Жан Га­бен: Со­всем как __ ж_и_ в зни ст р. 4 В НОМЕРЕ Жан га­бен: Со­всем как в жиз­ни Яна Ду­би­нян­ская ст р. 4 Анд Ком­нин «Ве­нец бес­плод­ный» Еле­наб ута­ко­ва ст р. 22 ро­ник : Ва­си­ли й Ве­ре­ща­гин Про­тив ве­ли­кой неспра­вед­ли­во­сти Оль­га Пе­ту­хо­ва ст р. 36 I Ро б

Lichnosti - - НЕПРИМЕТНЫЙ СЛЕД -

ПА­РЕНЬ СО СЛОМАН ЫМ НОСОМ Жан Га­бен был ре­бен­ком ку­лис, но вы­рос в де­мон­стра­тив­ном бун­те про­тив «семейного де­ла». Его отец, ак­тер лег­ко­го жан­ра Фер­ди­нанд Мон­кор­же, вы­сту­пал под псев­до­ни­мом Фер­ди­нанд Га­бен, мать, ка­фе­шан­тан­ная пе­ви­ца Мад­лен Пе­ти – под псев­до­ни­мом Элен Пе­ти; ар­ти­сти­че­ская ка­рье­ра обо­их скла­ды­ва­лась не бле­стя­ще. Жан-алек­сис был их седь­мым ре­бен­ком (из ше­сти стар­ших вы­жи­ло трое: Фер­ди­нанд-ан­ри, Мад­лен и Рене). Он ро­дил­ся в Па­ри­же 17 мая 1904 го­да. Его дет­ство про­шло в при­го­ро­де Па­ри­жа Ме­рьель, на при­ро­де.р оди­те­ли по­сто­ян­но бы­ли в разъ­ез­дах, вос­пи­ты­ва­ла Жа­на стар­шая сест­ра Мад­лен (меж­ду ни­ми бы­ла раз­ни­ца в че­тыр­на­дцать лет) – и не справ­ля­лась. Жан рос спор­тив­ным маль­чи­ком, увле­кал­ся фут­бо­лом и бок­сом, в де­сять лет он про­пу­стил удар в ли­цо и остал­ся на всю жизнь с при­плюс­ну­тым «га­бе­нов­ским» носом, а учил­ся из рук вон пло­хо, из-под пал­ки. «Я был со­рван­цом, для ко­то­ро­го шко­ла, к при­ме­ру, все­гда на­по­ми­на­ла тюрь­му, от­ку­да на­до бы­ло убе­жать, что­бы не ли­шить­ся жиз­ни, – вспо­ми­нал Жан. – Я нена­ви­дел уче­бу, и это во мне оста­лось на­дол­го.у че­ба бы­ла худ­шим из на­ка­за­ний, а по­сколь­ку ме­ня за­став­ля­ли хо­дить в шко­лу си­лой, я ис­пы­ты­вал их нема­ло, по­ка не ушел из нее в че­тыр­на­дцать лет». В че­тыр­на­дцать лет Жан по­те­рял мать и в том же го­ду бро­сил шко­лу. На­ча­лись под­ра­бот­ки: раз­но­ра­бо­чим на ста­ле­ли­тей­ном за­во­де и на про­клад­ке же­лез­но­до­рож­но­го по­лот­на, ку­рье­ром в Па­риж­ской элек­три­че­ской ком­па­нии, сто­ро­жем на скла­де ав­то­мо­би­лей фир­мы «Дран­си». Отец пы­тал­ся вы­та­щить сы­на и на под­мост­ки, но сам Жан пред­по­чи­тал, ес­ли уж го­во­рить о ди­на­стии, путь де­да по ма­те­рин­ской ли­нии, потом­ствен­но­го же­лез­но­до­рож­ни­ка. Од­на­ко в ито­ге, пе­ре­жив все ста­дии под­рост­ко­во­го бун­та, Жан все-та­ки поз­во­лил от­цу ре­шить за него.

ЛЕ­ГЕН­ДА «МУЛЕН РУЖ» На сцене «Фо­ли-бер­жер» Жан-алек­сис Мон­кор­же впер­вые по­явил­ся в 1922 го­ду в ка­че­стве сы­на Фер­ди­нан­да Га­бе­на, по его про­тек­ции, и по­то­му под се­мей­ным псев­до­ни­мом. Па­ру лет Жан ра­бо­тал ста­ти­стом, по­ка его не за­бра­ли в ар­мию. В 192425 го­дах он слу­жил во фло­те, а де­мо­би­ли­зо­вав­шись, вер­нул­ся на под­мост­ки: на­чал вы­сту­пать в мю­зик-хол­ле – уже не ста­ти­стом, а как пе­вец-шан­со­нье. На юной ар­тист­ке мю­зик-хол­ла Ма­ри-лу­и­зеб ас­се (сце­ни­че­ский псев­до­ним – Га­биб ас­се) Жан по мо­ло­до­сти же­нил­ся. У мо­ло­дых су­пру­гов ро­дил­ся сын Жан; про­длил­ся брак око­ло

ки­но от­нес­лись к это­му тех­ни­че­ско­му нов­ше­ству с опас­кой, то раз­вле­ка­тель­ный ки­не­ма­то­граф немед­лен­но взял его на во­ору­же­ние. Во Франции про­изо­шло сли­я­ние са­мых по­пу­ляр­ных жан­ров: ки­но и мю­зик-хол­ла. Экра­ни­за­ции по­пу­ляр­ных опе­ретт по­шли ко­ся­ком. Де­бю­том Жа­на Га­бе­на в зву­ко­вом ки­но ста­ла кар­ти­на «Каж­до­му свое» ре­жис­се­ра Ган­са Штей­н­хоффа, где он снял­ся вме­сте со сво­ей уже быв­шей же­ной Га­биб ас­се. По­сле­до­ва­ли но­вые пред­ло­же­ния на съем­ки в мю­зик­лах. «В сво­их пер­вых кар­ти­нах я сни­мал­ся без на­деж­ды, без эн­ту­зи­аз­ма, – поз­же ска­жет Жан Га­бен. – Я ка­раб­кал­ся на­верх про­тив соб­ствен­ной во­ли». По­сле пер­вых ки­не­ма­то­гра­фи­че­ских опы­тов Жан Га­бен вы­ра­бо­тал свой стиль по­ве­де­ния пе­ред ка­ме­рой, ре­во­лю­ци­он­ный для то­го вре­ме­ни. «Я до­воль­но ско­ро по­нял, что с мо­ей ро­жей бы­ло луч­ше не лезть в ка­ме­ру, ко­то­рая уве­ли­чи­ва­ла как лу­па, – рас­ска­зы­вал он сво­е­му сек­ре­та­рю и био­гра­фуа ндреб рю­не­ле­ну. – По­сле двух или трех филь­мов я за­ме­тил, что чем мень­ше ме­ня­ет­ся мое ли­цо, тем “прав­ди­вее” я вы­гля­жу, а при мон­та­же все те чув­ства, ко­то­рые я стре­мил­ся пе­ре­дать, де­ла­лись оче­вид­ны­ми без вся­кой утри­ров­ки. На­при­мер, ес­ли на круп­ном плане мне под нос су­ют ре­воль­вер, я знал, что не на­до изоб­ра­жать смер­тель­ный страх – ре­воль­вер сыг­ра­ет за ме­ня: зри­тель, ви­дя, как мне угро­жа­ют ору­жи­ем, сам пой­мет, что я ис­пу­гал­ся...е сли же мой ге­рой смот­рит на жен­щи­ну, в ко­то­рую влюб­лен, а она пре­крас­на и же­лан­на, не сто­ит де­мон­стри­ро­вать, что я хо­чу тут же за­лезть на нее – мое же­ла­ние зри­те­лю и без то­го оче­вид­но». Так по­яви­лась фир­мен­ная га­бе­нов­ская ор­га­нич­ность, ко­то­рую вско­ре по до­сто­ин­ству оце­ни­ли боль­шие ре­жис­се­ры. «Он не иг­рал, а жил на экране есте­ствен­ной жизнью, – вспо­ми­нал один из них, Жан Гре­мий­он. – Но сколь­ко на­до ра­бо­тать, что­бы до­бить­ся этой “есте­ствен­но­сти” и что­бы зри­тель не за­ме­тил этих тру­дов.е го иг­ра бы­ла про­ста и но­ва­тор­ски эф­фект­на для то­го вре­ме­ни, ко­гда боль­шин­ство ве­ли­ких ак­те­ров скло­ня­лись к при-

ро­ли и ра­бо­тая на его рас­ту­щую по­пу­ляр­ность – что, с од­ной сто­ро­ны, бы­ло удоб­но для ак­те­ра, а с дру­гой – раз­дра­жа­ло муж­чи­ну, рев­ни­во от­но­сив­ше­го­ся к сво­ей неза­ви­си­мо­сти. Так или ина­че, брак этот был бур­ным, со скан­да­ла­ми, из­ме­на­ми, раз­ры­ва­ми и при­ми­ре­ни­я­ми, а по­сле раз­во­да в 1940-м – еще и с за­тя­нув­ши­ми­ся тяж­ба­ми по раз­де­лу иму­ще­ства. Вто­рая по­ло­ви­на трид­ца­тых ста­ла звезд­ным вре­ме­нем Жа­на Га­бе­на. Жю­льен Дю­ви­вье снял его сра­зу в несколь­ких филь­мах: «Ма­рия Шап­де­лен», «Зна­мя», «Гол­го­фа», «Пе­пе ле Мо­ко», при­ду­мав об­раз тра­ги­че­ско­го оди­ноч­ки, в ко­то­ром ак­тер был осо­бен­но ор­га­ни­чен – не­за­ви­си­мо от вре­мен, об­сто­я­тельств и де­ко­ра­ций. Жан Гре­мий­он про­дол­жил эту ли­нию, сняв Га­бе­на в кар­тине «Кра­сав­чик». Про­слав­лен­ный Жанр ену­ар на­чал со­труд­ни­че­ство с Жа­ном Га­бе­ном с по­ста­нов­ки пье­сы Горь­ко­го «На дне», где ти­пич­ный фран­цуз сы­грал роль рус­ско­го во­ра Вась­ки Пеп­ла. «Га­бен до­сти­гал вер­шин вы­ра­зи­тель­но­сти, ко­гда ему не при­хо­ди­лось по­вы­шать го­лос, – вспо­ми­нал ре­жис­сер. –А ктер гро­мад­но­го мас­шта­ба, он до­би­вал­ся ве­ли­чай­ших эф­фек­тов са­мы­ми про­сты­ми спо­со­ба­ми. Спе­ци­аль­но для него я при­ду­мал в филь­ме сце­ны, ко­то­рые мож­но бы­ло сыг­рать ше­по­том. Мы не со­мне­ва­лись, что по­доб­ный стиль иг­ры за­во­ю­ет мир и по­явит­ся ле­ги­он шеп­чу­щих ак­те­ров». За­тем бы­ла их сов­мест­ная кар­ти­на о Пер­вой ми­ро­вой «Ве­ли­кая ил­лю­зия», где Жан Га­бен сы­грал плен­но­го фран­цуз­ско­го лет­чи­ка.а сни­ма­ясь в дра­мер ену­а­ра «Че­ло­век-зверь», где он иг­рал ма­ши­ни­ста по­ез­да, Га­бен ис­пол­нил дет­скую меч­ту – по-на­сто­я­ще­му на­учил­ся во­дить ло­ко­мо­тив, за что по­лу­чил от Фе­де­ра­ции же­лез­но­до­рож­ни­ков Франции ди­п­лом ма­ши­ни­ста и тра­ди­ци­он­но вру­ча­е­мую в ком­плек­те с ним мас­лен­ку.

ГАБ ЕН И  ДЕБЮТАН ТКА Наи­бо­лее же зна­ко­вой для мифа Га­бе­на трид­ца­тых ста­ла «На­бе­реж­ная ту­ма­нов» Мар­се­ля Карне. Эту кар­ти­ну сни­ма­ли на­ка­нуне вой­ны, и на­пря­жен­ная об­ста­нов­ка в Ев­ро­пе от­ра­зи­лась на съем­ках.р оман фран­цуз­ско­го пи­са­те­ля Пье­ра Мак-ор­ла­на со­би­ра­лась экра­ни­зи­ро­вать немец­кая ки­но­сту­дия «УФА», по­это­му сце­на­рист – по­эт и бу­ду­щий ре­жис­сер Жак Пре­вер – пе­ре­нес дей­ствие с па­риж­ско­го Мон­март­ра в пор­то­вый Гам­бург. Од­на­ко ис­то­рию о сол­да­те-де­зер­ти­ре ка­те­го­ри­че­ски не одоб­ри­ло ми­ни­стер­ство про­па­ган­ды Геб­бель­са, и Мар­сель Карне до­го­во­рил­ся с фран­цуз­ским про­дю­се­ром Гре­го­ром Ра­би­но­ви­чем, ко­то­рый пе­ре­ку­пил права у нем­цев. Фран­цуз­ской пред­во­ен­ной цен­зу­ре об­раз де­зер­ти­ра не по­нра­вил­ся то­же, но ре­жис­сер по­шел на ком­про­мисс: сло­во «де­зер­тир» не про­из­но­сят вслух, а во­ен­ную фор­му ге­рой не швы­ря­ет на пол, как в пер­вом ва­ри­ан­те сце­на­рия, а ак­ку­рат­но скла­ды­ва­ет. Ме­стом дей-

Мар­лен Дит­рих, на­зы­вав­шая се­бя их крест­ной ма­те­рью. «Как обыч­но, на по­мощь по­зва­ли ме­ня, – вспо­ми­на­ла она свою первую встре­чу с Га­бе­ном, – а это озна­ча­ло: го­во­рить на его язы­ке, пе­ре­во­дить, за­бо­тить­ся о фран­цуз­ском ко­фе, фран­цуз­ском хле­бе и т. п. (...) Не­лег­кая за­да­ча». В Гол­ли­ву­де Жан Га­бен под­пи­сал кон­тракт со сту­ди­ей «RKO Pictures», но боль­шин­ство про­ек­тов, ку­да его зва­ли, так или ина­че сры­ва­лись – ино­гда по сте­че­нию об­сто­я­тельств, а ча­ще из-за его соб­ствен­но­го неужив­чи­во­го ха­рак­те­ра и непо­мер­ных тре­бо­ва­ний: на­при­мер, од­на­ж­ды он ка­те­го­ри­че­ски на­ста­и­вал на Дит­рих в ка­че­стве парт­нер­ши, что в пла­ны сту­дии не вхо­ди­ло. К то­му же ан­глий­ский Жан Га­бен как сле­ду­ет так и не вы­учил: он про­сто за­учи­вал на­изусть тексты ро­лей, а про­из­но­ше­ние ему ста­ви­ла са­ма Мар­лен – и в этом от­но­ше­нии ру­ча­лась за сво­е­го уче­ни­ка. В ито­ге Жан Га­бен сы­грал в Аме­ри­ке толь­ко в двух кар­ти­нах: «Пол­но­лу­нии», не имев­шем осо­бо­го успе­ха, и «Са­мо­зван­це» – про­па­ган­дист­ском филь­ме, ко­то­рый снял Жю­льен Дю­ви­вье по за­ка­зу Шар­ля де Гол­ля. «Га­бе­ну не нра­ви­лась его гол­ли­вуд­ская аван­тю­ра, – пи­са­ла Мар­лен. – Он ока- зал­ся там по­то­му, что дру­гой воз­мож­но­сти за­ра­бо­тать день­ги, кро­ме как ак­тер­ской де­я­тель­но­стью, у него не бы­ло. Я по­мо­га­ла ему пре­одо­ле­вать пре­врат­но­сти судь­бы с от­кры­тым серд­цем и лю­бо­вью». Об их бур­ном ро­мане из­вест­но глав­ным об­ра­зом с ее слов, а Мар­лен уме­ла кра­си­во го­во­рить о люб­ви: «Он был иде­а­лом мно­гих жен­щин. Ни­че­го фаль­ши­во­го – все в нем бы­ло яс­но и про­сто. Че­ло­веч­ный по на­ту­ре, он был бла­го­да­рен за все, что мог­ла дать ему я, моя се­мья, дру­зья и зна­ко­мые. (...) Он был соб­ствен­ни­ком, упря­мым и рев­ни­вым. Я лю­би­ла его как боль­шо­го ре­бен­ка. Он мог быть са­мым доб­рым, са­мым пре­ду­пре­ди­тель­ным и са­мым же­сто­ким. Но он все­гда был прав». Га­бен неко­то­рое вре­мя жил в до­ме Мар­лен Дит­рих (она в те го­ды сни­ма­ла в Бе­вер­ли-хил­лз особ­няк, при­над­ле­жав­ший Гре­те Гар­бо).б иогра­фы, до­ве­ря­ю­щие аль­тер­на­тив­ным ис­точ­ни­кам, то есть гол­ли­вуд­ским сплет­ням, при­во­дят са­мые раз­ные све­де­ния о част­ной жиз­ни звезд­ной па­ры: от из­мен и ру­ко­при­клад­ства Га­бе­на до лес­бий­ских свя­зей Дит­рих, ко­то­рых он, муж­чи­на пат­ри­ар­халь­но­го вос­пи­та­ния, ни­как не мог по­тер­петь.у ез­жая, Жан оста­вил в до­ме Мар­лен свою

элек­три­че­ства и воз­го­ра­ния, его нель­зя бы­ло по­про­сить по­чи­нить неис­прав­ный элек­тро­при­бор. Тем не ме­нее, по­след­ний пе­ри­од вой­ны он про­шел с по­сто­ян­ным риском сго­реть в тан­ке за­жи­во. Тан­кист Жан Мон­кор­же у част­во­вал в лик­ви­да­ци­ир ур­ско­го кот­ла, в штур­ме зам­ка Дэнс на гра­ни­це с Гер­ма­ни­ей, во взя­тии «Ор­ли­но­го Гнез­да» в Берх­те­с­га­дене – од­ной из ста­во­ка доль­фа Гит­ле­ра. Зи­мой 1944-го Мар­лен Дит­рих, ко­то­рая то­же «по­шла на войну» и ко­ле­си­ла по фрон­там, вы­сту­пая пе­ред вой­ска­ми, разыс­ка­ла его: «На од­ном из тан­ков я за­ме­ти­ла, нет, ско­рее по­чув­ство­ва­ла его. Он сто­ял спи­ной ко мне. Я по­зва­ла его, он мгно­вен­но огля­нул­ся и за­орал “черт возь­ми”, по­том спрыг­нул вниз и об­нял ме­ня.е два я пе­ре­ве­ла дух, как раз­дал­ся звук тру­бы, и че­рез несколь­ко ми­нут ни­че­го уже не оста­лось, кро­ме огром­ной ту­чи пы­ли и за­ти­ха­ю­ще­го ро­ко­та мо­то­ров». Ки­не­ма­то­гра­фич­ная сце­на встре­чи двух влюб­лен­ных звезд на войне из­вест­на го­раз­до луч­ше, чем факт же­нить­бы Жа­на Га­бе­на в Ал­жи­ре в со­рок тре­тьем. Тре­тью же­ну ак­те­ра зва­ли Ма­ри Ка­мил­ле­ри, к кон­цу вой­ны они уже раз­ве­лись. Войну Жан Га­бен окон­чил «са­мым ста­рым» тан­ки­стом во фран­цуз­ских вой­сках, что под­чер­ки­ва­ли его по­се­дев­шие во­ло­сы. Он вер­нул­ся в Па­риж и, как вспо­ми­на­ла Мар­лен Дит­рих, не до­би­вал­ся ни­ка­ких льгот, по­ло­жен­ных ге­ро­ям вой­ны. Он ис­кал ра­бо­ту в ки­но, од­на­ко с этим воз­ник­ли пробле­мы: в по­сле­во­ен­ной Франции в прин­ци­пе сни­ма­ли ма­ло кар­тин, а Га­бен из­ме­нил­ся до неузна­ва­е­мо­сти, да и пуб­ли­ка его под­за­бы­ла. Тем не ме­нее, в 1946 го­ду на­ча­лись съем­ки кар­ти­ны «Мар­те­нр ума­ньяк», ра­ди ко­то­рой в Па­риж при­е­ха­ла Мар­лен Дит­рих, и те­перь уже Га­бен учил ее пра­виль­но­му фран­цуз­ско­му про­из­но­ше­нию в кад­ре. Но име­на их уже не бы­ли до­ста­точ­но звезд­ны­ми, что­бы обес­пе­чить филь­му кас­су, кро­ме то­го, фран­цу­зы недо­люб­ли­ва­ли Мар­лен как нем­ку, не­смот­ря на ее ан­ти­фа­шист­ские убеж­де­ния, а Га­бе­ну ста­ви­ли в упрек его «бегство» в Аме­ри­ку. Кар­ти­на про­ва­ли­лась, и вме­сте с ней окон­чил­ся ро­ман Мар­лен Дит­рих и Жа­на Га­бе­на. Она уеха­ла в Гол­ли­вуд. Он, не­смот­ря на все уго­во­ры, остал­ся. Че­рез несколь­ко лет уже сно­ва же­на­тый Жан Га­бен встре­тил Мар­лен Дит­рих в ре­сто­ране – и про­шел ми­мо нее, не по­здо­ро­вав­шись.а по­сле его смер­ти она про­чла в опуб­ли­ко­ван­ных за­пис­ных книж­ках ак­те­ра: «Я по­чув­ство­вал, что ес­ли я по­здо­ро­ва­юсь с ней, по­дой­ду к ней, то я пой­ду за ней и не вер­нусь до­мой. Я так ис­пу­гал­ся, что это мо­жет со мной про­изой­ти, что из по­след­них сил со­брал се­бя в ку­лак и про­шел ми­мо. И это ме­ня спас­ло».

од­на­ко успе­ха у пуб­ли­ки не име­ла, как и несколь­ко по­сле­ду­ю­щих кар­тин. В пе­ри­од от­но­си­тель­ной невос­тре­бо­ван­но­сти в ки­но Жан Га­бен вер­нул­ся на те­ат­раль­ные под­мост­ки, со­здав об­раз, пря­мо про­ти­во­по­лож­ный ки­не­ма­то­гра­фи­че­ско­му: «эле­гант­ный, изыс­кан­но оде­тый муж­чи­на с пла­точ­ком в на­груд­ном кар­мане в тон гал­сту­ку». Пье­са «Жаж­да» Ю джи­на О’ни­ла с Га­бе­ном в глав­ной ро­ли стя­жа­ла лав­ры, он объ­ез­дил с ней всю Фран­цию и очень лю­бил, по вос­по­ми­на­ни­ям до­че­ри, жить в оте­лях. Осте­пе­нив­шись, пес­си­мист Жан Га­бен вер­нул­ся к мечте сво­ей мо­ло­до­сти: ку­пить зем­лю. «На­ша про­фес­сия нена­деж­на, она толь­ко на вре­мя, – го­во­рил он дру­гу-жур­на­ли­сту. – Я счи­таю, что нуж­но обес­пе­чить се­бе ты­лы». В на­ча­ле 50-х ак­тер при­об­рел боль­шое поместье с ви­но­град­ни­ком и фер­мой в Нор­ман­дии, в До­ви­ле, где раз­во­дил ко­ров и ло­ша­дей и при­ни­мал го­стей. «По­сле обиль­но­го обе­да Га­бен по­вел нас по­ка­зы­вать свои вла­де­ния, с удо­воль­стви­ем де­мон­стри­руя ло­ша­дей и в осо­бен­но­сти ко­ров, – вспо­ми­нал Пат­рик, сын Луи де Фю­не­са, по­бы­вав­ший в гостях у Га­бе­нов. – Я уже на­чал то­гда увле­кать­ся жи­вот­ны­ми и был в вос­тор­ге от уви­ден­но­го. Од­на из ко­ров под­ня­ла хвост и ис­пач­ка­ла ве­ли­ко­леп­ный се­рый сви­тер Га­бе­на. Ни­чуть не рас­стро­ив­шись, он по­чи­стил­ся и флег­ма­тич­но про­дол­жал про­гул­ку».

к мыс­ли вы­пить вме­сте по-на­сто­я­ще­му. А мо­ло­дойа лен Де­лон це­ле­на­прав­лен­но ис­кал воз­мож­но­сти снять­ся с Жа­ном Га­бе­ном и, на­ко­нец, по­лу­чил ее в филь­ме «Ме­ло­дия из под­ва­ла» (поз­же бы­ли «Си­ци­лий­ский клан» и «Двое в го­ро­де»).у сло­вия но­вич­ку пред­ло­жи­ли жест­кие: ни­ка­ко­го го­но­ра­ра, толь­ко про­цент от сбо­ров в несколь­ких кон­крет­ных стра­нах – од­на­ко в ре­зуль­та­те Де­лон за­ра­бо­тал на кар­тине боль­ше, чем сам Га­бен! Оце­нив де­ло­вую хват­ку мо­ло­до­го парт­не­ра, Жан Га­бен с тех пор по­сто­ян­но со­ве­то­вал­ся с Але­ном в вопросах биз­не­са. По при­ме­ру Де­ло­на, ор­га­ни­зо­вав­ше­го ки­но­сту­дию «Дель­бо» на па­ях с при­я­те­лем Жор­жемб омом, он то­же от­крыл с дру­гом фир­му под на­зва­ни­ем «Га­фер» – Га­бен-фер­нан­дель (прав­да, ее де­бют­ный фильм «Труд­ный воз­раст», не­смот­ря на уча­стие дво­их звезд­ных ста­ри­ков, успе­ха не имел). В прес­се то и де­ло пи­са­ли, что ве­ли­кий Га­бен ви­дит ко­го-то из мо­ло­дых сво­им пре­ем­ни­ком, но са­мо­му ак­те­ру та­кой под­ход пре­тил: «Я не ко­роль, сле­до­ва­тель­но, не мне на­зна­чать на­след­ни­ка. Это все вы­дум­ки жур­на­ли­стов! Та­кие ре­бя­та, как Жан-поль,а лен, Де­пар­дье и еще двое или трое, очень та­лант­ли­вы са­ми по се­бе, и их ждет пре­крас­ная ка­рье­ра. Я им это­го же­лаю. Они уже сыг­ра­ли и еще мо­гут сыг­рать те ро­ли, ко­то­рые иг­рал я в раз­ное вре­мя, и это все, что нас свя­зы­ва­ет».

ПОСЛЕДНИ Й СЮ­ЖЕТ В ше­сти­де­ся­тых-се­ми­де­ся­тых Га­бен сни­мал­ся и в пси­хо­ло­ги­че­ских дра­мах («Кот», «Двое в го­ро­де»), и в ко­ме­ди­ях («Че­рез Па­риж», «Та­ту­и­ро­ван­ный») – но ре­жис­се­ры «но­вой вол­ны», опре­де­ляв­шей ли­цо фран­цуз­ско­го ки­но то­го вре­ме­ни, его не при­гла­ша­ли. Ис­клю­че­ни­ем был, по­жа­луй, Клод Ле­люш, ко­то­рый вспо­ми­нал, как они с Га­бе­ном об­ду­мы­ва­ли сю­жет ко­ме­дии

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.