МИР ИС­ТИН И ВОЙ­НА ПРАВД

Ес­ли бы гео­мет­ри­че­ские ак­си­о­мы за­де­ва­ли ин­те­ре­сы лю­дей, они бы опро­вер­га­лись. То­мас Гоббс

Lichnosti - - Первая Страница - Юрий Бе­лец­кий глав­ный ре­дак­тор

Че­ло­ве­ку ред­ко при­хо­дит­ся за­ду­мы­вать­ся о раз­ли­чии смыс­ла слов «ис­ти­на» и «прав­да», прак­ти­че­ски все вос­при­ни­ма­ют их

* как си­но­ни­мы. Од­на­ко есть меж­ду ни­ми ре­ши­тель­ная раз­ни­ца: прав­да – это ис­ти­на с глу­бо­кой для вас лич­но нрав­ствен­ной цен­но­стью; по­это­му ис­ти­на од­на, а правд, как и лю­дей, мо­жет быть мно­го. И в сбли­же­нии с ин­те­ре­са­ми лич­но­сти по­ня­тие прав­ды мо­жет очень да­ле­ко уй­ти от по­ня­тия ис­ти­ны.

* «Ис­ти­на — про­ти­во­по­лож­ность лжи; все, что вер­но, под­лин­но, точ­но, спра­вед­ли­во, что есть; ныне сло­ву это­му от­ве­ча­ет и прав­да, хо­тя вер­нее бу­дет по­ни­мать под сло­вом прав­да: прав­ди­вость, спра­вед­ли­вость, пра­во­су­дие, право­та. Ис­ти­на от зем­ли (до­сто­я­ние ра­зу­ма че­ло­ве­ка), а прав­да с небес (дар бла­го­сты­ни). Ис­ти­на от­но­сит­ся к уму и ра­зу­му; а доб­ро или бла­го — к люб­ви, нра­ву и во­ле» (Даль В.И. Тол­ко­вый сло­варь жи­во­го ве­ли­ко­рус­ско­го язы­ка: В 4 т. М., 2003. Т. 2. С. 52).

Че­ло­век ис­кренне бо­рет­ся за прав­ду, по­то­му что ве­рит, что бо­рет­ся за ис­ти­ну. Од­на­ко по­нят­но, что мож­но го­во­рить прав­ду, и быть от ис­ти­ны ка­та­стро­фи­че­ски да­ле­ко. По­то­му что ис­ти­ну на­до знать, а в прав­ду до­ста­точ­но про­сто ве­рить. А вы мо­же­те от­ли­чить пра­вед­ный гнев от ли­це­ме­рия, ис­крен­нее за­блуж­де­ние – от зло­на­ме­рен­но­го и под­ло­го об­ма­на, слу­чай­ную ого­вор­ку – от тон­ко вли­то­го в са­мое серд­це оскорб­ле­ния? Не ду­маю, что это лег­ко... ес­ли во­об­ще воз­мож­но. И здесь на­ше са­мо­мне­ние, за­щи­щая уни­каль­ность лич­но­сти, ве­дет к ил­лю­зи­ям, срав­ни­мым с пол­ной сле­по­той. Очень точ­но об этом на­пи­сал Оно­ре де Баль­зак: «Рев­ни­вец со­мне­ва­ет­ся на са­мом де­ле не в сво­ей жене, а в се­бе са­мом». А ес­ли ма­ни­пу­ля­ци­я­ми с ва­шим серд­цем и умом за­ни­ма­ет­ся не со­сед, кол­ле­га или же­на, а часть об­ще­ства или го­су­дар­ство?

Ока­зав­шись в пле­ну внед­рен­ной «прав­ды», вы мо­же­те не толь­ко до ис­ступ­ле­ния и су­до­рог тре­бо­вать «раз­во­да и де­ви­чьей фа­ми­лии», но и ауто­да­фе или ис­треб­ле­ния дру­гих на­ро­дов из-за цве­та ко­жи, фор­мы че­ре­па или ве­ры в зе­ле­ных че­ло­веч­ков. Вспом­ни­те еще в «Мо­цар­те и Са­лье­ри» у Пуш­ки­на ло­ги­ку Са­лье­ри: «Где ж право­та, ко­гда бес­цен­ный дар, ко­гда бес­смерт­ный ге­ний не в на­гра­ду люб­ви го­ря­щей, са­мо­от­вер­же­нья, тру­дов, усер­дия, мо­ле­ний по­слан, а оза­ря­ет го­ло­ву безум­ца, гу­ля­ки празд­но­го?» – и иди­те тра­вить Мо­цар­та. Яс­но, что раз­ли­чие в смыс­лах этих по­чти си­но­ни­мов не так уж без­обид­но. У на­ив­ных все­гда бу­дет два ми­ра: мир их во­об­ра­же­ния, где все прав­до­по­доб­но и все неправ­да, и ре­аль­ный, жи­вой мир, где все прав­да и все неправ­до­по­доб­но. Ре­аль­ность же та­ко­ва, что мир по­лон про­ти­во­ре­чий, и ес­ли упо­мя­нуть «па­ра­докс о бра­до­брее» Бер­тра­на Рас­се­ла, то мир, где мож­но снять все про­ти­во­ре­чия и кон­флик­ты, ско­рее все­го, ло­ги­че­ски невоз­мо­жен. Те­перь вер­нем­ся в су­ще­ству­ю­щую все­лен­ную и за­ду­ма­ем­ся о войне и ми­ре. Ес­ли су­ще­ству­ют раз­ные мне­ния и це­ли, то для ис­ти­ны, несо­мнен­но, су­ще­ству­ют раз­ные прав­ды, лю­бой мир – это хит­рый ком­про­мисс, а вой­на – чест­ное от­ста­и­ва­ние сво­их идей, сво­ей прав­ды. Мо­жет, по­это­му мир так ко­ва­рен, а вой­на так бла­го­род­на? И они неот­де­ли­мы друг от дру­га, по­ка прав­да не ста­нет ис­ти­ной? Или, как в Вет­хом за­ве­те: «Ис­ти­на воз­ник­нет из зем­ли, и прав­да при­ник­нет с небес». (Пс. 84:12) Каж­дая вой­на за­кан­чи­ва­ет­ся ми­ром и, на­вер­ное, слу­жит уста­нов­ле­нию прав­ды, по­хо­жей на ис­ти­ну. К со­жа­ле­нию, под каж­дую та­кую прав­ду под­ло­же­на бом­ба под на­зва­ни­ем «вре­мя» – и с его те­че­ни­ем она неиз­беж­но ста­но­вит­ся ло­жью. А прав­дой бу­дет толь­ко то, что, по за­ме­ча­нию упо­мя­ну­то­го Бер­тра­на Рас­се­ла, «каж­дый из нас обя­зан рас­ска­зать по­ли­цей­ско­му». И на­по­сле­док о та­ком же неиз­беж­ном кон­флик­те с са­мим со­бой. Здесь сно­ва спра­вед­ли­во ос­нов­ное пра­ви­ло: для ра­зум­но­го че­ло­ве­ка нор­маль­но из­ме­нять свои взгля­ды, в по­ис­ках ис­ти­ны на­хо­дить свою но­вую прав­ду в за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств и ин­те­ре­сов. В об­щем-то это­го до­ста­точ­но, что­бы жить в со­гла­сии с со­бой и об­ще­ством. И сно­ва хо­чет­ся про­ци­ти­ро­вать Рас­се­ла: «Глав­ная пробле­ма в том, что глуп­цы и фа­на­ти­ки все­гда очень уве­ре­ны в се­бе, а муд­рые лю­ди все­гда пол­ны со­мне­ний».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.