«Нет смыс­ла су­дить ис­пол­ни­те­ля, ес­ли не най­ден за­каз­чик»

Свя­то­слав ПИСКУН:

KP in Ukraine - - Актуально - Ва­ле­рия ЧЕПУРКО

Свя­то­сла­ва Пис­ку­на на­зы­ва­ют три­жды ге­не­раль­ным про­ку­ро­ром. И хоть каж­дый раз он был на этом по­сту недол­го, од­на­ко за­пом­нил­ся ря­дом гром­ких дел, ко­то­рые рас­сле­до­ва­ла то­гда ГПУ. В фа­во­ре у вла­сти или в неми­ло­сти, в крес­ле на­род­но­го де­пу­та­та и в ро­ли бе­жен­ца (ко­гда при Яну­ко­ви­че воз­ро­ди­ли де­ло Ти­мо­шен­ко, Пис­ку­ну так­же гро­зи­ло уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние) - этот че­ло­век все­гда оста­вал­ся лю­бо­пыт­ным для пуб­ли­ки.

Се­го­дня Свя­то­слав Ми­хай­ло­вич воз­глав­ля­ет об­ще­ствен­ную ор­га­ни­за­цию «Со­юз юри­стов Укра­и­ны» с офи­сом в цен­тре Ки­е­ва. Тут мы с ним и встре­ти­лись.

«Я - ЕДИН­СТВЕН­НЫЙ, КТО ВЫПОЛНИЛ СВОИ ОБЕЩАНИЯ»

- Вам не ка­жет­ся, что по­сле Май­да­на крес­ло ген­про­ку­ро­ра сгла­зи­ли? Каж­дый ухо­дил со скан­да­лом, вот и за от­став­ку Лу­цен­ко уже со­би­ра­ют под­пи­си.

- Раз­ни­ца меж­ду мною и дру­ги­ми ге­не­раль­ны­ми про­ку­ро­ра­ми в том, что они ухо­ди­ли за­кон­но. Пре­зи­дент по­да­вал пред­став­ле­ние в Ра­ду. А ме­ня два ра­за сни­ма­ли и Куч­ма, и Ющен­ко с на­ру­ше­ни­ем Кон­сти­ту­ции. И ни­кто за эти пре­ступ­ле­ния не от­ве­тил. Зна­ли, что Ра­да не да­ла бы со­гла­сия на мое уволь­не­ние. Я был неудоб­ный для пре­зи­ден­тов, но ло­яль­ный к пар­ла­мен­ту.

- Сей­час вас пар­ла­мент уже не так любит?

- Не любит, мо­жет быть, да­же во­об­ще. А ге­не­раль­но­му про­ку­ро­ру и не нуж­на лю­бовь пар­ла­мен­та, пре­зи­ден­та или пре­мьер-ми­ни­стра. Его во­об­ще ни­кто не дол­жен лю­бить, его долж­ны бо­ять­ся - как власть, так и оп­по­зи­ция.

- Ко всем ге­не­раль­ным од­ни и те же пре­тен­зии: не рас­сле­до­ва­ны все де­ла по Май­да­ну, не на­ка­за­ны ви­нов­ные…

- Един­ствен­ный ге­не­раль­ный про­ку­рор, ко­то­рый выполнил свои обещания, это был Пискун. Я по­обе­щал 4 июля 2002 го­да с три­бу­ны пар­ла­мен­та, что де­ло Гон­гад­зе бу­дет рас­кры­то, что бу­дет рас­сле­до­ва­но убий­ство жур­на­ли­ста Алек­сан­дро­ва, «де­ло обо­рот­ней», убий­ство пред­се­да­те­ля НБУ Ва­ди­ма Гетьма­на, Ск­ни­лов­ская тра­ге­дия, и сло­во свое сдер­жал. Все эти де­ла бы­ли на­прав­ле­ны в суд. Но я так­же знал, что вы­пол­не­ние од­но­го из обе­ща­ний бу­дет сто­ить мне долж­но­сти. Как толь­ко я аре­сто­вал Пу­ка­ча, на вто­рой же день ме­ня сня­ли. Я в этом не столь­ко об­ви­няю Лео­ни­да Ку­ч­му, как его шеп­ту­нов и со­вет­ни­ков.

«У ЛУ­ЦЕН­КО ИНОГО ВЫ­ХО­ДА НЕ БЫ­ЛО»

- Лу­цен­ко со­вер­шил про­рыв - пе­ре­дал в суд об­ви­не­ние Яну­ко­ви­ча. Од­на­ко мно­гие неза­ви­си­мые юри­сты счи­та­ют, что Ев­ро­пей­ский суд юри­ди­че­ски не при­мет этот про­цесс.

- Юри­ди­че­ски мне то­же неко­то­рые про­цес­су­аль­ные дей­ствия со сто­ро­ны ГПУ не им­по­ни­ру­ют. Но у Лу­цен­ко иного вы­хо­да не бы­ло. Пе­ре­да­ча де­ла Яну­ко­ви­ча в суд - это по­ли­ти­ко­пра­во­вое ре­ше­ние. От­вет на об­ще­ствен­ный за­прос.

- Но это - опре­де­лен­ная ме­ра за­ви­си­мо­сти. Мо­жет быть ген­про­ку­рор неза­ви­си­мым?

- В на­шей стране - нет. И во мно­гих дру­гих стра­нах то­же. Ген­про­ку­ро­ра из­би­ра­ют опре­де­лен­ные по­ли­ти­че­ские си­лы, и он оста­ет­ся пе­ред ни­ми в дол­гу. А зна­чит, не мо­жет быть са­мо­сто­я­тель­ным.

- Суд в Га­а­ге от­ка­зал­ся при­знать, что Рос­сия фи­нан­си­ру­ет тер­ро­ризм на во­сто­ке Укра­и­ны. Это по­зи­ция Ев­ро­пы или мы не до­ра­бо­та­ли с до­ка­за­тель­ства­ми?

- Ду­маю, что не до­ра­бо­та­ли. В Ев­ро­пе си­дят за­кон­ни­ки, и они оце­ни­ва­ют си­лу пред­став­лен­ных фак­тов. Я лич­но был удив­лен та­ким ре­ше­ни­ем, счи­таю, что есть мно­же­ство до­ка­за­тельств, ко­то­рые мож­но бы­ло на­пра­вить в Га­а­гу. Зна­чит, не хва­ти­ло пра­во­вой ква­ли­фи­ка­ции, про­фес­си­о­на­лиз­ма.

- По­лу­ча­ет­ся, что за 25 лет Укра­и­на не на­ра­бо­та­ла эле­мен­тар­ных норм, ко­то­рые бы­ли бы при­ня­ты в Ев­ро­пе?

- По­то­му что мы все вре­мя пы­та­ем­ся изоб­ре­сти ве­ло­си­пед. А не нуж­но ни­че­го вы­ду­мы­вать. Возь­ми­те за ос­но­ву обес­пе­чен­ную, де­мо­кра­тич­ную стра­ну. На­при­мер, Фран­цию. Она по мен­та­ли­те­ту нам близ­ка. И адап­ти­руй­те на­ше за­ко­но­да­тель­ство к за­ко­но­да­тель­ству Фран­ции с уче­том на­ци­о­наль­ных осо­бен­но­стей, пра­во­со­зна­ния укра­ин­цев. Я не го­во­рю о каль­ке, я го­во­рю о при­бли­же­нии к Ев­ро­пе. Но мы про­дол­жа­ем из­ме­нять «со­вет­ское» за­ко­но­да­тель­ство, ухуд­шая его пу­тем мо­дер­ни­за­ции.

- В 2012 го­ду от но­во­го УПК все бы­ли в вос­тор­ге - ев­ро­пей­ский ко­декс! А те­перь кри­ти­ку­ют все ко­му не лень, все но­ро­вят по­ме­нять.

- Нор­мы, вы­рван­ные из кон­тек­ста ев­ро­пей­ско­го за­ко­но­да­тель­ства, со­от­вет­ству­ют та­ко­во­му в ча­сти за­щи­ты прав об­ви­ня­е­мо­го и по­до­зре­ва­е­мо­го. А в за­щи­те прав по­тер­пев­ше­го, за­щи­те прав де­тей, ин­ва­ли­дов, прав го­су­дар­ства? Мы од­ну сто­ро­ну ме­да­ли по­ка­за­ли, а вто­рую - нет. Каж­дый за­кон дол­жен со­от­вет­ство­вать пе­ри­о­ду, в ко­то­ром жи­вет общество. Пять ты­сяч лет до на­шей эры ва­ви­лон­ский царь Хам­му­ра­пи на­шле­пал на камне 10 за­ко­нов, то­гда это был со­вер­шен­ный ко­декс. Но сей­час бы­ло бы смеш­но, ес­ли бы мы его при­ме­ня­ли. Ис­то­ри­че­ские усло­вия из­ме­ни­лись, Укра­и­на ме­ня­ет­ся. А за­ко­но­да­тель­ство не успе­ва­ет. Мы от­ста­ем с ним от ев­ро­пей­ской ис­то­рии ми­ни­мум на 20 лет.

«ВСЕ ЗА­ВИ­СИТ ОТ ПО­ЛИ­ТИ­ЧЕ­СКОЙ ВОЛИ»

- В 2005 го­ду вы ре­ани­ми­ро­ва­ли де­ло об убий­стве Геор­гия Гон­гад­зе. Пу­ка­ча на­шли, он си­дит. Но мно­же­ство во­про­сов оста­лось. На­при­мер, как де­ла­лись плен­ки Мель­ни­чен­ко? Он ге­рой­о­ди­ноч­ка или бы­ли за­каз­чи­ки?

- Пра­во и по­ли­ти­ка долж­ны су­ще­ство­вать раз­дель­но.

- А у нас по­лу­ча­ет­ся, что - нет. По­ли­ти­че­ские ве­я­ния вли­я­ют на ак­тив­ность ра­бо­ты пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов и на ее на­прав­лен­ность. - Это пре­одо­ли­мо? - Тя­же­ло ска­зать. Я по­ка не ви­жу пу­тей пре­одо­ле­ния. Как и окон­ча­ния всех этих ми­тин­гов под су­да­ми. Они не спо­соб­ству­ют за­кон­но­сти, но власть не мо­жет эти ми­тин­ги разо­гнать, так как не­из­вест­но, кто ко­го по­бьет. Вы же зна­е­те, что Фе­ми­да долж­на быть с за­вя­зан­ны­ми гла­за­ми, но те­перь ей нуж­но еще за­ткнуть уши, что­бы не слы­шать, как разъ­ярен­ная тол­па вы­кри­ки­ва­ет угро­зы су­дьям.

Три­жды ге­не­раль­ный про­ку­рор по­де­лил­ся с «КП» в Укра­ине» сво­им взгля­дом на за­кон и по­ли­ти­ку.

«МЫ БУ­ДЕМ ДОЛ­ГО ИД­ТИ С ЭТОЙ ТЯ­ЖЕ­ЛОЙ НОШЕЙ»

- Са­мый боль­ной во­прос - это рас­стре­лы на Май­дане. Су­дят быв­ших бой­цов «Бер­ку­та». Но кто мог стре­лять в «Бер­кут», до сих пор не ска­за­но.

- На мой взгляд, ос­нов­ной во­прос след­ствия: кто от­да­вал ко­ман­ды и ка­кие? Нет смыс­ла су­дить ис­пол­ни­те­ля да­же за вы­пол­не­ние пре­ступ­но­го при­ка­за, ес­ли не из­ве­стен тот, кто от­дал этот при­каз. Офи­це­ры «Бер­ку­та» - это ис­пол­ни­те­ли.

- А мож­но про­сто взять и по­ста­вить точ­ку? Есть та­кое мнение.

- А как быть с род­ствен­ни­ка­ми? По­гиб­ли лю­ди, точ­ку ста­вить нель­зя как ми­ни­мум 15 лет - та­ков срок дав­но­сти по осо­бо тяж­ким пре­ступ­ле­ни­ям. Мы бу­дем дол­го ид­ти с этой тя­же­лой ношей.

- Вы бы риск­ну­ли взять­ся за рас­сле­до­ва­ние или хо­тя бы ку­ри­ро­вать его?

- За пле­ча­ми 27 лет след­ствен­но-про­ку­рор­ской де­я­тель­но­сти. Ска­зать: да, я бы взял­ся - тут мно­го ума не на­до. Я не уве­рен, что до­стиг бы то­го ре­зуль­та­та, ко­то­ро­го ждет общество. Не знаю, где ко­нец это­го пу­ти. Но ес­ли бы я взял­ся, то по­шел бы по нему быст­рее.

Свя­то­слав Пискун два­жды вос­ста­нав­ли­вал­ся по су­ду в долж­но­сти ген­про­ку­ро­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.