ВИЦА ИАНДРОГИН

Lichnosti - - Нефертити: СОЛНЦЕ ПРЕКРАСНОЙ -

Ко­гда Лю­двиг Бор­хардт об­на­ру­жил бюст Не­фер­ти­ти, эта на­ход­ка не толь­ко вы­зва­ла все­об­щее вос­хи­ще­ние, но и по­ста­ви­ла пе­ред егип­то­ло­га­ми ряд во­про­сов. К при­ме­ру, пра­вый глаз ца­ри­цы был ин­кру­сти­ро­ван дра­го­цен­ным кам­нем, а ле­вый – нет. Дол­гое вре­мя счи­та­ли, что ин­кру­сти­ро­ван­ная вклад­ка вы­па­ла, но поз­же спек­траль­ный ана­лиз по­ка­зал, что кам­ня во вто­рой глаз­ни­це ни­ко­гда не бы­ло. Ги­по­тез мас­са: то ли най­ден­ный бюст был толь­ко эс­ки­зом бу­ду­щей ра­бо­ты, и до­ра­ба­ты­вать его скуль­птор не пла­ни­ро­вал, то ли не успел за­кон­чить из-за на­ле­та на ма­стер­скую про­тив­ни­ков цар­ствен­ной че­ты или по дру­гой при­чине, то ли пол­но­стью за­вер­шить изоб­ра­же­ние при жиз­ни мо­де­ли бы­ло немыс­ли­мо по са­краль­ным мо­ти­вам. Про­тив по­след­ней вер­сии сви­де­тель­ству­ет тот факт, что бюст Не­фер­ти­ти – един­ствен­ная «од­но­гла­зая» еги­пет­ская скульп­ту­ра. Кро­ме то­го, уже в но­вом ты­ся­че­ле­тии ис­сле­до­ва­те­ли уста­но­ви­ли, что фор­ма но­са ста­туи сна­ча­ла бы­ла го­раз­до бо­лее гру­бой: тон­кие иде­аль­но-пра­виль­ные чер­ты скуль­птор при­дал изоб­ра­же­нию

На раз­во­ро­те – ко­лон­ны Кар­нак­ско­го хра­ма

поз­же, воз­мож­но, сле­дуя ка­но­ну кра­со­ты в ущерб до­сто­вер­но­сти, а мо­жет, и на­обо­рот – до­би­ва­ясь боль­ше­го сход­ства. Но еще боль­ше во­про­сов, чем кра­са­ви­ца Не­фер­ти­ти, вы­зы­ва­ют у егип­то­ло­гов изоб­ра­же­ния ее су­пру­га. «Скуль­пто­ры то­го вре­ме­ни оста­ви­ли нам прав­ди­вые изоб­ра­же­ния это­го те­ла ан­дро­ги­на, чьи раз­ви­тые гру­ди, че­рес­чур пол­ные бед­ра, вы­пук­лые ляж­ки про­из­во­дят дву­смыс­лен­ное и бо­лез­нен­ное впе­чат­ле­ние, – пи­сал фран­цуз­ский уче­ный Алек­сандр Мо­ре. – Не ме­нее свое­об­раз­на и го­ло­ва: слиш­ком неж­ный овал ли­ца, на­клон­но по­са­жен­ные гла­за, плав­ные очер­та­ния длин­но­го и тон­ко­го но­са, вы­сту­па­ю­щая ниж­няя гу­ба, удли­нен­ный и ско­шен­ный на­зад че­реп, ко­то­рый ка­жет­ся слиш­ком тя­же­лым для под­дер­жи­ва­ю­щей его хруп­кой шеи». Уче­ные ре­тро­спек­тив­но по­ста­ви­ли Эх­на­то­ну нема­ло ди­а­гно­зов, фи­зио­ло­ги­че­ских и пси­хи­че­ских (в част­но­сти, есть вер­сия о ге­не­ти­че­ском вы­рож­де­нии вслед­ствие близ­ко­род­ствен­ных бра­ков внут­ри ди­на­стии), а фан­та­сты неод­но­крат­но на­ме­ка­ли на ино­пла­нет­ное про­ис­хож­де­ние фа­ра­о­на. Меж­ду тем по­смерт­ная мас­ка Эх­на­то­на отоб­ра­жа­ет чер­ты нор­маль­но­го че­ло­ве­ка; вот толь­ко при­над­леж­ность этой мас­ки фа­ра­о­ну под во­про­сом. А часть егип­то­ло­гов счи­та­ет изоб­ра­же­ния Эх­на­то­на во­все не ре­а­ли­стич­ны­ми, а вы­пол­нен­ны­ми по ре­ли­ги­оз­но­му ка­но­ну: «Же­но­по­доб­ное те­ло Амен­хо­те­па IV ни­чуть не бо­лее па­то­ло­гич­но, чем со­ко­ли­ная го­ло­ва Ра». Од­на­ко, боль­ной или здо­ро­вый, безум­ный или вполне адек­ват­ный, этот че­ло­век со­вер­шил в стране впе­чат­ля­ю­щий пе­ре­во­рот: по­ли­ти­че­ский, со­ци­аль­ный и ми­ро­воз­зрен­че­ский. И Не­фер­ти­ти бы­ла его еди­но­мыш­лен­ни­цей, со­рат­ни­цей, а мо­жет, и вдох­но­ви­тель­ни­цей гран­ди­оз­ных ре­форм. Счи­та­ет­ся, что они по­же­ни­лись неза­дол­го до ко­ро­на­ци­ии Амен­хо­те­па IV, с ко­то­рой по­шел от­счет но­во­го вре­ме­ни – их и стра­ны.

Атон, бог Солн­ца, не был прин­ци­пи­аль­но но­вым бо­же­ством – его по­чи­та­ли в Древ­нем Егип­те за­дол­го до цар­ство­ва­ния Амен­хо­те­па IV. В от­ли­чие от боль­шин­ства еги­пет­ских бо­гов, Атон из­на­чаль­но не был ан­тро­по­з­ве­ро­морф­ным, его изоб­ра­жа­ли в ви­де сол­неч­но­го дис­ка с ла­до­ня­ми на кон­цах лу­чей, на зем­ле же его в че­ло­ве­че­ском об­ли­чьи во­пло­щал фа­ра­он. Со­ляр­ный культ на­чал воз­рож­дать Амен­хо­теп III, а его сын сде­лал до­ми­ни­ру­ю­щим в стране, пре­вра­тив храм Амо­на в Кар­на­ке в храм Ато­на. Со­хра­ни­лось по­дроб­ное опи­са­ние празд­ни­ка хеб-сед, ма­ги­че­ско­го ри­ту­а­ла об­нов­ле­ния си­лы ца­ря, ко­то­рый устро­ил Амен­хо­теп IV на

––––––––––– Свер­ху вниз: Эх­на­тон; пред­по­ла­га­е­мый порт­рет од­ной из до­че­рей Эх­на­то­на и Не­фер­ти­ти

чет­вер­том го­ду сво­е­го цар­ство­ва­ния. В этом празд­ни­ке при­ни­ма­ла уча­стие и Не­фер­ти­ти, оли­це­тво­ряв­шая бо­ги­ню кра­со­ты Хатхор, в то вре­мя как сам фа­ра­он отож­деств­лял­ся с бо­гом Солн­ца. Со­хра­ни­лось опи­са­ние этой це­ре­мо­нии, рас­шиф­ро­ван­ное егип­то­ло­га­ми: «Чи­стая ру­ка­ми, – ве­ли­кая су­пру­га ца­ря, воз­люб­лен­ная им, вла­ды­чи­ца Обе­их Зе­мель, Не­фер­ти­ти, да жи­вет она! – бы­ло на­пи­са­но на ар­хит­ра­ве од­но­го из хра­мов в Кар­на­ке. – Лю­би­мая ве­ли­ким и жи­вым Сол­неч­ным Дис­ком, ко­то­рый пре­бы­ва­ет в празд­ни­ке, она го­стит в хра­ме Сол­неч­но­го Дис­ка в Юж­ном Ге­лио­по­ле». Есть вер­сия, что имен­но на этом празд­ни­ке мо­ло­дая же­на ца­ря по­лу­чи­ла свое тео­ло­ги­че­ское имя – «Пре­крас­ная при­шла». В том же го­ду Амен­хо­теп IV при­нял ре­ше­ние ос­но­вать но­вую сто­ли­цу на пол­пу­ти меж­ду Мем­фи­сом (сто­ли­цей Древ­не­го цар­ства) иф ива­ми, в мест­но­сти эль-амар­на, ку­да при­е­хал с при­двор­ны­ми и раз­ве­ды­ва­тель­ным от­ря­дом и раз­бил ша­тер. Че­рез два го­да на этом ме­сте был ос­но­ван Ахе­та­тон – го­род, по­свя­щен­ный Ато­ну. То­гда же, на ше­стом го­ду цар­ство­ва­ния, фа­ра­он при­нял но­вое имя – Эх­на­тон, что в раз­ных пе­ре­во­дах трак­ту­ет­ся как «Угод­ный Ато­ну», «По­лез­ный для Ато­на» или «Дей­ствен­ный дух Ато­на». На це­ре­мо­нии ос­но­ва­ния Ахе­та­то­на Эх­на­тон про­из­нес клят­ву, текст ко­то­рой со­хра­нил­ся. В ней упо­ми­на­ет­ся Не­фер­ти­ти: «Как вер­но то, что жив мой отец, Ра-хо­рах­ти, ли­ку­ю­щий в Стране Све­та в име­ни сво­ем Шу, ко­то­рый есть Атон, он, кто веч­но да­ру­ет жизнь, так же серд­це мое во­ис­ти­ну ра­ду­ет­ся ве­ли­кой су­пру­ге ца­ря и ее де­тям. Боль­шой срок жиз­ни бу­дет от­пу­щен ве­ли­кой су­пру­ге ца­ря, Не­фер-нефе­ру-атон Не­фер­ти­ти (да жи­вет она веч­но!), со­сто­я­щий из мил­ли­о­нов лет, ко­то­рые она про­ве­дет под за­щи­той фа­ра­о­на; боль­шой срок жиз­ни бу­дет от­пу­щен прин­цес­сам Ме­ри­та­тон и Ма­ке­та­тон, ее де­тям, и они про­ве­дут его под за­щи­той ца­ри­цы, сво­ей ма­те­ри».

У Не­фер­ти­ти и Эх­на­то­на бы­ло ше­сте­ро до­че­рей: Ме­ри­та­тон, Ма­ке­та­тон, Ан­хе­сен­па­а­тон, Не­фер-нефе­ру-атон, Не­фер-нефе­руРа и Се­теп-эн-ра. Три пер­вые ро­ди­лись еще вф ивах, но, су­дя по их име­нам, уже бы­ли по­свя­ще­ны Ато­ну (поз­же Ан­хе­сен­па­а­тон, став же­ной фа­ра­о­на Ту­тан­ха­мо­на, вос­ста­но­вив­ше­го культ Амо­на, сме­нит имя на Ан­хе­се­на­мон). Бог Солн­ца (Атон и Ра) при­сут­ство­вал в име­нах всех ше­сте­рых се­стер. Из­вест­но, что де­воч­ки по­лу­чи­ли об­ра­зо­ва­ние, их учи­ли пи­сать (сре­ди иг­ру­шек Ма­ке­та­тон бы­ли об­на­ру­же­ны ма­лень­кая дет­ская па­лет­ка и на­бор ка­ла­мов для пись­ма).

––––––––––– Свер­ху вниз: скульп­тур­ное изоб­ра­же­ние «по­боч­ной» же­ны Эх­на­то­на – Кийи; ста­ту­эт­ка иду­щей Не­фер­ти­ти. Тут ца­ри­ца уже не так мо­ло­да…

Сы­но­вей у Не­фер­ти­ти не бы­ло. Не­из­вест­но, счи­та­лось ли это про­бле­мой: на­след­ни­цей пре­сто­ла в Но­вом цар­стве мог­ла стать и де­воч­ка (за век до опи­сы­ва­е­мых со­бы­тий стра­ной пра­ви­ла Хат­шеп­сут, при­чем фа­ра­о­ном она про­воз­гла­си­ла се­бя са­ма). Не­фер­ти­ти, Эх­на­тон и их до­че­ри – пер­со­на­жи мно­же­ства изоб­ра­же­ний, най­ден­ных в эль-амарне. Внеш­ний об­лик прин­цесс то­же оза­да­чи­ва­ет ис­сле­до­ва­те­лей: де­во­чек из цар­ской се­мьи изоб­ра­жа­ли с удли­нен­ны­ми че­ре­па­ми – при­знак па­то­ло­гии, ре­зуль­тат ри­ту­аль­ной пла­сти­че­ской опе­ра­ции, при­ле­га­ю­щий го­лов­ной убор или ис­ка­же­ние фор­мы в со­от­вет­ствии с ка­но­ном? Несколь­ко стран­но и то, что во всех текстах де­во­чек на­зы­ва­ют до­черь­ми Не­фер­ти­ти, не упо­ми­ная о том, что их отец – Эх­на­тон: су­ще­ству­ет вер­сия, что фа­ра­он не мог иметь де­тей, и био­ло­ги­че­ским от­цом прин­цесс был кто-то дру­гой. Од­на­ко на мно­же­стве фре­сок и ре­лье­фов Не­фер­ти­ти, Эх­на­тон и их де­ти изоб­ра­же­ны в се­мей­ной, да­же ин­тим­ной об­ста­нов­ке: фа­ра­он об­ни­ма­ет же­ну и де­тей, Не­фер­ти­ти дер­жит дочь на ко­ле­нях, они вме­сте сла­вят Ато­на. На неко­то­рых ба­ре­лье­фах и фрес­ках Эх­на­тон, Не­фер­ти­ти и их до­че­ри изоб­ра­же­ны об­на­жен­ны­ми – на­го­та в Древ­нем Егип­те не бы­ла та­бу­и­ро­ва­на. Ни один дру­гой древ­не­еги­пет­ский фа­ра­он не изоб­ра­жал­ся так ча­сто в се­мей­ном кру­гу, с яв­ным ак­цен­том на люб­ви су­пру­гов друг к дру­гу и к де­тям.

––––––––––– Свер­ху вниз: фрес­ка на стене по­гре­баль­ной ка­ме­ры гроб­ни­цы Ту­тан­ха­мо­на; Эх­на­тон и Не­фер­ти­ти

На че­тыр­на­дца­том го­ду цар­ство­ва­ния ее от­ца Ма­ке­та­тон, вто­рая дочь Не­фер­ти­ти, за­бо­ле­ла и умер­ла. Ху­дож­ни­ки по­лу­чи­ли по­ве­ле­ние изоб­ра­зить сце­ны тра­у­ра цар­ской се­мьи, че­го рань­ше в Древ­нем Егип­те не прак­ти­ко­ва­ли. По­это­му мы рас­по­ла­га­ем ря­дом изоб­ра­же­ний, по­ка­зы­ва­ю­щих скорбь Не­фер­ти­ти и Эх­на­то­на из-за смер­ти до­че­ри. На од­ном из ба­ре­лье­фов ря­дом со скор­бя­щей Не­фер­ти­ти изоб­ра­же­на жен­щи­на с мла­ден­цем на ру­ках – воз­мож­но, Ма­ке­та­тон умер­ла от ро­дов. По­сле этой тра­ге­дии ме­сто Не­фер­ти­ти на изоб­ра­же­ни­ях ря­дом с му­жем за­ня­ла ее стар­шая дочь Ме­ри­та­тон. О тро­их млад­ших до­че­рях бо­лее позд­них упо­ми­на­ний нет: воз­мож­но, они то­же умер­ли, и все эти смер­ти бы­ли свя­за­ны со вспыш­кой чу­мы на Ближ­нем Во­сто­ке.

Осо­бен­но мно­го егип­то­ло­ги спо­рят о су­ти ре­ли­ги­оз­ной ре­фор­мы Эх­на­то­на, из­вест­ной так­же как «амарн­ская аван­тю­ра», и о ро­ли, ко­то­рую иг­ра­ла в ней Не­фер­ти­ти. Ав­тор кни­ги «Эх­на­тон и Не­фер­ти­ти» фран­цуз Кри­сти­ан Жак, доб­ро­же­ла­тель­ный к сво­им ге­ро­ям, утвер­жда­ет, что ато­низм вхо­дил в жизнь древ­них егип­тян па­рал­лель­но су­ще­ство­вав­шим куль­там, то есть ве­рить в ста­рых бо­гов Эх­на­тон и Не­фер­ти­ти не за­пре­ща­ли. Од­на­ко су­ще­ству­ет нема­ло ис­точ­ни­ков, про­ти­во­ре­ча­щих этой ги­по­те­зе: за­пи­сей о раз­ру­ше­нии хра­мов Амо­на, о сти­ра­нии имен древ­них бо­гов со стел, о ре­прес­си­ях про­тив ина­ко­мыс­ля­щих. На фрес­ках с изоб­ра­же­ни­ем це­ре­мо­ний вос­хва­ле­ния Сол­неч­но­го дис­ка вид­но, что про­хо­ди­ли они под от­кры­тым небом (что в еги­пет­ском кли­ма­те с его жгу­чим солн­цем прак­ти­че­ски непе­ре­но­си­мо) – в те­ни под бал­да­хи­на­ми укры­ва­лись толь­ко Эх­на­тон и Не­фер­ти­ти. Кро­ме то­го, ес­ли культ Амо­на-ра пред­по­ла­гал непо­сред­ствен­ное об­ра­ще­ние лю­бо­го ве­ру­ю­ще­го к бо­гу, то культ Ато­на был жест­ко при­вя­зан к по­чи­та­нию фа­ра­о­на, его зем­но­го во­пло­ще­ния, – что под­чер­ки­ва­ют сто­рон­ни­ки вер­сии то­го, что Эх­на­тон был на­сто­я­щим дик­та­то­ром (в бо­лее ра­ди­каль­ных ги­по­те­зах – дик­та­то­ром безум­ным). Дру­гая ги­по­те­за опи­сы­ва­ет Эх­на­то­на как фа­ра­о­на­ре­во­лю­ци­о­не­ра, вос­став­ше­го про­тив мно­го­ве­ко­вой власти кор­по­ра­ции жре­цов Амо­на, че­го те ему, ко­неч­но же, не про­сти­ли. По­сле смер­ти Эх­на­то­на культ Ато­на был по­чти сра­зу же свер­нут. Мо­ло­дой фа­ра­он Ту­тан­ха­мон вос­ста­но­вил хра­мы и ста­туи Амо­наРа. Не­дол­го про­сто­ял Ахе­та­тон, по­стро­ен­ный в ре­корд­ные сро­ки с при­ме­не­ни­ем го­раз­до ме­нее стой­ких тех­но­ло­гий, чем ис­поль­зо­ва­лись при по­строй­ке древ­них еги­пет­ских го­ро­дов. Сто­ли­цу

Эх­на­то­на и Не­фер­ти­ти за­нес­ло пес­ком, что, впро­чем, обес­пе­чи­ло в ито­ге луч­шую со­хран­ность па­мят­ни­ков амарн­ской эпо­хи. Кри­сти­ан Жак до­пус­ка­ет, что «амарн­ская аван­тю­ра» и бы­ла за­пла­ни­ро­ва­на как про­ект од­но­го цар­ство­ва­ния, за­вя­зан­ная на пер­со­на­лии Эх­на­то­на и Не­фер­ти­ти. Од­на­ко боль­шин­ство ис­сле­до­ва­те­лей счи­та­ют, что Сол­неч­ный фа­ра­он пы­тал­ся из­ме­нить ми­ро­воз­зре­ние со­оте­че­ствен­ни­ков на ве­ка, в чем не пре­успел.

Ка­кую роль иг­ра­ла в ре­фор­ме или аван­тю­ре ца­ри­ца Не­фер­ти­ти, то­же пред­мет для дис­кус­сий. «Егип­то­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния по­след­них лет по­ка­за­ли ре­ша­ю­щую роль ца­ри­цы в управ­ле­нии го­су­дар­ством, – пи­шет Кри­сти­ан Жак. – (...) Не­фер­ти­ти про­дол­жи­ла ли­нию Хат­шеп­сут и Тии, вы­да­ю­щих­ся ца­риц, ока­зав­ших глу­бо­кое вли­я­ние на свою эпо­ху. Воз­дей­ствуя на ход со­бы­тий, по­сто­ян­но участ­вуя в ме­ро­при­я­ти­ях власти, они ис­пол­ня­ли свою “долж­ность” ца­ри­цы с по­ра­зи­тель­ной энер­ги­ей». Из­вест­но, что Не­фер­ти­ти по­сто­ян­но при­ни­ма­ла уча­стие в ре­ли­ги­оз­ных це­ре­мо­ни­ях по­кло­не­ния Ато­ну, бо­лее то­го – су­ще­ству­ют изоб­ра­же­ния, где она от­прав­ля­ет культ од­на, без Эх­на­то­на. На та­ла­та­тах, пес­ча­ни­ко­вых бло­ках из хра­ма Ато­на в Кар­на­ке, изоб­ра­же­ний Не­фер­ти­ти при­мер­но вдвое боль­ше, чем ее су­пру­га. Ца­ри­ца ча­ще все­го изоб­ра­же­на в так на­зы­ва­е­мом «ну­бий­ском па­ри­ке» из пя­ти ря­дов ко­си­чек или ло­ко­нов. На лбу у нее – двой­ной урей, знак власти над Верх­ним и Ниж­ним Егип­том. Су­ще­ству­ет да­же изоб­ра­же­ние во­ин­ствен­ной Не­фер­ти­ти, ко­то­рая, плы­вя на цар­ской бар­ке, хва­та­ет за во­ло­сы и по­ра­жа­ет па­ли­цей вра­га. Но ча­ще, су­дя по изоб­ра­же­ни­ям и тек­стам, вла­ды­чи­ца за­ни­ма­лась бо­лее мир­ны­ми де­ла­ми с ре­ли­ги­оз­ным смыс­лом – при­но­си­ла жерт­вы Сол­неч­но­му дис­ку и му­зи­ци­ро­ва­ла. «Она про­во­дит Ато­на на по­кой сла­дост­ным го­ло­сом и пре­крас­ны­ми ру­ка­ми с си­стра­ми, при зву­ке го­ло­са ее ли­ку­ют», – так рас­шиф­ро­вы­ва­ют по­свя­щен­ную ей над­пись в гроб­ни­це фа­ра­о­на Эйе. Си­ст­ры пред­став­ля­ли со­бой ри­ту­аль­ный му­зы­каль­ный ин­стру­мент со зве­ня­щи­ми се­реб­ря­ны­ми пла­сти­на­ми на пе­ре­кла­ди­нах – иг­ра на них тре­бо­ва­ла боль­шо­го ма­стер­ства, ко­то­ро­му Не­фер­ти­ти, ви­ди­мо, учи­лась с дет­ства. «Диск вос­хо­дит, дабы явить свою ми­лость Не­фер­ти­ти, – бы­ло на­пи­са­но в од­ной из гроб­ниц Ахе­та­то­на, – и за­хо­дит, удво­ив свою лю­бовь к ней». Од­на­ко рус­ский егип­то­лог Юрий Пе­ре­пел­кин счи­тал, что вся де­я­тель­ность Не­фер­ти­ти оста­ва­лась в рам­ках чи­сто ри­ту­аль­ных обя­зан­но­стей ца­ри­цы – са­мо­сто­я­тель­но она не вли­я­ла ни на что: «Не­обык­но­вен­ное

Про­ис­хож­де­ние Ту­тан­ха­мо­на и об­сто­я­тель­ства его смер­ти (убит? по­гиб на охо­те? умер в ре­зуль­та­те трав­мы?) дис­ку­ти­ру­ют­ся до сих пор. Мно­гие ис­сле­до­ва­те­ли скло­ня­ют­ся к мыс­ли, что он был сы­ном Эх­на­то­на; их оп­по­нен­ты недо­уме­ва­ют, по­че­му, в та­ком слу­чае, от­сут­ству­ют его изоб­ра­же­ния ря­дом с от­цом…

по­ло­же­ние ца­ри­цы ря­дом с фа­ра­о­ном бы­ло по­ло­же­ни­ем су­пру­ги, а не со­пра­ви­тель­ни­цы». Бо­лее то­го, со­глас­но Пе­ре­пел­ки­ну, уже в пер­вые го­ды цар­ство­ва­ния Эх­на­то­на ря­дом с ним по­яви­лась дру­гая жен­щи­на.

Эту жен­щи­ну зва­ли Кийа, и она бы­ла «по­боч­ной» су­пру­гой фа­ра­о­на. Это по­ня­тие в Древ­нем Егип­те трак­то­ва­лось ши­ро­ко – та­кая су­пру­га мог­ла быть чи­сто но­ми­наль­ной, на ко­то­рой фа­ра­он же­нил­ся из ди­пло­ма­ти­че­ских со­об­ра­же­ний, и Кри­сти­ан Жак, от­ста­и­вая вер­сию о вза­им­ной люб­ви Эх­на­то­на и Не­фер­ти­ти, счи­та­ет имен­но так. Имя Кийи не до­пол­не­но ти­ту­лом «ве­ли­кая су­пру­га ца­ря», ко­то­рый но­си­ла Не­фер­ти­ти, и ни на од­ном из изоб­ра­же­ний она не участ­ву­ет в куль­то­вых сце­нах по­кло­не­ния Ато­ну. Юрий Пе­ре­пел­кин, на­обо­рот, утвер­ждал, что Кийа, пред­мет страст­ной люб­ви Эх­на­то­на, по­тес­ни­ла Не­фер­ти­ти уже в пер­вые го­ды цар­ство­ва­ния, а на шест­на­дца­том-сем­на­дца­том го­ду ста­ла его со­пра­ви­тель­ни­цей, но еще до его смер­ти впа­ла в неми­лость. Со­глас­но этой ги­по­те­зе, Кийа ро­ди­ла Эх­на­то­ну двух сы­но­вей, од­но­го из ко­то­рых зва­ли Ту­тан­ха­тон – поз­же он стал Ту­тан­ха­мо­ном (по дру­гой вер­сии Ту­тан­ха­мон – сын сест­ры Эх­на­то­на). Имен­но с Кий­ей Пе­ре­пел­кин свя­зы­вал та­ин­ствен­ную над­пись на зо­ло­том гро­бе из гроб­ни­цы в До­лине Ца­рей, где, по од­ной из

––––––––––– Свер­ху вниз: Ту­тан­ха­мон на ко­лес­ни­це. Изоб­ра­же­ние из гроб­ни­цы в До­лине ца­рей; пар­ная ста­ту­эт­ка Не­фер­ти­ти и Эх­на­то­на

мно­го­чис­лен­ных вер­сий, был по­хо­ро­нен Эх­на­тон: «Да бу­ду я вды­хать сла­дост­ное ды­ха­ние, что ис­хо­дит из тво­их уст, да бу­ду я ли­це­зреть кра­со­ту твою каж­до­днев­но; мое же­ла­ние – вни­мать тво­е­му слад­ко­звуч­но­му го­ло­су, срав­ни­мо­му с (осве­жа­ю­щим) ве­тер­ком, и что­бы мое об­нов­лен­ное те­ло пре­бы­ва­ло в жиз­ни бла­го­да­ря люб­ви к те­бе». Впро­чем, су­ще­ству­ет и со­всем эк­зо­ти­че­ская вер­сия, буд­то Не­фер­ти­ти и Кийа – од­на и та же жен­щи­на с раз­ны­ми име­на­ми в раз­ных ее ипо­ста­сях.

«Эх­на­тон и Не­фер­ти­ти по­яви­лись под боль­шим бал­да­хи­ном из свет­ло­го зо­ло­та, что­бы при­нять при­но­ше­ния стран Ха­ру и Ку­ша, За­па­да и Во­сто­ка. Да­же ост­ро­ва, (что на­хо­дят­ся) в се­ре­дине мо­ря, при­сла­ли свои при­но­ше­ния ца­рю, ко­то­рый вос­сел на ве­ли­ком троне Ахе­та­то­на, что­бы при­нять при­но­ше­ния всех стран».

––––––––––– Эх­на­тон и Не­фер­ти­ти с детьми под лу­ча­ми Ато­на

На две­на­дца­том го­ду цар­ство­ва­ния в Ахе­та­тоне бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны гран­ди­оз­ные тор­же­ства. Пред­ста­ви­те­ли всех зе­мель, при­знав­ших власть Егип­та, при­нес­ли да­ры Эх­на­то­ну и Не­фер­ти­ти: зо­ло­то, сло­но­вую кость, жи­вых лео­пар­дов и пан­тер из Ну­бии, ору­жие, щи­ты и разо­бран­ные ко­лес­ни­цы из ази­ат­ских стран, стра­у­со­вые яй­ца и пе­рья из Ли­вии, со­су­ды с ост­ро­ва Крит и так да­лее. На це­ре­мо­нии при­сут­ство­ва­ли все шесть прин­цесс – это по­след­ний раз, ко­гда се­мья фа­ра­о­на бы­ла изоб­ра­же­на в пол­ном со­ста­ве. Есть вер­сия, что тор­же­ство бы­ло при­уро­че­но к еди­но­лич­но­му вступ­ле­нию Эх­на­то­на на пре­стол по­сле смер­ти его от­ца, с ко­то­рым они до это­го пра­ви­ли вме­сте. В лю­бом слу­чае, это празд­не­ство долж­но бы­ло про­де­мон­стри­ро­вать незыб­ле­мость власти Егип­та и сча­стье на­ро­дов под его по­кро­ви­тель­ством. Од­на­ко на са­мом де­ле внеш­няя по­ли­ти­ка Эх­на­то­на бы­ла от­нюдь не бле­стя­щей, и по­сле две­на­дца­то­го го­да по­ло­же­ние толь­ко ухуд­ши­лось. Ак­ти­ви­зи­ро­ва­лись дав­ние вра­ги – хет­ты, за­хва­ты­вая при­гра­нич­ные тер­ри­то­рии им­пе­рии. Эх­на­тон был скло­нен к мир­но­му ре­ше­нию про­блем (неко­то­рые егип­то­ло­ги во­об­ще счи­та­ют его убеж­ден­ным па­ци­фи­стом; впро­чем, ло­каль­ные вой­ны он вел и в пись­мах к дру­гим ца­рям ссы­лал­ся на свою мо­гу­чую ар­мию), од­на­ко и в ди­пло­ма­тии он со­вер­шал ошиб­ку за ошиб­кой, те­ряя го­ро­да и зем­ли. Со­юз­ни­ки бы­ли недо­воль­ны тем, что Эх­на­тон не при­сы­лал им да­ров в ожи­да­е­мых объ­е­мах. Кри­зис усу­губ­лял­ся. Три го­ро­да, по­свя­щен­ных Ато­ну, ко­то­рые фа­ра­он со­би­рал­ся воз­двиг­нуть в раз­ных ча­стях им­пе­рии, так и не бы­ли по­стро­е­ны. При­мер­но в это же вре­мя ухо­дит в тень Не­фер­ти­ти. С че­тыр­на­дца­то­го го­да ее имя и изоб­ра­же­ние боль­ше не по­яв­ля­ют­ся в ис­точ­ни­ках, и егип­то­ло­ги опять-та­ки лишь вы­дви­га­ют ги­по­те­зы о ее даль­ней­шей судь­бе.

Не­фер­ти­ти про­па­да­ет из ви­ду по­сле смер­ти Ма­ке­та­тон, ко­то­рая, по-ви­ди­мо­му, ста­ла для нее очень боль­шим го­рем. По­сле че­тыр­на­дца­то­го го­да ме­сто ца­ри­цы на куль­то­вых це­ре­мо­ни­ях ря­дом с Эх­на­то­ном за­ни­ма­ли Ме­ри­та­тон или Ан­хе­сен­па­а­тон. В хра­ме Не­фер­ти­ти ее имя за­ме­ни­ли име­нем стар­шей до­че­ри. А са­ма Не­фер­ти­ти, как счи­та­ет­ся, пе­ре­еха­ла в от­да­лен­ный дво­рец в се­вер­ном квар­та­ле Ахе­та­то­на. Воз­мож­но, ее по­стиг­ла опа­ла; од­ни егип­то­ло­ги свя­зы­ва­ют это с от­сут­стви­ем у цар­ской че­ты сы­на, дру­гие – с воз­вы­ше­ни­ем со­пер­ни­цы Не­фер­ти­ти, Кийи. Од­но из по­след­них изоб­ра­же­ний уже

немо­ло­дой Не­фер­ти­ти об­на­ру­же­но в ма­стер­ской скуль­пто­ра Тут­мо­са. Су­ще­ству­ет и мас­ка ца­ри­цы, од­на­ко она бы­ла под­верг­ну­та скульп­тур­ной об­ра­бот­ке, и невоз­мож­но уста­но­вить, с мерт­вой или жи­вой жен­щи­ны ее сня­ли. Есть и еще од­на вер­сия ухо­да Не­фер­ти­ти с ис­то­ри­че­ской аре­ны. Ее сто­рон­ни­ки счи­та­ют, что, на­блю­дая про­вал амарн­ской аван­тю­ры и ре­ли­гии Ато­на, ра­ди спа­се­ния стра­ны ца­ри­ца от­ка­за­лась от сол­неч­ной ре­ли­гии и всту­пи­ла в кон­такт с фи­ван­ски­ми жре­ца­ми Амо­на – все еще мо­гу­чей си­лой, хоть и ушед­шей в под­по­лье. В се­вер­ном двор­це Не­фер­ти­ти вос­пи­ты­ва­ла маль­чи­ка Ту­тан­ха­то­на, го­то­вя его к управ­ле­нию уже со­вер­шен­но дру­гой стра­ной. Еще со­всем юным он стал му­жем до­че­ри ца­ри­цы Ан­се­хен­па­а­тон (Ан­хе­се­на­мон). Ре­ванш Амо­на-ра и его жре­цов мог быть го­раз­до бо­лее жест­ким и кро­ва­вым, ес­ли бы не Не­фер­ти­ти, ко­то­рая по­сле смер­ти Эх­на­то­на пред­ста­ви­ла жре­цам но­во­го фа­ра­о­на по име­ни Ту­тан­ха­мон. Есть и про­ти­во­по­лож­ная вер­сия: на кон­такт со жре­ца­ми Амо­на по­шел сам Эх­на­тон, чув­ствуя, что его по­ли­ти­ка за­хо­дит в ту­пик. Не­фер­ти­ти вос­при­ня­ла его шаг как пре­да­тель­ство их об­ще­го про­ек­та – ре­ли­гии Солн­ца – и по­рва­ла с су­пру­гом. Со­глас­но этой вер­сии, Не­фер­ти­ти несколь­ко лет бы­ла со­пра­ви­тель­ни­цей Ту­тан­ха­то­на, пре­бы­вая в жест­кой оп­по­зи­ции к жре­че­ству, и окон­ча­тель­ный ре­ванш ре­ли­гии Амо­на про­изо­шел толь­ко по­сле ее смер­ти, да­та ко­то­рой неиз­вест­на. Ни тек­стов, ни изоб­ра­же­ний, сви­де­тель­ству­ю­щих о кон­чине Не­фер­ти­ти, до нас не до­шло. Су­ще­ству­ет и еще од­на вер­сия, ку­да бо­лее про­стая и пе­чаль­ная: Не­фер­ти­ти умер­ла еще то­гда, на че­тыр­на­дца­том го­ду цар­ство­ва­ния, сра­зу вслед за до­че­рью и, воз­мож­но, от той же бо­лез­ни. Имен­но по­это­му Эх­на­тон на­чал тер­петь од­ну неуда­чу за дру­гой, в ито­ге при­вед­шие его к за­ко­но­мер­но­му кра­ху, – он остал­ся один.

В кон­це XIX ве­ка в эль-амарне бы­ла най­де­на двой­ная гроб­ни­ца, пред­по­ло­жи­тель­но пред­на­зна­чав­ша­я­ся для цар­ской се­мьи: Эх­на­то­на, Не­фер­ти­ти и их до­че­рей. Рас­по­ло­же­на она в уеди­нен­ном ме­сте, до­воль­но да­ле­ко от сто­ли­цы – уче­ным оста­ет­ся толь­ко га­дать, по­че­му. Увы, она бы­ла раз­граб­ле­на за­дол­го до по­яв­ле­ния егип­то­ло­гов: с боль­шим тру­дом уда­лось ре­кон­стру­и­ро­вать силь­но по­вре­жден­ные изоб­ра­же­ния, укра­шав­шие ее сте­ны. Уче­ные об­на­ру­жи­ли сле­ды со­жжен­ной му­мии – рас­хи­ти­те­ли гроб­ниц име­ли обык­но­ве­ние их сжи­гать. Со­глас­но дру­гой вер­сии, гроб­ни­цу

––––––––––– Ста­ту­эт­ка иду­щей Не­фер­ти­ти. Фраг­мент

раз­гро­ми­ли про­тив­ни­ки ато­низ­ма прак­ти­че­ски сра­зу по­сле смер­ти Эх­на­то­на. На­деж­ды на то, что за­хо­ро­не­ние Не­фер­ти­ти удаст­ся об­на­ру­жить за сте­ной по­гре­баль­ной ка­ме­ры Ту­тан­ха­мо­на, то­же не оправ­да­лись. Еще од­на за­га­доч­ная гроб­ни­ца, рас­по­ло­жен­ная в До­лине ца­рей, бы­ла от­кры­та в 1907 го­ду, и там бы­ла най­де­на му­мия муж­чи­ны, чьи фи­зи­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки, на пер­вый взгляд, сов­па­да­ли с изоб­ра­же­ни­я­ми Эх­на­то­на: воз­мож­но, его пе­ре­за­хо­ро­ни­ли там по­сле раз­гро­ма по­гре­баль­но­го ком­плек­са в эль-амарне (по вер­сии Пе­ре­пел­ки­на – в зо­ло­том гро­бу, из­на­чаль­но пред­на­зна­чен­ном для Кийи). Дру­гие ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что му­мия при­над­ле­жит Смек­ха­ре – та­ин­ствен­но­му со­пра­ви­те­лю фа­ра­о­на, в по­след­ние го­ды цар­ство­ва­ния за­няв­ше­му ря­дом с ним ме­сто Не­фер­ти­ти в по­ли­ти­че­ском и ри­ту­аль­ном смыс­лах, и но­сив­ше­му тот же ти­тул «Не­фер-нефе­ру-атон». Му­мия са­мой Не­фер­ти­ти так до сих пор и не най­де­на.

Об­на­ру­же­ние гроб­ни­цы Ту­тан­ха­мо­на и ее со­кро­вищ по­лу­чи­ло по­ис­ти­не ми­ро­вой ре­зо­нанс. Кро­ме мно­го­чис­лен­ной дра­го­цен­ной утва­ри, пред­став­ляв­шей со­бой под­лин­ные ше­дев­ры, в гроб­ни­це на­хо­ди­лось несколь­ко пыш­ных цве­точ­ных гир­лянд, ко­то­рые по­мог­ли ар­хео­ло­гам уточ­нить вре­мя за­хо­ро­не­ния юно­го фа­ра­о­на. Но са­мой тро­га­тель­ной на­ход­кой ока­за­лось иное. «Сре­ди осле­пи­тель­но­го бо­гат­ства, – пи­сал ар­хео­лог Го­вард Кар­тер, – про­из­во­дил наи­боль­шее впе­чат­ле­ние хва­та­ю­щий за серд­це ве­но­чек по­ле­вых цве­тов, ко­то­рый по­ло­жи­ла на крыш­ку гро­ба мо­ло­дая вдо­ва» ––––––––––– Свер­ху вниз: по­гре­баль­ная ка­ме­ры гроб­ни­цы Ту­тан­ха­мо­на; фраг­мент на­стен­ной рос­пи­си в Амарне

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.