ЧЕ­ЛО­ВЕК VS КНИ­ГИ

Lichnosti - - Первая Страница -

«Ни­ко­гда не вы­бра­сы­вай хлеб» – са­краль­ная нор­ма мо­ей ма­те­ри и мно­гих лю­дей, ис­пы­тав­ших го­лод. Эта непи­са­ная нор­ма нрав­ствен­но объ­еди­ня­ет лю­дей и в уже до­ста­точ­но сы­тое вре­мя. Я пом­ню эти сло­ва ма­те­ри и пе­ре­дам их сво­им де­тям. Но в на­ше мгно­ве­ние вечности хо­чу при­знать­ся, что так же, как хлеб, я не мо­гу вы­бро­сить или уни­что­жить кни­гу. Да­же са­мая за­тре­пан­ная книж­ка на неиз­вест­ном язы­ке и неиз­вест­но­го мне че­ло­ве­ка за­став­ля­ет ме­ня разо­брать хо­тя бы несколь­ко строк, что­бы по­нять, о чем же тут речь. И ес­ли она мне не нуж­на, то ка­кие-то стро­ки, блед­ная кар­тин­ка или несколь­ко ру­ко­пис­ных слов на ти­туль­ном ли­сте в ка­кой-ни­будь мо­мент ко­му-то ока­жут­ся очень важ­ны­ми – по­это­му ни­ко­гда не уни­что­жай­те книг. Сей­час на­сту­пи­ло вре­мя, ко­гда идет об­суж­де­ние судьбы кни­ги как неотъ­ем­ле­мой ча­сти ци­ви­ли­за­ции, и го­во­рят об этом с уми­ро­тво­ря­ю­щим оп­ти­миз­мом, как обыч­но бы­ва­ет у по­сте­ли смер­тель­но боль­но­го. Яр­кое об­суж­де­ние, на­ча­тое из­вест­ным фи­ло­со­фом и пи­са­те­лем Ум­бер­то Эко и ак­те­ром, пи­са­те­лем и ис­то­ри­ком Жан-кло­дом Ка­рье­ром, не да­ло ос­но­ва­ний для оп­ти­миз­ма, хо­тя со­про­вож­да­лось оп­ти­ми­сти­че­ским ре­чи­та­ти­вом «не на­дей­тесь из­ба­вить­ся от книг». Эту бла­гую мысль еще в пе­ри­од рас­цве­та бу­маж­ной кни­ги хо­ро­шо вы­ска­зал шот­ланд­ский пи­са­тель и нрав­ствен­ный ре­фор­ма­тор Сэмю­эль Смайлс: «Кни­ги об­ла­да­ют спо­соб­но­стью бес­смер­тия. Они са­мые дол­го­веч­ные пло­ды че­ло­ве­че­ской де­я­тель­но­сти». Но об­ла­да­ет ли та­кой спо­соб­но­стью че­ло­ве­че­ское об­ще­ство? Ло­ги­че­ски па­те­ти­ка о вечности ос­но­вы­ва­ет­ся на несколь­ких пред­по­ло­же­ни­ях. Пер­вое: че­ло­ве­че­ство бу­дет жить веч­но (или хо­тя бы срав­ни­мо с мас­шта­бом жиз­ни аст­ро­но­ми­че­ско­го те­ла).

И вто­рое – че­ло­ве­че­ство прой­дет этот путь без прин­ци­пи­аль­ных из­ме­не­ний сво­е­го био­ло­ги­че­ско­го и пси­хи­че­ско­го устрой­ства. По­нят­но, что утвер­ди­тель­но от­ве­тить на оба пред­по­ло­же­ния невоз­мож­но. Эво­лю­ция пись­мен­но­сти и «про­из­вод­ства» кни­ги все­гда сле­до­ва­ла за эко­но­ми­че­ским раз­ви­ти­ем об­ще­ства. Ве­ро­ят­но, сто сто­ле­тий на­зад на­чал­ся очень про­дол­жи­тель­ный пе­ри­од воз­ник­но­ве­ния пись­мен­но­сти, ко­то­рый не знал про­стых ме­то­дов за­пи­си зна­ний (на­при­мер, это бы­ли пик­то­грам­мы или иеро­гли­фы) и, есте­ствен­но, был до­сту­пен для очень уз­ко­го кру­га чи­та­те­лей­пи­са­те­лей. Толь­ко де­сять-два­дцать со­тен лет на­зад по­яви­лось ал­фа­вит­ное пись­мо, что упро­сти­ло ис­поль­зо­ва­ние и рас­про­стра­не­ние пись­мен­ных до­ку­мен­тов. Па­рал­лель­но ре­ша­лась дру­гая пробле­ма – най­ти ма­те­ри­ал для за­пи­си зна­ний и ин­фор­ма­ции (ка­мень, гли­на, па­пи­рус, пер­га­мент, бу­ма­га, элек­трон­ный га­д­жет) для ви­зу­аль­но­го вос­при­я­тия дру­ги­ми осо­бя­ми. Раз­ви­тие в обо­их слу­ча­ях бы­ло пред­опре­де­ле­но по­лит­эко­но­ми­че­ски­ми, а не гу­ма­ни­тар­ны­ми при­чи­на­ми. Кни­га как часть бы­тия че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ства все­гда име­ла эко­но­ми­че­скую це­ну, и ее сни­же­ние су­ще­ствен­но вли­я­ло на об­ра­зо­ва­ние и про­гресс. Уже в XIX ве­ке це­на ее про­из­вод­ства зна­чи­тель­но упа­ла, и кни­га ста­ла об­ще­до­ступ­ным ре­сур­сом ци­ви­ли­за­ции. Здесь уже в боль­шом мас­шта­бе про­изо­шло раз­де­ле­ние в зна­че­нии и цене двух со­став­ля­ю­щих кни­ги: соб­ствен­но зна­ний

(ин­фор­ма­ции) и их ма­те­ри­аль­но­го но­си­те­ля. Для пер­вой – по­тре­би­те­лем был весь мир, для вто­рой – му­зеи, биб­лио­фи­лы, биб­лио­те­ки. Эту лю­бо­пыт­ную те­му по­ка оста­вим. Сле­ду­ю­щий шаг был сде­лан в кон­це ХХ ве­ка – ко­гда це­на до­бы­той ин­фор­ма­ции (за ред­ким ис­клю­че­ни­ем) ста­ла близ­ка к ну­лю. Но по­тре­би­те­лей уже на­до бы­ло счи­тать на мил­ли­ар­ды, и глав­ной за­да­чей «кни­ги» ста­ла ее до­ступ­ность и удоб­ство ис­поль­зо­ва­ния. Ока­за­лось, что, ес­ли для чте­ния че­ло­ве­ком ин­фор­ма­ции де­шев­ле пе­рей­ти на элек­трон­ный но­си­тель и уни­вер­саль­ный при­бор для чте­ния, то из­держ­ки бу­дут зна­чи­тель­но ни­же. Кни­ги, а их уже ча­сто рас­смат­ри­ва­ют как «hard copy» (бук­валь­ный пе­ре­вод «твер­дая ко­пия»), неиз­беж­но усту­пят элек­тро­ни­ке свое ме­сто у мас­со­во­го по­тре­би­те­ля, как ко­гда-то кон­ные по­воз­ки усту­пи­ли ме­сто трам­ваю и ав­то. Не умрут, ко­неч­но, ис­клю­чи­тель­ные и ред­кие кни­ги, ко­то­рые мож­но бу­дет от­не­сти к про­из­ве­де­ни­ям ис­кус­ства, но ос­нов­ной по­ток по­треб­ле­ния и, сле­до­ва­тель­но, ка­пи­та­ла пой­дет дру­гой до­ро­гой. Тут, как из­вест­но, «Бо­ли­вар не вы­не­сет дво­их». Ме­ня сму­ща­ет сле­ду­ю­щий шаг. Ско­ро (или уже?) воз­ник­нет во­прос: «А за­чем пре­об­ра­зо­вы­вать свои мысли и чув­ства в нечто ма­те­ри­аль­ное, удоб­ное для вос­при­я­тия гла­за­ми и уша­ми дру­го­го че­ло­ве­ка, ес­ли пер­вое и вто­рое – это про­сто на­бо­ры элек­трон­ных сиг­на­лов моз­га?» А ес­ли обой­тись без по­сред­ни­ков? На­до толь­ко най­ти тех­ни­че­ское ре­ше­ние для пря­мо­го диа­ло­га моз­гов вме­сто всех средств ком­му­ни­ка­ций. В на­шем моз­гу бу­дет толь­ко ка­кой-то «на­но-чип» (или, мо­жет, в дру­гом ме­сте, на­при­мер, по­бли­же к точ­кам, яв­ля­ю­щим­ся сей­час ос­нов­ным ис­точ­ни­ком вдох­но­ве­ния са­мой мас­со­вой ча­сти ли­те­ра­ту­ры), ко­то­рый пря­мо или че­рез ка­кую-то си­сте­му се­те­вой под­держ­ки бу­дет учить­ся, ра­бо­тать, де­лить­ся с че­ло­ве­че­ством сво­им твор­че­ством, впе­чат­ле­ни­я­ми о се­го­дняш­нем обе­де или вче­раш­ней ве­че­рин­ке. Это бу­дет очень вы­со­кая сту­пень ци­ви­ли­за­ции, но, как уже несколь­ко раз при­хо­ди­лось осто­рож­но на­ме­кать, в этом слу­чае мо­жет про­изой­ти пол­ная по­те­ря ин­ди­ви­ду­аль­но­сти и ис­чез­но­ве­ние лич­но­сти че­ло­ве­ка. А как же кни­ги?.. А как у Фа­му­со­ва, ге­роя «Го­ря от ума»: «Уж ко­ли зло пре­сечь: за­брать все кни­ги бы да сжечь».

Юрий Бе­лец­кий Глав­ный ре­дак­тор

Р.S. Хо­тя Ральф Эмер­сон и ска­зал, что «каж­дая со­жжен­ная кни­га осве­ща­ет мир», мы на­де­ем­ся, что для этой це­ли не при­дет­ся по­жерт­во­вать все­ми кни­га­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.