ПРО­СТО МАЙ­КЛ ФА­РА­ДЕЙ

Lichnosti - - КЕПЛЕР - Ма­ри­на Ли­ва­но­ва

«Ко­гда ду­хи на­ру­шат за­кон тя­же­сти или воз­бу­дят дви­же­ние, заменят или уни­что­жат дей­ствие, свой­ствен­ное есте­ствен­ным фи­зи­че­ским си­лам; ко­гда они су­ме­ют щи­пать, ще­ко­тать или дру­гим об­ра­зом на ме­ня дей­ство­вать без пред­ва­ри­тель­ной прось­бы с мо­ей сто­ро­ны или по­ка­жут мне в яс­ный день пи­шу­щую или не пи­шу­щую ру­ку; ко­гда они со­вер­шат та­кую вещь, ко­то­рую луч­ше их не мо­жет сде­лать ни­ка­кой фо­кус­ник, – то­гда я об­ра­щу вни­ма­ние на этих ду­хов. (...) В про­тив­ном слу­чае я ни для ду­хов, ни для их по­сле­до­ва­те­лей, ни для пе­ре­пис­ки по по­во­ду это­го пред­ме­та во­все не имею вре­ме­ни.»

Так от­ве­тил Май­кл Фа­ра­дей на пред­ло­же­ние под­клю­чить­ся к ис­сле­до­ва­ни­ям по спи­ри­тиз­му, ко­то­рый то­гда на пол­ном се­рье­зе счи­та­ли на­у­кой

МАЛЬ­ЧИК ИЗ РЕ­ЛИ­ГИ­ОЗ­НОЙ ОБ­ЩИ­НЫ

Маль­чик рос в не со­всем обыч­ной се­мье: в во­сем­на­дца­том ве­ке от пре­сви­те­ри­ан­ской церк­ви в Шот­лан­дии от­де­ли­лась неболь­шая об­щи­на сан­де­ми­ан­цев, на­зван­ная по име­ни Ро­бер­та Сан­де­ма­на, од­но­го из ее ос­но­ва­те­лей. Сан­де­ми­ан­цы вы­сту­па­ли за бук­валь­ное тол­ко­ва­ние Свя­то­го Пи­са­ния и истинные, не ис­ка­жен­ные хри­сти­ан­ские цен­но­сти. Сре­ди при­хо­жан этой ма­лень­кой сек­ты бы­ла се­мья Фа­ра­де­ев из по­сел­ка Нью­инг­тон-Баттс, вхо­див­ше­го в со­став Боль­шо­го Лон­до­на. Здесь се­ли­лись бед­ня­ки, вы­ход­цы из де­рев­ни, пе­ре­би­рав­ши­е­ся в го­род в хо­де про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ции. Джеймс Фа­ра­дей был куз­не­цом, его же­на Мар­га­рет – до­че­рью зем­ле­дель­ца­арен­да­то­ра. В се­мье бы­ло два сы­на – Ро- берт и Май­кл, и две до­че­ри – Элизабет и Мар­га­рет. Май­кл Фа­ра­дей, их тре­тий ре­бе­нок, ро­дил­ся 22 сен­тяб­ря 1791 го­да. Во вре­ме­на его дет­ства по ту сто­ро­ну про­ли­ва, во Фран­ции, при­шел к вла­сти На­по­ле­он Бо­на­парт и на­чал за­во­е­ва­ния со­сед­них го­су­дарств: на­по­лео­нов­ские вой­ны под­ко­си­ли ев­ро­пей­скую эко­но­ми­ку. Ан­глия, од­на из немно­гих стран, не по­ко­рив­ших­ся Бо­на­пар­ту, несколь­ко лет под­вер­га­лась кон­ти­нен­таль­ной бло­ка­де, усу­гу­бив­шей то­таль­ное об­ни­ща­ние на­ро­да.

В 1804 го­ду Май­кл, с дет­ства спо­соб­ный маль­чик, был вы­нуж­ден бро­сить шко­лу и ис­кать ра­бо­ту. Со­глас­но дру­гой, бо­лее тро­га­тель­ной вер­сии, мать за­бра­ла обо­их сы­но­вей из шко­лы по­сле их кон­флик­та с учи­тель­ни­цей, ко­то­рая при­ка­за­ла Ро­бер­ту ку­пить пал­ку, что­бы наказывать Майк­ла за де­фект ре­чи – он не вы­го­ва­ри­вал «р»; стар­ший брат воз­му­тил­ся и всту­пил­ся за млад­ше­го.

Отец мог бы обу­чить сы­на сво­е­му ре­ме­с­лу (куз­неч­ное де­ло уже по­сти­гал Ро­берт), но вре­мя куз­не­цов стре­ми­тель­но ухо­ди­ло, их ме­сто за­ни­ма­ли па­ро­вые ма­ши­ны, и ро­ди­те­ли вы­бра­ли дру­гой ва­ри­ант. Три­на­дца­ти­лет­не­му Май­к­лу по­вез­ло: его взял к се­бе ра­бо­тать Джордж Ри­бо, хо­зя­ин книж­но­го ма­га­зи­на по со­сед­ству, на Бланд­форд-стрит, неда­ле­ко от Бей­кер-стрит. Книж­ная лав­ка, как то­гда во­ди­лось по­чти по­все­мест­но, бы­ла сов­ме­ще­на с пе­ре­плет­ной ма­стер­ской.

УЧЕ­НИК ПЕ­РЕ­ПЛЕТ­ЧИ­КА

Под­рост­ком Май­кл сде­лал ка­рье­ру от маль­чи­ка на по­бе­гуш­ках и раз­нос­чи­ка газет до уче­ни­ка пе­ре­плет­чи­ка. Со­хра­нил­ся до­го­вор меж­ду Фа­ра­де­ем и Ри­бо от 5 ок­тяб­ря 1805 го­да, где срок уче­ни­че­ства был опре­де­лен в семь лет с ука­за­ни­ем: «При­ни­мая во вни­ма­ние пре­дан­ную служ­бу уче­ни­ка, с по­след­не­го за уче­ние ни­че­го не бе­рет­ся» (обыч­но уче­ни­ки ре­мес­лен­ни­ков, по­мо­гав­шие сво­им учи­те­лям вы­пол­нять ра­бо­ту, за обу­че­ние еще и пла­ти­ли).

Овла­де­вая про­фес­си­ей, ко­то­рая са­ма по се­бе да­ва­ла шанс вы­рвать­ся из ни­ще­ты, юный Фа­ра­дей поль­зо­вал­ся и бо­ну­сом от жиз­ни сре­ди книг: он мно­го и бес­си­стем­но чи­тал, тра­тя имен­но на это за­ня­тие свои вы­ход­ные. В те вре­ме­на кни­ги сто­и­ли до­ро­го – в иных об­сто­я­тель­ствах у под­рост­ка из бед­ной се­мьи не бы­ло бы

та­кой воз­мож­но­сти. В го­ды уче­ни­че­ства Май­кл Фа­ра­дей пол­но­стью про­чел Бри­тан­скую Эн­цик­ло­пе­дию и нема­ло на­уч­но­по­пу­ляр­ных книг по хи­мии и по фи­зи­ке. Кро­ме то­го, уче­ник пе­ре­плет­чи­ка лю­бил ри­со­вать, ему да­вал уроки квар­ти­рант Ри­бо, фран­цуз­ский ху­дож­ник по фа­ми­лии Мас­ке­рье.

«По­сле ра­бо­че­го дня он за­ни­мал­ся в ос­нов­ном пе­ре­ри­сов­кой и ко­пи­ро­ва­ни­ем сбор­ни­ка Artist’s Repository («Кол­лек­ция ху­дож­ни­ков»), но­ме­ра ко­то­ро­го по­лу­чал еже­не­дель­но, – вспо­ми­нал Джордж Ри­бо. – (...) Еще он ча­сто чи­тал про­из­ве­де­ние доктора Уотт­са “Со­вер­шен­ство­ва­ние ра­зу­ма”, но­сил его с со­бой в кар­мане, ко­гда с утра от­прав­лял­ся на про­гул­ку. (...) Ес­ли у ме­ня бы­ла ка­кая-

ни­будь лю­бо­пыт­ная кни­га мо­их кли­ен­тов с кар­тин­ка­ми, ко­то­рую нуж­но бы­ло пе­ре­пле­сти, он ко­пи­ро­вал их, ес­ли они ка­за­лись ему необык­но­вен­ны­ми или за­нят­ны­ми».

Сам Фа­ра­дей че­рез мно­го лет, ко­гда его про­си­ли рас­ска­зать о сво­ем уже апо­ло­ге­ти­че­ском са­мо­об­ра­зо­ва­нии, пи­сал: «По­жа­луй­ста, не ду­май­те, что я был глу­бо­ким мыс­ли­те­лем или от­ли­чал­ся ран­ним раз­ви­ти­ем: я был резв и имел силь­ное во­об­ра­же­ние, я ве­рил столь­ко же в “Ты­ся­чу и од­ну ночь”, сколь­ко и в Эн­цик­ло­пе­дию. Но к фак­там я от­но­сил­ся с осо­бым вни­ма­ни­ем, и это ме­ня спас­ло. Фак­ту я мог до­ве­рить­ся, но каж­до­му утвер­жде­нию я мог противопоставить воз­ра­же­ние. Так про­ве­рил я кни­гу мис­сис Мар­сет* с по­мо­щью

ря­да опы­тов, на про­из­вод­ство ко­то­рых у ме­ня бы­ли сред­ства, по­сле че­го я убе­дил­ся, что кни­га со­от­вет­ству­ет фак­там, нас­коль­ко я их по­ни­мал. Я чув­ство­вал, что на­шел якорь сво­им хи­ми­че­ским по­зна­ни­ям, и креп­ко ухва­тил­ся за него».

То­гда же юный Фа­ра­дей со­ору­дил свою первую «элек­три­че­скую ма­ши­ну», лей­ден­скую бан­ку: сна­ча­ла на ос­но­ве стек­лян­ной бу­тыл­ки, а за­тем – ме­тал­ли­че­ско­го ци­лин­дра, день­ги на ко­то­рый – че­ты­ре с по­ло­ви­ной шил­лин­га – он взял в долг. Ось для ци­лин­дра вы­ко­вал его отец, осталь­ные де­та­ли Май­кл сде­лал сам – и по­лу­чил воз­мож­ность ста­вить опы­ты с элек­три­че­ством. Пер­вая «элек­три­че­ская ма­ши­на» юно­го Фа­ра­дея до сих пор хра­нит­ся в Лон­дон­ском Ко­ро­лев­ском ин­сти­ту­те.

ВОЛЬ­НО­СЛУ­ША­ТЕЛЬ

В 1810-м юный Фа­ра­дей про­чел в га­зе­те та­кое объ­яв­ле­ние: «В №53 по Дор­сет­ст­рит, в соб­ствен­ном до­ме, ми­стер Тей­тум про­чтет курс лек­ций по есте­ство­зна­нию; на­ча­ло в 8 ча­сов ве­че­ра, вход­ная пла­та – один шил­линг». Шил­линг млад­ше­му бра­ту дал стар­ший, куз­нец Ро­берт Фа­ра­дей. Это бы­ла пер­вая пуб­лич­ная лек­ция, на ко­то­рой при­сут­ство­вал Май­кл, и ему по­нра­ви­лось.

В те­че­ние двух лет Май­кл ре­гу­ляр­но по­се­щал в сво­бод­ное вре­мя на­уч­но-по­пу­ляр­ные лек­ции в го­род­ском Фи­ло­соф­ском об­ще­стве, и по­сте­пен­но на­чал не толь­ко слу­шать лек­то­ров, но и за­да­вать во­про­сы, всту­пать в дис­пу­ты. Один из по­сто­ян­ных по­се­ти­те­лей, му­зы­кант Уи­льям Дэнс, по­да­рил неза­у­ряд­но­му юно­ше из ни­зов або-

ули­ца в нью­инг­тон-баттс. ста­рин­ная гра­вю­ра

книж­ный ма­га­зин, в ко­то­ром ра­бо­тал юный Фа­ра­дей

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.