МОЕ РАЗО­ЧА­РО­ВА­НИЕ

Lichnosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Го­во­рят, что счастье на­ше скольз­ко, – Сам, увы! я то же ис­пы­тал! На гра­ни­це Юрье­вец-По­воль­ска В соб­ствен­ном се­ле я про­жи­вал. Недо­ста­ток внеш­не­го дви­же­нья За­ме­нив ра­бо­той го­ло­вы, При­ми­нал я в ле­то, без со­мне­нья, Де­ся­тин до два­дца­ти тра­вы; Я ле­жал с утра до позд­ней но­чи При вол­шеб­ном плес­ке ру­чей­ка И меч­тал, под­няв­ши к небу очи, Со­зер­цая гор­до об­ла­ка. Ве­ре­ни­цей чуд­ной и бес­печ­ной Предо мной тол­пил­ся ряд идей, И ви­тал я в сфе­ре бес­ко­неч­ной, Пре­зи­рая мел­кий труд лю­дей. Я ле­жал, гну­ша­ясь их тре­во­гой, Не нуж­да­ясь, к сча­стию, ни в чем, Но за­то ши­ро­кою до­ро­гой В сфе­ре мыс­ли шел бо­га­ты­рем; Гор­дый дух мой рос и рас­ши­рял­ся, Мно­го тайн я сов­ме­щал в гру­ди И по­ве­дать ми­ру со­би­рал­ся; Но лю­бовь ска­за­ла: по­го­ди! Я дав­но в со­зда­нье иде­а­ла По­гру­жен был страст­ною ду­шой: Я же­лал, чтоб жен­щи­на пред­ста­ла В ви­де муд­рой Клии предо мной, Чтоб и свет, и тан­цы, и на­ря­ды, И ба­лы не нуж­ны бы­ли ей; Чтоб она на все бро­са­ла взгля­ды, До­бы­тые мыс­лию сво­ей; Чтоб она не пла­ка­ла на­прас­но, Не сме­я­лась втуне ни­ко­гда, Го­во­ря вос­тор­жен­но и страст­но, Вдох­но­вен­но дей­ствуя все­гда; Чтоб она не в рюм­ки и под­но­сы, Не в де­ла пре­зрен­ной су­е­ты – Чтоб она в ве­ли­кие во­про­сы По­гру­жа­ла мыс­ли и меч­ты... И на­шел, ка­за­лось, я та­кую. Мо­ло­да она еще бы­ла И свою на­ту­ру мо­ло­дую Ра­дост­но раз­ви­тью пре­да­ла. Я чи­тал ей Ге­ге­ля, Жан-По­ля, Де­мо­сфе­на, Га­ли­ча, Рус­со, Глин­ку, Ри­чард­со­на, Де­кан­до­ля, Вол­те­ра, Шекс­пи­ра, Ша­мис­со, Бай­ро­на, Миль­то­на, Со­ут­эя, Шел­лин­га, Клоп­што­ка, Ди­де­ро... В ком жи­ла ве­ли­кая идея, Кто лю­бил на­у­ку и доб­ро; Всех она, ка­за­лось, по­ни­ма­ла, Слу­ша­ла без ску­ки и тос­ки, И са­ма уж на ночь на­чи­на­ла Та­ци­та чи­тать, одев оч­ки. Прав­да, лег­че два де­сят­ка ке­гель Ра­зом сбить ей бы­ло, чем по­нять, Как ве­лик и пло­до­тво­рен Ге­гель; Но умел я вра­зум­лять и ждать! Ви­дел я: не про­па­дет тер­пе­нье – Да­же мать кра­са­ви­цы мо­ей, Бро­сив­ши ва­ре­нье и со­ле­нье, Фи­ло­соф­ских на­бра­лась идей. Так мы шли в раз­ви­тьи на­шем друж­но, О вы­со­ком веч­но го­во­ря... Но не то ей в жиз­ни бы­ло нуж­но! Раз, увы! в на­ча­ле сен­тяб­ря При­ска­кал я по­ут­ру к неве­сте. Нет ее ни в за­ле, ни в са­ду. Где ж она? «Они на кухне вме­сте С ма­мень­кой» – и я ту­да иду. Тут пред­ста­ла страш­ная кар­ти­на... Ра­зом столь­ко го­ря и тос­ки! Рас­тер­зав на кло­чья Ла­мар­ти­на, На бу­ма­гу кла­ла пи­рож­ки И са­жа­ла в печь моя невеста!! Я смот­реть без ужа­са не мог, Как она ру­кой ме­си­ла те­сто, Как по­том от­ве­да­ла пи­рог. Я не ве­рил зре­нию и слу­ху, Ду­мал я, не пе­ре­стать ли жить? А у ней еще до­ста­ло ду­ху Мне пи­рог про­кля­тый пред­ло­жить. Вот они – ве­ли­кие идеи! Вот они – раз­ви­тия пло­ды! Где же вы, по­э­зии за­теи? Что из вас, уси­лья и тру­ды? Я ры­дал. Скон­фу­зи­ли­ся обе, Ви­ди­мо, пе­ре­пу­га­лись вдруг; Я ушел в невы­ра­зи­мой зло­бе, Объ­явив, что боль­ше им не друг. С той по­ры я ве­рю: счастье скольз­ко, Я без слез не про­жи­ваю дня; От Моск­вы до Юрье­вец-По­воль­ска Нет ли­ца несчаст­нее ме­ня!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.