Ус­по­ко­ить взвин­чен­ные нер­вы и на­учить ви­деть по­лу­то­на

Ре­а­би­ли­та­ция бой­цов АТО:

KP in Ukraine - - Эхо войны -

Вой­ны как од­но из са­мых силь­ных со­ци­аль­ных по­тря­се­ний, без­услов­но, на­кла­ды­ва­ют от­пе­ча­ток на пси­хи­ку че­ло­ве­ка, да­же ес­ли они да­ле­ко. А ко­гда ты участ­во­вал в войне, на­груз­ка воз­рас­та­ет во сто крат. Про­бле­ма ре­а­би­ли­та­ции участ­ни­ков АТО ост­ро сто­ит в Укра­ине вот уже чет­вер­тый год, но еди­но­го ее ре­ше­ния нет. Как и еди­но­го от­но­ше­ния к тем, кто еже­днев­но на­хо­дит­ся под стра­хом смер­ти. Не­да­ром рез­кую дис­кус­сию вы­зва­ли сло­ва глав­но­го пси­хи­ат­ра Ми­но­бо­ро­ны о том, что 93% участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий яв­ля­ют­ся по­тен­ци­аль­ной угро­зой для об­ще­ства. Пра­виль­но ли был по­нят врач и что необ­хо­ди­мо лю­дям, что­бы вер­нуть­ся к обыч­ной жиз­ни - от­ве­ты на эти во­про­сы «КП» в Укра­ине» ис­ка­ла в сто­лич­ном тер­ри­то­ри­аль­ном ме­ди­цин­ском объ­еди­не­нии «Пси­хи­ат­рия», боль­ше из­вест­ном как боль­ни­ца име­ни Пав­ло­ва.

ПРОМЕДЛЕНИЕ ЧРЕВАТО ПОСЛЕДСТВИЯМИ

За­ме­сти­тель глав­вра­ча по ме­ди­цин­ской ча­сти кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук Ми­ха­ил Иг­на­тов счи­та­ет, что спор­ные сло­ва во­ен­но­го пси­хи­ат­ра бы­ли вы­рва­ны из кон­тек­ста. Глав­ная про­бле­ма, ко­то­рую хо­тел под­нять ме­дик, - это несвое­вре­мен­ное об­ра­ще­ние за ме­ди­цин­ской по­мо­щью. Бе­да, при­су­щая не толь­ко участ­ни­кам АТО, но и боль­шин­ству лю­дей.

- С со­вет­ских вре­мен в об­ще­стве су­ще­ству­ет стой­кий миф о недо­пу­сти­мо­сти об­ра­ще­ния к пси­хи­ат­ру, - го­во­рит Ми­ха­ил Иг­на­тов. - Лю­дям ка­жет­ся, что та­ким об­ра­зом они при­зна­ют свою непол­но­цен­ность, хо­тя это глу­бо­чай­шее за­блуж­де­ние. То же са­мое, к со­жа­ле­нию, про­ис­хо­дит и со мно­ги­ми участ­ни­ка­ми АТО. А ведь их про­бле­мы необя­за­тель­но но­сят пси­хи­ат­ри­че­ский ха­рак­тер, осо­бен­но на пер­вых по­рах. Про­фес­си­о­наль­но по­мочь разо­брать­ся в се­бе, по­нять, ка­кая под­держ­ка тре­бу­ет­ся, мо­жет толь­ко врач.

Мно­гие участ­ни­ки бо­е­вых дей­ствий, по сло­вам док­то­ра, стра­да­ют от по­след­ствий ба­ро­травм, мно­гие пе­ре­жи­ва­ют за­тяж­ные пси­хо­ло­ги­че­ские стрес­сы. Промедление чревато бо­лее се­рьез­ны­ми ослож­не­ни­я­ми. Но есть и дру­гая сто­ро­на во­про­са - это ка­че­ство по­мо­щи.

Ощу­тив пси­хи­че­ский дис­ком­форт, лю­ди, как пра­ви­ло, об­ра­ща­ют­ся к пси­хо­ло­гу, но по­сле несколь­ких се­ан­сов ис­пы­ты­ва­ют разо­ча­ро­ва­ние. Ищут уте­ше­ния в церк­ви, у экс­тра­сен­сов, но то­же не на­хо­дят. Пси­хи­атр - это по­след­няя ин­стан­ция в ме­та­ни­ях. Но ес­ли меж­ду вра­чом и па­ци­ен­том не со­сто­ит­ся кон­такт, а это очень ин­ди­ви­ду­аль­но, все прой­дет впу­стую.

- Я про­шел три гос­пи­та­ля, на­гло­тал­ся таб­ле­ток, но толь­ко ко­пи­лась злость и от­ча­я­ние, - при­знал­ся нам один из па­ци­ен­тов «Пав­лов­ки» (со­хра­ним за боль­ни­цей ее на­род­ное на­зва­ние). - Те­перь на­де­юсь, что по­мо­гут.

- К лю­дям, про­шед­шим ис­пы­та­ния бо­е­вы­ми дей­стви­я­ми, необ­хо­дим ком­плекс­ный под­ход, - го­во­рит Ми­ха­ил Иг­на­тов. - Это ме­ди­ка­мен­тоз­ное ле­че­ние, на­блю­де­ние пси­хи­ат­ра, под­держ­ка пси­хо­ло­га, со­ци­аль­но­го ра­бот­ни­ка. Участ­ни­ки АТО про­ле­чи­ва­ют­ся у нас в раз­ных от­де­ле­ни­ях - кар­дио­ло­ги­че­ском, нев­ро­ло­ги­че­ском, на днев­ном ста­ци­о­на­ре. И вез­де их на­блю­да­ют спе­ци­а­ли­сты раз­но­го про­фи­ля.

ВОЙ­НА ДЛЯ КАЖДОГО РАЗНАЯ

Толь­ко с на­ча­ла 2017-го че­рез ру­ки вра­чей «Пав­лов­ки» про­шли 180 участ­ни­ков АТО. В ре­а­би­ли­та­ци­он­ном от­де­ле­нии №2 не­ко­то­рые па­ци­ен­ты по­бы­ва­ли да­же по несколь­ко раз по­сле то­го, как вер­ну­лись с вой­ны.

Об­ста­нов­ка здесь чем-то на­по­ми­на­ет дет­ский ла­герь. Не ши­ро­кие, но креп­кие кро­ва­ти днем ак­ку­рат­но за­сте­ле­ны по­кры­ва­ла­ми, по­душ­ки сто­ят угол­ком. В од­ной из па­лат ра­ду­ет глаз рас­пис­ная бу­та­фор­ская печ­ка, в дру­гой - про­фес­си­о­наль­ная ху­дож­ни­ца ри­су­ет кар­ти­ну на стене. В сто­ло­вой боль­шой плаз­мен­ный экран и джой­сти­ки для лю­би­те­лей ком­пью­тер­ных игр. За ок­ном - насто­я­щее фут­боль­ное по­ле, где ча­сто разыг­ры­ва­ют­ся спор­тив­ные ба­та­лии.

По до­ро­ге в сто­ло­вую - боль­шой ак­ва­ри­ум. Не­по­да­ле­ку сы­то дрем­лет кош­ка - то­же це­леб­ный эле­мент. А в од­ной из ком­нат це­лый зоо­парк! По­пу­гаи, ка­на­рей­ки, со­кол ба­ла­бан, руч­ной ва­ран, игу­а­на, кро­ли­ки и глав­ный лю­би­мец пуб­ли­ки боль­шой удав. Флег­ма­тич­ный и лас­ко­вый. В хо­ро­шую по­го­ду оби­та­те­ли от­де­ле­ния лю­бят вы­гу­ли­вать зме­ю­ку на трав­ке, а док­тор-пси­хи­атр Алек­сей Ва­силь­чен­ко ино­гда на­ма­ты­ва­ет уда­ва на шею как шарф и так об­ща­ет­ся с боль­ны­ми, у ко­то­рых на ли­це сра­зу по­яв­ля­ет­ся улыб­ка.

Вой­на - она для каждого разная. Кто-то воз­вра­ща­ет­ся с хо­ро­шим «на­ва­ром», ме­да­ля­ми, по­че­стя­ми. А кто-то - с ощу­ще­ни­ем, что все по­те­рял.

- Был у нас бо­ец Нац­г­вар­дии, сам за по­мо­щью при­шел. По­лу­чил в АТО две тя­же­лые кон­ту­зии, а жур­нал об­стре­лов ко­ман­ди­ры не ве­ли. Пар­ня от­пра­ви­ли в гос­пи­таль, там по­ста­ви­ли два лег­ких ди­а­гно­за - нев­роз и яз­ва, а со­сто­я­ние у него тя­же­лое. С боль­шим тру­дом сде­ла­ли 3-ю груп­пу ин­ва­лид­но­сти, хо­тя по фак­ту долж- на быть 2-я, - го­во­рит Алек­сей Ва­силь­чен­ко. - Та­кие лю­ди жи­вут со стой­ким убеж­де­ни­ем, что их ис­поль­зо­ва­ли и вы­бро­си­ли из жиз­ни. Ле­чим, на­сколь­ко мо­жем.

«ЭТО НЕ АГРЕССИЯ, ЭТО - ЗАЩИТА»

Ка­би­нет пси­хо­ло­га Але­ны Ше­ле­сто­вой на­по­ми­на­ет… дет­ский сад. Три пол­ки устав­ле­ны ми­ни­а­тюр­ны­ми цац­ка­ми, оло­вян­ны­ми сол­да­ти­ка­ми, пер­со­на­жа­ми из «кин­де­ров». Ря­дом - на­столь­ная пе­соч­ни­ца с ма­лень­кой ло­па­той и гра­бель­ка­ми. Это не за­ба­вы для взрос­лых муж­чин. Это слож­ная и очень тон­кая ме­то­ди­ка ра­бо­ты по из­ме­не­нию со­сто­я­ния че­ло­ве­ка. В двух сло­вах не опи­сать - це­лая на­у­ка!

- Для лю­дей, пе­ре­жив­ших трав­ма­ти­че­ский опыт, жизнь раз­де­ля­ет­ся на «до» и «по­сле». Кто был бо­лее стрес­со­устой­чив, спо­со­бен пе­ре­бо­роть шок и ша­гать даль­ше. Кто сла­бее мо­жет сло­мать­ся. У участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий обострен­ное чув­ство спра­вед­ли­во­сти, им тя­же­ло воз­вра­щать­ся в об­ще­ство с двой­ны­ми стан­дар­та­ми, - го­во­рит пси­хо­лог. - На войне са­мое цен­ное - это жизнь, не­ко­то­рые пе­ре­жи­ва­ют острую ви­ну за то, что оста­лись жи­вы, а то­ва­ри­щи по­гиб­ли. А в обыч­ном со­ци­у­ме жизнь как бы от­хо­дит на вто­рой план - цен­ность име­ют день­ги, ста­тус, ка­рье­ра.

Меж­ду пси­хо­ло­ги­че­ски­ми и пси­хи­че­ски­ми рас­строй­ства­ми очень тон­кая грань. По­мочь удер­жать­ся на ней долж­ны бы род­ные и близ­кие. Но на та­кое спо­соб­ны не все - при­нять из­ме­нив­ше­го­ся че­ло­ве­ка. По­до­зри­тель­но­го, на­пря­жен­но­го, с острой ре­ак­ци­ей на рез­кие и гром­кие зву­ки.

- А это не агрессия, это - защита. Че­ло­век жил в ре­жи­ме го­тов­но­сти к бою 24 ча­са в сут­ки и не мо­жет сра­зу из­ба­вить­ся от это­го со­сто­я­ния, - го­во­рит Але­на Ше­ле­сто­ва.

НЕ ДЕЛЯТ НА ГЕРОЕВ И НЕГЕРОЕВ

Для бой­цов АТО неве­ро­ят­ное зна­че­ние мо­гут иметь ве­щи, ко­то­рые ка­жут­ся нам су­щи­ми пу­стя­ка­ми. Алек­сей Ва­силь­чен­ко при­во­дит та­кой при­мер из опы­та сво­ей ра­бо­ты. Муж с же­ной со­би­ра­ют­ся в го­сти, же­на про­сит 10 ми­нут на кос­ме­ти­ку, а кра­сит­ся пол­ча­са.

- И все, и он уже на взво­де, ду­ма­ет: как мож­но до­ве­рять че­ло­ве­ку, ес­ли он ска­зал 10 ми­нут, а тра­тит все 30? Ему на­до ми­ну­та в ми­ну­ту, се­кун­да в се­кун­ду. Ведь на фрон­те та­кие неточ­но­сти мо­гут сто­ит жиз­ни, - кон­ста­ти­ру­ет пси­хи­атр.

За­да­ча спе­ци­а­ли­стов от­де­ле­ния ре­а­би­ли­та­ции со­сто­ит не толь­ко в том, что­бы ус­по­ко­ить взвин­чен­ную нерв­ную си­сте­му. Не ме­нее важ­но или да­же важ­нее на­учить лю­дей ис­поль­зо­вать при­об­ре­тен­ный на войне опыт в мир­ной жиз­ни, глу­шить ре­флек­сы, ви­деть по­лу­то­на, а не толь­ко бе­лое и чер­ное.

И еще очень важ­ный мо­мент: в от­де­ле­нии №2 про­хо­дят курс ле­че­ния не толь­ко участ­ни­ки бо­е­вых дей­ствий, но и обыч­ные па­ци­ен­ты, не знав­шие вой­ны. Атош­ни­ков не вы­де­ля­ют в от­дель­ную ка­сту, не на­де­ля­ют при­ви­ле­ги­я­ми. Здесь нет то­го раз­ме­же­ва­ния меж­ду ге­ро­я­ми и неге­ро­я­ми, ко­то­рое ис­кус­ствен­но со­зда­ли в об­ще­стве.

Толь­ко с на­ча­ла это­го го­да че­рез ру­ки вра­чей «Пав­лов­ки» про­шли 180 участ­ни­ков бо­е­вых дей­ствий.

Алек­сей Ва­силь­чен­ко ра­бо­та­ет с па­ци­ен­та­ми.

В ка­би­не­те пси­хо­ло­га не про­сто иг­руш­ки. Это тон­кая и слож­ная ме­то­ди­ка по из­ме­не­нию лич­но­сти че­ло­ве­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.