ПА­ПА И «МАЛЬ­ЧИ­КИ»

Lichnosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ла­бо­ра­то­рию при уни­вер­си­те­те Вик­то­рии в Ман­че­сте­ре, Ре­зер­форд не усто­ял. Ого­во­рил се­бе не боль­ше пя­ти лек­ций в неде­лю, ми­ни­мум обя­зан­но­стей по хо­зяй­ствен­ной ча­сти, осве­до­мил­ся о фи­нан­си­ро­ва­нии ла­бо­ра­то­рии – и со­гла­сил­ся. В ва­гоне по­ез­да, ко­то­рый уво­зил его из Мон­ре­а­ля в От­та­ву, уче­ный по­те­рял тру­боч­ку с эма­на­ци­ей ра­дия. Ис­ка­ли, не на­шли – до изоб­ре­те­ния счет­чи­ка Гей­ге­ра оста­ва­лось несколь­ко лет. Ра­дио­ак­тив­ный ка­над­ский ва­гон на­зва­ли име­нем Ре­зер­фор­да.

Пер­вы­ми сло­ва­ми Эр­не­ста Ре­зер­фор­да на уни­вер­си­тет­ском со­бра­нии ста­ло его лю­би­мое но­во­зе­ланд­ское ру­га­тель­ство: «By thunder!» (в воль­ном пе­ре­во­де: «гром и мол­ния!»). Но­вый про­фес­сор вы­яс­нил, что за вре­мя ка­ни­кул часть бес­хоз­ной фи­зи­че­ской ла­бо­ра­то­рии ок­ку­пи­ро­ва­ли хи­ми­ки. Вер­ну­ли с из­ви­не­ни­я­ми, а о взрыв­ном ха­рак­те­ре но­во­го про­фес­со­ра на­ча­ли хо­дить ле­ген­ды. Еще од­ним «by thunder!» Ре­зер­форд раз­ра­зил­ся по по­во­ду кон­флик­та во­круг ра­дия. В ла­бо­ра­то­рии это­го де­фи­цит­но­го и до­ро­го­го эле­мен­та не бы­ло, и уче­ный об­ра­тил­ся за по­мо­щью к Вен­ской Ака­де­мии на­ук. При­мер­но в то же вре­мя в Ве­ну на­пи­сал с той же прось­бой про­фес­сор Уи­льям Рам­зай из Лон­дон­ско­го уни­вер­си­те­та, и ав­стрий­цы при­сла­ли хло­рид ра­дия в Лон­дон, с тем, что­бы «ан­гли­чане» са­ми разо­бра­лись меж­ду со­бой. Од­на­ко Рам­зай был идей­ным про­тив­ни­ком Ре­зер­фор­да и рас­ста­вать­ся с цен­ным ма­те­ри­а­лом для экс­пе­ри­мен­тов не спе­шил. Вена, узнав о кон­флик­те, по­шла на­встре­чу, и Ре­зер­форд то­же по­лу­чил бес­цен­ную по­сыл­ку. Че­рез де­сять с лиш­ним лет, по­мо­гая вос­ста­нов­ле­нию по­сле­во­ен­ной Австрии, Ре­зер­форд рас­пла­тит­ся за одол­жен­ный ко­гда-то ра­дий, на ко­то­рый на­ло­жит арест бри­тан­ское пра­ви­тель­ство, из соб­ствен­но­го кар­ма­на. Ко­гда один жур­на­лист при­шел взять ин­тер­вью у Ре­зер­фор­да и в по­ис­ках ин­сай­дер­ской ин­фор­ма­ции спро­сил при­врат­ни­ка о ре­жи­ме про­фес­со­ра, то услы­шал: «Ни­кто не мо­жет ска­зать, ко­гда он по­ки­да­ет ла­бо­ра­то­рию и ухо­дит до­мой». В то вре­мя Ре­зер­форд за­си­жи­вал­ся в ла­бо­ра­то­рии за ис­сле­до­ва­ни­я­ми аль­фа-ча­стиц, ко­то­рым от­во­дил важ­ную роль в устрой­стве мик­ро­ми­ра. Вме­сте с мо­ло­дым уче­ным Ган­сом Гей­ге­ром они раз­ра­бо­та­ли ме­то­ди­ку под­сче­та аль­фа­ча­стиц при их про­хож­де­нии че­рез слю­дя­ное окош­ко в иони­за­ци­он­ной ка­ме­ре, где они да­ва­ли мгно­вен­ный раз­ряд. Это устрой­ство, неслож­ное и до­воль­но гро­мозд­кое, ста­ло про­об­ра­зом бу­ду­ще­го счет­чи­ка Гей­ге­ра. Поз­же апро­би­ро­ва­ли дру­гой ме­тод – под­счет вспы­шекс­цин­цил­ля­ций, вы­зы­ва­е­мых аль­фа­ча­сти­ца­ми. Что­бы счи­тать вспыш­ки, ис­сле­до­ва­тель дол­жен был смот­реть на экран, не мор­гая, а его на­пар­ник счи­тал ре­флек­тор­ные смар­ги­ва­ния. Ганс Гей­гер был един­ствен­ным в ла­бо­ра­то­рии, кто об­ра­щал­ся к Ре­зер­фор­ду коротко и ува­жи­тель­но: Проф. Осталь­ные со­труд­ни­ки лег­ко­мыс­лен­но зва­ли про­фес­со­ра Па­пой. Он, в свою оче­редь, звал со­труд­ни­ков «маль­чи­ка­ми», и ра­бо­та­ли в его ла­бо­ра­то­рии «маль­чи­ки» со все­го ми­ра. «В Ман­че­сте­ре я уви­дел экс­пе­ри­мен­таль­ные уста­нов­ки, в ко­то­рых иони­за­ци­он­ны­ми ка­ме­ра­ми ча­сто слу­жи­ли кон­серв­ные бан­ки с фир­мен­ны­ми над­пи­ся­ми от­нюдь не фи­зи­че­ско­го со­дер­жа­ния, – вспо­ми­нал рус­ский ста­жер Кон­стан­тин Яко­влев. – Ско­ро я по­нял, от­че­го это так. Ес­ли Ре­зер­форд хо­тел

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.