­ла­ют по де­лу и очень то­ле­рант­но. Призна­ют­ся, да­же сми­ри­лись с яр­ки­ми че­ты­рех­цвет­ны­ми во­ло­са­ми Ма­рии, что так­же за­пре­ще­но уста­вом.

- Мы по­ни­ма­ли, что это про­во­ка­ция, и не по­ве­лись на нее, - го­во­рит ди­рек­три­са. - Ведь ма­ма де­воч­ки весь про­шлый год бы­ла всем недо­воль­на.

Как вид­но, у каж­дой из кон­флик­ту­ю­щих сто­рон своя прав­да, рас­су­дит их, оче­вид­но, толь­ко суд.

В ли­цее го­во­рят, что сми­ри­лись и с че­ты­рех­цвет­ны­ми во­ло­са­ми Ма­ши, и ее одеж­дой.

Вра­чи го­во­рят, что Настя боль­шая мо­ло­дец и не от­лы­ни­ва­ет от упраж­не­ний.

По ре­зуль­та­там про­вер­ки ко­мис­сии от гор­со­ве­та за­вуч Та­тья­на Пав­лов­на и ди­рек­тор ли­цея по­лу­чи­ли вы­го­вор.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.