ДЖон роКФеЛЛер: аКУЛа КаПитаЛизМа

Lichnosti - - ДЖОН РОКФЕЛЛЕР -

«Ес­ли бу­дешь пла­кать, те­бя за­бе­рет Рокфеллер!» – стра­ща­ли сво­их де­тей про­ле­тар­ские ма­ма­ши. Бо­га­тей­ший аме­ри­ка­нец в ис­то­рии и пер­вый дол­ла­ро­вый миллиардер иде­аль­но под­хо­дил на роль пу­га­ла. Его нена­ви­де­ли про­стые ра­бо­чие и ра­зо­рив­ши­е­ся кон­ку­рен­ты, про­грес­сив­ные жур­на­ли­сты и пра­ви­тель­ствен­ные чи­нов­ни­ки, обес­по­ко­ен­ные рас­ту­щим вли­я­ни­ем неф­тя­но­го ко­ро­ля. Его на­зы­ва­ли «дья­во­лом», «ги­е­ной» и «ана­кон­дой». Его срав­ни­ва­ли с хищ­ной аку­лой и нена­сыт­ным спру­том. Ну а сам Джон Рокфеллер от­ли­чал­ся на­бож­но­стью и гор­дил­ся твер­ды­ми мо­раль­ны­ми прин­ци­па­ми. Свое жиз­нен­ное кре­до он фор­му­ли­ро­вал про­сто: «Я ве­рю, что спо­соб­ность де­лать день­ги – это Бо­жий дар. И, бу­дучи на­де­лен этим да­ром, я обя­зан де­лать день­ги и еще раз де­лать день­ги» Ди­зайн: Ири­на Ши­я­нов­ская

* По­втор­ная пуб­ли­ка­ция по прось­бам чи­та­те­лей. Впер­вые ста­тья бы­ла опуб­ли­ко­ва­на в №32/2011 жур­на­ла «Лич­но­сти».

Де­Ло­вое Дет­ство

Джон Дэ­ви­сон Рокфеллер по­явил­ся на свет 8 июля 1839 го­да в го­ро­де Ри­ч­фор­де, штат Нью-Йорк. Его мать Эли­за бы­ла глу­бо­ко ве­ру­ю­щей бап­тист­кой, бук­валь­но из­лу­чав­шей бла­го­че­стие, сми­ре­ние и лю­бовь к Бо­гу. Сво­их ше­сте­рых де­тей она стре­ми­лась вос­пи­тать бо­го­бо­яз­нен­ны­ми, ра­бо­тя­щи­ми и бе­реж­ли­вы­ми. Пол­ную про­ти­во­по­лож­ность су­пру­ге яв­лял Уи­льям Рокфеллер, из­вест­ный сре­ди зна­ко­мых под клич­кой «Боль­шой Билл». Гу­ля­ка, ве­сель­чак и плут, он лю­бил ши­кар­ные ко­стю­мы, лег­кие за­ра­бот­ки и до­ступ­ных жен­щин. Рок­фел­лер­стар­ший гор­до име­но­вал се­бя «бо­та­ни­че­ским док­то­ром», но в дей­стви­тель­но­сти был за­уряд­ным шар­ла­та­ном. Он про­да­вал на яр­мар­ках «чу­до­дей­ствен­ный» элик­сир соб­ствен­но­го из­го­тов­ле­ния, яко­бы из­ле­чи­вав­ший зуб­ную боль, про­сту­ду, цин­гу, че­сот­ку, оспу, си­фи­лис, рак и все про­чие неду­ги. Уи­льям Рокфеллер не брез­го­вал и дру­ги­ми афе­ра­ми – сбы­вал фаль­ши­вые дра­го­цен­но­сти, за­ни­мал­ся спе­ку­ля­ци­я­ми, да­же про­мыш­лял ко­но­крад­ством. Он за­ра­ба­ты­вал непло­хие день­ги, но тут же спус­кал их на жен­щин или про- иг­ры­вал в кар­ты. Дол­гие ме­ся­цы, ко­гда Боль­шой Билл не бы­вал до­ма, Эли­за с детьми бы­ла вы­нуж­де­на жить в долг и эко­но­мить на всем. За­тем по­яв­лял­ся неуны­ва­ю­щий гла­ва се­мей­ства с тол­стой пач­кой дол­ла­ров и опла­чи­вал все сче­та. Из-за бес­по­кой­но­го ре­мес­ла от­ца Рок­фел­ле­рам при­хо­ди­лось ча­сто пе­ре­ез­жать с ме­ста на ме­сто. Ко­гда Джон был еще со­всем ма­лень­ким, се­мья пе­ре­бра­лась в ме­стеч­ко Мо­ра­вию, за­тем в го­ро­док Ове­го и, на­ко­нец, осе­ла в пред­ме­стье Клив­лен­да, штат Огайо. К ве­ли­чай­шей ра­до­сти Эли­зы, Джон­ни по­шел в нее. С ран­них лет бу­ду­щий миллиардер про­во­дил сво­бод­ное вре­мя в церк­ви за мо­лит­ва­ми и пе­ни­ем псал­мов. От сво­е­го непу­те­во­го от­ца Джон Дэ­ви­сон Рокфеллер уна­сле­до­вал лишь од­но – ком­мер­че­скую жил­ку. Но тра­тить за­ра­бо­тан­ные день­ги по­пу­сту маль­чик не со­би­рал­ся. Еще в неж­ном воз­расте Рокфеллер-млад­ший за­вел ко­пил­ку и бе­реж­но скла­ды­вал ту­да ме­дя­ки, по­лу­ча­е­мые на кон­фе­ты и раз­вле­че­ния. Вско­ре Джон­ни на­чал пус­кать на­коп­ле­ния в обо­рот: по­ку­пал в ла­воч­ке фунт ле­ден­цов, де­лил на ча­сти и про­да­вал с на­цен­кой соб­ствен­ным сест­рам. А в семь лет на­шел гнез­до ин­дей­ки, соб­ствен­но­руч­но вы­кор­мил ин­дю­шат и вы­год­но про­дал взрос­лых птиц. Обыч­ные ре­бя­чьи за­ба­вы ни­сколь­ко его не ин­те­ре­со­ва­ли. Окру­жа­ю­щие от­ме­ча­ли, что маль­чик за­дум­чив и рас­су­ди­те­лен не по го­дам. Школь­ная на­у­ка да­ва­лась Джон­ни с тру­дом, но Рокфеллер-млад­ший тер­пе­ли­во кор­пел над учеб­ни­ка­ми, с осо­бен­ным рве­ни­ем на­ле­гая на ма­те­ма­ти­ку. Во вре­мя иг­ры в шаш­ки он из­во­дил парт­не­ров, раз­мыш­ляя над каж­дым хо­дом по пол­ча­са. На сер­ди­тые по­ну­ка­ния от­ве­чал: «Ты ведь не ду­ма­ешь, что я иг­раю для то­го, что­бы про­иг­рать?» – и неиз­мен­но вы­иг­ры­вал.

По сви­де­тель­ству од­но­го из школьных то­ва­ри­щей, «Джон про­яв­лял здра­во­мыс­лие во всем, за ис­клю­че­ни­ем од­но­го – он был яв­но по­ме­шан на день­гах». Ста­ра­тель­но по­пол­няя свою ко­пил­ку, маль­чик убе­дил­ся, что од­ни ме­то­ды за­ра­бот­ка го­раз­до пер­спек­тив­нее дру­гих. Уже взрос­лый Рокфеллер вспо­ми­нал: «Од­ним из мо­их ран­них ис­пы­та­ний бы­ло ры­тье кар­то­фе­ля у со­се­да на про­тя­же­нии несколь­ких дней. Он был очень пред­при­им­чи­вый и про­цве­та­ю­щий фер­мер. Мне бы­ло то­гда, ве­ро­ят­но, лет две­на­дцать. И фер­мер еже­днев­но вы­да­вал мне несколь­ко мо­нет. Я от­кла­ды­вал эти ма­лень­кие сум­мы в ко­пил­ку и вско­ре по­нял, что та­кие же день­ги, ко­то­рые я мо­гу за­ра­ба­ты­вать, ко­пая кар­тош­ку сто дней под­ряд, я мог бы по­лу­чить, не уда­рив па­лец о па­лец, ес­ли бы по­ло­жил в банк 50 дол­ла­ров. Это от­кры­тие на­ве­ло ме­ня на мысль, что хо­ро­шо бы сде­лать день­ги мо­и­ми ра­ба­ми, а не на­обо­рот». Все свои мыс­ли и чув­ства юный Рокфеллер под­чи­нил од­ной ве­ли­кой мечте – «обуз­дать» строп­ти­вые день­ги и раз­бо­га­теть. Смет­ли­вость, упор­ство и ве­ра в Гос­по­да долж­ны бы­ли по­мочь в до­сти­же­нии этой за­вет­ной це­ли. По­сле шко­лы Джон по­сту­пил в го­род­ской кол­ледж Клив­лен­да, где пре­по­да­ва­ли бух­гал­тер­ское де­ло и ос­но­вы биз­не­са, но про­учил­ся там все­го год. Рокфеллер при­шел к вы­во­ду, что ис­кус­ство ком­мер­ции луч­ше осва­и­вать на прак­ти­ке. Окон­чив трех­ме­сяч­ные бух­гал­тер­ские кур­сы, он при­нял­ся ис­кать под­хо­дя­щее ме­сто.

ПУтЬ К УсПе­ХУ

По­ис­ки ра­бо­ты про­дол­жа­лись шесть недель. Ху­до­ща­вый юнец в стро­гом черном ко­стю­ме тер­пе­ли­во оби­вал по­ро­ги клив­ленд­ских фирм. На­ко­нец, Рок­фел­ле­ра взя­ли по­мощ­ни­ком бух­гал­те­ра в бро­кер­скую ком­па­нию Hewitt and Tuttle. И хо­тя пер­вые три ме­ся­ца эта ра­бо­та боль­ше на­по­ми­на­ла уче­бу – жа­ло­ва­нье Джо­ну не пла­ти­ли – мо­ло­дой че­ло­век с го­ло­вой по­гру­зил­ся в чу­дес­ный мир биз­не­са. Он на­чи­нал ра­бо­чий день в по­ло­вине седь­мо­го утра и не по­ки­дал кон­то­ру рань­ше де­ся­ти ве­че­ра. На­бож­ный юно­ша ста­ра­тель­но из­бе­гал гре­хов­ных со­блаз­нов – об­хо­дил сто­ро­ной пи­тей­ные за­ве­де­ния, ша­ра­хал­ся от ве­се­лых де­виц. За­то впер­вые уви­дев чек на че­ты­ре ты­ся­чи дол­ла­ров, Рокфеллер при­шел в вос­торг, по­ми­нут­но вы­ни­мал дра­го­цен­ную бу­ма­гу из сей­фа и смот­рел на нее влюб­лен­ны­ми гла­за­ми. Че­рез три ме­ся­ца Джо­ну вы­пла­ти­ли 50 дол­ла­ров за все про­ра­бо­тан­ное вре­мя. С пер­вой по­луч­ки он ку­пил ма­лень­кий гросс­бух, ку­да стал за­пи­сы­вать свои до­хо­ды и рас­хо­ды, скру­пу­лез­но учи­ты­вая каж­дый цент. Со вре­ме­нем усерд­ный ра­бот­ник по­лу­чил по­вы­ше­ние и при­бав­ку к жа­ло­ва­нью, но ему хо­те­лось боль­ше­го – Рокфеллер меч­тал о соб­ствен­ном биз­не­се.

В кон­це 1850-х го­дов он по­зна­ко­мил­ся с ан­глий­ским ком­мер­сан­том Мо­ри­сом Клар­ком. Ан­гли­ча­нин ис­кал ком­па­ньо­на с ка­пи­та­лом в 2000 дол­ла­ров для со­зда­ния сов­мест­но­го де­ла. К то­му вре­ме­ни Джон успел ско­пить лишь во­семь со­тен, и недо­ста­ю­щую сум­му при­шлось за­нять у соб­ствен­но­го от­ца под 10% го­до­вых. Пер­вый шаг на пу­ти к успе­ху был сде­лан: де­вят­на­дца­ти­лет­ний Рокфеллер-млад­ший стал со­вла­дель­цем неболь­шой фир­мы, тор­го­вав­шей му­кой, сви­ни­ной, со­лью и дру­ги­ми то­ва­ра­ми. Ни­что не су­ли­ло мо­ло­дой ком­па­нии се­рьез­ных при­бы­лей, од­на­ко Джон ве­рил в Бо­жью помощь, и Гос­подь его не под­вел. Вско­ре юж­ные шта­ты объ­яви­ли о вы­хо­де из Со­ю­за, и на­ча­лась кро­во­про­лит­ная граж­дан­ская вой­на. Бой­ня, унес­шая сот­ни ты­сяч жиз­ней, ста­ла для Рок­фел­ле­ра и Клар­ка про­пус­ком в боль­шой биз­нес: фе­де­раль­ной ар­мии тре­бо­ва­лись тон­ны про­до­воль­ствия, и во­ен­ные по­став­ки по­мог­ли ком­па­ньо­нам быст­ро раз­вер­нуть­ся. В 1864-м Джон ре­шил же­нить­ся. Его из­бран­ни­ца Ло­ра Спел­ман бы­ла та­кой же ре­ли­ги­оз­ной и бе­реж­ли­вой, как и он сам. Бла­го­нрав­ная ба­рыш­ня не вы­но­си­ла та­бач­но­го ды­ма и за­па­ха спирт­но­го, не лю­би­ла те­атр, не чи­та­ла ро­ма­нов, за­то об­ла­да­ла де­ло­вой смет­кой. Ро­ман­ти­че­ской стра­сти Джон

и Ло­ра не зна­ли. Это был со­юз двух прак­тич­ных лю­дей, клас­си­че­ский брак по трез­во­му рас­че­ту, став­ший счаст­ли­вым. «Без ее со­ве­тов я не смог бы раз­бо­га­теть», – с гор­до­стью го­во­рил о лю­би­мой су­пру­ге Джон Рокфеллер. Меж­ду тем граж­дан­ская вой­на за­вер­ши­лась по­бе­дой ин­ду­стри­аль­но­го Се­ве­ра. Уш­лый де­лец-ян­ки вос­тор­же­ство­вал над пат­ри­ар­халь­ным юж­ным план­та­то­ром. Аме­ри­ка всту­пи­ла в зо­ло­той век пред­при­ни­ма­тель­ства, про­мыш­лен­но­го бу­ма и бир­же­вых спе­ку­ля­ций. Огром­ная стра­на де­ла­ла день­ги, и Рокфеллер ста­рал­ся ид­ти в но­гу со вре­ме­нем. Его за­ин­те­ре­со­ва­ла но­вая от­расль про­мыш­лен­но­сти – неф­те­до­бы­ча. В 1860-х го­дах ке­ро­си­но­вое осве­ще­ние стре­ми­тель­но вы­тес­ня­ло ста­ро­мод­ные све­чи. Из бес­по­лез­ной чер­ной жид­ко­сти нефть пре­вра­ти­лась в цен­ный то­вар. По счаст­ли­вой слу­чай­но­сти бо­га­тые неф­тя­ные за­ле­жи бы­ли об­на­ру­же­ны неда­ле­ко от Клив­лен­да, в со­сед­ней Пен­силь­ва­нии. Джон Рокфеллер ре­шил раз­ве­дать об­ста­нов­ку и от­пра­вил­ся в го­род Ти­ту­свилл, глав­ный центр неф­те­до­бы­чи. Ме­ста до­бы­чи неф­ти на­по­ми­на­ли ги­гант­ский му­ра­вей­ник: в Пен­силь­ва­нию съе­ха­лись 150 000 охот­ни­ков за «чер­ным зо­ло­том». Нефть ис­ка­ли все, ко­му не лень, – от вче­раш­них сол­дат до бу­лоч­ни­ков и же­лез­но­до­рож­ных слу­жа­щих. На­де­ясь раз­бо­га­теть, неопыт­ные бе­до­ла­ги бу­ри­ли зем­лю са­мы­ми при­ми­тив­ны­ми ин­стру­мен­та­ми. По­всю­ду ца­ри­ли ха­ос и нераз­бе­ри­ха. За­ча­стую счаст­лив­чи­ки, об­на­ру­жив­шие за­вет­ную сква­жи­ну, те­ря­ли де­сят­ки бар­ре­лей неф­ти, не по­за­бо­тив­шись за­па­стись ем­ко­стя­ми для ее сбо­ра. О транс­пор­ти­ров­ке и пе­ре­ра­бот­ке сырья неф­те­до­быт­чи­ки во­об­ще не за­ду­мы­ва­лись... Практичный Рокфеллер сра­зу по­нял, что на до­бы­че неф­ти раз­бо­га­теть не удаст­ся: слиш­ком ве­ли­ка кон­ку­рен­ция. Хра­не­ние и пе­ре­гон­ка «чер­но­го зо­ло­та» – вот ключ к боль­шим день­гам! Он уго­во­рил Клар­ка при­об­ре­сти ке­ро­си­но­вый за­вод в Клив­лен­де, но за­тем меж­ду ком­па­ньо­на­ми про­изо­шла раз­молв­ка. Джон на­ста­и­вал на рас­ши­ре­нии неф­тя­но­го биз­не­са, а Мо­рис увяз в тор­го­вой ру­тине и не же­лал рис­ко­вать. В кон­це кон­цов Кларк за­явил Рок­фел­ле­ру: «Ес­ли те­бе нев­тер­пеж ра­зо­рить­ся, нам при­дет­ся лик­ви­ди­ро­вать ком­па­нию!» Бу­ду­щий миллиардер вы­ку­пил у парт­не­ра его до­лю в неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щем пред­при­я­тии и, про­ща­ясь с ним, за­ме­тил: «Мо­рис, я ду­маю, ты со­вер­шил ошиб­ку, не пой­дя со мной. На этот раз я на пу­ти к на­сто­я­ще­му бо­гат­ству».

неФ­тЯ­наЯ иМ­Пе­риЯ

В ту по­ру в Клив­лен­де на­счи­ты­ва­лось по­чти три де­сят­ка неф­те­пе­ре­гон­ных за­во­дов. Что­бы пре­успеть, нуж­но бы­ло стать

луч­шим, и Джон Рокфеллер это по­ни­мал. Сла­бо раз­би­ра­ясь в тех­ни­че­ских во­про­сах, он по­спе­шил най­ти гра­мот­ных ком­па­ньо­нов – хи­ми­ка и изоб­ре­та­те­ля Сэмю­э­ля Эн­д­рю­са и ком­мер­сан­та Ген­ри Флаг­ле­ра. 10 июня 1870 го­да парт­не­ры ос­но­ва­ли ком­па­нию «Standard Oil Corporation» с ка­пи­та­лом в один мил­ли­он дол­ла­ров. В на­зва­нии бы­ла за­клю­че­на глав­ная идея Рок­фел­ле­ра – пред­ло­жить Аме­ри­ке неф­те­про­дук­ты, от­ве­ча­ю­щие са­мым вы­со­ким стан­дар­там. На пер­вых по­рах Рокфеллер ре­шил от­ка­зать­ся от зар­плат – вме­сто жа­ло­ва­нья его со­труд­ни­ки по­лу­ча­ли ак­ции «Standard Oil». Это за­ста­ви­ло их усерд­но ра­бо­тать на мо­ло­дую ком­па­нию, дабы по­вы­сить сто­и­мость ее ак­ти­вов. Ос­но­ва­тель «Standard Oil» за­нял­ся на­уч­ной ор­га­ни­за­ци­ей тру­да. До Рок­фел­ле­ра ра­бо­та неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих за­во­дов бы­ла по­став­ле­на из рук вон пло­хо. Сы­рую нефть до­став­ля­ли в при­ми­тив­ных де­ре­вян­ных боч­ках, зна­чи­тель­ная часть гру­за ис­па­ря­лась и вы­те­ка­ла по до­ро­ге, ра­бо­чие ша­га­ли по неф­тя­ным лу­жам, пе­ре­гон­ные ко­лон­ны пе­ре­пол­ня­лись сверх ме­ры... Джон Рокфеллер быст­ро по­кон­чил с этим без­об­ра­зи­ем и на­вел у се­бя об­раз­цо­вый по­ря­док. Он на­ла­дил про­из­вод­ство гер­ме­тич­ных ме­тал­ли­че­ских бо­чек, окра­шен­ных в си­ний цвет и став­ших сим­во­лом фир­мы. За­тем по­сле­до­ва­ло дру­гое ноу-хау – спе­ци­аль­ные же­лез­но­до­рож­ные ци­стер­ны для пе­ре­воз­ки неф­ти.

Вско­ре де­ти­ще Рок­фел­ле­ра ста­ло са­мым при­быль­ным неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щим пред­при­я­ти­ем в Клив­лен­де, и хо­зя­ин «Standard Oil» при­сту­пил к устра­не­нию кон­ку­рен­тов. Он ис­кренне ве­рил, что за­ни­ма­ет­ся бла­гим де­лом – оздо­ров­ля­ет неф­тя­ной биз­нес. В 1872-м Рокфеллер за­клю­чил тай­ное со­гла­ше­ние с тре­мя же­лез­но­до­рож­ны­ми ком­па­ни­я­ми, за­ни­мав­ши­ми­ся транс­пор­ти­ров­кой пен­силь­ван­ской неф­ти. «Standard Oil» предо­ста­ви­ла парт­не­рам фир­мен­ные ва­го­ны-ци­стер­ны и га­ран­ти­ро­ва­ла вну­ши­тель­ные объ­е­мы гру­зо­пе­ре­во­зок. Вза­мен для Рок­фел­ле­ра бы­ли уста­нов­ле­ны льгот­ные транс­порт­ные та­ри­фы, а для его кон­ку­рен­тов – за­вы­шен­ные. «Standard Oil» пла­ти­ла по 10 цен­тов за пе­ре­воз­ку каж­до­го бар­ре­ля, а дру­гие неф­те­про­мыш­лен­ни­ки – по 35. Ого­ва­ри­ва­лось, что часть средств от по­вы­ше­ния та­ри­фов бу­дет вло­же­на в пред­при­я­тие Рок­фел­ле­ра. Та­ким об­ра­зом, его со­пер­ни­ки бы­ли об­ре­че­ны на ра­зо­ре­ние, и чем доль­ше со­про­тив­ля­лись их аго­ни­зи­ру­ю­щие ком­па­нии, тем боль­ше на­жи­ва­лась «Standard Oil». Вла­дель­цы неф­те­пе­ре­гон­ных за­во­дов сто­на­ли под бре­ме­нем неподъ­ем­ных та­ри­фов, а Джон Рокфеллер на­но­сил им ви­зи­ты, пред­ла­гая кон­ку­рен­там про­дать свои пред­при­я­тия, не до­жи­да­ясь неми­ну­е­мо­го банк­рот­ства. Рокфеллер нето­роп­ли­во по­яс­нял: «Что­бы оздо­ро­вить эко­но­ми­ку Со­еди­нен­ных Шта­тов, необ­хо­ди­мо из­ба­вить­ся от всех сла­бых и непри­спо­соб­лен­ных. Реор­га­ни­зо­вать ры­нок неф­ти – это наш пат­ри­о­ти­че­ский долг». Од­ни по­ни­ма­ли, что вы­хо­да нет, и сда­ва­лись. Дру­гие при­хо­ди­ли в ярость и вы­став­ля­ли непро­ше­но­го го­стя за дверь. Рокфеллер невоз­му­ти­мо из­ре­кал: «Вы де­ла­е­те боль­шую ошиб­ку. В неф­тя­ной ин­ду­стрии не бу­дет ме­ста ни мел­ким пред­при­ни­ма­те­лям, ни оди­ноч­кам». В ито­ге пе­ред ним ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли по­чти все неф­те­про­мыш­лен­ни­ки Клив­лен­да. С по­беж­ден­ны­ми Рокфеллер

об­ра­щал­ся гу­ман­но: пла­тил за их пред­при­я­тия ре­аль­ную ры­ноч­ную це­ну или предо­став­лял быв­шим вла­дель­цам до­лю в «Standard Oil». В на­кла­де он не оста­вал­ся. Пре­вра­тив­шись в мо­но­по­ли­ста, Джон Рокфеллер по­лу­чил воз­мож­ность про­из­воль­но сни­жать за­ку­поч­ные це­ны на сы­рую нефть, и день­ги по­тек­ли к нему ре­кой. Прав­да, че­рез несколь­ко ме­ся­цев стряс­лась непри­ят­ность: ин­фор­ма­ция о тай­ном сго­во­ре Рок­фел­ле­ра с же­лез­но­до­рож­ны­ми маг­на­та­ми про­со­чи­лись в аме­ри­кан­скую прес­су. Пен­силь­ва­нию немед­лен­но за­хлест­ну­ла вол­на про­те­стов. «Смерть аку­лам! До­лой за­го­вор­щи­ков! Клив­ленд­ско­го спру­та на фо­нарь!» – кри­ча­ли разъ­ярен­ные неф­тя­ни­ки, став­шие жерт­ва­ми мо­но­по­лии. На пло­ща­дях пы­ла­ли чу­че­ла Рок­фел­ле­ра, его офис за­сы­па­ли угро­жа­ю­щи­ми пись­ма­ми. Сам хо­зя­ин «Standard Oil» со­хра­нял олим­пий­ское спо­кой­ствие, но у со­общ­ни­ков-транс­порт­ни­ков сда­ли нер­вы, и сек­рет­ное со­гла­ше­ние бы­ло рас­торг­ну­то. Рокфеллер не слиш­ком огор­чил­ся: он успел за­хва­тить 80% неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щих мощ­но­стей Клив­лен­да и стал недо­ся­га­ем для кон­ку­рен­тов из Питтс­бур­га, Фи­ла­дель­фии и Нью-Йор­ка. Бит­ва за нефть бы­ла вы­иг­ра­на. В по­сле­ду­ю­щие го­ды «клив­ленд­ский спрут» про­дол­жал ме­то­дич­но за­го­нять мел­кие неф­тя­ные ком­па­нии под кры­шу «Standard Oil», при­чем по­рой весь­ма жест­ки­ми сред­ства­ми. Мол­ва при­пи­сы­ва­ла лю­дям Рок­фел­ле­ра и гру­бый шан­таж, и про­мыш­лен­ный шпи­о­наж, и да­же во­ору­жен­ное на­па­де­ние на тру­бо­про­вод, стро­ив­ший­ся кон­ку­рен­та­ми... К на­ча­лу 1880-х го­дов ком­па­ния Джо­на Рок­фел­ле­ра по­гло­ти­ла по­чти всю неф­тя­ную про­мыш­лен­ность США. Не­доб­ро­же­ла­те­ли на­де­я­лись, что непо­мер­но раз­ду­тая кор­по­ра­ция рух­нет под соб­ствен­ной тя­же­стью. Но не тут-то бы­ло! Изоб­ре­та­тель­ный Рокфеллер пре­об­ра­зо­вал свое де­ти­ще в трест. От­ныне штаб-квар­ти­ра «Standard Oil» в Нью-Йор­ке опре­де­ля­ла лишь стра­те­гию раз­ви­тия, а под­раз­де­ле­ния ком­па­нии дей­ство­ва­ли са­мо­сто­я­тель­но. Та­кая фор­ма управ­ле­ния ока­за­лась весь­ма эф­фек­тив­ной и вско­ре рас­про­стра­ни­лась на дру­гие от­рас­ли про­мыш­лен­но­сти. Джон Рокфеллер со­здал на­сто­я­щую неф­тя­ную им­пе­рию. В нее вхо­ди­ли сот­ни пред­при­я­тий, ей при­над­ле­жа­ли ты­ся­чи миль тру­бо­про­во­дов, де­сят­ки оке­ан­ских тан­ке­ров и реч­ных па­ро­хо­дов, до­ки и скла­ды, огром­ный парк же­лез­но­до­рож­ных ци­стерн и но­вые ме­сто­рож­де­ния «чер­но­го зо­ло­та». Не до­воль­ству­ясь по­ко­ре­ни­ем род­ной Аме­ри­ки, неф­тя­ной ко­роль вы­шел на ми­ро­вой ры­нок. Ре­ки рок­фел­ле­ров­ско­го ке­ро­си­на хлы­ну­ли за гра­ни­цу, «Standard Oil» ста­ла пер­вой

транс­на­ци­о­наль­ной кор­по­ра­ци­ей. Ее фир­мен­ные си­ние боч­ки мож­но бы­ло встре­тить по­всю­ду – от Гер­ма­нии и Фран­ции до Ин­дии и Ки­тая. Рас­про­стра­не­ние элек­три­че­ства зна­чи­тель­но сни­зи­ло по­треб­ле­ние ке­ро­си­на, и мно­гие биз­не­сме­ны по­го­ва­ри­ва­ли, что дни неф­тя­ной про­мыш­лен­но­сти со­чте­ны. Но Рокфеллер был невоз­му­тим: «Я сде­лал со­сто­я­ние на неф­ти, и ни­ко­гда ей не из­ме­ню». Он ока­зал­ся прав – вско­ре по­явил­ся бен­зи­но­вый дви­га­тель. Джон Рокфеллер по­счи­тал столь по­лез­ное и свое­вре­мен­ное изоб­ре­те­ние Бо­жьим про­мыс­лом. До­хо­ды неф­тя­но­го мо­но­по­ли­ста стре­ми­тель­но рос­ли. Че­рез трид­цать лет по­сле ос­но­ва­ния «Standard Oil» его ка­пи­тал ис­чис­лял­ся сот­ня­ми мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Джон Дэ­ви­сон Рокфеллер стал бо­га­тей­шим жи­те­лем Со­еди­нен­ных Шта­тов и все­го ми­ра.

бУД­ни МиЛЛи­о­не­ра

«Мы до­стиг­ли неви­дан­но­го в ис­то­рии успе­ха, на­ше имя из­вест­но во всем ми­ре, но на­ше­му ими­джу труд­но по­за­ви­до­вать. Мы оли­це­тво­ря­ем все то, что зло, бес­сер­деч­но, тя­гост­но, же­сто­ко», – пи­сал в кон­це 1880-х один из парт­не­ров Рок­фел­ле­ра. Са­мо­го Джо­на Рок­фел­ле­ра по­доб­ные пу­стя­ки ни­сколь­ко не вол­но­ва­ли. Он гор­дил­ся сво­и­ми прин­ци­па­ми и твер­до знал, что по­сту­па­ет пра­виль­но, а мне­ние об­ще­ствен­но­сти бы­ло ему аб­со­лют­но без­раз­лич­но. Неф­тя­ной ко­роль ни­ко­гда не от­ве­чал на вы­па­ды прес­сы, хо­тя со­оте­че­ствен­ни­ки вос­при­ни­ма­ли это мол­ча­ние как лиш­нее до­ка­за­тель­ство ви­ны. Ка­за­лось, Рок­фел­ле­ру чуж­ды обыч­ные че­ло­ве­че­ские чув­ства. Его жизнь на­по­ми­на­ла хо­ро­шо от­ла­жен­ный ме­ха­низм. Ров­но в 9.15 неф­тя­ной маг­нат по­яв­лял­ся в штаб-квар­ти­ре «Standard Oil», веж­ли­во при­вет­ство­вал под­чи­нен­ных, справ­лял­ся об их здоровье и не­за­мет­но про­скаль­зы­вал в свой ка­би­нет. Го­во­рил он ти­хим, ров­ным, бес­цвет­ным го­ло­сом, не вы­ка­зы­вая ни ра­до­сти, ни огор­че­ния. Вы­ве­сти Рок­фел­ле­ра из се­бя бы­ло невоз­мож­но. Как-то раз к нему во­рвал­ся разъ­ярен­ный под­ряд­чик и на­чал осы­пать его ярост­ной бра­нью. Сло­во­из­вер­же­ние дли­лось пол­ча­са, и все это вре­мя шеф «Standard Oil» си­дел, уста­вив­шись в пись­мен­ный стол и тер­пе­ли­во ожи­дал, по­ка ора­тор вы­дох­нет­ся. За­тем под­нял на него бес­страст­ный взгляд и про­из­нес: «Из­ви­ни­те, я не уло­вил, о чем вы го­во­ри­ли. Нель­зя ли по­вто­рить?» Ра­чи­тель­ный мил­ли­о­нер ре­гу­ляр­но ин­спек­ти­ро­вал свои вла­де­ния, изыс­ки­вая но­вые спо­со­бы эко­но­мии и на­ра­щи­ва­ния при­бы­ли. Од­на­ж­ды Рокфеллер осмат­ри­вал ма­ши­ну, при­па­и­вав­шую крыш­ки к пя­ти­гал­лон­ным ка­ни­страм с ке­ро­си­ном. Маг­нат по­ин­те­ре­со­вал­ся, сколь­ко ка­пель при­поя рас­хо­ду­ет­ся на каж­дую крыш­ку. Узнав, что со­рок, он при­ка­зал по­са­дить несколь­ко кры­шек на трид­цать во­семь ка­пель. Ка­ни­стры ста­ли про­те­кать. То­гда чис­ло ка­пель уве­ли­чи­ли до 39-ти, и на сей раз экс­пе­ри­мент за­вер­шил­ся успеш­но. По рас­че­там Рок­фел­ле­ра, в пер­вый же год эта ра­ци­о­на­ли­за­ция поз­во­ли­ла сэко­но­мить 2500 дол­ла­ров... Неожи­дан­но воз­ни­кая пе­ред кон­тор­ка­ми сво­их слу­жа­щих, вез­де­су­щий Рокфеллер с улыб­кой осве­дом­лял­ся, как идет ра­бо­та, и по­вер­гал их в тре­пет. Веж­ли­во­го и ти­хо­го па­тро­на бо­я­лись, как дья­во­ла. Джон Рокфеллер сла­бо на­по­ми­нал экс­плу­а­та­то­ра-кро­во­пий­цу: он пла­тил лю­дям неп­ло­хое жа­ло­ва­нье, его пер­со­нал был обес­пе­чен пен­си­я­ми и боль­нич­ны­ми. Но под­чи­нен­ные зна­ли, что хо­зя­ин «Standard Oil» не тер­пит свое­во­лия, бес­по­ща­ден к чу­жим сла­бо­стям, ошиб­кам и про­ма­хам. Да­же

ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор Джон Ар­чи­бальд, вто­рой че­ло­век в ком­па­нии, ро­бел пе­ред Рок­фел­ле­ром, слов­но ря­до­вой клерк. Каж­дую суб­бо­ту ми­стер Ар­чи­бальд по­да­вал ше­фу пись­мен­ную клят­ву о том, что на про­шед­шей неде­ле не при­тра­ги­вал­ся к ал­ко­го­лю. Сам Рокфеллер не пил, не ку­рил, свя­то хра­нил су­пру­же­скую вер­ность, иг­но­ри­ро­вал клу­бы, ре­сто­ра­ны и те­ат­ры, за­то бо­го­слу­же­ния по­се­щал ре­гу­ляр­но. Бу­дучи доб­рым при­хо­жа­ни­ном, «ка­пи­та­ли­сти­че­ский спрут» при­леж­но от­чис­лял 10% сво­их до­хо­дов бап­тист­ской церк­ви. Со вре­ме­нем эта «де­ся­ти­на» до­стиг­ла мил­ли­он­ных сумм. Ос­но­ва­тель «Standard Oil» жил за­мкну­то и ас­ке­тич­но. В 1880 го­ду он вы­стро­ил в Нью-Йор­ке мрач­ный дом, вы­гля­дев­ший весь­ма убо­го по срав­не­нию с двор­ца­ми со­се­дей-маг­на­тов. В этом уны­лом особ­ня­ке Джон Рокфеллер и его су­пру­га рас­ти­ли че­ты­рех де­тей – трех до­че­рей и сы­на. Неф­тя­ной ко­роль ста­рал­ся при­вить сво­им де­тям тру­до­лю­бие, ре­ли­ги­оз­ность и скром­ность. Ма­лень­кие Рок­фел­ле­ры по­слуш­но буб­ни­ли мо­лит­вы и до­на­ши­ва­ли друг за дру­гом ста­рую одеж­ду. Хо­зя­ин «Standard Oil» обя­зал де­тей ве­сти по­дроб­ные бух­гал­тер­ские кни­ги. Каж­дый ре­бе­нок по­лу­чал несколь­ко цен­тов пре­ми­аль­ных за уби­тую му­ху и за­то­чен­ный ка­ран­даш, за час му­зы­каль­ных упраж­не­ний и день воз­дер­жа­ния от слад­ко­го. У каж­до­го был свой уча­сток в са­ду, и уни­что­же­ние сор­ня­ков

так­же оце­ни­ва­лось по твер­до­му тарифу. А за мел­кие про­ступ­ки, невы­учен­ные уро­ки или опоз­да­ние к зав­тра­ку де­тей милли­о­не­ра без­жа­лост­но штра­фо­ва­ли. О кар­ман­ных день­гах, вы­да­ва­е­мых про­сто так, в до­ме Рок­фел­ле­ра не мог­ло быть и ре­чи. Позд­нее его сын вспо­ми­нал: «День­ги бы­ли для нас вез­де­су­щи и неви­ди­мы. Мы зна­ли, что де­нег очень мно­го, но зна­ли так­же, что они недо­ступ­ны». Джон Рокфеллер-млад­ший вы­рос та­ким же при­жи­ми­стым и бо­го­бо­яз­нен­ным, как и его отец. Вот толь­ко ини­ци­а­ти­вы у него бы­ло по­мень­ше – спар­тан­ское вос­пи­та­ние сде­ла­ло юно­шу бо­лез­нен­но за­стен­чи­вым и по­кор­ным ро­ди­тель­ской во­ле. Во вре­мя уче­бы в уни­вер­си­те­те мо­ло­дой Рокфеллер, бо­яв­ший­ся по­тра­тить лиш­ний дол­лар, ра­зи­тель­но от­ли­чал­ся от без­за­бот­ных сверст­ни­ков. В 1897 го­ду на­след­ник неф­тя­ной им­пе­рии во­шел в се­мей­ный биз­нес. То­гда же Рокфеллер-стар­ший на­чал со­кра­щать свое уча­стие в управ­ле­нии «Standard

Oil», по­ти­хонь­ку пе­ре­да­вая де­ла сы­ну и опыт­ной ко­ман­де ме­не­дже­ров. Ста­ре­ю­щий неф­тя­ной маг­нат про­во­дил все боль­ше вре­ме­ни за иг­рой в гольф. Но да­же пре­да­ва­ясь лю­би­мо­му хоб­би, пунк­ту­аль­ный и бе­реж­ли­вый Рокфеллер оста­вал­ся са­мим со­бой. Ров­но в 10.00 в со­про­вож­де­нии двух слуг c клюш­ка­ми он при­хо­дил на по­ле для голь­фа и нето­роп­ли­во го­нял мяч по тра­ве. Вся­кий раз, ко­гда иг­ро­ки при­бли­жа­лись к ре­ке, Рокфеллер на­ста­и­вал на ис­поль­зо­ва­нии ста­рых мя­чей. Гля­дя на дру­гих голь­фи­стов, не бо­яв­ших­ся по­те­рять но­вые мя­чи, муль­ти­мил­ли­о­нер неодоб­ри­тель­но вор­чал: «Они, долж­но быть, че­рес­чур бо­га­ты».

на сКЛоне Лет

Пол­но­стью отой­ти от дел Рок­фел­ле­ру не уда­лось, ибо мно­го­чис­лен­ные недру­ги не остав­ля­ли аку­лу капитализма в по­кое. В на­ча­ле ХХ ве­ка со­кру­ши­тель­ный удар по «Standard Oil» на­нес­ла бес­страш­ная жур­на­лист­ка Ида Тар­белл. Дочь мел­ко­го неф­те­про­мыш­лен­ни­ка, ра­зо­рен­но­го Рок­фел­ле­ром, она со­бра­ла ком­про­мат на зна­ме­ни­то­го тол­сто­су­ма и опуб­ли­ко­ва­ла це­лую се­рию раз­об­ла­чи­тель­ных ста­тей. Мсти­тель­ная Ида пи­са­ла: «Сво­им ко­вар­ством и под­ло­стью Рокфеллер по­всю­ду вы­зы­вал страх. И он дол­жен был знать, что неми­ну­е­мо при­дет день, ко­гда при­ме­ня­е­мые им ме­то­ды ста­нут из­вест­ны. И то­гда его имя бу­дет вы­зы­вать все­об­щее пре­зре­ние, ко­то­рое не смо­гут за­глу­шить ни­ка­кие дол­ла­ры и ни­ка­кие со­кро­ви­ща, из­вле­ка­е­мые из недр зем­ли!» Пуб­ли­ка­ции мисс Тар­белл вы­зва­ли в аме­ри­кан­ском об­ще­стве эф­фект разо­рвав­шей­ся бом­бы. Не­го­ду­ю­щая пуб­ли­ка тре­бо­ва­ла укро­тить неф­тя­но­го мон­стра, и власть иму­щие при­слу­ша­лись к об­ще­ствен­но­му мне­нию. Кре­сто­вый по­ход про­тив Рок­фел­ле­ра воз­гла­вил лич­но пре­зи­дент США Те­одор Ру­звельт. Гла­ва го­су­дар­ства объ­явил сво­и­ми це­ля­ми за­щи­ту по­тре­би­те­лей, со­ци­аль­ную спра­вед­ли­вость и уси­ле­ние кон­тро­ля над круп­ным биз­не­сом. Ру­ко­во­ди­те­лей «Standard Oil» пре­зи­дент на­зы­вал «са­мы­ми опас­ны­ми пре­ступ­ни­ка­ми в стране». Де­ти­ще Рок­фел­ле­ра об­ви­ни­ли в на­ру­ше­нии ан­ти­мо­но­поль­но­го за­ко­но­да­тель­ства, зло­на­ме­рен­ном огра­ни­че­нии кон­ку­рен­ции и за­го­во­ре про­тив сво­бод­ной тор­гов­ли. Су­деб­ная тяж­ба меж­ду рок­фел­ле­ров­ским тре­стом и аме­ри­кан­ским пра­ви­тель­ством дли­лась несколь­ко лет. На­ко­нец, в 1911 го­ду Вер­хов­ный суд США по­ста­но­вил раз­де­лить «Standard Oil» на трид­цать с лиш­ним кон­ку­ри­ру­ю­щих ком­па­ний. Джон Рокфеллер со­хра­нил свою до­лю в каж­дой из них, но пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вать неф­тя­ную ин­ду­стрию уже не мог. Аме­ри­ка ли­ко­ва­ла: мо­но­по­ли­сти­че­ский спрут по­вер­жен! Оди­оз­но­му оли­гар­ху не со­чув­ство­вал ни­кто. Рас­пад ве­ли­кой им­пе­рии стал для Рок­фел­ле­ра тя­же­лым пси­хо­ло­ги­че­ским уда­ром, хо­тя в ко­неч­ном ито­ге раз­де­ле­ние еди­но­го биз­не­са сде­ла­ло бо­га­тей­ше­го аме­ри­кан­ца еще бо­га­че. Несмот­ря на ста­ра­ния про­грес­сив­ной об­ще­ствен­но­сти, до­хо­ды се­мей­ства Рок­фел­ле­ров про­дол­жа­ли рас­ти. По­ис­ти­не зо­ло­тым дном ста­ла Пер­вая ми­ро­вая вой­на, спро­во­ци­ро­вав­шая бе­ше­ный спрос на неф­те­про­дук­ты. К 1917 го­ду ка­пи­тал Рок­фел­ле­ра до­стиг мил­ли­ар­да дол­ла­ров, су­ще­ствен­но пре­вы­сив го­до­вой бюд­жет Со­еди­нен­ных Шта­тов. Еще че­рез 20 лет его со­сто­я­ние пе­ре­ва­ли­ло за пол­то­ра мил­ли­ар­да. Ес­ли учи­ты­вать де­валь­ва­цию дол­ла­ра, Джон Дэ­ви­сон Рокфеллер по сей день оста­ет­ся са­мым бо­га­тым че­ло­ве­ком в ис­то­рии. Ка­пи­тал Рок­фел­ле­ра мог быть еще боль­ше, ес­ли бы не ак­тив­ная бла­го­тво­ри­тель­ная де­я­тель­ность. При­мер­ный хри­сти­а­нин ни­ко­гда не за­бы­вал, что сво­и­ми до­хо­да­ми нуж­но де­лить­ся – так угод­но Гос­по­ду. В го­ды рас­цве­та неф­тя­ной ко­роль огра­ни­чи­вал­ся «цер­ков­ной де­ся­ти­ной». Отой­дя от дел, он за­нял­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью в ги­гант­ских мас­шта­бах и по­тра­тил на эти це­ли бо­лее по­лу­мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Рокфеллер щед­ро спон­си­ро­вал об­ра­зо­ва­ние,

Имя Джо­на Дэ­ви­со­на Рок­фел­ле­ра дав­но ста­ло на­ри­ца­тель­ным. Бо­га­тей­ший че­ло­век пла­не­ты, сим­вол успеш­ней­ше­го ка­пи­та­ли­ста, «непо­топ­ля­е­мо­го» биз­не­сме­на, объ­ект вос­тор­жен­но­го пре­кло­не­ния од­них и ярост­но­го него­до­ва­ния дру­гих... Рокфеллер так ве­рил в свою мис­сию «де­ла­те­ля де­нег», так пре­дан­но их лю­бил с ран­не­го дет­ства и был на­столь­ко изоб­ре­та­те­лен и неуто­мим по ча­сти их при­вле­че­ния, что день­ги про­сто не мог­ли не от­ве­тить ему вза­им­но­стью

на­у­ку, ме­ди­ци­ну и мно­го­чис­лен­ные со­ци­аль­ные про­грам­мы. На его сред­ства бы­ли ос­но­ва­ны Чи­каг­ский уни­вер­си­тет и НьюЙорк­ский ин­сти­тут ме­ди­цин­ских ис­сле­до­ва­ний. Он де­лал цен­ные подарки му­зе­ям, фи­нан­си­ро­вал ре­став­ра­цию Вер­саль­ско­го двор­ца и аме­ри­кан­скую экс­пе­ди­цию в Ан­тарк­ти­ду. Вен­цом этой де­я­тель­но­сти стал зна­ме­ни­тый фонд его име­ни, со­здан­ный в 1913 го­ду и при­зван­ный «спо­соб­ство­вать бла­го­по­лу­чию че­ло­ве­че­ства во всем ми­ре». О соб­ствен­ном бла­го­по­лу­чии Рокфеллер то­же не за­бы­вал. Окон­ча­тель­но уда­лив­шись на по­кой, он ре­шил до­жить до ста лет и неукос­ни­тель­но вы­пол­нял ре­ко­мен­да­ции вра­чей: пе­ре­ехал во Фло­ри­ду с ее бла­го­при­ят­ным кли­ма­том, со­блю­дал стро­жай­шую ди­е­ту, ел уме­рен­но и тща­тель­но пе­ре­же­вы­вал пи­щу. Во вре­мя обе­да кто­ни­будь из при­сут­ству­ю­щих чи­тал маг­на­ту Би­б­лию. Его до­суг скра­ши­ва­ли еже­днев­ные про­гул­ки, игра в гольф и упраж­не­ния на ве­ло­тре­на­же­ре. Раз­ме­рен­ный об­раз жиз­ни поз­во­лил Рок­фел­ле­ру со­хра­нить креп­кое здоровье. До­са­жда­ла ему толь­ко ало­пе­ция – он пол­но­стью ли­шил­ся ше­ве­лю­ры, бро­вей и рес­ниц, и стал по­хо­дить на зло­ве­ще­го мон­стра, ка­ким его ри­со­ва­ли не­доб­ро­же­ла­те­ли. В 1935-м Рокфеллер от­празд­но­вал де­вя­но­сто ше­стой день рож­де­ния. Стра­хо­вая ком­па­ния пре­под­нес­ла ка­пи­та­ли­сту-

дол­го­жи­те­лю чек на пять мил­ли­о­нов дол­ла­ров: он стал пер­вым кли­ен­том фир­мы, до­стиг­шим столь по­чтен­но­го воз­рас­та. До за­вет­но­го ве­ко­во­го юби­лея Джон Рокфеллер не до­тя­нул со­всем немно­го. 23 мая 1937 го­да бо­га­тей­ший жи­тель Зем­ли скон­чал­ся от сер­деч­но­го при­сту­па. Неза­дол­го до смер­ти де­вя­но­сто­се­ми­лет­ний Рокфеллер бе­се­до­вал с ав­то- мо­биль­ным маг­на­том Ген­ри Фор­дом и шу­тя на­зна­чил ему встре­чу в раю. Форд от­ве­тил, что мил­ли­о­не­рам путь на небе­са за­ка­зан. Но, по­хо­же, неф­тя­ной ко­роль не со­мне­вал­ся, что по­па­дет ту­да. Ведь Бог не зря на­де­лил его да­ром «де­лать день­ги» – Джон Дэ­ви­сон Рокфеллер пол­но­стью оправ­дал до­ве­рие Гос­по­да.

Дом Рок­фел­ле­ров в Ри­ч­фор­де

Джон в 18 лет

Ло­ра Се­ле­сти­на Спел­ман

РОКФЕЛЛЕР

112 Ак­ция «Standard Oil Trust»

Сле­ва на­пра­во: неф­тя­ная выш­ка; ра­бот­ни­ки неф­те­до­бы­ва­ю­щих пред­при­я­тий 113

Од­на из «раз­об­ла­чи­тель­ных» пуб­ли­ка­ций 114

Джон Дэ­ви­сон Рокфеллер. 1885

По­кан­ти­ко Хил­лз Кай­кит, лю­би­мая вил­ла Рок­фел­ле­ра

Лю­би­мое хоб­би – игра в гольф РОКФЕЛЛЕР

Гольф – голь­фом, но ве­ло­си­пед­ные про­гул­ки то­же же­ла­тель­ны

Воз­ле лю­би­мо­го «Фор­да» РОКФЕЛЛЕР

Рокфеллер за ра­бо­чим сто­лом

Торт в честь 90-го дня рож­де­ния РОКФЕЛЛЕР

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.