МИРСКАЯ СЛА­ВА КАК ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

Сла­ва – пред­рас­су­док, воз­ник­ший из неуме­ния лю­дей це­нить са­мих се­бя и раб­ской их при­выч­ки уни­жать­ся. Ви­кен­тий Ви­кен­тье­вич Ве­ре­са­ев

Lichnosti - - Новости - Юрий Бе­лец­кий, глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла Лич­но­сти

Цель – ни­что, дви­же­ние – все. Эду­ард Берн­штейн

Как ста­но­ви­лись зна­ме­ни­ты­ми лю­ди в эпо­ху Кон­фу­ция, Ари­сто­те­ля, Го­ра­ция или, на­ко­нец, во вре­ме­на Воз­рож­де­ния? Ведь мас­со­во­го ти­ра­жи­ро­ва­ния (книг, кар­тин, брон­зо­вых ста­ту­эток или да­же от­кры­ток и знач­ков) не бы­ло. Ведь «Тай­ную ве­че­рю» и «Мо­ну Ли­зу» при жиз­ни Леонардо ви­де­ли несколь­ко со­тен, ну пусть ты­сяч че­ло­век. Му­зы­ку Моцарта или Бет­хо­ве­на не кру­ти­ли Fm-ра­дио и не из­да­ва­ли на дис­ках, по­это­му слы­шать ее мог­ли немно­гие. Пер­вое из­да­ние «Бо­же­ствен­ной ко­ме­дии» Дан­те бы­ло на­пе­ча­та­но в ма­ло­до­ступ­ных 300 эк­зем­пля­рах, из ко­то­рых по­сле пер­вой пуб­ли­ка­ции 1472 го­да на се­го­дня оста­лось 14 ра­ри­те­тов. То есть 95% ти­ра­жа не со­хра­ни­лись и не ста­ли ве­ли­чай­шей ми­ро­вой цен­но­стью. Да­же по­сле изоб­ре­те­ния Гут­тен­бер­га 1448 го­да ти­ра­жи бы­ли ми­зер­ны­ми, и так про­дол­жа­лось еще по­чти пол­ты­ся­че­ле­тия. До­сти­же­ния

и успе­хи не все­гда на­хо­ди­ли поч­ву и по­сле­до­ва­те­лей, ча­сто шли лож­ны­ми кур­са­ми и неред­ко на­но­си­ли ущерб сво­им со­зда­те­лям. Тем не ме­нее, сла­ва, при­зна­ние бы­ли важ­ней­шим фак­то­ром раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции. Этот силь­ней­ший мо­тив де­я­тель­но­сти при­сущ толь­ко че­ло­ве­ку, но, ко­неч­но, не опре­де­ля­ет его мо­раль. Со свой­ствен­ны­ми че­ло­ве­ку сла­бо­стя­ми по­чти каж­дый стре­мил­ся, как ска­за­ли бы се­го­дня, ка­пи­та­ли­зи­ро­вать сла­ву. Ис­то­рия пол­на яв­но­го и неяв­но­го со­пер­ни­че­ства, что по­мо­га­ло быст­ро до­стичь куль­тур­ных и ин­тел­лек­ту­аль­ных высот и сти­му­ли­ро­ва­ло ра­бо­ту ге­ни­ев. При­ме­ров та­ких со­пер­ни­ков нема­ло: Леонардо да Винчи и Ми­ке­лан­дже­ло, Эйн­штейн и Пу­ан­ка­ре, Эди­сон и Тес­ла, Мо­царт и Са­лье­ри. Но со­гла­сим­ся, что ве­ли­кие до­сти­же­ния мо­гут по­слу­жить оправ­да­ни­ем и за­ви­сти, и необъ­ек­тив­но­сти. Но как же ин­фор­ма­ция о че­ло­ве­ке и его успе­хах ста­но­ви­лась до­ступ­на со­вре­мен­ни­кам? Как при­хо­ди­ла к лю­дям из­вест­ность, ка­ков был ее мас­штаб и как по­лу­чи­лось, что еще « до» тор­же­ства ме­диа, мас­со­вых ком­му­ни­ка­ций и Гол­ли­ву­да де­я­тель­ность вы­да­ю­щих­ся лич- но­стей ока­за­ла та­кое огром­ное вли­я­ние на ци­ви­ли­за­цию? Про­сто­го от­ве­та на эти во­про­сы нет, но срав­нить про­цес­сы и ре­зуль­та­ты мож­но. Преж­де все­го, цен­ность ре­зуль­та­та уси­ли­ва­лась труд­но­до­ступ­но­стью: ин­фор­ма­ци­ей о нем рас­по­ла­гал по боль­шей ча­сти лишь уз­кий круг из­бран­ных по­тре­би­те­лей. Ес­ли вас ин­те­ре­су­ет опе­ра, во­ен­ное искусство, стро­и­тель­ство ко­раб­лей, по­э­зия или фи­ло­со­фия, вы най­де­те неболь­шое чис­ло слу­ша­те­лей, чи­та­те­лей и по­чи­та­те­лей. Эти по­тре­би­те­ли талантов и от­кры­тий са­ми бы­ли до­ста­точ­но под­го­тов­ле­ны и за­ин­те­ре­со­ва­ны в ро­сте талантов, они мог­ли от­ли­чить и оце­нить да­ро­ва­ние, и со­хра­ня­ли и нес­ли это зна­ние даль­ше. Несколь­ко со­тен лет на­зад при­ро­да и куль­ту­ра бы­ли в ша­ге от лю­бо­зна­тель­но­го и ра­зум­но­го че­ло­ве­ка. Для от­кры­тий и но­вых тво­ре­ний тре­бо­ва­лись толь­ко лич­ные уси­лия. Сей­час же боль­шую роль иг­ра­ет та­кой объ­ек­тив­ный фак­тор, как рас­ши­ре­ние и углуб­ле­ние фрон­та но­вых зна­ний. Те­перь, что­бы «по­пасть на фронт» от­кры­тий, тре­бу­ет­ся де­сять-два­дцать лет уче­бы, на­ли­чие ка­ко­го-ни­будь су­пер­ком­пью­те­ра, или рент­ге­нов­ско­го те­ле­ско­па, или био­хи­ми­че­ской ла­бо­ра­то­рии, или че­го-ни­будь еще кру­че. И да­же там, где та­лант мо­жет про­явить­ся без боль­ших ре­сурс­ных пред­по­сы­лок, не об­хо­дит­ся без це­лой пи­ра­ми­ды учи­те­лей и по­мощ­ни­ков. И еще та­кой важ­ный штрих. Сла­ва до опре­де­лен­но­го мо­мен­та не бы­ла ка­пи­та­лом в том смыс­ле, что не бы­ла его сущ­но­стью и не да­ва­ла при­бы­ли, но поз­во­ля­ла та­лан­ту ра­бо­тать и раз­ви­вать­ся. Не ста­но­вил­ся ис­точ­ни­ком до­хо­да и вы­со­кий уро­вень из­вест­но­сти. Но с кон­ца ХІХ ве­ка, с по­яв­ле­ни­ем пер­во­го ме­диа­маг­на­та Уи­лья­ма Хер­ста

и его по­сле­до­ва­те­лей, за сто пять­де­сят лет раз­ви­тия средств ком­му­ни­ка­ции сла­ва по­сте­пен­но ста­ла усту­пать ме­сто имен­но ши­ро­кой из­вест­но­сти. Ока­за­лось, что в но­вой ре­аль­но­сти из­вест­ность лег­че ка­пи­та­ли­зи­ру­ет­ся и ста­но­вит­ся ре­ша­ю­щим мо­ти­вом раз­ви­тия ин­ди­ви­ду­аль­но­сти и об­ще­ства в це­лом, что ра­ди­каль­но из­ме­ни­ло весь ме­ха­низм раз­ви­тия об­ще­ства. И ес­ли ко­гда- то На­по­ле­он был прав, груст­но за­ме­тив, что «сла­ва – солн­це мертвых », то се­го­дня таланты де­ла­ют на фаб­ри­ках и ста­ра­ют­ся, что­бы солн­це взо­шло пря­мо над ко­лы­бе­лью. Зна­ме­ни­ты­ми те­перь ста­но­вят­ся не сре­ди из­бран­ных или зна­то­ков, ко­то­рые мог­ли оце­нить и пе­ре­дать эту сла­ву в бу­ду­щее. Ско­рее – на­обо­рот: изыс­кан­ность вку­сов и куль­ту­ра по­клон­ни­ков сужа­ет их круг, а сле­до­ва­тель­но, твор­цу на­до вы­стро­ить но­вое до­сти­же­ние так, что­бы его при­ня­ли мил­ли­о­ны. Да­же ес­ли это аб­стракт­ная идея о мно­же­стве ми­ров или ле­кар­ство от ред­кой бо­лез­ни. Насту­пи­ло вре­мя иное – гло­баль­ной ин­фор­ма­ци­он­ной де­мо­кра­тии (не ищи­те в тер­мине ни­че­го иро­ни­че­ско­го или па­фос­но­го, про­сто мне ка­жет­ся, что так точ­нее мож­но пе­ре­дать сущ­ность на­сто­я­ще­го), то есть ко­гда свое суж­де­ние мо­жет вы­ска­зать каж­дый и на лю­бую те­му. К суж­де­нию, сфор­му­ли­ро­ван­но­му в из­вест­ной ан­глий­ской по­сло­ви­це «Луч­ше всех иг­ра­ет в фут­бол тот, кто си­дит на за­бо­ре», при­бав­ля­ет­ся до­ступ­ность ин­фор­ма­ци­он­ных ре­сур­сов и все­доз­во­лен­ность оце­нок. Это со­зда­ет но­вую ре­аль­ность – ре­аль­ность ил­лю­зий и фан­та­зий. Да­же се­рьез­ные ученые, де­я­те­ли куль­ту­ры, по­ли­ти­ки жи­вут в но­вом тем­пе, и ско­рость не поз­во­ля­ет им «вы­ли­зы­вать» фор­му­ли­ров­ки, об­ду­мы­вать и ар­гу­мен­ти­ро­вать. Ак­цент на за­во­е­ва­нии ме­дий­о­го про­стран­ства, мо­тив быть пер­вым в сво­ем суж­де­нии о чем угод­но (сред­не­ве­ко­вой куль­ту­ре, тем­ной ма­те­рии или ку­хон­ном ком­байне) – это но­вый гло­баль­ный сдвиг в мо­ти­ва­ции раз­ви­тия. Но бу­дем тер­пи­мее к счаст­ли­вым на­шим бра­тьям. Как за­ме­тил Се­не­ка-млад­ший, «Nullum intra se vitium est» – «Ни­что не яв­ля­ет­ся по­ро­ком са­мо по се­бе», по­это­му и мы не бу­дем осуж­дать тще­сла­вие и пу­сто­сло­вие: нам луч­ше пре­зи­рать по­че­сти, но не сла­ву; сла­ва – ред­кость там, где по­че­сти, и еще реже по­че­сти – там, где сла­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.