Он был пер­вым, ко­го не уда­лось съесть Аме­ри­ке

KP in Ukraine - - История хх века -

Он был ве­ли­ким ли­де­ром. В да­ле­кие 70-е го­ды, ко­гда ав­тор этих строк чис­лил­ся сту­ден­том Га­ван­ско­го уни­вер­си­те­та, у Те­ре­си­ты, мо­ей по­друж­ки и од­но­класс­ни­цы, тем­пе­ра­мент­ной, как и по­ло­же­но му­лат­ке, вы­лез­ли на лоб гла­за, ко­гда я спро­сил ее, пой­дет ли она на пло­щадь Ре­во­лю­ции слу­шать до­клад то­ва­ри­ща Фи­де­ля.

- Раз­ве ты не хо­дишь на Крас­ную пло­щадь, ко­гда там вы­сту­па­ет то­ва­рищ Бреж­нев?! - уди­ви­лась она. Не пой­ти на пло­щадь Ре­во­лю­ции в Га­ване, ко­гда там вы­сту­пал Кастро, - для ку­бин­ца это бы­ло не­мыс­ли­мо. Как не­мыс­ли­мо бы­ло не по­ве­сить до­ма, как ико­ну, его порт­рет, вы­ре­зан­ный из «Гран­мы», глав­ной га­зе­ты стра­ны, на­зван­ной в честь ле­ген­дар­но­го суд­на, ко­то­рое при­вез­ло на Ку­бу из Мек­си­ки от­ряд мя­теж­ни­ков. Те­перь немно­гие пом­нят: экс­пе­ди­ци­о­не­ры по­па­ли в за­са­ду. Из несколь­ких де­сят­ков че­ло­век, ко­то­рые от­пра­ви­лись сра­жать­ся с от­вра­ти­тель­ным ре­жи­мом дик­та­то­ра Фуль­хен­сио Ба­ти­сты, в жи­вых оста­лись три­на­дцать. Ку­бин­скую ре­во­лю­цию со­вер­ши­ли три­на­дцать от­важ­ных! Он был Да­ви­дом ХХ ве­ка. Го­лиа­фом бы­ла Аме­ри­ка.

То­гда, в 60-х, еще ни­кто не рас­суж­дал о пра­вах че­ло­ве­ка и пре­иму­ще­ствах де­мо­кра­тии. Аме­ри­ка, как пе­тух кур, топ­та­ла со­се­дей как и ко­гда хо­те­ла, вы­ка­чи­вая из кон­ти­нен­та нефть, ру­ду, ба­на­ны и ко­фе. «Ла­тин­ская Аме­ри­ка по­хо­жа на око­рок, - за­ме­тил один из гос­сек­ре­та­рей США. - У Дя­ди Сэ­ма ост­рая вил­ка: он съест его!»

УМЕЛ ГО­ВО­РИТЬ С НАРОДОМ

Фи­дель был пер­вым, ко­го не уда­лось съесть. Пер­вым, кто в За­пад­ном по­лу­ша­рии мо­раль­но по­бе­дил Го­лиа­фа. Во­пре­ки бло­ка­де, во­ору­жен­но­му втор­же­нию, си­га­рам, про­пи­тан­ным ядом, и про­чим глу­по­стям, ко­то­рые при­ду­мы­ва­ли зло­умыш­лен­ни­ки для дерз­ко­го бо­ро­да­ча. И за это им вос­хи­ща­лись во всем Но­вом Све­те - и пра­вые, и ле­вые, и все осталь­ные, - от Мек­си­ки до Ог­нен­ной Зем­ли ку­бин­ско­го пре­зи­ден­та все­гда встре­ча­ли ова­ци­я­ми.

На сво­их вы­ступ­ле­ни­ях пе­ред мно­го­ты­сяч­ны­ми тол­па­ми Фи­дель мог го­во­рить ча­са­ми без вся­кой бу­маж­ки. Лю­ди ло­ви­ли каж­дое его сло­во, от­кли­ка­ясь вос­тор­жен­ны­ми кри­ка­ми на ре­во­лю­ци­он­ные при­зы­вы ко­ман­дан­те. не был - во­пре­ки по­до­зре­ни­ям все­го ми­ра, что за ку­бин­ской ре­во­лю­ци­ей сто­ял СССР. Не сто­ял. Един­ствен­ный че­ло­век из Моск­вы, с ко­то­рым слу­чай­но по­зна­ко­ми­лись бра­тья Кастро в Мек­си­ке, где они на­хо­ди­лись в эми­гра­ции, был со­труд­ник со­вет­ской внеш­ней раз­вед­ки Ни­ко­лай Лео­нов. Но то­гда эта встре­ча за­кон­чи­лась толь­ко веж­ли­вым об­ме­ном те­ле­фон­ны­ми но­ме­ра­ми. Кон­такт при­го­дил­ся поз­же, уже по­сле то­го, как ко­лон­ны бо­ро­да­чей во­шли в Га­ва­ну...

А по­том ре­во­лю­ция, как и по­ло­же­но ей ро­ко­вой кар­мой, уга­дан­ной еще Ро­бес­пье­ром, ста­ла по­жи­рать сво­их де­тей. Са­мо­лет, на ко­то­ром ле­тит лю­би­мец на­ро­да Ка­ми­ло Сьен­фуэ­гос, за­га­доч­ным об­ра­зом тер­пит кру­ше­ние. Оста­вив про­щаль­ное пись­мо, по­ги­ба­ет в бо­ли­вий­ской сель­ве Че. За ни­ми без­молв­но ухо­дят де­сят­ки ты­сяч ме­нее из­вест­ных быв­ших со­рат­ни­ков и вер­ных пар­тий­цев - ис­че­за­ют в ла­ге­рях, бе­гут в Май­а­ми, про­сят убе­жи­ща в Ма­д­ри­де.

По­след­ним гром­ким де­лом ста­но­вит­ся рас­стрел ге­не­ра­ла Очоа, ле­ген­дар­но­го ко­ман­ду­ю­ще­го ку­бин­ски­ми вой­ска­ми в Ан­го­ле. Он на­ла­дил на Ост­ро­ве сво­бо­ды «аэро­дром под­ско­ка» для са­мо­ле­тов ко­лум­бий­ских нар­ко­ба­ро­нов, ве­зу­щих ко­ка­ин в Шта­ты. Но это при­ду­мал не ге­не­рал. Пе­ред ку­бин­ской раз­вед­кой бы­ла по­став­ле­на за­да­ча - за­ра­ба­ты­вать ва­лю­ту лю­бой це­ной. И они за­ра­ба­ты­ва­ли. В то, что Очоа сде­лал это без ве­до­ма бра­тьев Кастро, на Ку­бе не по­ве­рил ни­кто.

За что его обо­жа­ли ку­бин­цы? Ни­кто из ми­ро­вых ли­де­ров ХХ ве­ка не был спо­со­бен так го­во­рить со сво­им народом - шесть, во­семь ча­сов под­ряд! Ни один дру­гой гла­ва го­су­дар­ства не был спо­со­бен так без­жа­лост­но к се­бе, пуб­лич­но, пе­ред всем ми­ром, про­сить про­ще­ния за свои ошиб­ки. В 60-е го­ды ком­пар­тия Ку­бы (чи­тай: Фи­дель) по­ста­ви­ла пе­ред стра­ной невы­пол­ни­мую за­да­чу: со­брать 10 мил­ли­о­нов тонн са­ха­ра. Под план­та­ции трост­ни­ка бы­ли вы­руб­ле­ны по­се­вы ко­фе и цит­ру­со­вых, пе­ре­па­ха­ны про­чие по­ля. Це­ной неимо­вер­ных уси­лий руб­щи­ки, ко­то­рые тру­ди­лись от рас­све­та до за­ка­та, со­бра­ли око­ло 7 мил­ли­о­нов тонн. Де­нег, на ко­то­рые рас­счи­ты­вал Фи­дель, со­брать не уда­лось. Стране, где про­до­воль­ствие уже то­гда рас­пре­де­ля­ли по кар­точ­кам, ста­ло еще го­лод­нее. Фи­дель вы­шел на пло­щадь Ре­во­лю­ции. Про­сти­те ме­ня, ска­зал он. Это моя ви­на! И они про­ща­ли и от­да­ва­ли по­след­нее.

Два де­ся­ти­ле­тия спу­стя, в 80-х, ко­гда ча­сти ку­бин­ской ар­мии пе­ре­бра­сы­ва­лись в Ан­го­лу, раз­ди­ра­е­мую кро­ва­вой пле­мен­ной вой­ной, он так же, с три­бу­ны на пло­ща­ди Ре­во­лю­ции, при­звал каж­дую се­мью от­дать ан­голь­ским бра­тьям по фун­ту ри­са - это ров­но треть их скуд­но­го недель­но­го ра­ци­о­на! И они от­да­ли, по­то­му что об этом их про­сил сам ко­ман­дан­те. С пер­вой су­пру­гой Мир­той Ди­ас Бал­ларт и их сы­ном Фи­де­ли­то, един­ствен­ным за­кон­но­рож­ден­ным ре­бен­ком Фи­де­ля. При этом он при­зна­вал сво­и­ми еще се­ме­рых де­тей от дру­гих жен­щин.

МАЛЬ­ЧИК ИЗ ХОРОШЕЙ СЕМЬИ

Ро­див­ший­ся в бла­го­по­луч­ной се­мье и по­лу­чив­ший юри­ди­че­ское об­ра­зо­ва­ние, он стал пла­мен­ным ре­во­лю­ци­о­не­ром. Historia me absolvera! («Исто­рия ме­ня оправ­да­ет!») - его речь на су­де по­сле неудач­ной ата­ки на ка­зар­мы Мон­ка­да во­шла во все­мир­ную хре­сто­ма­тию борь­бы за сво­бо­ду и спра­вед­ли­вость. А вот ком­му­ни­стом Фи­дель

ДО­РО­ГА В ТУ­ПИК

И все же он был муж­чи­ной. У него не хва­ти­ло му­же­ства все­го-на­все­го на две ве­щи. Пер­вое - на­звать по име­ни жен­щин, ко­то­рые шли с ним ря­дом. Их бы­ло несколь­ко за ми­нув­шие де­ся­ти­ле­тия, и все - кро­ме пер­вой, брак с ко­то­рой про­длил­ся недол­го, - бы­ли те­ня­ми ве­ли­ко­го бо­ро­да­ча. Их име­на зна­ли на ост­ро­ве, о них шеп­та­лись, но ни од­на из них не удо­сто­и­лась че­сти быть на­зван­ной по име­ни и пред­став­лен­ной ку­бин­цам - же­ной, спут­ни­цей жиз­ни. Офи­ци­аль­но их не бы­ло.

Вто­рое, глав­ное и са­мое пе­чаль­ное, ему не хва­ти­ло му­же­ства или муд­ро­сти при­знать глав­ную ошиб­ку всей сво­ей жиз­ни. От вы­ре­зан­но­го из га­зе­ты порт­ре­та на стене до пре­зри­тель­но­го «Ско­рее бы уже он ушел!» - та­ким стал его путь для ку­бин­цев. До­ро­га дли­ной в пять­де­сят семь лет, по ко­то­рой он вел за со­бой 10-мил­ли­он­ный на­род, ока­за­лась до­ро­гой в ту­пик.

Ну на то он и «вер­ный» - имен­но так пе­ре­во­дит­ся с ис­пан­ско­го его имя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.