СЕМЬЯСЕ ЛЮМЬЕР: ОТРАЖЕНИЕОТ ФРАНЦИИФР СТ

Сло­во­со­че­та­ние «бра­тья Люмьер» для нас при­выч­нее – имен­но так уве­ко­ве­че­ны в ис­то­рии ки­не­ма­то­гра­фа Луи и огюст. Соб­ствен­но, толь­ко о них дво­их и зна­ет боль­шин­ство на­ших со­вре­мен­ни­ков. а ведь это крайне неспра­вед­ли­во по от­но­ше­нию к осталь­ным чле­нам этой уди

Lichnosti - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ОРМУА-ПА­РИЖ-БЕЗАНСОН

ан­ту­ан Люмьер, отец зна­ме­ни­тых бра­тьев, ро­дил­ся в 1840 го­ду в ста­рин­ном го­род­ке ормуа на бе­ре­гу ре­ки Со­ны в се­мье потом­ствен­но­го ви­но­де­ла и аку­шер­ки; пред­ки его от­ца про­жи­ва­ли в этих кра­ях с неза­па­мят­ных вре­мен. Впо­след­ствии ро­ди­те­ли ан­ту­а­на пе­ре­бра­лись в Па­риж, но сча­стья там не об­ре­ли: оба скон­ча­лись во вре­мя страш­ной эпи­де­мии хо­ле­ры в 1854 го­ду. Под­ро­сток ан­ту­ан остал­ся на по­пе­че­нии стар­шей сест­ры. Вско­ре он по­сту- пил уче­ни­ком к сто­лич­но­му ху­дож­ни­ку­а­к­ва­ре­ли­сту огюсту кон­стан­те­ну, ма­сте­ру на­тюр­мор­та и пей­за­жа, ко­то­рый в бук­валь­ном смыс­ле окру­жил его оте­че­ской за­бо­той. Так, ко­гда нуж­но бы­ло от­ку­пить юно­шу от служ­бы в ар­мии (за­кон поз­во­лял это), кон­стан­тен вы­ло­жил из сво­е­го кар­ма­на несколь­ко ты­сяч фран­ков. Са­мые теп­лые от­но­ше­ния они под­дер­жи­ва­ли дол­гие го­ды, и сво­е­го стар­ше­го сы­на уче­ник на­звал в честь учи­те­ля. «Те, кто не ве­рит в друж­бу, недо­стой­ны иметь дру­зей, по­то­му что они ли­ше­ны чув­ства

бла­го­дар­но­сти», – ска­зал од­на­ж­ды ан­ту­ан. Сам он этим чув­ством об­де­лен не был. огюст Люмьер позд­нее пи­сал, что бла­го­да­ря счаст­ли­во­му ха­рак­те­ру его от­ца то­го охот­но при­ни­ма­ли в лю­бых ком­па­ни­ях. Мно­гие из его дру­зей бы­ли на по­ко­ле­ние стар­ше, как, на­при­мер, бле­стя­щий фо­то­граф (а так­же ка­ри­ка­ту­рист, ху­дож­ник, порт­ре­тист, воз­ду­хо­пла­ва­тель и ли­те­ра­тор) На­дар. Со­глас­но пре­да­нию, зна­ме­ни­тый крас­ный ло­го­тип для сво­е­го дру­га при­ду­мал имен­но юный ан­ту­ан Люмьер. Неиз­вест­но, на­сколь­ко близ­кое зна­ком­ство свел наш ге­рой с па­риж­ской бо­ге­мой, но в 21 год он са­мым доб­ро­по­ря­доч­ным об­ра­зом со­че­тал­ся бра­ком с мо­ло­день­кой па­риж­ской прач­кой Жан­ной-Жо­зе­фи­ной ко­стий. С вы­бо­ром мо­ло­дой ху­дож­ник не про­га­дал: су­пру­же­ство ока­за­лось не толь­ко проч­ным и дол­гим, но и очень счаст­ли­вым. Жо­зе­фи­на, пусть и не при­над­ле­жав­шая к ин­тел­лек­ту­аль­ным или ар­ти­сти­че­ским кру­гам, тем не ме­нее ста­ла пер­вой по­мощ­ни­цей сво­е­го та­лант­ли­во­го му­жа во всем. И бы­ла вер­ной его по­дру­гой «в ра­до­сти и в горе, в бо­гат­стве и в бед­но­сти, в бо­лез­ни и здра­вии», на­чи­ная с их неустро­ен­ной юно­сти, ко­гда кро­ме на­дежд и дол­гов у се­мьи не бы­ло ни­че­го, до ста­ро­сти, ко­то­рую Лю­мье­ры встре­ти­ли людь­ми очень со­сто­я­тель­ны­ми. Вско­ре по­сле сва­дьбы мо­ло­до­же­ны от­пра­ви­лись в про­вин­цию – го­род Доль на юге Фран­ции, где ан­ту­ан на­шел ме­сто уче­ни­ка и по­мощ­ни­ка фо­то­гра­фа. оце­нив фо­то­гра­фию как за- ня­тие пер­спек­тив­ное, он стал стро­ить пла­ны, но раз­до­быть фи­нан­си­ро­ва­ние под бу­ду­щие про­ек­ты не уда­лось, и па­ра ре­ши­ла по­пы­тать сча­стья в со­сед­нем Бе­зан­соне. Жо­зе­фи­на и ан­ту­ан по­се­ли­лись на пло­ща­ди Свя­то­го квен­ти­на, где ко­гда-то оби­тал

Друж­бу с На­да­ром мож­но рас­це­нить как неве­ро­ят­ное ве­зе­ние, как щед­рый по­да­рок судь­бы: он был ве­ли­ко­леп­ным фо­то­гра­фом-порт­ре­ти­стом. И ма­стер, и его фо­то­са­лон ста­ли па­риж­ской до­сто­при­ме­ча­тель­но­стью. По­лу­чить порт­рет ра­бо­ты ме­сье На­да­ра меч­та­ли мно­гие, в том чис­ле весь­ма вы­со­ко­по­став­лен­ные осо­бы,

и это при­том, что фо­то­граф не льстил сво­им мо­де­лям. Он был да­ле­ко не един­ствен­ным фо­то­гра­фом в Па­ри­же, но он был луч­шим

Вик­тор гю­го. В этом го­ро­де ро­ди­лись их стар­шие де­ти – сы­но­вья огюст и Луи (со­от­вет­ствен­но в 1862-м и 1864 го­дах) и дочь Жанна. Не все де­ды и пра­де­ды ан­ту­а­на уме­ли чи­тать и пи­сать, но сам он был че­ло­ве­ком лю­бо­зна­тель­ным и раз­но­сто­ронне ода­рен­ным. а так­же очень му­зы­каль­ным: стал чле­ном несколь­ких мест­ных ама­тор­ских об­ществ, и его кра­си­вый ба­ри­тон с удо­воль­стви­ем слу­ша­ли по ве­че­рам в са­ло­нах. Не был он рав­но­ду­шен и к со­ци­аль­ным про­бле­мам – страст­но и на всю жизнь увлек­ся иде­я­ми Сен-Си­мо­на. Все эти увле­че­ния от­нюдь не ме­ша­ли ста­нов­ле­нию ан­ту­а­на Лю­мье­ра как про­фес­си­о­на­ла. В Бе­зан­соне он до­бил­ся се­рьез­ных успе­хов в фо­то­гра­фии (Жо­зе­фи­на ра­бо­та­ла у него ре­ту­ше­ром), а для до­пол­ни­тель­но­го за­ра­бот­ка да­вал уро­ки жи­во­пи­си в мест­ной Ху­до­же­ствен­но-про­мыш­лен­ной шко­ле. В 1864 го­ду ан­ту­ан от­крыл фо­то­ате­лье на рю де гранж. его стар­ший сын пи­сал, что мать вы­пол­ня­ла свою часть ра­бо­ты «с боль­шим ма­стер­ством», а еще она ока­за­лась та­лант­ли­вым ме­не­дже­ром – успеш­но при­вле­ка­ла но­вых кли­ен­тов и пре­крас­но ор­га­ни­зо­ва­ла ра­бо­ту фо­то­ма­стер­ской. Вес­ной 1870-го ро­дил­ся их тре­тий ре­бе­нок, дочь Жанна, а че­рез несколь­ко ме­ся­цев Лю­мье­рам из-за на­чав­шей­ся Фран­ко-прус­ской вой­ны при­шлось по­ки­нуть на­си­жен­ное ме­сто и пе­ре­брать­ся в бо­лее без­опас­ный Ли­он. Фран­ция про­иг­ра­ла ту вой­ну, по­те­ря­ла зна­чи­тель­ную часть сво­е­го уголь­но­го бас­сей­на вме­сте с Эль­за­сом и Ло­та­рин­ги­ей

Ввер­ху – бра­тья Люмьер, Огюст (сле­ва) и Луи. Стар­ший, Огюст, все­гда был бо­лее ве­се­лым и рас­ко­ван­ным, Луи – сдер­жан­ным и до­воль­но за­мкну­тым. Вни­зу – Рю де Гранж в Бе­зан­соне, где на­хо­ди­лось фо­то­ате­лье Лю­мье­ра

и бы­ла вы­нуж­де­на за­пла­тить Прус­сии огром­ную кон­три­бу­цию. В стране во­ца­ри­лось уны­ние... Но имен­но это тре­вож­ное вре­мя озна­ме­но­ва­лось по­во­ро­том в луч­шую сто­ро­ну для Лю­мье­ра: Ли­он стал ме­стом рас­цве­та та­лан­тов и биз­не­са его се­мьи.

«АН­ТУ­АН ЛЮМЬЕР И...

Ска­зать, что без это­го че­ло­ве­ка не по­яви­лись бы се­мей­ные фо­то­аль­бо­мы, – по­жа­луй, пре­уве­ли­че­ние, од­на­ко в их по­пу­ля­ри­за­цию ан­ту­ан Люмьер внес су­ще­ствен­ный вклад. Но обо всем по по­ряд­ку. По при­ез­де в Ли­он, преж­де чем пу­стить­ся в сво­бод­ное пла­ва­ние, наш ге­рой неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал вме­сте с из­вест­ным то­гда фо­то­гра­фом алек­сан­дром Фа­та­ло­том, за­тем – со сво­им быв­шим бе­зан­сон­ским парт­не­ром фо­то­гра­фом Эми­лем Ле­бо. На­ко­нец он от­крыл и соб­ствен­ную фо­то­сту­дию на рю де ла Барр – сна­ча­ла в де­ре­вян­ном до­ми­ке, по­том в ка­пи­таль­ном стро­е­нии с дву­мя вы­хо­да­ми, витриной на фа­са­де, про­стор­ной при­ем­ной, по­ме­ще­ни­ем для съем­ки, ла­бо­ра­то­ри­ей и ма­га­зи­ном. Эн­ту­зи­азм ан­ту­а­на и его жи­вой тем­пе­ра­мент спо­соб­ство­ва­ли пре­одо­ле­нию «труд­но­стей ро­ста». он быст­ро за­во­е­вал сим­па­тии мест­ных жи­те­лей, и вско­ре его сту­дия ста­ла мод­ным ме­стом встре­чи лю­дей ис­кус­ства, по­ли­ти­ков и уче­ных. «Мно­гие порт­ре­ты ме­сье Лю­мье­ра по­ло­жи­тель­но за­ме­ча­тель­ны!» – пи­са­ли о его ра­бо­тах. Первую свою зо­ло­тую ме­даль за фо­то­гра­фи­че­скую ра­бо­ту ан­ту­ан по­лу­чил в 1872 го­ду в Ли­оне. Че­рез год на вы­став­ке в Вене он был на­граж­ден ме­да­лью за жен­ский порт­рет, а в сле­ду­ю­щем го­ду Фран­цуз­ское фо­то­гра­фи­че­ское об­ще­ство при­су­ди­ло ему сра­зу две ме­да­ли – то­же за порт­рет­ные ра­бо­ты. Три го­да спу­стя, в 1878-м, на все­мир­ной вы­став­ке в Па­ри­же Лю­мье­ру бы­ла вру­че­на зо­ло­тая ме­даль «за вы­со­кое ка­че­ство фо­то­гра­фи­че­ских порт­ре­тов». Пред­став­лен­ные ра­бо­ты бы­ли до­воль­но боль­шо­го раз­ме­ра – из тех, что в се­реб­ря­ных рам­ках ста­ви­ли на ка­мин­ные пол­ки или пись­мен­ные сто­лы. они бы­ли до­ста­точ­но по­пу­ляр­ны, хо­тя и неде­ше­вы. Но па­рал­лель­но в хо­ду бы­ли и фо­то­гра­фии мень­ше­го фор­ма­та, в том чис­ле так на­зы­ва­е­мые «carte de visite», раз­ме­ром с ви­зит­ную кар­точ­ку. Ме­тод, раз­ра­бо­тан­ный и за­па­тен­то­ван­ный адоль­фом Диз­де­ри, поз­во­лял бла­го­да­ря ис­поль­зо­ва­нию несколь­ких линз по­лу­чать несколь­ко (от 6 до 8) от­пе­чат­ков с од­ной стек­лян­ной пла­сти­ны. за­тем фо­то­гра­фии вы­ре­за­ли и на­кле­и­ва­ли на спе­ци­аль­ные кус­ки плот­но­го кар­то­на, снаб­жен­ные (как и боль­шие, ка­би­нет­ные) на об­рат­ной сто­роне фир­мен­ным зна­ком фо­то­гра­фа, ад­ре­сом его ма­стер­ской и ин­фор­ма­ци­ей о на­гра­дах, ес­ли та­ко­вые име­лись. Эти кар­точ­ки бы­ли вполне до­ступ­ны­ми по сто­и­мо­сти, их бы­ло удоб­но да­рить на память, но­сить при се­бе или хра­нить в аль­бо­ме. ан­ту­ан здесь не был пер­во­про­ход­цем, но бди­тель­но сле­дил за все­ми ин­но­ва­ци­я­ми в де­ле фо­то­гра­фии и по­сто­ян­но экс­пе­ри­мен­ти­ро­вал сам. его сын позд­нее пи­сал, что вос­по­ми­на­ния о дет­стве для него неот­де­ли­мы от за­па­ха хи­ми­че­ских ре­ак­ти­вов. Бу­ду­щий мил­ли­он­ный биз­нес Лю­мье­ров на­чи­нал­ся с ла­бо­ра­то­рии в под­ва­ле их до­ма. По­пу­ляр­ный фо­то­граф со­вер­шен­ство­вал не толь­ко про­цес­сы про­яв­ле­ния и за­креп­ле­ния изоб­ра­же­ний, но и сам процесс съем­ки, на­при­мер, на­чал ис­поль­зо­вать элек­три­че­скую вспыш­ку, ко­то­рую на­зва­ли «элек­три­че­ской фе­ей». Пре­зен­та­цию сво­е­го изоб­ре­те­ния вла­де­лец ате­лье пре­вра­тил в на­сто­я­щее пи­ро­тех­ни­че­ское шоу. кро­ме доб­рых зна­ко­мых и по­сто­ян­ных кли­ен­тов, преду­смот­ри­тель­но бы­ли при­гла­ше­ны и жур­на­ли­сты. В пи­а­ре, ви­ди­мо, Люмьер-стар­ший то­же знал толк. В ан­ту­ане удач­но со­че­та­лись ар­ти­стич­ность и пред­при­ни­ма­тель­ская смет­ка. Неко­гда (и, воз­мож­но, не без со­жа­ле­ний) от­ка­зав­шись от ка­рье­ры жи­во­пис­ца, те­перь он ре­шил­ся ото­дви­нуть на вто­рой план

столь лю­би­мое им фо­то­порт­ре­ти­ро­ва­ние и за­нял­ся про­мыш­лен­ным про­из­вод­ством фо­то­то­ва­ров. ан­ту­ан от­лич­но по­ни­мал, что ес­ли фо­то­гра­фия из за­ня­тия для про­фес­си­о­на­лов и до­ро­го­сто­я­ще­го удо­воль­ствия для из­бран­ных ста­нет об­ще­до­ступ­ным увле­ка­тель­ным хоб­би, при­быль от та­ко­го биз­не­са мо­жет быть очень и очень ве­ли­ка. Но для это­го нуж­но бы­ло сни­зить сто­и­мость рас­ход­ных ма­те­ри­а­лов и усо­вер­шен­ство­вать их на­столь­ко, что­бы процесс из­го­тов­ле­ния фо­то­гра­фий – от съем­ки до пе­ча­ти – мог вы­пол­нять сам фо­то­граф-лю­би­тель. И, ра­зу­ме­ет­ся, вкла­ды­вать в ис­сле­до­ва­ния и про­из­вод­ство все но­вые и но­вые сред­ства.

...СЫ­НО­ВЬЯ»

ан­ту­ан Люмьер, до­быв­ший свои зна­ния пу­тем са­мо­об­ра­зо­ва­ния, на обу­че­ние де­тей де­нег не жа­лел. ог­ю­ста и Луи он опре­де­лил в круп­ней­шую тех­ни­че­скую шко­лу Ли­о­на – La Martiniere, и вско­ре имел все ос­но­ва­ния гор­дить­ся сы­но­вья­ми. огюст от­да­вал пред­по­чте­ние био­хи­мии и ме­ди­цине, Луи – фи­зи­ке и хи­мии; в 1880 го­ду он был при­знан пер­вым уче­ни­ком в клас­се. В это вре­мя оба уже ак­тив­но по­мо­га­ли от­цу, и млад­ший в 1881-м раз­ра­бо­тал первую улуч­шен­ную вер­сию со­ста­ва, ко­то­рым по­кры­ва­ли пла­сти­ны для фо­то­гра­фий. от­кры­тие поз­во­ля­ло зна­чи­тель­но уско­рить процесс фо­то­гра­фи­ро­ва­ния. Луи в то вре­мя бы­ло толь­ко 17 лет. Пе­ред ан­ту­а­ном Лю­мье­ром от­кры­лись но­вые пер­спек­ти­вы. На­ме­ре­ва­ясь обо­ру­до­вать за­вод по про­из­вод­ству рас­ход­ных ма­те­ри­а­лов для фо­то­гра­фи­ро­ва­ния, он взял в арен­ду неболь­шой уча­сток зем­ли в ли­он­ском пред­ме­стье Мон­пле­зир (это поз­во­ля­ло сэко­но­мить на на­ло­гах) вме­сте с несколь­ки­ми на­хо­див­ши­ми­ся на нем стро­е­ни­я­ми из де­ре­ва и кир­пи­ча. увы, за­тра­ты ока­за­лись столь непо­мер­но ве­ли­ки, что к кон­цу 1882 го­да над ан­ту­а­ном на­вис­ла угро­за банк­рот­ства.

Жанна, стар­шая дочь ан­ту­а­на Лю­мье­ра, при­ни­ма­ла де­я­тель­ное уча­стие в из­го­тов­ле­нии пер­вых пар­тий пла­стин «го­лу­бая эти­кет­ка». она по­кры­ва­ла их изоб­ре­тен­ным Луи со­ста­вом и по­мо­га­ла упа­ко­вы­вать. В то вре­мя она бы­ла еще под­рост­ком. Позд­нее она увлек­лась и фо­то­гра­фи­ей; се­мей­ные сним­ки Лю­мье­ров, в том чис­ле и цвет­ные, как пра­ви­ло, не под­пи­са­ны, но есть все ос­но­ва­ния пред­по­ла­гать, что неко­то­рые из них сде­ла­ны имен­но Жан­ной

Но те­перь ря­дом с ним бы­ла не толь­ко пре­дан­ная же­на, но и под­рос­шие сы­но­вья. В 1883-м Луи за­кон­чил раз­ра­бот­ку со­ста­ва эмуль­сии для пла­стин, позд­нее по­лу­чив­ших из­вест­ность под на­зва­ни­ем «го­лу­бая эти­кет­ка». они пол­но­стью оправ­да­ли се­бя, име­ло смысл на­чи­нать их про­из­вод­ство в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах. В ян­ва­ре 1884 го­да ком­па­ния «ан­ту­ан Люмьер и сы­но­вья» бы­ла офи­ци­аль­но за­ре­ги­стри­ро­ва­на. Лю­бой да­же са­мый ка­че­ствен­ный про­дукт, пред­на­зна­чен­ный на про­да­жу, нуж­да­ет­ся в хо­ро­шей ре­кла­ме. Необ­хо­ди­мо бы­ло про­де­мон­стри­ро­вать глав­ное до­сто­ин­ство «го­лу­бой эти­кет­ки» – про­из­ве­де­ние съем­ки в дви­же­нии. Во вре­ме­на, ко­гда при­хо­ди­лось на­дол­го за­сты­вать в непо­движ­но­сти пе­ред фо­то­ка­ме­рой, это без пре­уве­ли­че­ния мож­но бы­ло наз­вать ре­во­лю­ци­он­ным про­ры­вом. ра­зу­ме­ет­ся, со­став эмуль­сии дер­жал­ся в стро­гом сек­ре­те. Пер­вы­ми та­ки­ми сним­ка­ми ста­ли фо­то­гра­фии жу­ка, вы­ле­та­ю­ще­го из спи­чеч­ной ко­роб­ки. ко­гда огюст уви­дел ре­зуль­тат, он пу­стил­ся в пляс от ра­до­сти. ком­па­ния про­шла все ста­дии ста­нов­ле­ния – ли­хо­ра­доч­ный и не все­гда успеш­ный по­иск средств, изоб­ре­те­ние спо­со­бов сни­же­ния рас­хо­дов, за­лог иму­ще­ства... а про­из­вод­ство на­чи­на­лось в весь­ма скром­ных мас­шта­бах: Луи го­то­вил эмуль­сию, под­ро­сток-Жанна на­но­си­ла ее на пла­сти­ны. В 1885 го­ду ан­ту­ан при­об­рел пра­ва на из­го­тов­ле­ние и про­да­жу фо­то­бу­ма­ги. Де­ло дви­га­лось пусть не ги­гант­ски­ми ша­га­ми, но без оста­нов­ки. В кон­це го­да Люмьер-стар­ший про­дал свою фо­то­сту­дию на рю де ла Барр, и се­мья обос­но­ва­лась в Мон­пле­зи­ре, ря­дом с раз­рас­тав­шим­ся за­во­дом. ан­ту­ан при пер­вой воз­мож­но­сти ску­пал со­сед­ние зе­мель­ные участ­ки, воз­во­дил но­вые зда­ния и обо­ру­до­вал но­вые це­ха, и со вре­ме­нем ком­па­нии уже при­над­ле­жал це­лый боль­шой квар­тал, где кро­ме про­из­вод­ствен­ных по­ме­ще­ний был

по­стро­ен (в кон­це ве­ка) и пре­крас­ный трех­этаж­ный особ­няк для се­мьи Люмьер. Луи и огюст за­ни­ма­лись на за­во­де не толь­ко хи­ми­ей, но и ме­ха­ни­кой: ав­то­ма­ти­за­ция про­из­вод­ства, улуч­ше­ние усло­вий тру­да, усо­вер­шен­ство­ва­ние име­ю­щих­ся стан­ков и ма­шин и изоб­ре­те­ние но­вых – то­же их за­слу­га. зна­ме­ни­тые све­то­чув­стви­тель­ные пла­сти­ны «го­лу­бая эти­кет­ка» вы­пус­ка­лись раз­ных раз­ме­ров, на­чи­ная от 6х8 см и за­кан­чи­вая 50х60. В 1884 го­ду их бы­ло про­из­ве­де­но 18 000 упа­ко­вок (по 10 штук в каж­дой); в 1890-м – уже 350 000. Несколь­ко за­бе­гая впе­ред, ска­жем, что ком­па­ния Лю­мье­ров, поль­зу­ясь в ос­нов­ном ма­те­ри­а­ла­ми оте­че­ствен­ных про­из­во­ди­те­лей, со вре­ме­нем взя­ла под кон­троль ос­нов­ных сво­их по­став­щи­ков, а к кон­цу ве­ка ста­ла круп­ней­шим пред­при­я­ти­ем по про­из­вод­ству фо­то­ма­те­ри­а­лов. Меж­ду тем рос­ло и се­мей­ство Лю­мье­ров: в Ли­оне ро­ди­лись до­че­ри Жю­льетт и Франс и сын Эду­ар. Млад­ший по­явил­ся на свет, ко­гда его стар­шие бра­тья уже ра­бо­та­ли с от­цом. Все де­ти ан­ту­а­на и Жо­зе­фи­ны бы­ли так или ина­че за­дей­ство­ва­ны в се­мей­ном биз­не­се и каж­дый из них был лич­но­стью неор­ди­нар­ной; но обо всем по по­ряд­ку.

«ПРИ­РО­ДА, ЗАСТИГНУТАЯ ВРАС­ПЛОХ»

рас­сказ о ро­ли се­мей­ства Люмьер в ис­то­рии ки­не­ма­то­гра­фа мо­жет в рав­ной сте­пе­ни со­сто­ять из утвер­жде­ний, опро­вер­же­ний и из­ло­же­ния вер­сий, ча­сто вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих. На­чать с то­го, что при­о­ри­тет изоб­ре­те­ния са­мих «дви­жу­щих­ся кар­ти­нок» при­над­ле­жит не Лю­мье­рам – идеи но­си­лись в воз­ду­хе. Спи­сок их пред­ше­ствен­ни­ков в этой об­ла­сти со­сто­ит по мень­шей ме­ре из два­дца­ти изоб­ре­та­те­лей раз­ных стран, вклю­чая и уро­жен­ца Харь­ков­ской гу­бер­нии Ио­си­фа Тим­чен­ко. ан­ту­ан Люмьер дей­стви­тель­но при­об­рел ле­том 1894 го­да на вы­став­ке в Па­ри­же за 6 000 фран­ков «ки­не­то­скоп» Эди­со­на (гро­мозд­кий ящик, изоб­ра­же­ние в ко­то­ром мож­но бы­ло уви­деть, толь­ко при­пав гла­зом к оку­ля­ру) и 12 при­ла­га­е­мых к нему ро­ли­ков. И про­сто из лю­бо­пыт­ства, не строя да­ле­ко иду­щих пла­нов, по­ру­чил сы­но­вьям по­про­бо­вать «сде­лать луч­ше», что че­рез несколь­ко ме­ся­цев Луи с блес­ком и ис­пол­нил. Так что ес­ли бра­тьев Люмьер мож­но счи­тать «от­ца­ми ки­не­ма­то­гра­фа», то ан­ту­а­на – «де­душ­кой» это­го ис­кус­ства. Впро­чем, эта са­мая рас­про­стра­нен­ная вер­сия то­же име­ет не толь­ко сто­рон­ни­ков, но и про­тив­ни­ков, при­чем и те и дру­гие в под­твер­жде­ние сво­ей точ­ки зре­ния ссы­ла­ют­ся на сло­ва чле­нов се­мьи. Вполне воз­мож­но, что идея ап­па­ра­та для съем­ки и вос­про­из­ве­де­ния сня­то­го оза­ри­ла Луи од­на­ж­ды но­чью, как утвер­ждал его брат огюст, и со­вер­шен­но не за­ви­се­ла ни от изоб­ре­те­ния Эди­со­на, ни от «Си­не­ма­то­гра­фа» Лео­на Бу­ли, за­па­тен­то­ван­но­го

* Сло­ва Ан­ри де Пар­ви­ля, ре­дак­то­ра на­уч­но­го жур­на­ла и пи­са­те­ля-фан­та­ста XIX ве­ка. Свои впе­чат­ле­ния от по­ез­да на экране Горь­кий опи­сал весь­ма эмо­ци­о­наль­но, но вполне в ду­хе вре­ме­ни: «Ка­жет­ся, что вот-вот он ри­нет­ся во тьму, в ко­то­рой вы си­ди­те… и раз­ру­шит, пре­вра­тит в об­лом­ки и в пыль этот зал и это зда­ние, где так мно­го ви­на, жен­щин, му­зы­ки и по­ро­ка»

еще в 1892 го­ду. од­на­ко не под­ле­жит со­мне­нию, что от всех преды­ду­щих изоб­ре­те­ний Луи Люмьер не толь­ко взял луч­шее, но и до­ба­вил свое: его «Си­не­ма­то­граф» был на­мно­го лег­че, мо­биль­нее, поз­во­лял де­лать съем­ки на пле­нэ­ре, к то­му же со­че­тал в се­бе воз­мож­но­сти съем­ки, пе­ча­та­ния по­зи­ти­вов и пуб­лич­ной де­мон­стра­ции сня­то­го. Ско­рость про­дви­же­ния плен­ки у ап­па­ра­та Лю­мье­ра бы­ла 16 кад­ров в ми­ну­ту (у Эди­со­на – 48), что при­во­ди­ло к зна­чи- тель­ной эко­но­мии. Бы­ли со­хра­не­ны че­ты­ре па­ры пер­фо­ра­ций (как у Эди­со­на), но до­бав­лен ку­лач­ко­вый пе­ре­да­точ­ный ме­ха­низм (как в швей­ной ма­шине) – спе­ци­аль­ные зуб­цы в верх­нем по­ло­же­нии вхо­ди­ли в отверстия пер­фо­ра­ции и тя­ну­ли за со­бой плен­ку, а опус­ка­ясь вниз, остав­ля­ли плен­ку непо­движ­ной. глав­ной ча­стью ме­ха­низ­ма Лю­мье­ров был экс­цен­трик, из­вест­ный как «экс­цен­три­че­ская пе­ре­да­ча Тре­зе­ля» ме­ха­ни­кам еще с кон­ца 1870-х го­дов. Па­тент на «ап­па­рат, слу­жа­щий для по­лу­че­ния и рас­смат­ри­ва­ния хро­но­фо­то­гра­фи­че­ских сним­ков» был по­лу­чен 13 фев­ра­ля 1895 го­да и за­ре­ги­стри­ро­ван на обо­их бра­тьев. Пер­вый пуб­лич­ный ком­мер­че­ский по­каз дей­стви­тель­но со­сто­ял­ся 28 де­каб­ря 1895 го­да в неболь­шом за­ле «Ин­дия» в под­ва­ле па­риж­ско­го «гран ка­фе» на буль­ва­ре ка­пу­ци­нок, 15, но это был имен­но пер­вый их ком­мер­че­ский по­каз. а до то­го Лю­мье­ры устра­и­ва­ли част­ные де­мон­стра­ции сво­е­го изоб­ре­те­ния неод­но­крат­но, на­чи­ная с 22 мар­та 1895 го­да, – как во Фран­ции, так и в Бель­гии. При­чем дру­гие изоб­ре­та­те­ли (уи­льям Ла­там в раз­ных го­ро­дах Сша, Макс Скла­да­нов­ский в Бер­лине) сде­ла­ли то же са­мое рань­ше. Прав­да, это не про­из­ве­ло та­ко­го эф­фек­та, как по­ка­зы Лю­мье­ров. Нет, зри­те­ли не бе­жа­ли в па­ни­ке 28 де­каб­ря от «на­дви­гав­ше­го­ся на них» по­ез­да, и при­чи­на бы­ла вес­кой: в 1895 го­ду этот ро­лик во­об­ще не де­мон­стри­ро­вал­ся. На пер­вом по­лу­ча­со­вом се­ан­се бы­ло пред­став­ле­но 10 лент, в том чис­ле «Вы­ход ра­бо­чих с за­во­да Люмьер», «Мор­ское ку­па­ние», по­за­ба­вив­ший пуб­ли­ку «По­ли­тый по­ли­валь­щик» и «зав­трак ре­бен­ка», сня­тый в са­ду до­ма Лю­мье­ров. Дей­ству­ю­щие ли­ца и ис­пол­ни­те­ли в по­след­нем – огюст Люмьер, его су­пру­га и их дочь ан­дре. зри­те­лей по­тряс­ло не столь­ко са­мо дей­ство, сколь­ко тре­пе­щу­щая в кад­ре листва де­ре­вьев: лю­ди – это же про­сто лю­ди, ну как, ска­жем, ак­те­ры на сцене, но де­ко­ра­ции-то в те­ат­ре «жи­вы­ми» не бы­ли! На пер­вом по­ка­зе при­сут­ство­ва­ло все­го 20 че­ло­век (зал был очень неболь­шим), но уже че­рез несколь­ко дней вы­стро­и­лись оче­ре­ди из же­ла­ю­щих при­об­щить­ся к но­во­му ис­кус­ству, и при­шлось зна­чи­тель­но уве­ли­чить ко­ли­че­ство се­ан­сов в день.

В на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да был на­ла­жен се­рий­ный вы­пуск «Си­не­ма­то­гра­фа». Но про­да­ва­лись не ап­па­ра­ты, а по­ка­зы: обу­чен­ные ки­но­ме­ха­ни­ки по все­му ми­ру (по боль­шей ча­сти в мю­зик-хол­лах) де­мон­стри­ро­ва­ли филь­мы Лю­мье­ров. Па­тент на по­ка­зы за пре­де­ла­ми Фран­ции Лю­мье­ры оза­бо­ти­лись по­лу­чить за­ра­нее, а их фо­то­гра­фи­че­ская фир­ма име­ла фи­ли­а­лы во мно­гих стра­нах. за услу­ги спе­ци­а­ли­стов и предо­став­ле­ние лент Лю­мье­ры по­лу­ча­ли по­ло­ви­ну вы­руч­ки. Сек­рет устрой­ства хра- нил­ся стро­го – по ле­ген­де, ме­ха­ни­ки да­же спа­ли с эти­ми ап­па­ра­та­ми в об­ним­ку. То­гда же был при­ду­ман ост­ро­ум­ный ре­клам­ный ход: жи­те­лей го­ро­дов де­мон­стра­тив­но снимали на ули­цах, и они спе­ши­ли на се­ан­сы, на­де­ясь уви­деть се­бя на экране. При­чем ино­гда плен­ка бы­ла в ап­па­ра­те, а ино­гда и нет. Но в боль­шин­стве го­ро­дов съем­ки дей­стви­тель­но про­из­во­ди­лись и сня­тые эпи­зо­ды де­мон­стри­ро­ва­лись, что, ко­неч­но, по­до­гре­ва­ло ин­те­рес пуб­ли­ки. Лю­мье­ры не толь­ко ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ли уже име­ю­щи­е­ся за­лы, но от­кры­ва­ли свои ки­но­те­ат­ры (в те­че­ние пер­вых че­ты­рех ме­ся­цев 1896 го­да они по­яви­лись в Лон­доне, Брюс­се­ле и Нью-йор­ке). Меж­ду тем и ко­ли­че­ство но­вых лент неуклон­но уве­ли­чи­ва­лось – ведь ре­пер­ту­ар нуж­но бы­ло раз­но­об­ра­зить. Спрос рос, рос­ли и до­хо­ды; «ро­ди­те­ли» ки­не­ма- то­гра­фа уже име­ли пол­ное пра­во из­ме­нить свое пер­во­на­чаль­ное мне­ние о его бес­пер­спек­тив­но­сти (на­ни­мая на ра­бо­ту в ян­ва­ре 1896 го­да опе­ра­то­ра Фе­лик­са Ме­сги­ша, Луи чест­но пре­ду­пре­дил, что это вряд ли за­тя­нет­ся бо­лее чем на пол­го­да-год: ат­трак­ци­он про­сто на­до­ест пуб­ли­ке). Но Лю­мье­ры и в са­мом де­ле не при­да­ва­ли се­рьез­но­го зна­че­ния это­му ви­ду развлечений и не счи­та­ли его ис­кус­ством. а ведь их филь­мы, ко­то­рые при­ят­но смот­реть и сто с лиш­ним лет спу­стя, – ма- лень­кие ше­дев­ры, и не зря их позд­нее срав­ни­ва­ли с про­из­ве­де­ни­я­ми им­прес­си­о­ни­стов. И все же до­сто­ин­ства филь­мов Лю­мье­ров объ­яс­ня­ют­ся в первую оче­редь не их увле­че­ни­ем си­не­ма, а тем, что все, что они де­ла­ли, они де­ла­ли пре­крас­но – про­сто не мог­ли ина­че. а ин­те­ре­сы их ле­жа­ли в иных плос­ко­стях, и глав­ным по­преж­не­му оста­ва­лась фо­то­гра­фия. Сте­рео­ки­не­ма­то­граф сто лет на­зад!.. В это нелег­ко по­ве­рить, но в 1900 го­ду Луи, про­дол­жая ис­сле­до­ва­ния, на­ча­тые еще в 1896-м, по­лу­чил па­тент на «ап­па­рат, пред­на­зна­чен­ный для по­ка­за сте­рео­ско­пи­че­ских кар­тин в дви­же­нии». ра­бо­та рас­тя­ну­лась на мно­го лет, и пер­вый по­каз изоб­ре­те­ния со­сто­ял­ся толь­ко в 1936 го­ду. Филь­мы сле­до­ва­ло смот­реть в спе­ци­аль­ных оч­ках с цве­то­вы­ми филь­тра­ми. Но даль­ней­ше­го раз­ви­тия эта идея то­гда не по­лу­чи­ла.

«СА­МО­ЦВЕТ»

В цвет­ные фо­то­гра­фии бо­лее чем сто­лет­ней дав­но­сти так же нелег­ко по­ве­рить, как и в сте­рео­ки­но то­го же воз­рас­та, но их мы мо­жем уви­деть и се­год­ня. они про­из­во­дят впе­чат­ле­ние по­чти ир­ре­аль­ное, точ­но вне­зап­но от­кры­ва­ет­ся ок­но в дав­но утра­чен­ное вре­мя. Па­риж­ские улоч­ки са­мо­го на­ча­ла ве­ка, огром­ные воз­душ­ные ша­ры непо­да­ле­ку от до­ма Ин­ва­ли­дов, цве­точ­ни­цы у сво­их те­ле­жек, сол­да­ты воз­ле стан­ции мет­ро, Цен­траль­ный ры­нок во всем сво­ем раз­но­цве­тье, то­ну­щий в дым­ке Со­бор Па­риж­ской Бо­го­ма­те­ри... Пер­вая ми­ро­вая – сол­да­ты в око­пах, де­воч­ка с кук­лой воз­ле ран­ца и ору­жия... кто нена­дол­го вер­нул­ся с фрон­та – стар­ший брат, отец?.. Вой­на окон­че­на. Пло­щадь Со­гла­сия укра­ше­на фла­га­ми. Ве­те­ран с де­ре­вяш­кой вме­сто но­ги сто­ит воз­ле ору­дия. афи­ши ма­лень­ко­го ки­но­те­ат­ра – там по-преж­не­му идут ду­ше­щи­па­тель­ные мелодрамы. Цве­точ­ни­цы тор­гу­ют цве­та­ми, а де­ти иг­ра­ют на па­риж­ских ули­цах, и юб­ки па­ри­жа­нок те­перь сме­лее от­кры­ва­ют их строй­ные нож­ки. Жизнь про­дол­жа­ет­ся. Не все эти сним­ки при­над­ле­жат бра­тьям Люмьер, но в том, что они то­гда во­об­ще по­яви­лись, за­слу­га имен­но на­ших ге­ро­ев. они на­зва­ли свой ме­тод «ав­то­хром», то есть «Са­мо­цвет». ос­но­ван он был на свой­ствах кар­то­фель­но­го крах­ма­ла, от­кры­тых Луи Лю­мье­ром; по­ис­ки воз­мож­но­сти из­го­тов­ле­ния цвет­ных фо­то­гра­фий за­ня­ли семь лет. В про­да­жу пла­сти­ны для цвет­но­го фо­то­гра­фи­ро­ва­ния по­сту­пи­ли в 1907 го­ду, и еще три де­ся­ти­ле­тия эта ме­то­ди­ка бла­го­по­луч­но ис­поль­зо­ва­лась. Прав­да, в от­ли­чие от «го­лу­бой эти­кет­ки», эти пла­сти­ны тре­бо­ва­ли боль­шей вы­держ­ки и по­то­му не поз­во­ля­ли сни­мать объ­ект в дви­же­нии. Но на то вре­мя от­кры­тие бы­ло не ме­нее ре­во­лю­ци­он­ным, чем ко­гда-то изоб­ре­те­ние эмуль­сии для «го­лу­бых эти­ке­ток».

Луи Люмьер счи­тал «ав­то­хром» са­мым зна­чи­тель­ным сво­им изоб­ре­те­ни­ем. При­мер­но в то же вре­мя в рос­сии цвет­ные фо­то­гра­фии де­лал Сер­гей Ми­хай­ло­вич Про­ку­дин-гор­ский. его ве­ли­ко­леп­ные сним­ки тех­ни­че­ски бо­лее со­вер­шен­ны, но ис­поль­зу­е­мая им ме­то­ди­ка бы­ла ку­да бо­лее тру­до­за­трат­на и до­ро­го­сто­я­ща, и по­то­му ис­клю­ча­ла ши­ро­кое при­ме­не­ние. На­ка­нуне Пер­вой ми­ро­вой вой­ны за­вод Лю­мье­ров про­из­во­дил боль­ше 6 000 «цвет­ных» пла­стин в день, но с на­ча­лом во­ен­ных дей­ствий на­ча­лись пе­ре­бои в по­став­ке сырья. Пред­при­я­тие при­шлось

На стек­лян­ную пла­сти­ну по­сле­до­ва­тель­но на­но­си­ли слои ла­ка, крах­ма­ла, со­сто­я­ще­го из мик­ро­ско­пи­че­ских гра­нул, окра­шен­ных в крас­ный, зе­ле­ный и си­ний цве­та (про­стран­ство меж­ду ни­ми за­пол­ня­ли са­жей); за­тем – за­щит­ный слой, и все по­кры­ва­ли чер­но-бе­лой эмуль­си­ей. В ав­то­хро­ме ос­нов­ное изоб­ра­же­ние бы­ло чер­но-бе­лым, а гра­ну­лы, вы­сту­пая в ро­ли свое­об­раз­но­го цвет­но­го филь­тра, при про­смот­ре на све­ту пре­об­ра­зо­вы­ва­ли его в цвет­ное

за­крыть на пол­го­да. а за­тем вновь от­крыть: ар­мии тре­бо­ва­лись фо­то­то­ва­ры для про­из­ве­де­ния чер­но-бе­лой съем­ки.

ДЕ­ТИ ФРАН­ЦИИ

Бла­го­да­ря ав­то­хром­ным фо­то­гра­фи­ям мы мо­жем с близ­ко­го рас­сто­я­ния взгля­нуть на се­мью Люмьер – со­хра­ни­лась це­лая кол­лек­ция «до­маш­них» сним­ков. Прав­да, боль­шая их часть от­но­сит­ся ко вре­ме­ни, ко­гда ца­рил мир, а гла­ва се­мьи был еще жив. На мно­гих фо­то­гра­фи­ях – се­мья в Ла Сьо­та, где ан­ту­ан в 1892 го­ду ку­пил зем­лю, а в сле­ду­ю­щем за­кон­чил стро- итель­ство про­стор­ной вил­лы; ту­да его де­ти и вну­ки съез­жа­лись каж­дое ле­то. Непо­да­ле­ку от до­ма Люмьер-са­мый-стар­ший ве­лел раз­бить ви­но­град­ник – долж­но быть, в нем за­го­во­рил го­лос пред­ков. а его вну­ки с удо­воль­стви­ем со­би­ра­ли уро­жай. Цвет­ным сним­кам, сде­лан­ным здесь, воз­мож­но, недо­ста­ет непри­нуж­ден­но­сти, и они пред­став­ля­ют со­бой нечто сред­нее меж­ду фо­то­гра­фи­ей и жи­во­пи­сью. Это в до­ста­точ­ной ме­ре «по­ста­но­воч­ные» сцен­ки: обед на све­жем воз­ду­хе, ба­буш­ка Жо­зе­фин в окру­же­нии чле­нов се­мьи под рас­ки­ди­стым де­ре­вом и она же – с вну­ка­ми

4

Сле­ва на­пра­во: Ан­ту­ан Люмьер с сы­но­вья­ми Ог­ю­стом и Луи; рекламная фо­то­гра­фия ате­лье Лю­мье­ра в Ли­оне

Сле­ва на­пра­во и свер­ху вниз: Ормуа в XIX ве­ке; фир­мен­ный ло­го­тип На­да­ра; Фе­ликс Тур­на­шон (он же На­дар). Ав­то­порт­рет. 1860

105

Сле­ва на­пра­во: под­рост­ки Люмьер за шах­мат­ной до­с­кой; Огюст де­мон­стри­ру­ет до­сто­ин­ства пла­стин «Го­лу­бая эти­кет­ка» – воз­мож­ность съем­ки в дви­же­нии 108

Сле­ва на­пра­во: ра­бот­ни­цы за­во­да Лю­мье­ров пе­ре­но­сят го­то­вые све­то­чув­стви­тель­ные пла­сти­ны; та са­мая «Го­лу­бая эти­кет­ка»

Сле­ва на­пра­во: кадры из пер­вых филь­мов бра­тьев Люмьер – «Вы­ход ра­бо­чих с за­во­да Люмьер» и «Зав­трак ре­бен­ка»

Сле­ва на­пра­во: зал «Ин­дия» в под­ва­ле «Гран ка­фе» на Буль­ва­ре Ка­пу­ци­нок; кадр из филь­ма «При­бы­тие по­ез­да на вок­зал Ла Сьо­та»

Свер­ху вниз: воз­душ­ные ша­ры в вы­ста­воч­ном па­ви­льоне. 1909; зна­ме­ни­тый «Му­лен Руж». 1914

Ули­ца Ви­ар­ме. На­ча­ло ХХ ве­ка

Эти­кет­ка све­то­чув­стви­тель­ных пла­стин «Ав­то­хром»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.