Оли­це­твО­ре­ние иCTOрии B 3D

Жизнь урав­ни­ва­ет всех лю­дей. Смерть вы­де­ля­ет осо­бен­ных. Джордж Бер­нард Шоу

Lichnosti - - В НОМЕРЕ - Юрий Бе­лец­кий Глав­ный ре­дак­тор

Ес­ли несколь­ко упро­щен­но опи­сать ран­нюю ис­то­рию че­ло­ве­че­ства, то с раз­ви­ти­ем об­ще­ства и ро­стом по­пу­ля­ции Homo sapiens по­яв­ля­лось все боль­ше воз­мож­но­стей для воз­ник­но­ве­ния ин­ди­ви­ду­аль­ных ха­рак­те­ри­стик от­дель­но­го че­ло­ве­ка. Внут­ри­ви­до­вая ин­ди­ви­ду­аль­ная борь­ба «всех про­тив всех» сме­ни­лась борь­бой групп и со­об­ществ. В этих груп­пах в ре­зуль­та­те есте­ствен­но­го от­бо­ра воз­ник­ла иерар­хия управ­ле­ния, воз­глав­ля­е­мая ли­де­ра­ми. Этот про­цесс не толь­ко под­толк­нул со­зда­ние со­ци­аль­но­го и по­ли­ти­че­ско­го устрой­ства об­ще­ства, но и по­ро­дил но­вую об­ще­ствен­ную цен­ность – ин­ди­ви­да с осо­бен­ны­ми, вы­да­ю­щи­ми­ся ка­че­ства­ми. Из чи­сто фи­зио­ло­ги­че­ско­го нера­вен­ства воз­ник­ло со­ци­аль­ное нера­вен­ство от­дель­ных лю­дей, ко­то­рое на про­тя­же­нии несколь­ких ты­ся­че­ле­тий бу­дет под­тал­ки­вать об­ще­ство по пу­ти про­грес­са. Имен­но нера­вен­ство бы­ло и есть ге­не­ра­то­ром осо­бых ка­честв (та­лан­та, упор­ства, сме­ло­сти и т.п.) и воз­ник­но­ве­ния вы­да­ю­щих­ся лич­но­стей. Кон­ку­рен­том та­ко­го под­хо­да все­гда вы­сту­па­ло пред­став­ле­ние о судь­бе, про­ви­де­нии, ко­то­рое про­сто ис­поль­зу­ет до­ступ­ных и под­хо­дя­щих для ка­кой-ли­бо ро­ли лю­дей. Есте­ствен­но, воз­ни­ка­ет во­прос, по­доб­ный зна­ме­ни­то­му во­про­су о «ку­ри­це или яй­це». То есть, ис­то­ри­че­ский ли про­цесс (судь­ба, про­ви­де­ние) по­штуч­но и ку­стар­но про­из­во­дит

осо­бен­ных лю­дей для сво­их це­лей или имен­но эти осо­бен­ные, ис­клю­чи­тель­ные и вы­да­ю­щи­е­ся ин­ди­ви­ды со­зда­ют ис­то­рию по сво­ей во­ле? Пер­во­на­чаль­ные пред­став­ле­ния, есте­ствен­но, бы­ли на сто­роне про­ви­де­ния. Древ­ние гре­ки смот­ре­ли на бу­ду­щее фа­та­ли­стич­но и в це­лом счи­та­ли, что судь­бы всех лю­дей пред­опре­де­ле­ны за­ра­нее. Со вре­ме­нем роль лич­но­сти ста­ла бо­лее зна­чи­мой и при­об­ре­ла мно­гих яр­ких сто­рон­ни­ков. На­при­мер, шот­ланд­ский исто­рик и фи­ло­соф То­мас Кар­лейль был уве­рен, что ис­то­ри­че­ский про­цесс есть ре­зуль­тат де­я­тель­но­сти вы­да­ю­щих­ся лич­но­стей, «ге­ро­ев». Са­мое идей­ное его про­из­ве­де­ние, ока­зав­шее ма­ги­че­ское вли­я­ние на со­вре­мен­ни­ков и по­том­ков, так и на­зы­ва­лось: «Ге­рои и ге­ро­и­че­ское в ис­то­рии». Со­глас­но Кар­лей­лю, все­мир­ная ис­то­рия есть жиз­не­опи­са­ние дел ве­ли­ких лю­дей. Бо­лее то­го, су­ще­ству­ет сво­е­го ро­да ис­то­ри­че­ский круг, или цикл, ко­гда по­сле ве­ли­ких свер­ше­ний ге­ро­и­че­ское на­ча­ло в об­ще­стве осла­бе­ва­ет, и то­гда на сме­ну управ­ля­е­мо­му раз­ви­тию могут прий­ти си­лы (в революциях и вос­ста­ни­ях) в ви­де без­ли­ких че­ло­ве­че­ских масс, ко­то­рые дей­ству­ют ха­о­ти­че­ски и раз­ру­ши­тель­но, по­ка вновь не про­явят­ся но­вые «ис­тин- ные ге­рои», во­жди (по Кар­лей­лю – та­кие, как Кром­вель или На­по­ле­он). Взгля­ды Кар­лей­ля в чем-то предвосхитили идеи Фри­дри­ха Ниц­ше с его куль­том сверх­че­ло­ве­ка, а че­рез него еще ряд до­воль­но ра­сист­ских идео­ло­гов. Ре­зуль­тат был та­ков, что в трид­ца­тые го­ды два­дца­то­го ве­ка ан­глий­ские ис­то­ри­ки и фи­ло­со­фы рас­смат­ри­ва­ли Кар­лей­ля как пер­во­го на­ци­ста. Та­кой экс­тре­мист­ский взгляд, ко­неч­но, от­ра­жа­ет толь­ко по­ли­ти­че­ские це­ли пред­во­ен­но­го вре­ме­ни и под­твер­жда­ет мысль Кар­лей­ля, что «ес­ли бы Ии­сус Хри­стос явил­ся се­го­дня, ни­кто бы не стал его рас­пи­нать. Его бы при­гла­си­ли к обе­ду, вы­слу­ша­ли и от ду­ши по­сме­я­лись». Ра­зу­ме­ет­ся, у ге­ро­и­че­ской тео­рии бы­ли свои про­тив­ни­ки. Его со­вре­мен­ник, ан­глий­ский фи­ло­соф и со­цио­лог Гер­берт Спен­сер по­ла­гал, что «по­кло­не­ние ге­ро­ям наи­бо­лее раз­ви­то там, где наи­ме­нее раз­ви­то ува­же­ние к че­ло­ве­че­ской свободе». А, на­при­мер, «железный канц­лер» Бисмарк, ко­то­ро­го со­вре­мен­ни­ки не без ос­но­ва­ний от­но­си­ли к чис­лу из­ме­ня­ю­щих судь­бы ми­ра, в сво­ем вы­ступ­ле­нии в се­вер­но-гер­ман­ском рейхс­та­ге 16 ап­ре­ля 1869 го­да ска­зал: «Мы не мо­жем, гос­по­да, ни иг­но­ри­ро­вать ис­то­рию про­шло­го, ни тво­рить бу­ду­щее. Мне хо­те­лось

бы предо­хра­нить вас от то­го за­блуж­де­ния, бла­го­да­ря ко­то­ро­му лю­ди пе­ре­во­дят впе­ред свои ча­сы, во­об­ра­жая, что этим они уско­ря­ют те­че­ние вре­ме­ни». В прин­ци­пе, вся эта ин­тел­лек­ту­аль­ная ду­эль – про­дол­же­ние бес­ко­неч­но­го спо­ра о ро­ли слу­чай­но­го и за­ко­но­мер­но­го в ис­то­рии, и, как уже мы од­на­ж­ды пи­са­ли (см. Лич­но­сти №69), – это лож­ная ди­хо­то­мия. Вро­де рас­суж­де­ний о том, что тя­же­лее – круг­лое или зе­ле­ное. Ко­неч­но, в гло­баль­ном мас­шта­бе от­дель­ный че­ло­век – это слу­чай­ная ве­ли­чи­на (ведь неле­по до­пус­кать, что лич­ность есть ма­жо­ри­тар­ный кон­тро­лер ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са). То­гда судь­ба, про­ви­де­ние есте­ствен­но свя­за­но с дви­же­ни­ем боль­ших че­ло­ве­че­ских масс и вы­сту­па­ет как един­ствен­ный пре­тен­дент на роль за­ко­но­мер­но­сти. Что­бы по­яс­нить мни­мость это­го про­ти­во­по­став­ле­ния, на­ри­су­ем па­ру кар­ти­нок. Немно­го схе­ма­тич­но изоб­ра­зим ис­то­рию че­ло­ве­че­ства. Каж­до­го че­ло­ве­ка мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать про­фес­си­ей (ро­дом де­я­тель­но­сти), ме­стом и вре­ме­нем его жиз­ни. Ес­ли пред­ста­вить эту схему гра­фи­че­ски, то каж­до­му достанется несколь­ко то­чек в та­ком трех­мер­ном про­стран­стве (см. рис. 1). То­гда ме­сто дей­ствия че­ло­ве­че­ства «се­го­дня» – это го­ри­зон­таль­ная пря­мая, пер­пен­ди­ку­ляр­ная оси вре­ме­ни. И для лич­но­сти на­до и воз­мож­но дей­ство­вать толь­ко на­хо­дясь на ли­нии «се­го­дня» (эта ли­ния – весь наш мир). Кон­ку­рен­ция лич­но­стей и со­про­тив­ле­ние сре­ды – все про­ис­хо­дит на этой го­ри­зон­та­ли. Сле­ду­ю­щий ис­то­ри­че­ский мо­мент («зав­тра») есть ре­зуль­тат де­я­тель­но­сти огром­но­го чис­ла раз­но­об­раз­ных сил. По­это­му от «се­го­дняш­них» уси­лий, ха­рак­те­ра и успе­хов дан­ной лич­но­сти мо­жет не остать­ся и сле­да (при­мер А). Но мо­жет слу­чить­ся иное: этот след пе­ре­жи­вет и «зав­тра» (при­мер В), и да­же стать оли­це­тво­ре­ни­ем важ­но­го ис­то­ри­че­ско­го со­бы­тия. Наш ха­рак­тер и та­лант об­ре­че­ны со­вер­шать ве­ли­кие по­ступ­ки толь­ко «здесь» и толь­ко «сей­час», а бу­дут ли они вос­тре­бо­ва­ны «зав­тра» – это слу­чай­ность в том смыс­ле, как его сфор­му­ли­ро­вал Ана­толь Франс: «Слу­чай – псев­до­ним Бо­га, ко­гда он не хо­чет под­пи­сать­ся сво­им соб­ствен­ным име­нем». По­это­му вре­мя пер­пен­ди­ку­ляр­но к за­бо­там на­шей жиз­ни и вся на­ша судь­ба – в на­шем ха­рак­те­ре.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.