СВО­БО­ДЫ

Lichnosti - - БЕН -

Ис­то­рия се­мей­ства Джеф­фер­со­нов – это ти­пич­ная для аме­ри­кан­ских пер­во­по­се­лен­цев ле­то­пись стре­ми­тель­ных взле­тов и неожи­дан­ных па­де­ний. Отец тре­тье­го пре­зи­ден­та США, Пи­тер Джеф­фер­сон, по­лу­чил весь­ма скром­ное на­след­ство: две лошади, столь­ко же чер­но­ко­жих ра­бов и 150 ак­ров в глу­хих ле­сах граф­ства Ал­бе­марл. Од­на­ко аме­ри­кан­ская пред­при­им­чи­вость вку­пе с вал­лий­ским упор­ством поз­во­ли­ли Пи­те­ру об­ра­тить недо­стат­ки сво­е­го по­ло­же­ния в пре­иму­ще­ства – от­сут­ствие в этом мед­ве­жьем уг­лу се­рьез­ной кон­ку­рен­ции быст­ро при­ве­ло усадь­бу Шэ­ду­элл к про­цве­та­нию. Имен­но там, в бре­вен­ча­том хо­зяй­ском до­ме, 13 ап­ре­ля 1743 го­да ро­дит­ся один из от­цов-ос­но­ва­те­лей США То­мас Джеф­фер­сон.

Пи­тер ста­рал­ся сов­ме­щать биз­нес с об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­стью: он по­бы­вал при­сяж­ным в су­де, ше­ри­фом, и в кон­це кон­цов за­нял долж­ность зем­ле­ме­ра – важ­ней­ший пост в мест­но­сти, где ос­но­ву бо­гат­ства жи­те­лей со­став­ля­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­ные уго­дья.

В 1733 го­ду Пи­тер же­нил­ся на 19-лет­ней Джейн Ай­шем Рэн­дольф – ку­зине сво­е­го дру­га Уи­лья­ма. Вну­ши­тель­ное при­да­ное и близ­кое род­ство с вли­я­тель­ны­ми план­та­то­ра­ми при­да­ли ка­рье­ре Пи­те­ра до­пол­ни­тель­ное уско­ре­ние. Вско­ре он стал ми­ро­вым су­дьей и ко­ман­ди­ром мест­но­го опол­че­ния. В 1745-м Уи­льям Рэн­дольф умер, на­зна­чив Пи­те­ра Джеф­фер­со­на опе­ку­ном сво­е­го сы­на и рас­по­ря­ди­те­лем иму­ще­ством. В тот же год се­мья пе­ре­еха­ла в опу­стев­шее по­ме­стье Так­ка­хоэ, где и про­шло дет­ство бу­ду­ще­го пре­зи­ден­та.

Пи­тер за­кон­чил жизнь со­сто­я­тель­ным зем­ле­вла­дель­цем и ува­жа­е­мым чле­ном об­ще­ства. До­бить­ся боль­ше­го Джеф­фер­со­нустар­ше­му, по его сло­вам, ме­ша­ло лишь соб­ствен­ное неве­же­ство,

и Пи­тер сде­лал все воз­мож­ное, что­бы его сын вы­рос об­ра­зо­ван­ным че­ло­ве­ком. Ко­гда То­ма­су ис­пол­ни­лось пять, в до­ме по­явил­ся на­ня­тый для де­тей учитель.

Про­грам­ма обу­че­ния бы­ла са­мая про­стая: ариф­ме­ти­ка и ос­но­вы ан­глий­ской грам­ма­ти­ки; уже че­рез че­ты­ре го­да на­став­ник чест­но при­знал­ся, что ему боль­ше нече­го дать смыш­ле­но­му То­ма­су, да­ле­ко обо­гнав­ше­му бра­тьев и се­стер, и вско­ре отец опре­де­лил сы­на в при­ход­скую шко­лу.

«Клас­си­че­ское об­ра­зо­ва­ние», ко­то­рое обе­щал сво­им уче­ни­кам пас­тор Дуглас, на по­вер­ку ока­за­лось весь­ма по­верх­ност­ным кур­сом ла­ты­ни, гре­че­ско­го и фран­цуз­ско­го язы­ков. Го­раз­до боль­ше дал сво­е­му вос­пи­тан­ни­ку ми­стер Джеймс Мо­ури, в чью шко­лу То­мас по­сту­пил, ко­гда ему ис­пол­ни­лось 14 лет. Уже че­рез два го­да в его за­ве­де­нии юный Джеф­фер­сон овла­дел древни­ми язы­ка­ми в сте­пе­ни, до­ста­точ­ной для чте­ния ан­тич­ной ли­те­ра­ту­ры в ори­ги­на­ле.

Но веч­ную при­зна­тель­ность и ува­же­ние бу­ду­ще­го пре­зи­ден­та Джеймс Мо­ури за­слу­жил не толь­ко раз­но­сто­рон­ни­ми зна­ни­я­ми и пе­да­го­ги­че­ски­ми та­лан­та­ми: имен­но его под­держ­ка и на­став­ле­ния вско­ре по­мог­ли маль­чи­ку пе­ре­жить тя­же­лей­ший кри­зис и сде­лать судь­бо­нос­ный не толь­ко для него, но и для всей стра­ны вы­бор.

СТУ­ДЕНТ

В 1757 го­ду вне­зап­ная смерть от­ца сде­ла­ла 14-лет­не­го То­ма­са стар­шим муж­чи­ной в се­мье и ее гла­вой. «Все за­бо­ты лег­ли пол­но­стью на ме­ня, – пи­сал Джеф­фер­сон впо­след­ствии, – и ря­дом не бы­ло ни од­но­го род­ствен­ни­ка, спо­соб­но­го дать мне со­вет или ру­ко­во­дить мною». Мать, все­це­ло за­ня­тая вос­пи­та­ни­ем вось­ми де­тей, не бы­ла спо­соб­на управ­лять­ся с ты­ся­ча­ми ак­ров зем­ли, сот­ня­ми го­лов ско­та и де­сят­ка­ми ра­бов. Не умел это­го и То­мас.

Неко­то­рое вре­мя Джеф­фер­сон раз­ры­вал­ся меж­ду необ­хо­ди­мо­стью за­бо­тить­ся о се­мье и тя­гой к на­у­кам. Ко­нец его ме­та­ни­ям по­ло­жи­ла стар­шая сест­ра, на­пом­нив­шая юно­ше пред­смерт­ную во­лю от­ца – непре­мен­но по­лу­чить хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. И То­мас вер­нул­ся в шко­лу ми­сте­ра Мо­ури, в вол­шеб­ной би­б­лио­те­ке ко­то­ро­го мож­но бы­ло хоть на вре­мя укрыть­ся от за­бот и го­ре­стей.

Вес­ной 1760 го­да Джеф­фер­сон по­сту­пил на юри­ди­че­ское от­де­ле­ние пер­во­го в Вир­ги­нии кол­ле­джа. Не­смот­ря на страсть к уче­бе, юно­ше­ская по­ры­ви­стость все же взя­ла свое – пер­вый

год в Ви­льямс­бур­ге То­мас по­чти все­це­ло от­дал ве­че­рин­кам, тан­цам и дру­гим раз­вле­че­ни­ям. На вто­рой год Джеф­фер­сон взял­ся за ум, ино­гда по­свя­щая за­ня­ти­ям ма­те­ма­ти­кой, фи­ло­со­фи­ей и ме­та­фи­зи­кой до пят­на­дца­ти ча­сов в сут­ки.

Не в по­след­нюю оче­редь на та­кое рве­ние по­вли­я­ло и тес­ное дру­же­ское об­ще­ние с дву­мя пре­по­да­ва­те­ля­ми кол­ле­джа – Уи­лья­мом Смол­лом и Джор­джем Уай­том, из чьих по­сле­обе­ден­ных бе­сед То­мас (по его соб­ствен­но­му при­зна­нию позд­нее) по­черп­нул «боль­ше здра­вых, ра­ци­о­наль­ных и фи­ло­соф­ских ис­тин, чем за всю остав­шу­ю­ся жизнь».

Стар­шие то­ва­ри­щи, об­ла­дав­шие «счаст­ли­вым та­лан­том об­ще­ния, кор­рект­ны­ми джентль­мен­ски­ми ма­не­ра­ми и об­шир­ным ли­бе­раль­ным умом» не толь­ко по­да­ва­ли То­ма­су до­стой­ный при­мер, но и вве­ли его в об­ще­ство, пред­ста­вив в том чис­ле и гу­бер­на­то­ру Фо­кье, в чьем до­ме

Джеф­фер­сон при­об­рел вкус к хо­ро­шим ви­нам.

Од­на­ко ни му­зы­каль­ные ве­че­ра, ни дру­же­ские пи­руш­ки не мог­ли сбить на­ше­го ге­роя с пу­ти зна­ний. Как вспо­ми­нал один из его од­но­каш­ни­ков, при лю­бом удоб­ном слу­чае Джеф­фер­сон «так и но­ро­вил улиз­нуть да­же от луч­ших дру­зей к сво­им кни­гам». Сын неиз­мен­но де­я­тель­но­го от­ца, То­мас тя­го­тил­ся празд­но­стью и все­гда стре­мил­ся за­нять свое вре­мя чем-ни­будь по­лез­ным. «При­выч­ка к тру­ду, – на­пи­шет он по­том де­тям, – мо­жет быть вы­ра­бо­та­на толь­ко в мо­ло­дые го­ды. Ес­ли не то­гда, то ни­ко­гда по­сле».

Вре­мя по­сле про­буж­де­ния он по­свя­щал спор­ту и укреп­ле­нию здо­ро­вья – на­при­мер, за­ка­лял­ся, по­гру­жая но­ги в ле­дя­ную во­ду. Оста­ток утра за­ни­мал­ся ма­те­ма­ти­кой и фи­зи­кой, днем кор­пел над тру­да­ми фи­ло­со­фов, изу­чал ис­то­рию и пра­во, а ве­че­ра от­да­вал клас­си­че­ской ли­те­ра­ту­ре. Та­кая це­ле­устрем­лен­ность при­нес­ла ожи­да­е­мые пло­ды – кол­ледж То­мас за­кон­чил с наи­выс­шим бал­лом.

АД­ВО­КАТ

Сра­зу по­сле окон­ча­ния уче­бы Джеф­фер­сон от­пра­вил­ся в трех­ме­сяч­ный во­яж по Пен­силь­ва­нии, Де­ла­вэ­ру, Мэ­ри­лен­ду и Нью-Йор­ку. Мо­ло­до­му юри­сту хо­те­лось по­смот­реть, как жи­вут лю­ди в дру­гих ко­ло­ни­ях Но­во­го Све­та и лич­но удо­сто­ве­рить­ся в ис­тин­но­сти их за­рож­да­ю­щей­ся общ­но­сти.

Сра­зу по воз­вра­ще­нии в Ви­льямс­бург 20лет­ний То­мас при под­держ­ке сво­е­го дру­га и на­став­ни­ка Джор­джа Уай­та всту­пил в мест­ную кол­ле­гию ад­во­ка­тов. От соб­ствен­ной прак­ти­ки он до по­ры от­ка­зал­ся, ре­шив сна­ча­ла на­брать­ся опы­та в юри­ди­че­ской кон­то­ре Уай­та.

Толь­ко вес­ной 1767-го Джеф­фер­сон ре­шил­ся на са­мо­сто­я­тель­ное вы­ступ­ле­ние в Ге­не­раль­ном су­де Вир­ги­нии. Вы­иг­ран­ное де­ло при­нес­ло ему 3 фун­та го­но­ра­ра и до­ста­точ­ную из­вест­ность, что­бы обес­пе­чить кли­ен­тов. Го­то­вясь к пре­ни­ям, То­мас трез­во оце­ни­вал свое – да­ле­ко не бле­стя­щее – ора­тор­ское да­ро­ва­ние и все­гда де­лал став­ку не на эф­фект­ность ре­чей, а на без­уко­риз­нен­ную ар­гу­мен­та­цию и неот­ра­зи­мую ло­ги­ку.

Ча­стые по­бе­ды в пре­ни­ях быст­ро сде­ла­ли Джеф­фер­со­на од­ним из ве­ду­щих юри­стов Вир­ги­нии. Его по­сто­ян­ны­ми кли­ен­та­ми ста­ли бо­га­тей­шие кла­ны ре­ги­о­на, од­на­ко То­мас не от­ка­зы­вал в юри­ди­че­ской по­мо­щи и бед­ным зем­ля­кам, с ко­то­рых ча­сто да­же не брал пла­ты за свои услу­ги. «По за­ко­нам при­ро­ды мы все рож­де­ны сво­бод­ны­ми и рав­ны­ми», – ска­жет он в од­ной из за­щи­ти­тель­ных ре­чей. Успеш­ная, но нето­роп­ли­вая юри­ди­че­ская прак­ти­ка не мог­ла пол­но­стью удо­вле­тво­рить его де­я­тель­ную на­ту­ру. В соб­ствен­ной усадь­бе То­мас внед­рил но­вые ме­то­ды об­ра­бот­ки зем­ли. Го­дом поз­же, по­сле

оди­ноч­ной экс­пе­ди­ции по ре­ке Ри­ван­на, Джеф­фер­сон объ­явил под­пис­ку по сбо­ру средств на очист­ку сред­не­го те­че­ния от ме­лей, и лич­но ру­ко­во­дил эти­ми ра­бо­та­ми.

Пре­вра­ще­ние ре­ки в су­до­ход­ную ар­те­рию для быст­рой пе­ре­воз­ки экс­пор­ти­ру­е­мо­го вир­гин­ца­ми та­ба­ка не толь­ко оку­пи­ло все рас­хо­ды, но и при­нес­ло ко­ло­ни­стам со­лид­ную при­быль. Кро­ме де­нег, успе­шные пред­при­я­тия Джеф­фер­со­на до­бы­ли ему и об­ще­ствен­ное при­зна­ние. Вес­ной 1769 го­да, бу­дучи все­го 26-ти лет от­ро­ду, То­мас был из­бран в Па­ла­ту го­ро­жан Ге­не­раль­ной Ас­сам­блеи Вир­ги­нии.

ДЕ­ПУ­ТАТ

Де­пу­тат­ская де­я­тель­ность Джеф­фер­со­на на­ча­лась с мас­штаб­но­го кри­зи­са. На за­се­да­нии 16 мая па­ла­та утвер­ди­ла че­ты­ре кра­моль­ные ре­зо­лю­ции: об от­прав­ке в мет­ро­по­лию Сво­да прав и сво­бод ко­ло­ни­стов, о пе­ре­да­че во­про­сов на­ло­го­об­ло­же­ния в ве­де­ние мест­ных ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния, о непод­суд­но­сти вир­гин­цев бри­тан­ским су­дьям и о пра­ве Вир­ги­нии на сов­мест­ные с дру­ги­ми ко­ло­ни­я­ми дей­ствия в за­щи­ту сво­их за­кон­ных ин­те­ре­сов – ины­ми сло­ва­ми, о пра­ве на бунт про­тив про­из­во­ла ко­ро­ны.

Гу­бер­на­тор не­мед­лен­но рас­пу­стил па­ла­ту, но де­пу­та­ты от­ве­ти­ли бес­пре­це­дент­ным непо­ви­но­ве­ни­ем: вме­сто то­го что­бы разъ­е­хать­ся по до­мам, они от­пра­ви­лись в та­вер­ну «Рей­ли» и про­дол­жи­ли за­се­да­ние в од­ном из ее за­лов. В чис­ле дру­гих бун­та­рей То­мас не толь­ко го­ло­со­вал за при­ня­тие скан­даль­ных ре­зо­лю­ций, но и го­ря­чо под­дер­жал ро­див­ший­ся в сте­нах «Рей­ли» при­зыв

бой­ко­ти­ро­вать то­ва­ры, об­ло­жен­ные ко­ро­лев­ски­ми по­шли­на­ми.

Еще бо­лее ра­ди­каль­ной ока­за­лась пер­вая за­ко­но­да­тель­ная ини­ци­а­ти­ва Джеф­фер­со­на. К ужа­су и него­до­ва­нию де­пу­та­тов­план­та­то­ров, он по­пы­тал­ся до­бить­ся раз­ре­ше­ния на освобождение ра­бов, но по­тер­пел неуда­чу. «Дей­стви­тель­но, труд­но бы­ло рас­счи­ты­вать на успех че­го-ли­бо ли­бе­раль­но­го в усло­ви­ях ко­ро­лев­ско­го прав­ле­ния», – се­то­вал бу­ду­щий пре­зи­дент. Про­ва­лом за­вер­ши­лась и кам­па­ния про­тив та­мо­жен­ных сбо­ров за чай – прав­да, лишь до по­ры. Сле­ду­ю­щие несколь­ко лет То­мас вы­сту­пал с кри­ти­кой гу­бер­на­то­ра, Ге­не­раль­но­го су­да и осо­бен­но ре­ли­ги­оз­ной нетер­пи­мо­сти, на­саж­да­е­мой ан­гли­кан­ской цер­ко­вью, в де­я­тель­но­сти ко­то­рой То­мас от­чет­ли­во чи­тал стрем­ле­ние мет­ро­по­лии раз­об­щить ко­ло­ни­стов.

Един­ствен­ной для аме­ри­кан­цев воз­мож­но­стью про­ти­во­сто­ять им­пер­ской ти­ра­нии бы­ли сов­мест­ные тща­тель­но со­гла­со­ван­ные дей­ствия. По­это­му в сво­ей ав­то­био­гра­фии

Джеф­фер­сон с за­мет­ной рев­но­стью от­ри­ца­ет, что ини­ци­а­ти­ва со­зда­ния ко­ми­те­тов свя­зи меж­ду ко­ло­ни­я­ми при­над­ле­жа­ла од­но­му лишь Мас­са­чу­сет­су. В Вир­ги­нии та­кой ко­ми­тет – хоть и по­сле бо­стон­ско­го – был со­здан в мар­те 1773-го. По­чти сра­зу их при­ме­ру по­сле­до­ва­ли и осталь­ные бу­ду­щие шта­ты, кро­ме Пен­силь­ва­нии. Та­кая де­я­тель­ность тре­бо­ва­ла недю­жин­ной сме­ло­сти. Три го­да за­ти­шья с мо­мен­та «Бо­стон­ской рез­ни» при­ве­ли к то­му, что ре­во­лю­ци­он­ные идеи не все­гда на­хо­ди­ли под­держ­ку не толь­ко у про­стых аме­ри­кан­цев, ко­то­рые «ка­за­лось, впа­ли в со­сто­я­ние без­раз­ли­чия к по­ло­же­нию дел», но и у кол­лег То­ма­са по За­ко­но­да­тель­но­му со­бра­нию.

«На­ши мыс­ли огра­ни­че­ны уз­ки­ми рам­ка­ми, – пи­сал он, – привычной ве­рой в то, что наш долг – по­ви­но­вать­ся им­пе­рии, под­чи­нять свою де­я­тель­ность ее интересам и да­же про­яв­лять хан­же­скую нетер­пи­мость ко всем ре­ли­ги­ям, кро­ме ее, ан­гли­кан­ской».

По­ло­же­ние рез­ко из­ме­ни­лось с при­ня­ти­ем в 1774 го­ду бри­тан­ским пар­ла­мен­том так на­зы­ва­е­мых «Не­стер­пи­мых ак­тов» («Невы­но­си­мых за­ко­нов»): «И вот, на­ко­нец, са­мо ко­ро­лев­ское ре­ше­ние за­хлоп­ну­ло дверь пе­ред все­ми на­деж­да­ми на улуч­ше­ние».

ВРАГ ГО­СУ­ДАР­СТВА

Бло­ка­да Бо­стон­ско­го пор­та, по­ста­вив­шая про­цве­тав­ший преж­де го­род на грань ни­ще­ты и да­же го­ло­да, «про­бу­ди­ла на­род от апа­тии». При ак­тив­ном со­дей­ствии Джеф­фер­со­на и его вир­гин­ских еди­но­мыш­лен­ни­ков был со­зван Пер­вый Кон­ти­нен­таль­ный кон­гресс. 5 сен­тяб­ря 1774 го­да он на­чал свою ра­бо­ту в круп­ней­шем то­гда го­ро­де Се­вер­ной Аме­ри­ки Фи­ла­дель­фии.

Сам То­мас не смог при­быть на от­кры­тие – по до­ро­ге он за­бо­лел ди­зен­те­ри­ей и вы­нуж­ден был вер­нуть­ся в свою усадь­бу, где про­вел несколь­ко ме­ся­цев, вос­ста­нав­ли­вая здо­ро­вье. Но он от­пра­вил кол­ле­гам на­брос­ки за­ду­ман­ной им ре­чи, вско­ре из­дан­ные под на­зва­ни­ем «Об­щий взгляд на пра­ва Бри­тан­ской Аме­ри­ки». «Бог, да­ро­вав­ший нам жизнь, – об­ра­щал­ся Джеф­фер­сон к ко­ро­лю, – дал нам од­но­вре­мен­но и сво­бо­ду; си­ла мо­жет уни­что­жить, но не раз­об­щить нас. Это, Ва­ше Ве­ли­че­ство, яв­ля­ет­ся на­шим по­след­ним и окон­ча­тель­ным ре­ше­ни­ем».

Хо­тя Кон­гресс и от­верг идеи Джеф­фер­со­на как слиш­ком ра­ди­каль­ные, их пуб­ли­ка­ция при­нес­ла То­ма­су огром­ную из­вест­ность не толь­ко на ро­дине, но и за оке­а­ном, где бри­тан­ские пар­ла­мен­та­рии «удо­сто­и­ли его че­сти быть за­не­сен­ным в длин­ный про­скрип­ци­он­ный спи­сок го­су­дар­ствен­ных из­мен­ни­ков». Опра­вив­шись от бо­лез­ни, То­мас при­сту­пил к фор­ми­ро­ва­нию по­встан­че­ских во­ору­жен­ных сил Вир­ги­нии. Од­на­ко и здесь Вир­ги­ния упу­сти­ла пер­вен­ство в ре­во­лю­ци­он­ном за­че­те – пер­вые вы­стре­лы про­зву­ча­ли в Мас­са­чу­сет­се, где «сра­же­ния при

Лек­синг­тоне и Кон­кор­де» озна­ме­но­ва­ли со­бой на­ча­ло Вой­ны за неза­ви­си­мость США.

Не же­лая усу­губ­лять кри­зис, пра­ви­тель­ство мет­ро­по­лии по­обе­ща­ло мя­теж­ни­кам на­ло­го­вые по­слаб­ле­ния, ес­ли те не­мед­лен­но сло­жат ору­жие. В от­вет Джеф­фер­сон про­из­нес пе­ред вир­гин­ски­ми де­пу­та­та­ми бле­стя­щую речь, в ко­то­рой убеж­дал кол­лег, что бри­тан­цы «ме­ня­ют лишь фор­му угне­те­ния, не ослаб­ляя са­мо­го бре­ме­ни». Лишь убе­див­шись в ре­ши­мо­сти вир­гин­цев про­дол­жать борь­бу не­смот­ря ни на что, То­мас смог от­пра­вить­ся на Вто­рой Кон­ти­нен­таль­ный кон­гресс.

21 июня 1775 го­да Джеф­фер­сон, с опоз­да­ни­ем на два ме­ся­ца, при­был в Фи­ла­дель­фию. К это­му вре­ме­ни участ­ни­ки уже успе­ли при­нять ре­ше­ние о со­зда­нии Кон­ти­нен­таль­ной ар­мии под ко­ман­до­ва­ни­ем Джор­джа Ва­шинг­то­на, но по­гряз­ли в об­суж­де­нии фор­му­ли­ро­вок «Декларации о при­чи­нах и необ­хо­ди­мо­сти взять­ся за ору­жие».

Най­ти вы­ход из ту­пи­ка по­ру­чи­ли Джеф­фер­со­ну – не­смот­ря на мо­ло­дость, вы­ступ­ле­ния в за­щи­ту прав ко­ло­ни­стов сде­ла­ли То­ма­са од­ной из са­мых вли­я­тель­ных фи­гур аме­ри­кан­ской ре­во­лю­ции. С по­став­лен­ной за­да­чей он спра­вил­ся все­го за несколь­ко дней.

«Мы не зна­ем ни­че­го бо­лее по­стыд­но­го, чем доб­ро­воль­ное раб­ство, – пи­сал он в сво­ем про­ек­те декларации. – Честь, спра­вед­ли­вость и гу­ман­ность не поз­во­ля­ют нам уни­жен­но от­ка­зать­ся от до­сто­я­ния, до­став­ше­го­ся нам от на­ших доб­лест­ных пред­ков и ко­то­рое невин­ное гря­ду­щее по­ко­ле­ние име­ет пра­во на­сле­до­вать от нас».

Успеш­ное ре­ше­ние это­го и несколь­ких дру­гих во­про­сов пред­опре­де­ли­ло на­зна­че­ние Джеф­фер­со­на ле­том сле­ду­ю­ще­го го­да гла­вой ко­ми­те­та по под­го­тов­ке Декларации неза­ви­си­мо­сти.

РЕВОЛЮЦИОНЕР

Со­зда­ние это­го ис­то­ри­че­ско­го до­ку­мен­та,

обес­смер­тив­ше­го его имя, за­ня­ло у То­ма-

са Джеф­фер­со­на сем­на­дцать дней. При

на­пи­са­нии сво­е­го ше­дев­ра ав­тор опи­рал­ся

на «Де­кла­ра­цию прав че­ло­ве­ка Вир­ги-

нии» Джор­джа Мей­со­на, а так­же тру­ды

Мон­те­с­кье и Лок­ка.

При­над­ле­жа­щую по­след­не­му тра­ди­ци­он-

ную фор­му­лу есте­ствен­ных прав че­ло­ве­ка

на «жизнь, сво­бо­ду и соб­ствен­ность» То-

мас Джеф­фер­сон из­ме­нил на окры­ляю-

щую три­а­ду «жизнь, сво­бо­да и стрем­ле-

ние к сча­стью». Имен­но эта ма­лень­кая

прав­ка – обе­ща­ние аме­ри­кан­цам не бо-

гат­ства, но сча­стья – при­да­ла до­ку­мен­ту

осо­бое зву­ча­ние и обес­пе­чи­ла его непре-

хо­дя­щую по­пу­ляр­ность.

Дру­гим важ­ней­шим, ре­во­лю­ци­он­ным ак-

цен­том Декларации ста­ло про­воз­гла­ше­ние

пра­ва на­ро­да на со­про­тив­ле­ние пре­ступ-

ной во­ле власть пре­дер­жа­щих: «...ко­гда

длин­ный ряд зло­упо­треб­ле­ний и на­си­лий,

неиз­мен­но под­чи­нен­ных од­ной и той же

це­ли, сви­де­тель­ству­ет о ко­вар­ном за­мыс-

ле вы­ну­дить на­род сми­рить­ся с неогра­ни-

чен­ным дес­по­тиз­мом, свер­же­ние та­ко­го

пра­ви­тель­ства и со­зда­ние но­вых га­ран­тий

без­опас­но­сти на бу­ду­щее ста­но­вит­ся пра-

вом и обя­зан­но­стью на­ро­да».

28 июня 1776 го­да Джеф­фер­сон за­вер-

шил ра­бо­ту над тек­стом и пред­ста­вил его

на рас­смот­ре­ние осталь­ным чле­нам ко-

мис­сии: Бен­джа­ми­ну Фран­кли­ну, Джо­ну

Адам­су, Род­же­ру Шер­ма­ну и Ро­бер­ту

Ли­винг­сто­ну.

Ве­че­ром 4 июля в «Жур­на­ле кон­грес­са»

по­яви­лась за­пись: «Де­кла­ра­ция бы­ла за-

чте­на и при­ня­та». При рас­смот­ре­нии

де­ле­га­ты вы­бро­си­ли око­ло чет­вер­ти ори-

ги­наль­но­го тек­ста. Осо­бен­но воз­му­тил

ав­то­ра от­каз от осуж­де­ния ра­бо­тор­гов­ли в уго­ду Юж­ной Ка­ро­лине и Джор­джии, ко­то­рые ни­ко­гда не пы­та­лись огра­ни­чить ввоз ра­бов, а, на­про­тив, на­ме­ре­ва­лись про­дол­жать этот по­стыд­ный про­мы­сел. «На­ши се­вер­ные бра­тья, – него­до­вал То­мас, – то­же чув­ство­ва­ли се­бя немно­го за­де­ты­ми, по­то­му что, хо­тя у них са­мих ра­бов и бы­ло очень ма­ло, но за­то они яв­ля­лись круп­ны­ми по­став­щи­ка­ми их дру­гим шта­там».

С пер­во­на­чаль­ным ва­ри­ан­том Декларации мож­но озна­ко­мить­ся в «Ав­то­био­гра­фии» ав­то­ра, ку­да он вклю­чил текст це­ли­ком. Од­на­ко – да­же со все­ми прав­ка­ми и ку­пю­ра­ми – со­здан­ная Джеф­фер­со­ном Де­кла­ра­ция неза­ви­си­мо­сти оста­ет­ся пер­вым в ис­то­рии го­су­дар­ствен­ным до­ку­мен­том, по­ло­жив­шим в ос­но­ву ор­га­ни­за­ции об­ще­ства не толь­ко су­ве­ре­ни­тет на­ро­да и рав­но­пра­вие его пред­ста­ви­те­лей, но и пра­во граж­дан на во­ору­жен­ную борь­бу с пра­ви­тель­ством, по­сяг­нув­шим на их пра­ва.

ГУ­БЕР­НА­ТОР ШТА­ТА

Все­го че­рез два ме­ся­ца по­сле сво­е­го три­ум­фа То­мас при­нял ре­ше­ние по­ки­нуть Вто­рой Кон­ти­нен­таль­ный кон­гресс. «В Кон­грес­се нас бы­ло немно­го, – вспо­ми­нал он, – но мы очень лю­би­ли спо­рить. День за днем мы тра­ти­ли на са­мые несу­ще­ствен­ные во­про­сы».

К отъ­ез­ду под­тал­ки­ва­ли и тре­вож­ные из­ве­стия с ма­лой ро­ди­ны, где по­ли­ти­че­ские оп­по­нен­ты Джеф­фер­со­на со­то­ва­ри­щи вос­поль­зо­ва­лись его от­сут­стви­ем для при­ня­тия ря­да «по­роч­ных» за­ко­нов, в том чис­ле и кон­сти­ту­ции шта­та. В кон­це ав­гу­ста То­мас сло­жил с се­бя пол­но­мо­чия де­пу­та­та кон­грес­са и вер­нул­ся в свое по­ме­стье.

Не из­ме­ни­ла на­ме­ре­ний Джеф­фер­со­на да­же воз­ло­жен­ная на него но­вой вла­стью по­чет­ная и очень от­вет­ствен­ная мис­сия по­слан­ни­ка в Па­риж, ку­да То­ма­су пред­ло­жи­ли от­пра­вить­ся вме­сте с Бен­джа­ми­ном Фран­кли­ном. «Центр за­бот на­хо­дил­ся до­ма, – ре­шил он. – Здесь нуж­но бы­ло сде­лать мно­гое, имев­шее непре­хо­дя­щее зна­че­ние для со­зда­ния но­вой мо­де­ли на­ше­го пра­ви­тель­ства».

В Ви­льямс­бур­ге бу­ду­щий пре­зи­дент по­свя­тил все свое вре­мя за­ко­но­твор­че­ству. За три го­да он внес на рас­смот­ре­ние Па­ла­ты 126 за­ко­но­про­ек­тов. Де­пу­та­ты неред­ко встре­ча­ли са­мые ра­ди­каль­ные из его идей в шты­ки, но уже в пер­вый год То­ма­су уда­лось до­бить­ся от­ме­ны май­о­ра­та и кон­фис­ка­ции об­шир­ных зе­мель, до ре­во­лю­ции при­над­ле­жав­ших бри­тан­ской ко­роне и бег­лым ло­я­ли­стам.

Мно­гие из ин­но­ва­ци­он­ных пред­ло­же­ний Джеф­фер­со­на так и не на­шли под­держ­ки кол­лег. За­кон об от­мене смерт­ной каз­ни – кро­ме как за убий­ство или го­су­дар­ствен­ную из­ме­ну – от­кло­ни­ли с пе­ре­ве­сом все­го в один го­лос. В 1778 го­ду ча­стич­ной не­уда­чей за­кон­чи­лась и по­пыт­ка То­ма­са на­сто­ять на от­мене в Вир­ги­нии ра­бо­тор­гов­ли. Он до­бил­ся толь­ко за­пре­та на ввоз но­вых ра­бов, но да­же та­кая ма­лая по­бе­да на­мно­го опе­ре­ди­ла свое вре­мя.

В 1777-м Джеф­фер­сон на­чал ра­бо­тать над Бил­лем о ре­ли­ги­оз­ной сво­бо­де, ко­то­рый сам То­мас счи­тал од­ним из глав­ных до­сти­же­ний сво­ей жиз­ни. «...Все лю­ди сво­бод­ны в ис­по­ве­да­нии ве­ры... и это не долж­но ни в ко­ем слу­чае умень­шать или уве­ли­чи­вать их граж­дан­скую пра­во­спо­соб­ность или как-то вли­ять на оную», – гла­сил до­ку­мент. Окон­ча­тель­но этот за­кон, га­ран­ти­ро­вав­ший аме­ри­кан­цам сво­бо­ду со­ве­сти еще до при­ня­тия зна­ме­ни­той Пер­вой по­прав­ки, был утвер­жден лишь 16 ян­ва­ря 1786 го­да, по­сле де­вя­ти лет от­ча­ян­ной борь­бы с кос­но­стью и пред­рас­суд­ка­ми.

Ле­том 1779-го на­ча­лась, по­жа­луй, са­мая чер­ная по­ло­са в жиз­ни То­ма­са Джеф­фер­со­на. 1 июня его из­бра­ли гу­бер­на­то­ром Вир­ги­нии. Но вой­на пе­ре­кры­ла жи­те­лям шта­та глав­ный ис­точ­ник до­хо­да – по­став­ки зна­ме­ни­то­го вир­гин­ско­го та­ба­ка на рын­ки Ста­ро­го Све­та, и при­ве­ла к огром­ной ин­фля­ции. Не мень­шее на­пря­же­ние по­рож­да­ла по­сто­ян­ная угроза втор­же­ния бри­тан­ских войск.

Од­на­ко ни сроч­ное раз­вер­ты­ва­ние соб­ствен­но­го про­из­вод­ства ору­жия, ни со­зда­ние но­вой – бо­лее эф­фек­тив­ной – си­сте­мы ран­не­го опо­ве­ще­ния о на­ступ­ле­нии вра­га не по­мог­ли вир­гин­цам из­бе­жать ан­глий­ских рей­дов и ча­стич­ной ок­ку­па­ции шта­та. Бри­тан­цы да­же со­жгли но­вую сто­ли­цу Вир­ги­нии – кро­хот­ный то­гда Ри­ч­монд. И, хо­тя в го­ро­де сго­ре­ла от си­лы дю­жи­на зда­ний, «ды­ма ока­за­лось до­ста­точ­но, что­бы очер­нить ре­пу­та­цию гу­бер­на­то­ра». На То­ма­са по­сы­па­лись мно­го­чис­лен­ные обвинения. «...По­ве­де­ние де­пу­та­тов яви­лось для ме­ня шо­ком, ко­то­ро­го я не пред­ви­дел», – со­кру­шал­ся он.

В де­каб­ре 1781 го­да со­здан­ная по тре­бо­ва­нию Джеф­фер­со­на спе­ци­аль­ная ко­мис­сия пол­но­стью опро­верг­ла все на­ду­ман­ные обвинения и вы­нес­ла быв­ше­му гу­бер­на­то­ру «ис­крен­нюю бла­го­дар­ность за стой­кое и доб­ро­со­вест­ное ру­ко­вод­ство», и все же он на­дол­го ото­шел от по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти и ни­ко­гда боль­ше не за­ни­мал в род­ном шта­те го­су­дар­ствен­ных по­стов.

ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НЫЙ СЕК­РЕ­ТАРЬ

В сен­тяб­ре сле­ду­ю­ще­го го­да Джеф­фер­со­ну до­ве­лось пе­ре­жить еще бо­лее со­кру­ши­тель­ный удар судь­бы – вско­ре по­сле оче­ред­ных ро­дов умер­ла его го­ря­чо лю­би­мая же­на Мар­та. Вдо­вец по­гру­зил­ся в «оце­пе­не­ние ра­зу­ма», ко­то­рое де­ла­ло его «мерт­вым для ми­ра, как и та, чья по­те­ря вы­зва­ла это». То­мас дол­го пе­ре­жи­вал свою утра­ту, за­ду­мы­ва­ясь да­же о са­мо­убий­стве. Но на ру­ках у него бы­ли де­ти... Сле­до­ва­ло воз­вра­щать­ся к жиз­ни.

Воз­мож­но, и по этой при­чине че­рез несколь­ко лет он охот­но при­нял пред­ло­же­ние воз­гла­вить аме­ри­кан­ское по­соль­ство в Па­ри­же. Про­ве­дя в Ев­ро­пе че­ты­ре го­да, 23 но­яб­ря 1789-го Джеф­фер­сон вер­нул­ся на ро­ди­ну. Уже в Нор­фол­ке ему со­об­щи­ли неожи­дан­ную но­вость: пре­зи­дент Ва­шинг­тон на­ме­рен на­зна­чить его го­су­дар­ствен­ным сек­ре­та­рем. По­сле дол­гих ко­ле­ба­ний То­мас дал уклон­чи­вый от­вет: «Не ин­ди­ви­ду­у­му вы­би­рать свой пост. Вы долж­ны ру­ко­во­дить на­ми так, что­бы это по­слу­жи­ло об­ще­му бла­гу». Лишь в фев­ра­ле сле­ду­ю­ще­го го­да Джеф­фер­сон усту­пил дав­ле­нию об­ще­ствен­но­го мне­ния и со­гла­сил­ся на ме­сто в ка­би­не­те.

Не­смот­ря на вза­им­ное ува­же­ние, от­но­ше­ния меж­ду дву­мя ге­ро­я­ми ре­во­лю­ции ослож­ня­лись с каж­дым днем. Осо­бен­но обост­рил си­ту­а­цию кон­фликт Джеф­фер­со­на с гла­вой вли­я­тель­ной пар­тии фе­де­ра­ли­стов Алек­сан­дром Га­миль­то­ном, за­ни­мав­шим пост ми­ни­стра фи­нан­сов. Ока­зан­ную ему по­на­ча­лу под­держ­ку То­мас впо­след­ствии на­зо­вет ве­ли­чай­шей ошиб­кой сво­ей жиз­ни. Ра­бо­чие про­ти­во­ре­чия быст­ро пе­ре­рос­ли в по­ли­ти­че­скую и лич­ную враж­ду. Га­миль­тон вы­сту­пал за цен­тра­ли­зо­ван­ную ин­ду­стри­а­ли­за­цию в ин­те­ре­сах круп­но­го ка­пи­та­ла, Джеф­фер­сон же ви­дел иде­а­лом об­ще­ствен­но­го устрой­ства «рес­пуб­ли­ку есте­ствен­ной ари­сто­кра­тии – сво­бод­ных фер­ме­ров».

Рас­кол меж­ду дву­мя пра­ви­тель­ствен­ны­ми са­нов­ни­ка­ми про­хо­дил по боль­шин­ству важ­ней­ших для мо­ло­до­го го­су­дар­ства во­про­сов: на­ло­го­вой по­ли­ти­ке, по­га­ше­нию внут­рен­не­го во­ен­но­го дол­га, век­то­ру внеш­ней тор­гов­ли (в част­но­сти, с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей), со­зда­нию Цен­тро­бан­ка США, от­но­ше­ни­ям с ре­во­лю­ци­он­ной Фран­ци­ей...

Необ­хо­ди­мые в по­ли­ти­ке по­сто­ян­ные ма­нев­рен­ность, из­во­рот­ли­вость, ли­це­ме­рие пре­ти­ли То­ма­су и в кон­це кон­цов из­мо­та­ли его. В июне 1793 го­да он на­пи­сал сво­е­му глав­но­му дру­гу и со­юз­ни­ку Джейм­су Мэ­ди­со­ну, что со­вер­шен­но «обес­си­лен бес­плод­ной ра­бо­той и без­на­деж­ной борь­бой про­тив боль­шин­ства, ко­то­рое си­сте­ма­ти­че­ски под­ры­ва­ет об­ще­ствен­ные сво­бо­ды и благосостояние», а уже че­рез ме­сяц уве­до­мил Ва­шинг­то­на о сво­ей ско­рой от­став­ке. Лишь раз­но­гла­сия с пре­зи­ден­том о кан­ди­да­ту­ре пре­ем­ни­ка удер­жа­ли Джеф­фер­со­на на по­сту до ян­ва­ря сле­ду­ю­ще­го го­да.

С это­го мо­мен­та наш ге­рой пе­ре­шел к от­кры­той оп­по­зи­ции Ва­шинг­то­ну и пар­тии фе­де­ра­ли­стов. Ос­нов­ную став­ку он сде­лал на под­держ­ку мол­ча­ли­во­го и до по­ры апо­ли­тич­но­го боль­шин­ства – то­го са­мо­го «му­жи­чья», ко­то­рое так пре­зи­рал Га­миль­тон.

На пре­зи­дент­ские вы­бо­ры 1796-го Джеф­фер­сон бал­ло­ти­ро­вал­ся

как кан­ди­дат от со­здан­ной им и Мэ­ди­со­ном Де­мо­кра­ти­че­ско-

Рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии.

ЛИ­ДЕР ПАР­ТИИ

В пре­зи­дент­ской гон­ке раз­ме­няв­ший ше­стой де­ся­ток «вир­гин­ский от­шель­ник» при­нял... лишь пас­сив­ное уча­стие, предо­ста­вив со­юз­ни­кам свои имя и ре­пу­та­цию, и не бо­лее то­го: «Не­боль­шая до­ля ам­би­ций, при­су­щая мне в юные дни, дав­ным-дав­но ис­па­ри­лась». Тем не ме­нее, Джеф­фер­сон на­брал все­го на 4 го­ло­са мень­ше, чем его со­пер­ник Джон Адамс. Со­глас­но дей­ство­вав­ше­му за­ко­ну, сам он стал ви­це-пре­зи­ден­том. Не имея ре­аль­ной вла­сти, То­мас сосредоточился на кон­со­ли­да­ции оп­по­зи­ции и ру­ко­вод­стве де­ла­ми на­би­рав­шей си­лу рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии.

Пик про­ти­во­сто­я­ния се­нат­ских фрак­ций при­шел­ся на ле­то 1798 го­да. Ди­п­ло­ма­ти­че­ский кри­зис, при­вед­ший к необъ­яв­лен­ной мор­ской войне с ре­во­лю­ци­он­ной Фран­ци­ей, дал фе­де­ра­ли­стам по­вод при­нять ряд ре­прес­сив­ных за­ко­нов, в том чис­ле оди­оз­ный «Акт о нежелательных чу­жа­ках и под­стре­ка­тель­стве к мя­те­жу».

Ми­ли­та­рист­ская по­ли­ти­ка Адам­са угро­жа­ла не толь­ко оп­по­зи­ции, но и бюд­же­ту стра­ны: рас­хо­ды на со­дер­жа­ние вос­ста­нов­лен­ной ар­мии и со­здан­но­го по во­ле пре­зи­ден­та фло­та опу­сто­ша­ли каз­ну. По­вы­ше­ние на­ло­гов вы­зва­ло се­рьез­ные вол­не­ния в Пен­силь­ва­нии и Нью-Йор­ке, чем не пре­ми­ну­ли вос­поль­зо­вать­ся рес­пуб­ли­кан­цы во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии.

В ее хо­де впер­вые бы­ли ис­поль­зо­ва­ны по­пу­лист­ские ме­то­ды аги­та­ции: на ули­цах рас­пе­ва­ли спе­ци­аль­но на­пи­сан­ную к вы­бо­рам пес­ню «Джеф­фер­сон и сво­бо­да», а из пе­ча­ти вы­шла кни­га с его био­гра­фи­ей, на­по­ми­нав­шая из­би­ра­те­лям о за­слу­гах То­ма­са пе­ред на­ро­дом.

ПРЕ­ЗИ­ДЕНТ 17 фев­ра­ля 1801 го­да То­ма­са Джеф­фер­со­на из­бра­ли тре­тьим в ис­то­рии стра­ны пре­зи­ден­том США. «У ме­ня нет стрем­ле­ния управ­лять людь­ми, – пи­сал То­мас Джо­ну Адам­су все­го че­тырь­мя го­да­ми ра­нее. – Это тя­гост­ная и небла­го­дар­ная за­да­ча». Пер­вой труд­но­стью ста­ла необ­хо­ди­мость по­ис­ка ком­про­мис­са со вче­раш­ни­ми вра­га­ми. По мне­нию Джеф­фер­со­на, «тот, кто за­ни­ма­ет вы­со­чай­ший пост, обя­зан при­ме­нить все доб­ро­по­ря­доч­ные сред­ства, что­бы объ­еди­нить в сво­ем ли­це до­ве­рие все­го на­ро­да». В сво­ей ина­у­гу­ра­ци­он­ной ре­чи он ве­ли­ко­душ­но пред­ло­жил по­ли­ти­че­ским оп­по­нен­там объ­еди­нить­ся ра­ди до­сти­же­ния об­щей це­ли. «Все мы рес­пуб­ли­кан­цы, – за­явил То­мас. – Все мы фе­де­ра­ли­сты». Стре­мясь со­хра­нить ста­биль­ность, пре­зи­дент не под­дал­ся со­блаз­ну из­гнать сто­рон­ни­ков Га­миль­то­на из ка­би­не­та и с важ­ных фе­де­раль­ных долж­но­стей.

Не пре­тер­пе­ла ра­ди­каль­ных из­ме­не­ний и эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка. К кон­цу сво­е­го вто­ро­го пре­зи­дент­ско­го сро­ка Джеф­фер­сон все же при­знал пре­иму­ще­ства ин­ду­стри­а­ли­за­ции и под­дер­жал при­ме­не­ние за­щит­ных по­шлин и на­ло­го­вых льгот для раз­ви­тия аме­ри­кан­ской про­мыш­лен­но­сти. В дру­гих об­ла­стях То­мас, од­на­ко, оста­вал­ся ве­рен се­бе.

Так, бу­дучи сто­рон­ни­ком доб­ро­воль­че­ской ар­мии, Джеф­фер­сон силь­но со­кра­тил рас­хо­ды на со­дер­жа­ние во­ору­жен­ных сил. На уре­за­ние во­ен­но­го бюд­же­та не по­вли­я­ло да­же успеш­ное

при­ме­не­ние Джеф­фер­со­ном во­ен­но-мор­ско­го фло­та во вре­мя Пер­вой бер­бе­рий­ской вой­ны, ко­то­рую не­ко­то­рые историки на­зы­ва­ют «пер­вой войной США».

Од­на­ко глав­ным до­сти­же­ни­ем Джеф­фер­со­на на по­сту гла­вы го­су­дар­ства ста­ла по­куп­ка Лу­и­зи­а­ны. Вско­ре по­сле воз­вра­ще­ния этих тер­ри­то­рий под кон­троль Фран­ции пре­зи­дент на­пра­вил Джейм­са Мо­н­ро и Ро­бер­та Ли­винг­сто­на в Па­риж для пе­ре­го­во­ров о по­куп­ке Но­во­го Ор­ле­а­на, «че­рез ко­то­рый вы­нуж­де­ны ис­кать путь к ев­ро­пей­ским рын­кам уро­жай и то­ва­ры трех вось­мых аме­ри­кан­ской тер­ри­то­рии».

Пер­во­на­чаль­но пред­ста­ви­те­ли США на­ме­ре­ва­лись пред­ло­жить На­по­лео­ну за «Ля Нувель Ор­ле­анс» и За­пад­ную Фло­ри­ду 10 млн. дол­ла­ров. В ка­че­стве до­пол­ни­тель­но­го ар­гу­мен­та Джеф­фер­сон при­бег­нул к шан­та­жу, при­гро­зив в слу­чае от­ка­за за­клю­чить ан­ти­фран­цуз­ский со­юз с Ан­гли­ей. В угро­зах, впро­чем, не бы­ло нуж­ды.

Бо­на­парт уже про­стил­ся с меч­та­ми о гос­под­стве в Но­вом Све­те и вы­ка­зал го­тов­ность про­дать всю Лу­и­зи­а­ну ра­зом за 80 млн. фран­ков, то есть око­ло 15 млн. дол­ла­ров, 4 из ко­то­рых пред­став­ля­ли со­бой ком­пен­са­цию фран­цуз­ских дол­гов. Джеф­фер­сон, хоть и не без ко­ле­ба­ний по по­во­ду юри­ди­че­ской сто­ро­ны во­про­са, не упу­стил та­ко­го шан­са, и уже 20 де­каб­ря 1803 го­да над Но­вым Ор­ле­а­ном взвил­ся аме­ри­кан­ский флаг.

По­куп­ка Лу­и­зи­а­ны не толь­ко удво­и­ла тер­ри­то­рию США, но и от­кры­ла но­вым по­се­лен­цам дол­го­ждан­ную «до­ро­гу на за­пад», а в том чис­ле и за счет про­да­жи фер­ме­рам ле­жа­щих там зе­мель пра­ви­тель­ству уда­лось до­бить­ся по­га­ше­ния на­ци­о­наль­но­го дол­га вре­мен ре­во­лю­ции.

Ра­ди та­ко­го успе­ха Джеф­фер­со­ну при­шлось мно­гим по­жерт­во­вать: и мно­го­лет­ним непри­я­ти­ем воз­мож­но­сти со­труд­ни­че­ства с бри­тан­ца­ми, и да­же про­по­ве­ду­е­мы­ми са­мим То­ма­сом прин­ци­па­ми гу­ма­низ­ма по от­но­ше­нию к ко­рен­но­му на­се­ле­нию кон­ти­нен­та. «Вме­сто то­го что­бы при­гла­шать ин­дей­цев се­лить­ся на на­ших зем­лях, на­ша цель те­перь при­ну­дить их эва­ку­и­ро­вать­ся», – пи­сал он.

Увы, за­вер­ше­ни­ем пре­зи­дент­ства Джеф­фер­со­на ста­ло вве­де­ние то­таль­но­го эм­бар­го на ввоз и вы­воз то­ва­ров сна­ча­ла мо­рем, а по­сле и су­шей. За­прет ка­та­стро­фи­че­ски от­ра­зил­ся не толь­ко на эко­но­ми­ке стра­ны в це­лом, но и прак­ти­че­ски ра­зо­рил лич­ное хо­зяй­ство са­мо­го Джеф­фер­со­на. Насмеш­ли­вым про­ро­че­ством обер­ну­лись сло­ва из его ина­у­гу­ра­ци­он­ной ре­чи: «Не­со­вер­шен­но­му че­ло­ве­ку ред­ко уда­ет­ся уй­ти со сво­ей долж­но­сти, со­хра­нив

ту же ре­пу­та­цию и бла­го­склон­ность, ко­то­рые в свое вре­мя поз­во­ли­ли ему эту долж­ность за­нять».

МУДРЕЦ ИЗ МОН­ТИ­ЧЕЛ­ЛО

Оста­ток жиз­ни То­мас Джеф­фер­сон по­свя­тил де­лам на­у­ки и про­све­ще­ния. До 1814 го­да он оста­вал­ся пре­зи­ден­том Аме­ри­кан­ско­го фи­ло­соф­ско­го об­ще­ства. В том же го­ду он пе­ре­дал Би­б­лио­те­ке Кон­грес­са соб­ствен­ное – круп­ней­шее в Аме­ри­ке – со­бра­ние книг. За 6 487 то­мов Джеф­фер­сон по­лу­чил ком­пен­са­цию в 23 950 дол­ла­ров, что поз­во­ли­ло ему ча­стич­но рас­пла­тить­ся с дол­га­ми.

В 1819-м Джеф­фер­со­ну на­ко­нец-то уда­лось пре­тво­рить в жизнь свою дав­нюю меч­ту о со­зда­нии в США уни­вер­си­те­та, в ко­то­ром бы­ли бы чет­ко раз­де­ле­ны ду­хов­ное и свет­ское об­ра­зо­ва­ния. На стро­и­тель­ство ушло шесть лет и три­ста ты­сяч дол­ла­ров, но Вир­гин­ский уни­вер­си­тет стал, со­глас­но на­пи­сан­ной То­ма­сом соб­ствен­ной эпи­та­фии, од­ним из трех глав­ных до­сти­же­ний его жиз­ни – на­ря­ду с при­ня­ти­ем Декларации неза­ви­си­мо­сти США и За­ко­на о сво­бо­де ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

Вес­ной 1826 го­да здо­ро­вье экс-пре­зи­ден­та ста­ло ухуд­шать­ся. То­мас Джеф­фер­сон скон­чал­ся 4 июля, ров­но че­рез 50 лет по­сле под­пи­са­ния Декларации неза­ви­си­мо­сти. По неве­ро­ят­но­му сов­па­де­нию, все­го че­рез несколь­ко ча­сов умер его ста­рый со­рат­ник и со­пер­ник Джон Адамс, по­след­ни­ми сло­ва­ми ко­то­ро­го бы­ли: «А То­мас Джеф­фер­сон еще жив...»

Свер­ху вниз: кол­ледж Ви­лья­ма и Мэ­ри в Ви­льямс­бур­ге, где учил­ся То­мас; па­мят­ная дос­ка воз­ле ме­ста, где на­хо­дил­ся дом ро­ди­те­лей Джеф­фер­со­на

Свер­ху вниз: дом в усадь­бе Шэ­ду­элл; мать на­ше­го ге­роя – Джейн ай­шем рэн­дольф

↑ Порт­рет Джеф­фер­со­на ра­бо­ты Джо­на Трам­бул­ла, вы­пол­нен­ный по за­ка­зу Ма­рии Ко­свей. 1788

↑ бо­стон­ская рез­ня 1770 го­да

Свер­ху вниз: ка­ри­ка­ту­ра По­ла ри­ве­ра на по­ло­же­ние, в ко­то­рое ста­вит аме­ри­ку при­ня­тие «Невы­но­си­мых за­ко­нов»; «бо­стон­ское чае­пи­тие». На стра­ни­це спра­ва – еще од­но изоб­ра­же­ние «бо­стон­ско­го чае­пи­тия» на ста­рин­ной гра­вю­ре

Свер­ху вниз: ти­туль­ный лист пер­вой пе­чат­ной ра­бо­ты Джеф­фер­со­на; под­пи­са­ние Декларации неза­ви­си­мо­сти по­слу­жи­ло бла­го­дат­ной те­мой для мно­же­ства по­ло­тен и гра­вюр. На стра­ни­це спра­ва – под­пи­са­ние Декларации прав Вир­ги­нии 12 июня 1776 го­да

На стра­ни­це сле­ва – ав­то­ры ис­то­ри­че­ской Декларации: То­мас Джеф­фер­сон, Джон адамс, бен­джа­мин Фран­клин, род­жер Шер­ман, ро­берт р. Ли­винг­стон

Свер­ху вниз: алек­сандр Га­миль­тон; То­мас Джеф­фер­сон во вре­мя его пре­бы­ва­ния в Лон­доне в 1786 го­ду; Джордж

Ва­шинг­тон

Су­пру­га на­ше­го ге­роя – Мар­та Вейлс Скел­тон

Свер­ху вниз: до­рож­ное бю­ро Джеф­фер­со­на; порт­рет тре­тье­го пре­зи­ден­та СШа ки­сти То­ма­са Сал­ли. 1821

Джон адамс

Мон­ти­чел­ло на поч­то­вой от­крыт­ке

Свер­ху вниз: дочь То­ма­са Джеф­фер­со­на – Мар­та (Пет­си); стра­ни­ца в хо­зяй­ствен­ной кни­ге име­ния Мон­ти­чел­ло, где упо­мя­ну­ты при­над­ле­жав­шие Джеф­фер­со­ну ра­бы

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.