АЛИЕНОРА АК­ВИ­ТАН­СКАя: ДРУ­ГАя КО­РО­ЛЕ­ВА

Lichnosti - - АЛИЕНОРА АКВИТАНСКАя: ДРУГАя КОРОЛЕВА -

ОНА БЫ­ЛА КО­РО­ЛЕ­ВОЙ ФРАН­ЦИИ И КО­РО­ЛЕ­ВОЙ АН­ГЛИИ. НО В ИС­ТО­РИЮ ВСЕ РАВ­НО ВО­ШЛА ПОД СВО­ИМ «ДЕВИЧь­ИМ ТИ­ТУ­ЛОМ» – АК­ВИ­ТАН­СКАЯ. ЕЕ ИМЯ ЧА­СТО ПИ­ШУТ КАК «ЭЛЕО­НО­РА» ИЛИ «ЭЛИ­НОР», НО ПРА­ВИЛь­НО ВСЕ-ТА­КИ «АЛИЕНОРА» – ОТ ЛА­ТИН­СКО­ГО alIa – ДРУ­ГАЯ. ОНА БЫ­ЛА ДРУ­ГОЙ И В ПА­РИ­ЖЕ, И В ЛОН­ДОНЕ. И ВСЮ­ДУ ПРИ­ВО­ЗИ­ЛА С СО­БОЙ СВОЮ АК­ВИ­ТА­НИЮ, СТРА­НУ ОЛИВКОВЫХ РОщ, ВИ­НО­ГРАД­НИ­КОВ И ТРУБАДУРОВ – СОЛ­НЕЧ­НУЮ, ПЛО­ДО­РОД­НУЮ, ЗНАЮ­щУЮ ТОЛК В ЛЮБ­ВИ, КРА­СО­ТЕ, ТВОР­ЧЕ­СТВЕ И СВО­БО­ДЕ

СО­ЮЗ ЛИ­ЛИИ И ОЛИ­ВЫ

«Цве­ту­щая Ак­ви­та­ния, (...) слад­кая, слов­но нек­тар, бла­го­да­ря сво­им ви­но­град­ни­кам, по­кры­тая ле­са­ми, бо­га­тая пло­да­ми, изоби­лу­ю­щая паст­би­ща­ми», – пи­сал монах Эри­же Лобб­ский, со­вре­мен­ник на­шей ге­ро­и­ни. Гер­цог­ство Ак­ви­та­ния за­ни­ма­ло тер­ри­то­рию де­вят­на­дца­ти со­вре­мен­ных фран­цуз­ских де­пар­та­мен­тов, бур­но раз­ви­ва­лось в рус­ле сре­ди­зем­но­мор­ской куль­ту­ры, и в ци­ви­ли­за­ци­он­ном от­но­ше­нии бы­ло в XII ве­ке ку­да бо­лее про­грес­сив­ным, чем се­вер стра­ны, в част­но­сти, скром­ные вла­де­ния фран­цуз­ских ко­ро­лей из ди­на­стии Ка­пе­тин­гов. Алиенора Ак­ви­тан­ская по­яв­ля­ет­ся на ис­то­ри­че­ской сцене 25 июля 1137 го­да – в день сво­е­го бра­ко­со­че­та­ния с прин­цем Лю­до­ви­ком, на­след­ни­ком фран­цуз­ско­го пре­сто­ла. Точ­но не­из­вест­но, сколь­ко ей то­гда бы­ло лет: ис­то­ри­ки пред­по­ла­га­ют, что не бо­лее пят­на­дца­ти, то есть ро­ди­лась она в 1122 го­ду, а по дру­гой вер­сии – в 1124-м. За пра­во счи­тать­ся ме­стом рож­де­ния пре­крас­ной Али­е­но­ры спо­рят три зам­ка: Ньель-сюр-Отиз (Ван­дея), Бе­лин (Жи­рон­да) и Ом­бри­ер (Бор­до). Ее де­дом был гер­цог Ги­льом IХ Ак­ви­тан­ский по про­зви­щу Тру­ба­дур: о его по­дви­гах и лю­бов­ных безум­ствах, за ко­то­рые он был от­лу­чен от церк­ви, сла­га­ли ле­ген­ды, а сам он со­чи­нял сти­хи. Сы­на, Ги­льо­ма Х, он же­нил на Аэно­ре, до­че­ри сво­ей лю­бов­ни­цы ви­кон­тес­сы де Ша­тель­ро по про­зви­щу Дан­же­ро­за (Опас­ная). «Гер­цог Ги­льом Ак­ви­тан­ский, сын Ги­льо­ма и до­че­ри гра­фа Ту­луз­ско­го, – пи­сал хро­нист Жоф­ф­руа де Ви­жуа, – по­ро­дил на свет от су­пру­ги сво­ей Аэно­ры дочь, кою на­рек­ли Али­е­но­рой, ина­че го­во­ря, дру­гой Аэно­рой (лат. alia aenor)». Поз­же ро­ди­лись ее млад­ший брат Ги­льом и сест­ра Пет­ро­нил­ла. Но един­ствен­ный сын гер­цо­га умер в дет­стве во вре­мя эпи­де­мии, и на­след­ни­цей Ак­ви­та­нии ста­ла стар­шая дочь. В 1137 го­ду Ги­льом Х, силач и ге­до­нист, пре­бы­вав­ший, как и его отец, в слож­ных от­но­ше­ни­ях с офи­ци­аль­ной цер­ко­вью, от­пра­вил­ся в па­лом­ни­че­ство, где вне­зап­но за­бо­лел и скон­чал­ся в воз­расте трид­ца­ти вось­ми лет. Он оста­вил за­ве­ща­ние, в ко­то­ром по­ру­чал опе­ку над до­че­рью фран­цуз­ско­му ко­ро­лю, – с по­же­ла­ни­ем, что­бы ее вы­да­ли за­муж за на­след­ни­ка пре­сто­ла. Та­ким об­ра­зом отец обез­опа­сил Али­е­но­ру от воз­мож­ных охот­ни­ков за рос­кош­ней­шим при­да­ным, а так­же от внут­рен­них мя­те­жей в Ак­ви­та­нии – во из­бе­жа­ние их факт смер­ти пра­ви­те­ля неко­то­рое вре­мя дер­жа­ли в сек­ре­те. От­ка­зать­ся от та­ко­го

вы­год­но­го пред­ло­же­ния фран­цуз­ский ко­роль Лю­до­вик VI, ко­неч­но, не мог. За несколь­ко лет до это­го по­гиб, упав с лошади, стар­ший сын ко­ро­ля Фи­липп, и на­след­ни­ком стал принц Лю­до­вик, ко­то­рый вос­пи­ты­вал­ся в аб­бат­стве Сен-Де­ни со­всем для дру­гой жиз­ни, – скром­ный, на­бож­ный и при­леж­ный в уче­бе. Лю­до­ви­ку Млад­ше­му бы­ло шест­на­дцать, ко­гда его по­ста­ви­ли пе­ред фак­том необ­хо­ди­мо­сти «со­ю­за ли­лии и оли­вы», то есть же­нить­бы на ак­ви­тан­ской кра­са­ви­це. По­сле пыш­ных сва­деб­ных тор­жеств в Бор­до мо­ло­дые от­пра­ви­лись в Па­риж. Сва­деб­ный кортеж оста­но­вил­ся в Пу­а­тье, где мо­ло­дых су­пру­гов про­воз­гла­си­ли гер­цо­гом и гер­цо­ги­ней Ак­ви­тан­ски­ми, ко­гда го­нец при­нес из­ве­стие о смер­ти Лю­до­ви­ка VI. Алиенора Ак­ви­тан­ская въехала в сто­ли­цу фран­цуз­ской ко­ро­ле­вой.

ПО­ЖАР В ЦЕРК­ВИ

Па­риж в XII ве­ке во­все не был бле­стя­щей европейской сто­ли­цей. Са­ма Алиенора и ее ак­ви­тан­ская сви­та вы­гля­де­ли в этом су­ро­вом го­ро­де дру­ги­ми, чужими, вы­зы­ва­ю­ще оде­ты­ми, у них был дру­гой язык и го­раз­до бо­лее сво­бод­ная ма­не­ра по­ве­де­ния: воз­мож­но, имен­но из-за это­го кон­тра­ста мо­ло­дая ко­ро­ле­ва по­чти сра­зу при­об­ре­ла ре­пу­та­цию по­роч­ной жен­щи­ны, со­про­вож­дав­шую ее всю жизнь. Ее без­гра­нич­ное вли­я­ние на влюб­лен­но­го ко­ро­ля не под­вер­га­лось со­мне­нию. Дво­рец Си­те в Па­ри­же по­сте­пен­но пре­об­ра­зил­ся: Алиенора вве­ла при дво­ре ак­ви­тан­ские мо­ды и блю­да с юж­ны­ми пря­но­стя­ми, а глав­ное, при­вез­ла с со­бой трубадуров. Ра­зу­ме­ет­ся, на этих мо­ло­дых муж­чин без опре­де- лен­ных за­ня­тий в сви­те ко­ро­ле­вы па­ри­жане то­же смот­ре­ли ко­со. В пер­вые го­ды прав­ле­ния Алиенора Ак­ви­тан­ская с су­пру­гом жест­ко по­да­ви­ли мя­теж в Пу­а­ту, по­пы­та­лись (неудач­но) от­во­е­вать граф­ство Ту­луз­ское, на ко­то­рое ко­ро­ле­ва за­яви­ла на­след­ствен­ные пра­ва че­рез свою баб­ку Фи­лип­пу. А за­тем Алиенора при­вез­ла в Па­риж млад­шую сест­ру Пет­ро­нил­лу, и роман этой юной де­вуш­ки с ко­ро­лев­ским се­не­ша­лем Рау­лем де Вер­ман­дуа, го­див­шим­ся ей в от­цы, стал при­чи­ной мас­штаб­ной тра­ге­дии. Ра­ди же­нить­бы на Пет­ро­нил­ле се­не­шаль раз­вел­ся с же­ной, пле­мян­ни­цей Ти­бо де Блуа, гра­фа Шам­пан­ско­го. Это бы­ло страш­ное оскорб­ле­ние, граф Ти­бо не толь­ко по­жа­ло­вал­ся па­пе рим­ско­му (ко­то­рый от­лу­чил мо­ло­дых су­пру­гов от церк­ви), но и на­чал вой­ну про­тив ко­ро­ля. Вой­ска Лю­до­ви­ка VII вторг­лись в Шам­пань и в го­род­ке Вит­ри по­до­жгли цер­ковь, где по обы­чаю на­шли убе­жи­ще тысяча три­ста мест­ных жи­те­лей – все они по­гиб­ли.

По­жар про­изо­шел на гла­зах у Лю­до­ви­ка, и по­тря­сен­ный на­бож­ный ко­роль впал в глу­бо­кую де­прес­сию. Роль Али­е­но­ры в этой ис­то­рии неяс­на – ис­то­ри­ки пред­по­ла­га­ют, что она во всем под­дер­жи­ва­ла сест­ру. Од­на­ко по­след­ствия, несо­мнен­но, от­ра­зи­лись на ней: Лю­до­вик кар­ди­наль­но из­ме­нил об­раз жиз­ни на прак­ти­че­ски мо­на­ше­ский, из­гнал из двор­ца трубадуров, а неогра­ни­чен­ное вли­я­ние на него при­об­рел священник, бу­ду­щий свя­той Бер­нард Клер­вос­кий. «Вы мно­жи­те убий­ства, раз­жи­га­е­те по­жа­ры, раз­ру­ша­е­те церк­ви, из­го­ня­е­те бед­ня­ков из их жи­лищ, упо­доб­ля­е­тесь гра­би­те­лю и раз­бой­ни­ку (...) – без оби­ня­ков пи­сал аб­бат Клер­вос­кий ко­ро­лю. – Знай­те же, что вам недол­го оста­вать­ся без­на­ка­зан­ным». Ко­роль не спо­рил, стре­мясь в по­ли­ти­ке к при­ми­ре­нию, а в бы­ту – к воз­дер­жа­нию. По­зи­ции ко­ро­ле­вы ста­но­ви­лись все бо­лее шат­ки­ми, посколь­ку за семь лет бра­ка она так и не ро­ди­ла ре­бен­ка, а те­перь это ста­но­ви­лось и во­все невоз­мож­ным. И Алиенора, ко­то­рой бы­ло чуть за два­дцать, ре­ши­ла сде­лать свя­то­го сво­им со­юз­ни­ком. На устро­ен­ном ею пыш­ном празд­не­стве в честь при­ми­ре­ния с граф­ством Шам­пан­ским ко­ро­ле­ва до­би­лась лич­ной встре­чи с Бер­нар­дом Клер­вос­ким, ис­про­сив его по­мо­щи в по­сред­ни­че­стве с Бо­гом. «Стре­ми­тесь к ми­ру в ва­шем ко­ро­лев­стве, и обе­щаю вам, что Гос­подь в сво­ем ми­ло­сер­дии даст вам то, о чем вы про­си­те», – со­глас­но хро­ни­кам, ска­зал ко­ро­ле­ве аб­бат. Мень­ше чем че­рез год, в 1145-м, у вен­це­нос­ной че­ты ро­ди­лась де­воч­ка, ко­то­рую на­зва­ли Ма­ри­ей – в честь Бо­го­ма­те­ри. В бла­го­дар­ность за ми­лость небес Лю­до­вик и Алиенора «взя­ли крест», то есть от­пра­ви­лись в крестовый по­ход.

КРЕСТОВЫЙ ПО­ХОД

Ра­зу­ме­ет­ся, то­му бы­ла и бо­лее ве­со­мая при­чи­на: из­ве­стие о том, что невер­ные за­хва­ти­ли в Свя­той зем­ле го­род Эдес­су, имевший, кро­ме про­че­го, стра­те­ги­че­ское зна­че­ние. Од­на­ко по­зи­ци­о­ни­ро­ва­лись кре­сто­вые по­хо­ды не как во­ен­ное пред­при­я­тие, а как па­лом­ни­че­ство. Су­пру­ги ры­ца­рей «бра­ли крест» вме­сте с му­жья­ми до­воль­но ча­сто, и уча­стие Али­е­но­ры в по­хо­де не бы­ло чем-то уни­каль­ным. Дру­гое де­ло, что ко­ро­ле­ва не со­би­ра­лась тер­петь по­ход­ные ли­ше­ния и взя­ла с со­бой огром­ный обоз с ве­ща­ми и про­дук­та­ми, ко­то­рый де­лал ар­мию кре­сто­нос­цев непо­во­рот­ли­вой и уяз­ви­мой, а так­же штат слу­жа­нок и гор­нич­ных, чье при­сут­ствие не спо­соб­ство­ва­ло опре­де­лен­но­го ро­да воз­дер­жа­нию в по­хо­де. Вме­сте с тем пе­ред вы­ступ­ле­ни­ем, ко­то­рое со­сто­я­лось 12 мая 1147 го­да, Алиенора объ­е­ха­ла свои вла­де­ния и лич­ным при­ме­ром увлек­ла за со­бой мно­же­ство ак­ви­тан­цев, а в по­хо­де вос­хи­ща­ла всех вы­нос­ли­во­стью и за­вид­ным здо­ро­вьем, про­де­лав боль­шую часть пу­ти в сед­ле.

Че­рез пять ме­ся­цев кре­сто­нос­цы бы­ли в Кон­стан­ти­но­по­ле, где их с ви­зан­тий­ской пыш­но­стью при­ни­мал им­пе­ра­тор Ма­ну­ил Ком­нин, а за­тем от­плы­ли по мо­рю в Свя­тую зем­лю. Вы­са­ди­лись они на тер­ри­то­рии Си­рии, в кня­же­стве кре­сто­нос­цев Ан­тио­хия, ко­то­рым пра­вил Раймунд де Пу­а­тье, дя­дя Али­е­но­ры. Млад­ший брат ее от­ца, он был все­го на во­семь лет стар­ше пле­мян­ни­цы, и они яв­но по­ни­ма­ли друг дру­га, да­вая пи­щу пе­ре­су­дам; впро­чем, на роль лю­бов­ни­ков ко­ро­ле­вы пре­тен­ду­ют и дру­гие се­ньо­ры из чис­ла участ­ни­ков по­хо­да. «В Ан­тио­хии невоз­дер­жан­ность этой жен­щи­ны бы­ла об­ще­из­вест­на. Она ве­ла се­бя не как ко­ро­ле­ва, а как про­сти­тут­ка», – то­ном оче­вид­ца утвер­ждал хро­нист Аль­бе­рик де Труа-Фон­тен, жив­ший на сто­ле­тие поз­же. Лю­до­вик VII по­ка­зал се­бя в этом по­хо­де пло­хим пол­ко­вод­цем и стра­те­гом: вме­сто то­го, что­бы в со­ю­зе с Рай­мун­дом от­би­вать Эдес­су, на чем на­ста­и­ва­ла и Алиенора, он на­пра­вил­ся в Ие­ру­са­лим и в ито­ге, раз­дро­бив ар­мию, по­тер­пел несколь­ко мел­ких поражений и бес­слав­но вер­нул­ся до­мой. На­зад они с Али­е­но­рой плы­ли на раз­ных су­дах, ко­рабль, на ко­то­ром на­хо­ди­лась ко­ро­ле­ва, был за­хва­чен гре­че­ски­ми пи­ра­та­ми, но за­тем от­бит си­ци­лий­ца­ми, ко­то­рые и при­вез­ли Али­е­но­ру в Ита­лию; муж несколь­ко недель ни­че­го не знал о ее судь­бе. Од­на­ко па­па рим­ский Евгений III при­ло­жил уси­лия к при­ми­ре­нию ко­ро­лев­ской че­ты, и вско­ре по­сле воз­вра­ще­ния в Па­риж, в 1150 го­ду, у них ро­дил­ся еще один ре­бе­нок, и сно­ва де­воч­ка, Али­са.

Во Фран­ции Лю­до­вик сно­ва по­гряз в меж­до­усо­би­цах. Од­ним из са­мых круп­ных стал его кон­фликт с вас­са­лом Жоф­ф­руа Кра­си­вым, гра­фом Ан­жуй­ским. Жоф­ф­руа, же­на­тый на до­че­ри ан­глий­ско­го ко­ро­ля, но­сил про­зви­ще План­та­ге­нет, посколь­ку укра­шал го­лов­ной убор ве­точ­кой дро­ка. Это про­зви­ще ста­нет фа­ми­ли­ей ди­на­стии ан­глий­ских ко­ро­лей, а по­ка Жоф­ф­руа пе­ре­дал сво­е­му сем­на­дца­ти­лет­не­му сы­ну Ген­ри­ху гер­цог­скую власть в Нор­ман­дии, от­ка­зы­вав­шей­ся при­зна­вать власть фран­цуз­ско­го ко­ро­ля. На­ча­лась вой­на, и оста­но­вил ее опять-та­ки Бер­нард Клер­вос­кий. Ко­гда Алиенора Ак­ви­тан­ская впер­вые уви­де­ла Ген­ри­ха План­та­ге­не­та, не­из­вест­но: по-ви­ди­мо­му, это про­изо­шло во вре­мя од­но­го из их с от­цом ви­зи­тов в Па­риж. Биографы ко­ро­ле­вы схо­дят­ся в том, что она са­ма по­ло­жи­ла глаз на это­го юно­шу (на 11 лет мо­ло­же ее, но взрос­ло­го и му­же­ствен­но­го для сво­их лет, к то­му же счи­тав­ше­го­ся вы­год­ным по­ли­ти­че­ским со­юз­ни­ком) и что даль­ней­шие со­бы­тия про­изо­шли имен­но по во­ле Али­е­но­ры. 21 мар­та 1152 го­да со­сто­ял­ся ее раз­вод с Лю­до­ви­ком VII, фор­маль­ной при­чи­ной че­му ста­ло от­да­лен­ное род­ство меж­ду ни­ми, хо­тя во­об­ще-то в те вре­ме­на и близ­ко­род­ствен­ные бра­ки ни­ко­го осо­бен­но не сму­ща­ли. И уже 18 мая Алиенора Ак­ви­тан­ская неожи­дан­но для от­став­но­го су­пру­га вы­шла за­муж за Ген­ри­ха, гра­фа Ан­жуй­ско­го и гер­цо­га Нор­манд­ско­го. Че­рез два го­да этот юно­ша ста­нет ко­ро­лем Ан­глии. А его же­на – ко­ро­ле­вой.

КО­РО­ЛЕ­ВА ТРУБАДУРОВ

Позд­ней осе­нью 1154 го­да Алиенора Ак­ви­тан­ская в бу­рю пе­ре­сек­ла Ла-Манш вме­сте с му­жем, ко­то­ро­му смерть ан­глий­ско­го ко­ро­ля Сте­фа­на от­кры­ла путь к тро­ну, и го­до­ва­лым сы­ном Ги­льо­мом. 19 де­каб­ря 1154-го в Вест­мин­стер­ском аб­бат­стве со­сто­я­лась ко­ро­на­ция су­пру­гов. В Лон­доне двор Али­е­но­ры то­же стал за­мет­но «ак­ви­тан­ским». Ко­ро­ле­ва вве­ла мо­ду на пла­тья с ши­ро­ки­ми ру­ка­ва­ми до зем­ли, из про­ре­зей ко­то­рых вы­гля­ды­вал вто­рой ру­кав, плот­но охва­ты­вав­ший за­пястье, вы­пи­сы­ва­ла с ро­ди­ны олив­ко­вое мас­ло для све­тиль­ни­ков – до нее лон­дон­ские ин­те­рье­ры

осве­ща­лись чад­ны­ми све­ча­ми, за­ме­ни­ла английское яч­мен­ное пи­во ак­ви­тан­ским ви­ном, за­ку­па­ла пря­но­сти и бла­го­во­ния, завела и трубадуров, на­пе­ре­бой вос­пе­вав­ших кра­со­ту «дон­ны» – ве­ро­ят­но, са­мой ко­ро­ле­вы. Наи­бо­лее из­вест­ным из них стал про­ван­са­лец Бер­нарт де Вен­та­дорн. Ко­ро­ле­ве по­свя­ща­ли не толь­ко сти­хи, но и ро­ма­ны: «Бе­стри­а­рий», «Роман о Трое», «Жи­рар Рус­сий­он­ский» – в сю­же­те по­след­не­го про­смат­ри­ва­лась ис­то­рия са­мой Али­е­но­ры и ее пер­во­го бра­ка. Имен­но при ее дво­ре про­изо­шло сли­я­ние мест­ных пре­да­ний о ко­ро­ле Ар­ту­ре с тра­ди­ци­ей кур­ту­аз­но­го ро­ма­на, и ре­зуль­та­том ста­ла мно­го­ве­ко­вая ли­те­ра­тур­ная мо­да на ры­ца­рей Круг­ло­го сто­ла. Алиенора пре­бы­ва­ла в рас­цве­те жен­ствен­но­сти и сил, че­му во­все не по­ме­ша­ло по­яв­ле­ние на свет од­но­го за дру­гим сле­ду­ю­щих се­ме­рых де­тей: Ген­ри­ха (1155), Ма­тиль­ды (1156), Ри­чар­да (1157), Жоф­ф­руа (1158), Али­е­но­ры (1161), Ио­ан­ны (1165) и Ио­ан­на (1166). Стар­ший ее сын Ги­льом умер, не до­жив до трех лет, но осталь­ные, всту­пив в ди­на­сти­че­ские бра­ки, рас­про- стра­ни­ли ак­ви­тан­ский ге­но­фонд на всю Ев­ро­пу. Ген­рих II был де­я­тель­ным и про­грес­сив­ным мо­нар­хом, он мно­го вре­ме­ни про­во­дил в разъ­ез­дах по стране, упо­ря­до­чи­вая го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты, на­ло­го­об­ло­же­ние, су­деб­ную си­сте­му, ре­шая зе­мель­ные спо­ры, – и Алиенора, су­дя по ар­хив­ным до­ку­мен­там, не толь­ко бы­ла ря­дом, но и при­ни­ма­ла в его де­я­тель­но­сти жи­вое уча­стие. Со­хра­ни­лись рас­по­ря­же­ния и ука­зы, на­дик­то­ван­ные и под­пи­сан­ные ею лич­но, она при­сут­ство­ва­ла на су­деб­ных за­се­да­ни­ях, про­ве­ря­ла сче­та ко­ро­лев­ских мель­ниц и оло­вян­ных руд­ни­ков. Кро­ме то­го, су­пру­ги щед­ро фи­нан­си­ро­ва­ли стро­и­тель­ство до­рог, хра­мов и боль­ниц. Вел План­та­ге­нет и вой­ны – в Ир­лан­дии и на ма­те­ри­ке, во Фран­ции; в част­но­сти, идея по­хо­да на Ту­лу­зу, сно­ва неудач­но­го, воз­ник­ла, су­дя по все­му, с по­да­чи Али­е­но­ры. От­но­ше­ния меж­ду ее му­жья­ми оста­ва­лись на­пря­жен­ны­ми, од­на­ко до от­кры­той вой­ны Ген­ри­ха II с Лю­до­ви­ком VII де­ло не до­шло. Фран­цуз­ский ко­роль успел сно­ва же­нить­ся, у него ро­ди­лась де­воч­ка, и Алиенора

устро­и­ла ди­на­сти­че­ский брак сво­е­го пя­ти­лет­не­го сы­на Ген­ри­ха Млад­ше­го с двух­лет­ней прин­цес­сой Мар­га­ри­той. Воз­мож­но, Алиенора на­де­я­лась, что ее сын бу­дет ко­гда-ни­будь увен­чан обе­и­ми ко­ро­на­ми, ко­то­рые но­си­ла она, од­на­ко рож­де­ние у Лю­до­ви­ка на­след­ни­ка пе­ре­черк­ну­ло эти пла­ны. Все биографы схо­дят­ся на том, что де­сять с лиш­ним лет, ко­то­рые Алиенора и Ген­рих про­жи­ли в ми­ре и со­гла­сии, бы­ли луч­ши­ми для обо­их. Но за­тем ан­глий­ский ко­роль предал свою ко­ро­ле­ву.

КО­РО­ЛЕВ­СКИЕ СЫ­НО­ВЬя

Од­на из са­мых дра­ма­тич­ных ле­генд о на­шей ге­ро­ине по­вест­ву­ет, как «ко- ро­ле­ва Эли­нор» же­сто­ко по­гу­би­ла воз­люб­лен­ную сво­е­го му­жа, пре­крас­ную Ро­за­мун­ду. Зная-де о рев­но­сти же­ны, Ген­рих II устро­ил во двор­це ла­би­ринт, в цен­тре ко­то­ро­го скры­ва­лась ком­на­та кра­са­ви­цы. Но Алиенора буд­то бы вы­сле­ди­ла ее и за­ста­ви­ла по­кон­чить с со­бой – кин­жа­лом или ядом на вы­бор. Лю­бов­ни­ца вы­бра­ла яд. Ро­за­мун­да, дочь нор­манд­ско­го ры­ца­ря Го­тье де Клиф­фор­да, по­яви­лась в жиз­ни Ген­ри­ха II в тот год, ко­гда Алиенора ро­ди­ла по­след­не­го ре­бен­ка, Ио­ан­на. Ла­би­ринт в ко­ро­лев­ском зам­ке Вуд­сток дей­стви­тель­но был, но Алиенора, узнав об из­мене му­жа, на­хо­дясь в Пу­а­ту, боль­ше в его ре­зи­ден­ции не по­яв­ля­лась.

В Ан­глию она нена­дол­го при­е­ха­ла спу­стя два го­да толь­ко для то­го, что­бы вы­дать за­муж дочь Ма­тиль­ду. И опять вер­ну­лась в Ак­ви­та­нию, где по стран­но­му сов­па­де­нию один за дру­гим на­ча­ли вспы­хи­вать мя­те­жи, на­прав­лен­ные про­тив ан­глий­ско­го ко­ро­ля. Но глав­ное – с это­го мо­мен­та Алиенора Ак­ви­тан­ская, по фак­ту оста­ва­ясь же­ной Ген­ри­ха II, пе­ре­ста­ла вы­сту­пать на ис­то­ри­че­ской арене в ро­ли ко­ро­лев­ской су­пру­ги, став в первую оче­редь ма­те­рью, до­би­ва­ю­щей­ся вла­сти для сво­их сы­но­вей. В ка­че­стве гер­цо­ги­ни Ак­ви­тан­ской Алиенора яв­ля­лась вас­са­лом сво­е­го пер­во­го му­жа. Лю­до­ви­ку VII при­нес­ли ом­маж* и три сы­на Ген­ри­ха II, ко­то­рые в 1169 го­ду в зам­ке Мон­ми­рай по­лу­чи­ли от от­ца во вла­де­ние: Ген­рих Млад­ший – Нор­ман­дию, Ри­чард – Ак­ви­та­нию и Пу­а­ту, Жоф­ф­руа – Бре­тань (Ио­анн в Мон­ми­рай­ском раз­де­ле не участ­во­вал и на всю жизнь об­за­вел­ся про­зви­щем Без­зе­мель­ный). Раз­дел был фик­тив­ным, по су­ти, чи­сто ди­пло­ма­ти­че­ским хо­дом, и ан­глий­ский ко­роль яв­но не рас­счи­ты­вал, что сы­но­вья ко­гда-ни­будь вы­сту­пят про­тив него с фран­цуз­ской под­держ­кой. А в сле­ду­ю­щем го­ду Ген­рих Млад­ший по­лу­чил из рук от­ца ан­глий­скую ко­ро­ну – жест опять-та­ки за­ду­мы­вал­ся как но­ми­наль­ный, но уже на це­ре­мо­нии юно­ша дал по­нять от­цу, что на­ме­рен бо­роть­ся за власть все­рьез. Ко­ро­на­ция ста­ла эпи­зо­дом дол­го­го кон­флик­та Ген­ри­ха II с То­ма­сом Бе­ке­том, епис­ко­пом Кен­тер­бе­рий­ским и вос­пи­та­те­лем

* Ом­маж (фр. hommage) – в фе­о­даль­ную эпо­ху од­на из це­ре­мо­ний сим­во­ли­че­ско­го ха­рак­те­ра; при­ся­га, оформ­ляв­шая за­клю­че­ние вас­саль­но­го до­го­во­ра в За­пад­ной Ев­ро­пе Сред­них ве­ков.

Ген­ри­ха Млад­ше­го; из-за ко­ро­лев­ских ре­прес­сий священник был вы­нуж­ден бе­жать из стра­ны под за­щи­ту Лю­до­ви­ка. Че­рез шесть лет То­мас Бе­кет вер­нул­ся из из­гна­ния и вско­ре был убит в сво­ем со­бо­ре: ни­кто не со­мне­вал­ся, что за­каз ис­хо­дил от ан­глий­ско­го ко­ро­ля. В 1173 го­ду Ген­рих Млад­ший вос­стал про­тив от­ца, и Алиенора Ак­ви­тан­ская бы­ла со­юз­ни­цей сы­на. Хо­тя ее лю­бим­цем, по мне­нию ис­то­ри­ков, был сред­ний сын, Ри­чард, с ко­то­рым она де­ли­ла свою пре­крас­ную Ак­ви­та­нию.

ПЛЕН­НИ­ЦА

«Мы все в один го­лос и го­рест­но со­жа­ле­ем о том, что ты, столь бла­го­ра­зум­ная жен­щи­на, рас­ста­лась со сво­им су­пру­гом. (...) От­де­лив­шись от го­ло­вы, ни один из чле­нов те­ла не мо­жет боль­ше ей слу­жить. Но еще бо­лее чу­до­вищ­но, что са­мый плод се­ньо­ра ко­ро­ля и тво­е­го соб­ствен­но­го чре­ва ты за­ста­ви­ла вос­стать про­тив от­ца...» Так пи­сал Али­е­но­ре Ак­ви­тан­ской епис­коп Ру­ан­ский, по­ви­ди­мо­му, под дик­тов­ку Ген­ри­ха II. Она по­лу­чи­ла это пись­мо в раз­гар во­ен­ных дей­ствий: Мо­ло­дой ко­роль (та­кое имя оста­нет­ся у Ген­ри­ха Млад­ше­го в ис­то­рии) сов­мест­но с вой­ска­ми

Лю­до­ви­ка VII и его вас­са­лов один за дру­гим за­хва­ты­ва­ли зам­ки в Нор­ман­дии и на се­ве­ре Ан­глии, не при­зна­вая стар­ше­го Ген­ри­ха ле­ги­тим­ным ан­глий­ским ко­ро­лем. Ген­рих II на­брал вой­ско на­ем­ни­ков, от­бил Нор­ман­дию и дви­нул­ся на Ак­ви­та­нию. Не­по­да­ле­ку от Пу­а­ту его лю­ди взя­ли в плен несколь­ких всад­ни­ков – и об­на­ру­жи­ли сре­ди них ко­ро­ле­ву в муж­ском ко­стю­ме. Око­ло по­лу­го­да Алиенора бы­ла за­клю­че­на в зам­ке Ши­нон, по­сле че­го ее пе­ре­вез­ли, и сно­ва в бу­рю, че­рез Ла­Манш. Ко­ро­ле­ве бы­ло око­ло пя­ти­де­ся­ти с лиш­ним. В ка­че­стве плен­ни­цы сво­е­го су­пру­га она про­ве­ла шест­на­дцать лет. Не­из­вест­но, на­сколь­ко су­ро­вым бы­ло за­то­че­ние: по мне­нию од­них ис­то­ри­ков, ей да­ва­ли сво­бо­ду в гра­ни­цах кре­пост­ных стен зам­ка, ино­гда пе­ре­во­зя с ме­ста на ме­сто, дру­гие утвер­жда­ют, что пе­ре­дви­га­лась ко­ро­ле­ва бо­лее-ме­нее са­мо­сто­я­тель­но, но все­гда под при­смот­ром, а глав­ное, не име­ла воз­мож­но­сти об­щать­ся с сы­но­вья­ми. Ген­рих II по­всю­ду по­яв­лял­ся с пре­крас­ной Ро­за­мун­дой, ко­то­рая умер­ла на са­мом де­ле толь­ко в 1176 го­ду – у плен­ни­цы Али­е­но­ры бы­ло же­лез­ное али­би. В за­то­че­нии встре­ти­ла она так­же из­ве­стие о кон­чине сво­е­го пер­во­го му­жа: ко­ро­лем Фран­ции стал его сын Фи­липп-Ав­густ. Алиенора Ак­ви­тан­ская про­ве­ла в пле­ну уже де­вять лет, ко­гда в 1183 го­ду, по ле­ген­де, уви­де­ла ве­щий сон, воз­ве­стив­ший ей о смер­ти ее сы­на Ген­ри­ха, Мо­ло­до­го ко­ро­ля. Ему бы­ло все­го два­дцать во­семь, скон­чал­ся он ско­ро­теч­но. Отец успел про­стить мя­теж­но­го сы­на и на­дел ему на па­лец сап­фи­ро­вый пер­стень, ко­то­рый Алиенора уви­де­ла во сне буд­то бы рань­ше, чем ей об этом рас­ска­за­ли. Хро­ни­сты утвер­жда­ют, что пе­ред смер­тью Мо­ло­дой ко­роль про­сил от­ца осво­бо­дить мать. Ген­рих II дей­стви­тель­но смяг­чил ре­жим со­дер­жа­ния в пле­ну мя­теж­ной же­ны, Алиенора по­бы­ва­ла на мо­ги­ле сы­на, на­ве­сти­ла за­муж­нюю дочь, на­ча­ла по­яв­лять­ся ря­дом с му­жем на ас­сам­бле­ях и под­пи­сы­вать сче­та. Но нель­зя ска­зать, что они по­ми­ри­лись – ско­рее это был вы­нуж­ден­ный по­ли­ти­че­ский шаг со сто­ро­ны ко­ро­ля, рас­счи­ты­вав­ше­го с по­мо­щью Али­е­но­ры най­ти об­щий язык с сы­но­вья­ми, и осо­бен­но – с Ри­чар­дом, ко­то­ро­го по­ба­и­вал­ся и не со­би­рал­ся, по­вто­ряя ошиб­ку, пе­ре­да­вать ему власть, но при этом пы­тал­ся убе­дить его усту­пить Ак­ви­та­нию млад­ше­му, Ио­ан­ну Без­зе­мель­но­му. Ген­рих пе­ре­жил еще од­но­го сво­е­го сы­на – Жоф­ф­руа, по­гиб­ше­го на ры­цар­ском тур­ни­ре в 1186-м. А тем вре­ме­нем в на­ро­де рас­про­стра­ня­лось про­ро­че­ство, при­пи­сы­ва­е­мое Мер­ли­ну: «Орел из рас­пав­ше­го­ся со­ю­за вос­тор­же­ству­ет в тре­тьем сво­ем вы­вод­ке». Ор­лом на­зы­ва­ли Али­е­но­ру. Аlie (aigle – орел) и or (зо­ло­то) – так рас­шиф­ро­вы­ва­ли ее имя. Ри­чард от­кры­то вы­сту­пил про­тив от­ца, ко­гда во вре­мя его мир­ных пе­ре­го­во­ров с Фи­лип­пом-Ав­гу­стом встал и дерзко при­нес ом­маж ко­ро­лю Фран­ции. Ис­то­рия по­вто­ри­лась: те­перь с ан­глий­ским ко­ро­лем во­е­вал его сред­ний сын, то­же поль­зу­ясь фран­цуз­ской под­держ­кой. Во­ен­ные дей­ствия про­дол­жа­лись несколь­ко ме­ся­цев, Ген­рих II за­бо­лел и слег. По ле­ген­де, по­след­ним, что он ви­дел в жиз­ни, был спи­сок пре­дав­ших его се­ньо­ров, воз­глав­ля­е­мый Ио­ан­ном Без­зе­мель­ным, его млад­шим и лю­би­мым сы­ном.

Ген­рих II План­та­ге­нет скон­чал­ся 6 июля 1189 го­да, и его смерть озна­ча­ла сво­бо­ду для Али­е­но­ры Ак­ви­тан­ской.

ЛЬВИНОЕ СЕРД­ЦЕ И ЗО­ЛО­ТАя ОРЛИЦА

Ко­ро­ле­ве, вы­шед­шей на сво­бо­ду, бы­ло шесть­де­сят пять или шесть­де­сят семь лет. Но все биографы от­ме­ча­ют ее пре­крас­ную фи­зи­че­скую фор­му и ки­пу­чую де­я­тель­ность сра­зу по­сле осво­бож­де­ния. Алиенора про­ска­ка­ла вер­хом че­рез всю Ан­глию, по­пут­но про­ве­дя важ­ные ре­фор­мы: уста­но­ви­ла еди­ные ме­ры дли­ны и ве­са для все­го ко­ро­лев­ства и еди­ную мо­не­ту, пе­ре­смот­ре­ла пра­ва мо­на­сты­рей и от­кры­ла боль­ни­цу. А за­тем за­ня­лась под­го­тов­кой ко­ро­на­ции Ри­чар­да План­та­ге­не­та, сво­е­го лю­би­мо­го сы­на, двух­мет­ро­во­го ры­же­во­ло­со­го кра­сав­ца, уже то­гда но­сив­ше­го про­зви­ще Львиное Серд­це. Вы­рос­ший в Ак­ви­та­нии, Ри­чард не знал ан­глий­ско­го язы­ка и то­же ка­зал­ся дру­гим и чу­жим в стране, ко­ро­ну ко­то­рой те­перь но­сил. Его че­сто­лю­би­вые устрем­ле­ния бы­ли на­прав­ле­ны на во­сток, в Свя­тую зем­лю, где невер­ные под пред­во­ди­тель­ством Са­ла­ди­на взя­ли Ие­ру­са­лим. И Алиенора пол­но­стью под­дер­жа­ла на­ме­ре­ние сы­на взять крест. Ри­чард Львиное Серд­це по­ки­нул Ан­глию 11 де­каб­ря 1189 го­да, во гла­ве огром­ной ар­мии кре­сто­нос­цев. Из Па­ри­жа вы­сту­пил со сво­им вой­ском Фи­липп-Ав­густ: в борь­бе про­тив невер­ных они бы­ли со­юз­ни­ка­ми, хо­тя на­хо­ди­лись в оче­вид­ной кон­фрон­та­ции на европейской арене. Встре­ти­лись они на Си­ци­лии, где про­ве­ли несколь­ко ме­ся­цев в ожи­да­нии мор­ско­го по­хо­да.

Там к сы­ну неожи­дан­но при­со­еди­ни­лась Алиенора Ак­ви­тан­ская – и не од­на. Она ис­поль­зо­ва­ла за­держ­ку в по­хо­де, что­бы по­се­тить ко­ро­лев­ство На­вар­ру, рас­по­ло­жен­ное у под­но­жия Пи­ре­не­ев. По тем вре­ме­нам и для немо­ло­дой жен­щи­ны, ко­то­рая к то­му же очень спе­ши­ла, это бы­ло да­ле­кое и се­рьез­ное пу­те­ше­ствие. Ко­ро­ле­ва на­ме­ре­ва­лась при­вез­ти от­ту­да невесту для сы­на, прин­цес­су Бе­рен­га­рию – оче­вид­но, же­лая, что­бы у него, от­прав­ляв­ше­го­ся на вой­ну, как мож­но ско­рее по­явил­ся за­кон­ный на­след­ник. Ри­чард же­нил­ся на Бе­рен­га­рии на ост­ро­ве Кипр, од­на­ко де­тей у них не бы­ло; воз­мож­но, при­чи­ной ста­ла нетра­ди­ци­он­ная ори­ен­та­ция ко­ро­ля – грех, в ко­то­ром Львиное Серд­це од­на­жды ка­ял­ся пуб­лич­но. В Свя­той зем­ле Ри­чард Львиное Серд­це одер­жал ряд по­бед, но Ие­ру­са­лим не взял, а на об­рат­ном пу­ти по­пал в плен к гер­цо­гу Лео­поль­ду Ав­стрий­ско­му. Тем вре­ме­нем в Ан­глии Ио­анн Без­зе­мель­ный рас­про­стра­нял слу­хи, что Ри­чард ни­ко­гда не вер­нет­ся. Брат ко­ро­ля со­звал ас­сам­блею ба­ро­нов, на­ме- ре­ва­ясь за­хва­тить власть, свою иг­ру за ев­ро­пей­ское гос­под­ство вел и Фи­лип­пАв­густ. И всем им про­ти­во­сто­я­ла од­на ко­ро­ле­ва Алиенора, от­ста­и­вая ин­те­ре­сы лю­би­мо­го сы­на и упор­но до­би­ва­ясь его осво­бож­де­ния. За плен­ни­ка за­про­си­ли вы­куп – 150 ты­сяч ма­рок се­реб­ром; эту огром­ную сум­му Алиенора со­би­ра­ла по всей стране и за­тем са­ма по­вез­ла мо­рем в Кельн, где по­сле про­во­ло­чек и тор­га (го­во­ри­ли, что Ио­анн Без­зе­мель­ный и Фи­липп-Ав­густ пред­ла­га­ли за плен­ни­ка боль­ше), как со­об­ща­ет хро­нист, Ри­чар­да «вер­ну­ли его ма­те­ри и сво­бо­де». 12 мар­та 1194 го­да мать и сы­на три­ум­фаль­но встре­ча­ли в Ан­глии. Али­е­но­ре Ак­ви­тан­ской бы­ло уже за семь­де­сят. Она уста­ла – и при­ня­ла ре­ше­ние уда­лить­ся в мо­на­стырь в аб­бат­стве Фон­тев­ро в до­лине Лу­а­ры. Ко­ро­ле­ва вы­шла из мо­на­сты­ря в на­ча­ле ап­ре­ля 1199 го­да: по­мча­лась че­рез всю стра­ну под сте­ны зам­ка Ша­лю, на гра­ни­це Ак­ви­та­нии и Фран­ции, где на­хо­дил­ся смер­тель­но ра­нен­ный во вре­мя оса­ды

Ри­чард. Ше­сто­го ап­ре­ля ко­роль Львиное Серд­це умер на ру­ках у ма­те­ри.

БА­БУШ­КА ЕВ­РО­ПЫ

Смерть Ри­чар­да ста­ла не толь­ко страш­ным уда­ром для Али­е­но­ры, но и по­ста­ви­ла на грань кра­ха все ко­ро­лев­ство План­та­ге­не­тов – Ио­анн был яв­но неспо­со­бен удер­жать власть. И Алиенора сно­ва на­ча­ла дей­ство­вать: на­ка­нуне ко­ро­на­ции млад­ше­го сы­на она объ­е­ха­ла всю Ак­ви­та­нию и по­всю­ду... да­ро­ва­ла са­мо­управ­ле­ние го­ро­дам. На сло­ме эпох, ко­гда чи­стый фе­о­да­лизм ухо­дил в прошлое, это был крайне про­грес­сив­ный ход: к услу­гам ко­ро­ле­вы ока­за­лись вой­ска го­род­ских опол­че­ний, а са­ма она зна­чи­тель­но под­ня­ла свой рей­тинг на ро­дине. По­сле че­го спо­кой­но при­нес­ла ом­маж Фи­лип­пу-Ав­гу­сту – он уже по­ни­мал, что пре­тен­до­вать на Ак­ви­та­нию, часть ко­ро­лев­ства Ан­глий­ско­го, бес­по­лез­но, и сам пред­ло­жил Ио­ан­ну Без­зе­мель­но­му за­клю­чить мир. Алиенора к то­му вре­ме­ни по­те­ря­ла до­че­рей от пер­во­го бра­ка, Ма­рию и Али­су, умер­ла и ее дочь Матильда, а вско­ре по­сле смер­ти Ри­чар­да – трид­ца­ти­че­ты­рех­лет­няя Ио­ан­на. Кро­ме един­ствен­но­го млад­ше­го сы­на, у нее оста­лась од­на дочь, но­сив­шая то же имя – Алиенора, ко­то­рая бы­ла за­му­жем за Аль­фон­со VIII Ка­стиль­ским, ис­пан­ским ко­ро­лем. В на­ча­ле но­во­го ве­ка по­чти вось­ми­де­ся­ти­лет­няя ко­ро­ле­ва от­пра­ви­лась к до­че­ри­тез­ке в Ис­па­нию. Из даль­не­го пу­те­ше­ствия че­рез Пи­ре­неи она при­вез­ла юную де­вуш­ку, свою внуч­ку Блан­ку – в же­ны Лю­до­ви­ку, на­след­ни­ку фран­цуз­ско­го пре­сто­ла. По ле­ген­де, имен­но эту, млад­шую внуч­ку, она вы­бра­ла из-за име­ни: Блан­ка мог­ла лег­ко пре­об­ра­зить­ся во фран­цуз­скую ко­ро­ле­ву Бланш (ее стар­шую сест­ру зва­ли неадап­ти­ру­е­мым име­нем Ур­ра­ка). Но ско­рее все­го, бы­ла и дру­гая, под­лин­ная при­чи­на: в этой один­на­дца­ти­лет­ней де­воч­ке ста­рая Алиенора ви­де­ла ха­рак­тер и ум бу­ду­щей ко­ро­ле­вы, а воз­мож­но, да­же юную се­бя. Вер­нув­шись, ко­ро­ле­ва сно­ва уда­ли­лась бы­ло в Фон­тев­ро. Но в 1202 го­ду Фи­липп-Ав­густ, вме­шав­шись в кон­фликт Ио­ан­на с ба­ро­на­ми, по­шел на него вой­ной. В Ак­ви­та­нию вторг­ся пре­тен­до­вав­ший на эти зем­ли Ар­тур Бре­тон­ский, юный пле­мян­ник ко­ро­ля и внук Али­е­но­ры. Ко­ро­ле­ва чуть не по­па­ла в его ру­ки на пу­ти в Пу­а­тье и ед­ва успе­ла скрыть­ся в зам­ке Мир­бо, ко­то­рый тут же взя­ли в оса­ду. Она от­пра­ви­ла гон­ца к сы­ну, Ио­анн Без­зе­мель­ный очень опе­ра­тив­но явил­ся на зов, от­бил замок и осво­бо­дил мать. По­том он с осо­бой же­сто­ко­стью рас­пра­вил­ся с плен­ны­ми и да­же, со­глас­но по­ка­за­ни­ям слу­ги, соб­ствен­но­руч­но пе­ре­ре­зал горло Ар­ту­ру Бре­тон­ско­му – но об этом Алиенора, ско­рее все­го, так и не узна­ла. Она про­жи­ла еще год. На ее гла­зах го­су­дар­ство План­та­ге­не­тов на­ча­ло рас­сы­пать­ся, Фи­липп-Ав­густ за­хва­тил Нор­ман­дию, Ан­жу и Ту­рень. В на­ча­ле мар­та фран­цуз­ский ко­роль взял замок Ша­то-Гай­яр, пред­мет гор­до­сти Ри­чар­да Львиное Серд­це, и это был по­след­ний удар для ко­ро­ле­вы. 31 мар­та или 1 ап­ре­ля 1204 го­да Алиенора Ак­ви­тан­ская умер­ла. Она по­ко­ит­ся воз­ле сво­е­го му­жа Ген­ри­ха II в аб­бат­стве Фон­тев­ро, и на ка­мен­ном над­гро­бии мо­ло­да и пре­крас­на. До­под­лин­но не­из­вест­но, изоб­ра­зил ли скуль­птор от­вле­чен­ную кра­са­ви­цу или это до­сто­вер­ный порт­рет ко­ро­ле­вы, ко­то­рая мог­ла за­ка­зать се­бе над­гро­бие еще при жиз­ни.

72

«Бра­ко­со­че­та­ние Лю­до­ви­ка VII и Али­е­но­ры Ак­ви­тан­ской» АЛИЕНОРА

«Алиенора и Лю­до­вик VII мо­лят Бо­га да­ро­вать им сы­на». Сред­не­ве­ко­вая ми­ни­а­тю­ра

Кар­та Ев­ро­пы в XII ве­ке

АЛИЕНОРА

77

Сле­ва на­пра­во: Алиенора Ак­ви­тан­ская как по­кро­ви­тель­ни­ца ре­ме­сел; при­не­се­ние ом­ма­жа на сред­не­ве­ко­вой ми­ни­а­тю­ре

Свер­ху вниз: де­таль вит­ра­жа в ка­фед­раль­ном со­бо­ре в Пу­а­тье с изоб­ра­же­ни­ем Али­е­но­ры Ак­ви­тан­ской и Ген­ри­ха II. XII век; «Алиенора и Ген­рих при­ни­ма­ют посла от Фи­лип­па-Ав­гу­ста». Фраг­мент ми­ни­а­тю­ры из Хро­ник Сен-Де­ни

80

Свер­ху вниз: па­но­ра­ма го­ро­да Ши­но­на на гра­вю­ре XVII ве­ка; баш­ня зам­ка Ши­нон. Со­вре­мен­ная фо­то­гра­фия

82

АЛИЕНОРА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.