Укра­ин­ская бан­ду­рист­ка в Япо­нии: «Пло­хих лю­дей сю­да не впус­ка­ют, а хо­ро­ших - не от­пус­ка­ют»

KP in Ukraine - - Вот это да! - Ири­на РУДЕНКО

ИД­ТИ НА БАНДУРУ УГОВОРИЛА КРЕСТНАЯ

Ед­ва ли не каж­дый день 31-лет­няя хруп­кая блон­дин­ка с за­чех­лен­ной се­ми­ки­ло­грам­мо­вой бан­ду­рой за спи­ной с окра­и­ны То­кио едет в центр или в дру­гой го­род, что­бы отыг­рать кон­церт.

- Ко­неч­но, как и лю­бая де­воч­ка, я меч­та­ла иг­рать на фор­те­пи­а­но, - рас­ска­за­ла «КП» в Укра­ине» Ека­те­ри­на Гуд­зий. - Од­на­ко моя крестная ма­ма убе­ди­ла ме­ня пой­ти на бандуру. Ска­за­ла, что к ней «при­ла­га­ют­ся» уро­ки во­ка­ла и фор­те­пи­а­но. То есть я смо­гу иг­рать не на од­ном ин­стру­мен­те, а на двух сра­зу. Мы жи­ли то­гда в Ки­е­ве, ку­да пе­ре­еха­ли из При­пя­ти по­чти сра­зу же по­сле тра­ге­дии на ЧАЭС, где за ме­сяц до ава­рии ро­ди­лась я.

На свои пер­вые за­ру­беж­ные га­стро­ли 7-лет­няя Ка­тя от­пра­ви­лась вме­сте со школь­ным му­зы­каль­ным кол­лек­ти­вом, ко­то­рый со­сто­ял из де­тей­чер­но­быль­цев, в Гер­ма­нию. Де­вуш­ка пом­нит, как в кон­церт­ных за­лах, где они иг­ра­ли, сто­я­ли ма­лень­кие ко­ро­боч­ки для бла­го­тво­ри­тель­ных по­жерт­во­ва­ний. Все со­бран­ные день­ги пе­ре­да­ва­ли в Укра­и­ну на ле­че­ние де­тей, по­стра­дав­ших от Чер­но­быль­ской ка­та­стро­фы.

Школь­ный кол­лек­тив га­стро­ли­ро­вал и в Швей­ца­рии, и да­же на Ка­нар­ских ост­ро­вах. А од­на­ж­ды при­гла­ше­ние при­шло из да­ле­кой Япо­нии. Япон­цы, ко­то­рые то­же пе­ре­жи­ли тя­же­лые по­след­ствия атом­ной бе­ды, счи­та­ли, что укра­ин­цам бо­лее по­нят­но их го­ре.

- Это был 1996 год, мы под­го­то­ви­ли про­грам­му про Чер­но­быль и Укра­и­ну и на три неде­ли по­еха­ли в Япо­нию, - вспо­ми­на­ет де­вуш­ка. - То­гда я впер­вые уви­де­ла этот ма­лень­кий, но очень чи­стый ост­ров, та­кой от­да­лен­ный от Ев­ро­пы. За­пом­ни­лось, что япон­цы очень обе­ре­га­ют свою зем­лю. Пло­хих лю­дей не впус­ка­ют, а хо­ро­ших не вы­пус­ка­ют.

У НАС КОБЗА, А У ЯПОНЦЕВ - БИВА

А че­рез 10 лет де­вуш­ка вер­ну­лась в Стра­ну вос­хо­дя­ще­го солн­ца, что­бы по­ко­рять ее с по­мо­щью бан­ду­ры и зна­ко­мить японцев с укра­ин­ской куль­ту­рой. Ока­за­лось, что укра­ин­ский ин­стру­мент не со­всем чужд по­том­кам са­му­ра­ев.

- В Япо­нии есть по­хо­жий ин­стру­мент, на­зы­ва­ет­ся он бива, чем-то на­по­ми­на­ет на­шу коб­зу, - рас­ска­зы­ва­ет Ка­тя. - И точ­но так же, как и в Укра­ине в дав­ние вре­ме­на с коб­зой хо­ди­ли сле­пые коб­за­ри, в Япо­нии на би­ве иг­ра­ли незря­чие лю­ди.

Что­бы бан­ду­ра стала бли­же мест­ным жи­те­лям, укра­ин­ка на­ча­ла иг­рать на ней япон­ские ста­рин­ные пес­ни, де­лая но­вые аран­жи­ров­ки. И уди­ви­тель­ное де­ло - нетра­ди­ци­он­ное зву­ча­ние при­шлось кон­сер­ва­тив­ным япон­цам по ду­ше.

- На кон­цер­тах я ис­пол­няю как укра­ин­ские пес­ни, так и япон­ские, - го­во­рит бан­ду­рист­ка. - Рас­ска­зы­ваю, о чем по­ет­ся в укра­ин­ских пес­нях, о бан­ду­ре, ка­кой это ин­стру­мент, сколь­ко ве­сит и сколь­ко в нем струн. Тща­тель­но про­ду­мы­ваю кон­церт­ную про­грам­му, вы­сту­паю все­гда в на­ци­о­наль­ной одеж­де - вы­ши­ван­ке или вы­ши­том пла­тье, ко­то­рые мне за­ка­зы­ва­ет и пе­ре­да­ет из Укра­и­ны ма­ма.

«ДА­ЖЕ РАЗГОВАРИВАЯ С КЕМ-ТО ПО ТЕЛЕФОНУ, ВСЕ ВРЕ­МЯ КЛАНЯЮСЬ»

Са­му Ка­тю Япо­ния при­ня­ла уже дав­но, де­вять лет на­зад укра­ин­ка вы­шла за­муж за мест­но­го пар­ня. Мо­ло­дых объ­еди­ни­ла лю­бовь к му­зы­ке: муж Ка­ти учил­ся в Вен­ской кон­сер­ва­то­рии и иг­рал на ба­ра­ба­нах. Сей­час же су­пруг сме­нил сфе­ру де­я­тель­но­сти, ра­бо­та­ет про­грам­ми­стом.

- В Япо­нии му­зы­кой мно­го не за­ра­бо­та­ешь, ско­рее это за­ня­тие для ду­ши, - улы­ба­ет­ся де­вуш­ка. - Здесь все очень мно­го ра­бо­та­ют и очень ма­ло от­ды­ха­ют. Япон­цы при­вык­ли ис­поль­зо­вать свое вре­мя ра­ци­о­наль­но, по­это­му ес­ли вы опоз­да­е­те на встре­чу хо­тя бы на ми­ну­ту, вряд ли с ва­ми за­хо­тят встре­тить­ся еще раз.

А еще, по сло­вам Ка­ти, япон­цы ни­ко­гда не ска­жут те­бе в гла­за то, что ду­ма­ют на са­мом де­ле. Это в Укра­ине мо­гут ру­бить прав­ду-мат­ку, а здесь - бу­дут улы­бать­ся. По­про­буй до­га­дай­ся - ис­кренне это или про­сто де­мон­стра­ция веж­ли­во­сти.

- Вна­ча­ле очень слож­но бы­ло при­вык­нуть к ма­не­рам и по­ве­де­нию. За­то те­перь я да­же

Ека­те­ри­на Гуд­зий «влюб­ля­ет» жи­те­лей Стра­ны вос­хо­дя­ще­го солн­ца в ме­ло­дии укра­ин­ской бан­ду­ры.

ко­гда раз­го­ва­ри­ваю с кем-то по телефону, все вре­мя кланяюсь, ведь при раз­го­во­ре по­кло­ны - это про­яв­ле­ние ува­же­ния к со­бе­сед­ни­ку, - сме­ет­ся бан­ду­рист­ка. - С язы­ком то­же бы­ло труд­но, но я учи­лась. Мо­гу раз­го­ва­ри­вать, чи­тать и от­ве­чать на пись­ма. Сде­ла­ла свой сайт, где мож­но по­чи­тать обо мне, по­слу­шать, что я иг­раю.

Кро­ме то­го, укра­ин­ка обу­ча­ет япон­ских де­тей иг­ре на фор­те­пи­а­но, а со­всем не­дав­но у нее по­яви­лась ма­лень­кая уче­ни­ца, ко­то­рая ре­ши­ла осво­ить бандуру.

Воз­мож­но, ко­гда-то соль­ные вы­ступ­ле­ния укра­ин­ки ста­нут ду­эт­ны­ми: вось­ми­лет­ний сын Рьо­ма, ко­то­ро­го Ка­тя зо­вет Ро­мой, нерав­но­ду­шен к му­зы­ке. Ви­ди­мо, свою роль в этом сыг­ра­ло то, что уже с че­ты­рех­ме­сяч­ным ма­лы­шом, си­дя­щим спе­ре­ди в «кен­гу­ру» и с бан­ду­рой за спи­ной, укра­ин­ка от­прав­ля­лась на кон­цер­ты. Сей­час сын - пер­вый по­мощ­ник на вы­ступ­ле­ни­ях, про­да­ет дис­ки, по­мо­га­ет с ко­стю­ма­ми.

В чу­жой, но став­шей близ­кой Япо­нии Ка­тя не за­бы­ва­ет о та­ких род­ных серд­цу укра­ин­ца ве­щах, как борщ и ва­ре­ни­ки.

- Хоть муж и не лю­бит укра­ин­скую кух­ню, но я ино­гда го­тов­лю то од­но, то дру­гое, при­гла­шаю со­се­дей, и мы устра­и­ва­ем до­маш­нюю ве­че­рин­ку в укра­ин­ском сти­ле, - сме­ет­ся де­вуш­ка.

В Япо­нию Ка­тя пе­ре­бра­лась по­сле то­го, как ту­да пе­ре­еха­ла ее род­ная сест­ра - то­же бан­ду­рист­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.