ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ*

Lichnosti - - ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ -

Срав­нить жизнь «вче­ра» и «се­го­дня» – это не столь­ко срав­нить два вре­ме­ни, раз­де­лен­ные про­ме­жут­ком в два­дцать-трид­цать лет, и вос­хи­щать­ся до­сти­же­ни­я­ми тех­ни­ки, на­у­ки и куль­ту­ры и пе­чаль­но кон­ста­ти­ро­вать из­ме­не­ния сво­е­го те­ла. Срав­нить жизнь сей­час и то­гда – это срав­нить, что бы­ло важ­ным, глав­ным для те­бя и тво­их близ­ких то­гда и сей­час.

Мир очень ве­лик, хо­тя це­ли­ком по­ме­ща­ет­ся в на­шей скром­ных раз­ме­ров голове. Но не все это раз­но­об­ра­зие ин­те­рес­но для нас – что-то сей­час вол­ну­ет, что-то про­хо­дит неза­ме­чен­ным. В юно­сти од­но, в зре­ло­сти – дру­гое. И в «да­ле­ком» и «близ­ком» для каж­до­го че­ло­ве­ка все­гда есть две ме­ры: в про­стран­стве и во вре­ме­ни.

На­у­ка изоб­ре­ла ле­кар­ство от боль­шин­ства на­ших бо­лез­ней, но так и не наш­ла сред­ства от са­мой ужас­ной из них – рав­но­ду­шия. Хе­лен Адамс Кел­лер

В близ­ко хо­дя­щее по­ко­ит что-то пер­вом – раз­дра­жа­ет (вой­на, где-то до­воль­но за сте­ной да­ле­ко, зем­ле­тря­се­ние, про­сто: или пла­чет нас ра­ду­ет что-то, не ре­бе­нок, очень за­су­ха...), (со­всем про­ис- бес- гу

дит ко­фе­вар­ка). сти­раль­ная ма­ши­на, шу­мит на кухне

Во вре­ме­ни все ина­че. Вот не­сколь­ко при

ме­ров из на­сто­я­ще­го вре­ме­ни: Вче­ра встре­тил дру­га дет­ства. «Как мы бе­си­лись в де­вя­том клас­се...», «а пом­нишь..., а еще это...» И как дав­но мы с ним не ви­де­лись, а сей­час он ка­кой-то уста­лый и груст­ный. И чем он сей­час за­ни­ма­ет­ся? А, он уже на пен­сии, двое де­тей, трое вну­ков... Дом в при­го­ро­де, ого­род, две яб­ло­ни и че­ты­ре виш­ни. Это друж­ба мне неин­те­рес­на и бес­по­лез­на – это да­ле­ко и не тя­нет ехать про­бо­вать со­ле­ные огур­цы и ва­ре­нье. А три неде­ли на­зад встре­ти­лись на со­ве­ща­нии у за­ме­сти­те­ля ми­ни­стра. У него в ру­ках нуж­ный мне тен­дер, че­ло­век он кон­такт­ный, ост­ро­ум­ный. Жи­вет да­ле­ко­ва­то-то, в при­го­ро­де, но при­ро­да пре­крас­ная – и с удо­воль­стви­ем съе­жу на шаш­лы­чок. Там бли­же и по­зна­ко­мим­ся. Или еще. Ты уехал по­ры­ба­чить, забыть су­е­ту, а тут пе­чаль­ное из­ве­стие: умер­ла ста­руш­ка-мать. И на­зой­ли­вый поч­та­льон на­хо­дит те­бя на ре­чуш­ке под Пол­та­вой или в нор­веж­ском Тром­се. Как быть – бро­сить все или «не най­тись» и вер­нуть­ся уже на де­вять дней?.. А как по­де­лить с бра­тья­ми на­след­ство лю­би­мо­го дя­дюш­ки, ес­ли ты не един­ствен­ный Ев­ге­ний Оне­гин? Мо­жет, бра­тья и не та­кие уж род­ные? Си­ту­а­ций из друж­бы де­ло­вых лю­дей да­же не при­во­жу – по­смот­ри­те в се­ри­а­лах. При­ме­ров рав­но­ду­шия, хан­же­ства и ли­це­ме­рия нам не под­счи­тать – со­вер­шен­но обыч­ные ис­то­рии, мож­но еще мил­ли­он вспом­нить, но с ка­кой це­лью? Нам же хо­чет­ся по­нять, что имен­но для со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка «близкое» и «далекое». Где клю­че­вое сло­во, ко­то­рое как неви­ди­мым но­жом де­лит пи­рог об­ще­го на ча­сти лич­но­го? Как и ко­гда воз­ни­ка­ет круг близ­ких вам лю­дей? И что за пе­ре­ме­ны при­но­сит ве­тер но­во­го вре­ме­ни? И по­че­му мы лег­ко те­ря­ем близ­ких, пре­да­вая про­шлое?

Мо­жет, это про­сто рав­но­ду­шие, как это пред­по­ло­жи­ла сле­пая и глу­хая с дет­ства девочка Хе­лен Адамс Кел­лер, ко­то­рая бла­го­да­ря под­держ­ке груп­пы талантливых и бла­го­род­ных лю­дей (в чис­ле ко­то­рых был и Марк Твен) не толь­ко по­лу­чи­ла выс­шее об­ра­зо­ва­ние и ста­ла ав­то­ром несколь­ких книг, но и в каж­дой сво­ей строч­ке нес­ла доб­рое сло­во неви­ди­мо­му ей ми­ру лю­дей.

Но, мне ка­жет­ся, де­ло не в этом. Рав­но­ду­шие пас­сив­но. Дру­гой кан­ди­дат на роль ин­стру­мен­та, раз­де­ля­ю­ще­го близ­ких, – это де­я­тель­ное по­рож­де­ние зло­го ума и трус­ли­во­го серд­ца: же­сто­кость. Тот, кто не име­ет со­стра­да­ния, – же­сток. Тот, кто без­раз­ли­чен, – же­сток. Тот, кто скуп, – же­сток. Эти мысли ро­ман­ти­ков и мо­ра­ли­стов сред­не­ве­ко­вья (Бер­нар­да Ман­де­ви­ля, Фран­че­ско Пет­рар­ки, Лу­до­ви­ко Ариосто), на­вер­ное, спра­вед­ли­вы, но это то­же ми­мо...

Поз­во­лю пред­по­ло­жить, что с тех пор, как в гло­баль­ном ми­ре, опу­тан­ном се­тью по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских свя­зей, ка­пи­тал и его свя­щен­ная цель, при­быль, за­ме­ни­ли все то, что рань­ше счи­та­ли цен­но­стя­ми

че­ло­ве­ка, про­изо­шел эда­кий фа­зо­вый пе­ре­ход и в ми­ре част­ных, лич­ных от­но­ше­ний.

В от­но­ше­ни­ях лю­дей, где рань­ше тре­бо­ва­лись ду­шев­ные за­тра­ты, ока­за­лось, мож­но обой­тись смай­ли­ком или смс-кой. В об­ще­стве ста­ли це­нить­ся и, со­от­вет­ствен­но, до­ми­ни­ро­вать та­лан­ты и ка­че­ства лю­дей, ко­то­рые при­но­сят поль­зу. Как в биз­не­се иде­а­лом дав­но ста­ло де­ло, ко­то­рое по­ми­мо не­об­хо­ди­мо­го при­но­сит еще из­лиш­нее, так и в этом вто­ром ми­ре пра­виль­ный от­бор близ­ких дол­жен то­же при­но­сить успех и до­сти­же­ния.

Ес­ли бы мы со­сре­до­то­чи­лись толь­ко на ве­щах, то, по­ру­ги­вая это об­ще­ство, на­зы­ва­ли бы его по­тре­би­тель­ским и ци­ти­ро­ва­ли со­цио­ло­га Жа­на Бодрий­я­ра и его кол­лег. Но ес­ли мы го­во­рим не о по­треб­ле­нии вещей, а о по­треб­ле­нии (экс­плу­а­та­ции) чувств, при­вя­зан­но­стей, ува­же­ния дру­гих лю­дей, то это уже не Мир Хищ­ных Вещей, как опи­са­но у Стру­гац­ких, это уже Мир Хищ­ных Лю­дей.

В Ми­ре Хищ­ных Лю­дей от­но­ше­ния стро­ят­ся по при­зна­ку «по­лез­но или нет», так же, как в дет­ской иг­ре «съе­доб­но­не­съе­доб­но». И со­об­ра­жать на­до быст­ро – сей­час вре­ме­ни по­сто­ян­но не хва­та­ет. А по­то­му круг дру­зей и близ­ких не та­кой уж неза­ме­ни­мый и мо­жет ре­гу­ляр­но об­нов­лять­ся. И кан­ни­ба­лизм здесь не ис­клю­че­ние, а пра­ви­ло.

Мож­но по­смот­реть на ре­зуль­тат и с дру­гой сто­ро­ны. Неко­то­рое вре­мя на­зад сущ­ность все­го про­цес­са воз­ник­но­ве­ния че­ло­ве­ка Фри­дрих Эн­гельс вы­ра­зил ем­ко: «труд со­здал че­ло­ве­ка». Сей­час вре­ме­на из­ме­ни­лись, труд сам по се­бе уже ни­че­го не сто­ит, ес­ли ты не уме­ешь его про­дать. Так же и че­ло­век сам по се­бе ни­че­го не сто­ит, ес­ли не уме­ет се­бя про­дать. По­это­му но­вая ре­дак­ция этой фор­му­лы в ци­ви­ли­зо­ван­ном гло­баль­ном ми­ре – «от­но­ше­ния со­зда­ют че­ло­ве­ка».

Вот и вспом­ним Козь­му Прут­ко­ва: «Что име­ем – не хра­ним; по­те­ряв­ши – пла­чем».

P.S. Ну и что­бы не бы­ло все мрач­но, в за­вер­ше­ние неболь­шой как бы анек­дот: «Го­во­рят, что у вся­ко­го успеш­но­го че­ло­ве­ка есть од­но­класс­ник, ко­то­рый с удо­воль­стви­ем рас­ска­зы­ва­ет, что тот в дет­стве был дво­еч­ни­ком и сла­ба­ком. Но это го­во­рит толь­ко об од­но­класс­ни­ке».

Юрий Бе­лец­кий Глав­ный ре­дак­тор жур­на­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.