Раз­ви­тие: сло­е­ный пирог из нетер­пе­ния и апа­тии

Про­гресс со­сто­ит не в за­мене невер­ной тео­рии на вер­ную, а в за­мене од­ной невер­ной тео­рии на дру­гую невер­ную, но уточ­нен­ную. Сти­вен Хо­кинг

Lichnosti - - Первая Страница - Юрий Бе­лец­кий, Глав­ный ре­дак­тор

Об­ще­из­вест­но, как лег­ко юные серд­ца за­жи­га­ют­ся чи­стым стрем­ле­ни­ем уни­что­жить неспра­вед­ли­вость, угне­те­ние или уни­же­ние. Всей энер­ги­ей и эн­ту­зи­аз­мом мо­ло­до­сти они го­то­вы бро­сить­ся на ис­ко­ре­не­ние по­ро­ков об­ще­ства. И да­же не ис­пы­тав лич­но тя­же­сти этих по­ро­ков су­ще­ству­ю­щей си­сте­мы, они не за­ду­мы­ва­ясь жерт­ву­ют сво­ей сво­бо­дой, а ино­гда и жиз­нью ра­ди иде­а­лов, сфор­му­ли­ро­ван­ных за­дол­го до них бо­лее острож­ны­ми и зре­лы­ми пред­ше­ствен­ни­ка­ми. Сле­ду­ет за­ме­тить, что сред­ний воз­раст жертв – 25-30 лет – как раз со­от­вет­ству­ет пе­ри­о­ду сме­ны од­но­го по­ко­ле­ния дру­гим. Это кос­вен­но под­твер­жда­ет тот факт, что по­ко­ле­ние бун­та­рей и ре­во­лю­ци­о­не­ров ре­а­ли­зу­ет за­пас ра­нее воз­ник­ших ре­во­лю­ци­он­ных идей. Эко­но­ми­че­ские и по­ли­ти­че­ские при­чи­ны про­ти­во­ре­чий об­ще­ствен­но­го раз­ви­тия – дав­ний и, на­вер­ное, веч­ный пред­мет ис­сле­до­ва­ния и изу­че­ния. Как веч­ны и са­ми про­ти­во­ре­чия. И не толь­ко как диа­лек­ти­че­ское яв­ле­ние, а и как тер­ни­стый путь. Об­щий итог – неустра­ни­мые при­чи­ны бун­тов и ре­во­лю­ций ле­жат в при­ро­де как от­дель­но­го че­ло­ве­ка, так и ре­ак­ции на су­ще­ству­ю­щие эко­но­ми­че­ские и со­ци­аль­ные усло­вия. Воз­ни­ка­ю­щие вол­на­ми пе­ре­ме­ны име­ют во вре­ме­ни шаг, крат­ный од­но­му по­ко­ле­нию, и ха­рак­тер­ны для раз­ви­тия каж­до­го об­ще­ства (пле­ме­ни, на­ро­да, го­су­дар­ства). И ис­то­рию раз­ви­тия об­ще­ства мож­но пред­ста­вить, как мно­го­слой­ный пирог, где со вре­ме­нем про­ис­хо­дит пе­ре­ход со слоя на слой. Чем от­ли­ча­ют­ся эти слои с точ­ки зре­ния раз­ви­тия об­ще­ствен­но по­ли­ти­че­ских идей? Здесь хо­те­лось бы при­ве­сти сло­ва фран­цуз­ско­го фи­ло­со­фа-иде­а­ли­ста и со­цио­ло­га Гю­ста­ва Ле­бо­на: «На ха­рак­те­ре, но не на уме, ос­но­вы­ва­ют­ся об­ще­ства, ре­ли­гии и им­пе­рии. Ха­рак­тер да­ет на­ро­дам воз­мож­ность чув­ство­вать и дей­ство­вать. Они ни­ко­гда не вы­иг­ры­ва­ли мно­го от то­го, что же­ла­ли слиш­ком мно­го

рас­суж­дать и слиш­ком мно­го мыс­лить». Ле­бон здесь под ха­рак­те­ром на­ро­да под­ра­зу­ме­ва­ет твер­дые пра­ви­ла поведения, ко­то­рые ко­ди­фи­ци­ру­ют­ся в нрав­ствен­но­сти и на ко­то­рых ос­но­вы­ва­ет­ся су­ще­ство­ва­ние об­ще­ства. Ина­че он рас­смат­ри­ва­ет ум­ствен­ные ка­че­ства на­ро­да. По его мне­нию, они лег­ко из­ме­ня­ют­ся под дей­стви­ем обу­че­ния и вос­пи­та­ния, и, в от­ли­чие от ха­рак­те­ра, лег­ко пе­ре­да­ют­ся от од­но­го об­ще­ства к дру­го­му. На этом оставим Ле­бо­на и его тео­рию врож­ден­но­го нера­вен­ства лю­дей и рас (бук­валь­но это да­же нель­зя чи­тать!) и вер­нем­ся к мно­го­слой­но­му пи­ро­гу раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции. Ес­ли мы мо­жем при­нять эти несколь­ко спе­ку­ля­тив­ные тер­ми­ны о ха­рак­те­ре и уме на­ро­да, то исто­рия да­ет нам при­ме­ры, ко­гда один и тот же на­род про­яв­ля­ет ха­рак­тер и до­сти­га­ет за­мет­ных вы­сот в раз­ви­тии (в том чис­ле и в экс­пан­сии сво­ей куль­ту­ры), но за­тем, ве­ро­ят­но, впа­да­ет в со­мне­ния и раз­мыш­ле­ния, кри­ти­че­ски пе­ре­осмыс­ли­ва­ет достижения и пы­та­ет­ся из­ме­нить свой ха­рак­тер. Это и есть окон­ча­ние од­но­го из сло­ев и начало ре­во­лю­ции. Ес­ли най­де­ны и при­ня­ты но­вые пра­ви­ла устрой­ства об­ще­ства, то это уже но­вый слой «ха­рак­те­ра». То есть ум и ха­рак­тер на­ро­да сме­ня­ют друг дру­га во вре­ме­ни. Мы ни­че­го не мо­жем ска­зать о про­дол­жи­тель­но­сти «ха­рак­тер­ных» сло­ев в еди­ни­цах по­ко­ле­ний, но, ви­ди­мо, «тол­щи­на ум­ствен­но­го слоя» не боль­ше од­но­го по­ко­ле­ния. Толь­ко не на­до за­блуж­дать­ся, что в эпо­ху «ха­рак­те­ра» ге­не­ра­ция идей за­ми­ра­ет. Ско­рее – на­обо­рот: имен­но в «ум­ствен­ную» эпо­ху за­ти­шье глу­бо­ких идей и шум­ное цу­на­ми на по­верх­но­сти. Что­бы по­яс­нить та­кой взгляд, сто­ит крат­ко и вы­бо­роч­но при­ве­сти неко­то­рые при­ме­ры ре­во­лю­ций про­шло­го (общество пе­ре­хо­дит с од­но­го «ха­рак­тер­но­го» слоя на дру­гой). Вот несколь­ко яр­ких при­ме­ров: воз­ник­но­ве­ние мо­но­те­и­сти­че­ских ре­ли­гий (при­зна­ние цен­но­сти ду­ши че­ло­ве­ка – Хри­стос, Буд­да, Ма­го­мет), ев­ро­пей­ские ре­во­лю­ции XVII-XVIII ве­ков (при­зна­ние ра­вен­ства по­ли­ти­че­ских прав – Воль­тер, Рус­со, Мон­те­с­кье), эко­но­ми­че­ские ре­во­лю­ции XIX-ХХ ве­ков (при­зна­ние ра­вен­ства эко­но­ми­че­ских прав – Карл Маркс, Фри­дрих Эн­гельс). Теперь же для нас важ­но от­ве­тить на во­прос об ос­нов­ной идее сле­ду­ю­ще­го «ум­ствен­но­го» ре­во­лю­ци­он­но­го слоя. Со­вре­мен­ный мир уже от­чет­ли­во вы­дви­нул конфликт двух мо­де­лей раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции – жиз­ни в на­ци­о­наль­ных квартирах или в еди­ном гло­баль­ном ми­ре.

В на­ци­о­наль­ном под­хо­де со­хра­ня­ет­ся на­ци­о­наль­но-мен­таль­ная до­ми­нан­та в ор­га­ни­за­ции по­ли­ти­че­ской си­сте­мы, в вос­пи­та­нии и куль­ту­ре. Со­хра­не­ние со­ци­о­куль­тур­ных и гео­гра­фи­че­ских гра­ниц. Об­щие для всех опа­се­ния – раз­ру­ше­ние тра­ди­ци­он­ных свя­зей между по­ко­ле­ни­я­ми, утра­та форм ду­хов­ной (ре­ли­ги­оз­ной) жиз­ни, без­воз­врат­ная по­те­ря уни­каль­ных куль­тур­но­и­сто­ри­че­ских цен­но­стей, ис­чез­но­ве­ние непо­вто­ри­мых язы­ко­вых и фольк­лор­ных об­раз­цов. Ча­ще все­го та­кой под­ход на­зы­ва­ют «кон­сер­ва­тив­ным». В гло­баль­ной мо­де­ли про­ис­хо­дит уни­фи­ка­ция ос­нов­ных пра­вил эко­но­ми­че­ско­го и со­ци­аль­но­го поведения че­ло­ве­ка. Общество про­по­ве­ду­ет то­ле­рант­ность и муль­ти­куль­ту­ра­лизм, рас­ши­ря­ет нрав­ствен­ные гра­ни­цы до­пу­сти­мо­го, а гео­гра­фи­че­ские де­ла­ет при­зрач­ны­ми. Услов­но такое на­прав­ле­ние об­ще­ствен­но­го дви­же­ния по­че­му-то на­зы­ва­ют «ли­бе­раль­ным». Ка­кие фак­то­ры под­тал­ки­ва­ют к вы­бо­ру мо­де­ли, ка­кие опа­се­ния внед­ря­ют­ся в со­зна­ние как при­о­ри­те­ты? В первую оче­редь это рас­ту­щее по­треб­ле­ние при­род­ных ре­сур­сов и, как глав­ная при­чи­на – неогра­ни­чен­ный рост на­се­ле­ния. Но мож­но ли со­еди­нить это с пра­вом че­ло­ве­ка на се­мью, здо­ро­вую пи­щу и ку­со­чек чи­стой при­ро­ды? Оче­вид­но, что гря­ду­щее про­ти­во­ре­чие толк­нет сле­ду­ю­щее по­ко­ле­ние к но­вой ре­во­лю­ции (био­ло­ги­че­ско-эко­ло­ги­че­ской?). Кто бу­дет но­вым про­воз­вест­ни­ком «ум­ствен­ной» эпо­хи и на­след­ни­ком Хри­ста, Воль­те­ра и Марк­са? На днях ми­ро­вые СМИ при­нес­ли весть: 20 мар­та 2017 го­да умер Дэ­вид Рок­фел­лер, бан­кир, фи­лан­троп, из­вест­ный как один из пер­вых и наи­бо­лее вли­я­тель­ных идео­ло­гов гло­ба­лиз­ма и нео­кон­сер­ва­тиз­ма. «Ви­ки­пе­дия» по­счи­та­ла умест­ным в ка­че­стве эпи­та­фии вы­де­лить две ци­та­ты из мно­го­чис­лен­ных за­яв­ле­ний ушед­ше­го. Фра­зу, пред­по­ло­жи­тель­но ска­зан­ную им на за­се­да­нии Биль­дер­берг­ско­го клу­ба в 1991 го­ду – «Над­на­ци­о­наль­ный су­ве­ре­ни­тет ин­тел­лек­ту­аль­ной эли­ты и ми­ро­вых бан­ки­ров, несо­мнен­но, пред­по­чти­тель­нее на­ци­о­наль­но­го са­мо­опре­де­ле­ния, прак­ти­ко­вав­ше­го­ся в бы­лые сто­ле­тия» и рас­суж­де­ние из из­дан­ных им в 2002 го­ду «Ме­му­а­ров» – «Неко­то­рые да­же ве­рят, что мы яв­ля­ем­ся ча­стью сек­рет­ной по­ли­ти­че­ской груп­пы, (…) и ха­рак­те­ри­зу­ют мою се­мью и меня как “ин­тер­на­ци­о­на­ли­стов”, всту­пив­ших в сго­вор с дру­ги­ми груп­па­ми по все­му ми­ру для по­стро­е­ния бо­лее ин­те­гри­ро­ван­ной гло­баль­ной по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской струк­ту­ры – еди­но­го ми­ра, ес­ли угод­но. Ес­ли об­ви­не­ние за­клю­ча­ет­ся в этом, то я при­знаю се­бя ви­нов­ным, и я этим гор­жусь». Что от­ве­тят «кон­сер­ва­то­ры»?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.