ОТТО ЛИЛИЕНТАЛь:

«ЛЕТАТь КАК ПТИ­цА»

Lichnosti - - ЛИЛИЕНТАЛЬ - Еле­на бу­та­ко­ва

Миф об Ика­ре – сви­де­тель­ство то­го, что меч­той «летать как пти­цы» человечество одер­жи­мо с древ­но­сти. Од­на­ко са­мо воз­ду­хо­пла­ва­ние в мас­шта­бе ми­ро­вой ис­то­рии мо­ло­до. У его ис­то­ков сто­я­ли Джон Стринг­фел­лоу, Джордж Кей­ли, алек­сандр Мо­жай­ский – те, кто бил­ся над раз­гад­кой тай­ны по­ле­та. Весь ХIХ век в раз­ных стра­нах и неза­ви­си­мо друг от дру­га эн­ту­зи­а­сты-авиа­то­ры с боль­шим или мень­шим успе­хом тру­ди­лись над кон­стру­и­ро­ва­ни­ем ле­та­тель­ных ап­па­ра­тов тя­же­лее воз­ду­ха. Но имен­но Отто Лилиенталь пер­вым со­здал пла­нер, ру­ко­вод­ству­ясь на­уч­ны­ми прин­ци­па­ми, пер­вым успеш­но пи­ло­ти­ро­вал его, за­до­ку­мен­ти­ро­вал ре­зуль­та­ты всех ис­сле­до­ва­ний и пер­вым стал про­да­вать од­ну из мо­де­лей, го­то­вую для мас­со­во­го про­из­вод­ства

ДЕТ­СКАЯ МЕЧ­ТА

Карл Виль­гельм Отто по­явил­ся на свет 23 мая 1848 го­да и был стар­шим из вось­ми де­тей Кар­ла Густа­ва Ли­ли­ен­та­ля и Виль­гель­ми­ны Фре­де­ри­ки Эли­за­бет Пу­ле. Тор­гов­ля его от­ца сук­ном в неболь­шом го­род­ке Ан­клам на за­па­де прус­ско­го кня­же­ства По­ме­ра­ния, где жи­ла се­мья, при­но­си­ла на­столь­ко скром­ные до­хо­ды, что су­пру­ги уже по­ду­мы­ва­ли об эми­гра­ции в США, но этим пла­нам по­ме­ша­ла смерть гла­вы се­мей­ства в 1861-м. Из всех де­тей Ли­ли­ен­та­лей взрос­ло­го воз­рас­та до­стиг­ли трое: Отто, Густав и их сест­ра Ма­рия. Бра­тья-по­год­ки бы­ли луч­ши­ми дру­зья­ми с ран­не­го дет­ства и еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми с об­щи­ми ин­те­ре­са­ми, в ос­нов­ном к тех­ни­ке и есте­ствен­ным на­у­кам. Оба лю­би­ли на­блю­дать за пти­ца­ми и осо­бен­но аиста­ми, ко­то­рых во­ди­лось во мно­же­стве в окрест­но­стях род­но­го го­ро­да. Как мно­гих под­рост­ков, их влек­ла ро­ман­ти­ка при­клю­че­ний, и они ре­ши­ли осу­ще­ствить дав­нюю меч­ту че­ло­ве­ка летать: сма­сте­ри­ли ко­жа­ные кры­лья и, при­кре­пив их к ру­кам, 14-лет­ний Отто пред­при­нял от­важ­ную по­пыт­ку пре­одо­леть си­лу зем­но­го при­тя­же­ния. К сча­стью, по­след­ствия прыж­ка с кры­ши ро­ди­тель­ско­го са­рая ока­за­лись неопас­ны­ми, уши­бы за­жи­ли, си­ня­ки со­шли, од­на­ко стрем­ле­ние ото­рвать­ся от зем­ли боль­ше не по­ки­да­ло во­об­ра­же­ния бра­тьев. В том, что это опре­де­ли­ло судь­бу стар­ше­го, боль­шую роль сыг­ра­ла под­держ­ка ма­те­ри.

В сред­ней шко­ле, ку­да Отто от­да­ли в во­семь лет, про­яви­лись его спо­соб­но­сти к ме­ха­ни­ке и ма­те­ма­ти­ке, по­это­му мать и дя­дя, опла­чи­вав­ший его обу­че­ние, впо­след­ствии опре­де­ли­ли его в Ре­ги­о­наль­ную тех­ни­че­скую шко­лу в Потс­да­ме. Из-за смер­ти от­ца Отто при­шлось ра­но за­ду­мать­ся о вы­бо­ре про­фес­сии. Свои тео­ре­ти­че­ские зна­ния он под­кре­пил прак­ти­кой на ма­ши­но­стро­и­тель­ном за­во­де Шварц­копф в Бер­лине. В 1867 го­ду юно­ша по­сту­пил в Ко­ро­лев­скую тех­ни­че­скую ака­де­мию в Бер­лине, где так­же от­лич­но учил­ся и по­лу­чал сти­пен­дию, зна­чи­тель­но об­лег­чав­шую его слож­ное ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние. Че­рез три го­да, к мо­мен­ту окон­ча­ния учеб­но­го за­ве­де­ния, зна­ме­ни­тый ме­ха­ник Франц Ре­ло при­гла­сил Отто ас­си­сти­ро­вать ему в учре­жден­ном прус­ским пра­ви­тель­ством Ко­ми­те­те для изу­че­ния по­ле­тов. Од­на­ко за­ман­чи­вые ка­рьер­ные пер­спек­ти­вы не пре­льсти­ли Ли­ли­ен­та­ля, и он от­ка­зал­ся, на­чав вме­сте с бра­том са­мо­сто­я­тель­ные экс­пе­ри­мен­ты с ле­та­тель­ны­ми ап­па­ра­та­ми. Не­ко­то­рые из сде­лан­ных ими мо­де­лей птиц дви­га­лись при по­мо­щи па­ра, не­ко­то­рые – пру­жи­ны,

и мог­ли про­ле­тать че­рез две ком­на­ты. Отто стал вни­кать в ме­ха­ни­ку па­ря­ще­го по­ле­та, изу­чать устрой­ство пти­чье­го кры­ла. Его пер­вая ма­ши­на с ма­шу­щи­ми кры­лья­ми, со­здан­ная еще на пер­вом го­ду обу­че­ния в Ака­де­мии, от зем­ли не ото­рва­лась, но поз­во­ли­ла мо­ло­до­му изоб­ре­та­те­лю по­лу­чить пред­став­ле­ние о подъ­ем­ной си­ле и со­про­тив­ле­нии.

Од­на­ко опы­ты при­шлось пре­рвать в свя­зи с мо­би­ли­за­ци­ей на фран­ко-прус­скую вой­ну 1870-71 го­дов. По окон­ча­нии недол­гих военных дей­ствий, во вре­мя ко­то­рых Лилиенталь при­ни­мал уча­стие в оса­де Па­ри­жа, он вер­нул­ся на тех­ни­че­ское по­при­ще и по­сту­пил ра­бо­тать ин­же­не­ром в ком­па­нию Ве­бе­ра в Бер­лине, за­тем – в ма­ши­но­стро­и­тель­ную фир­му Хоп­пе. Од­но­вре­мен­но они с Густа­вом про­дол­жа­ли ис­пы­та­ния с ле­та­тель­ны­ми кон­струк­ци­я­ми, хо­тя най­ти для это­го сво­бод­ное вре­мя бы­ло нелег­ко. Опи­ра­ясь на ра­бо­ты сво­е­го со­вре­мен­ни­ка, ан­глий­ско­го ин­же­не­ра Фр­эн­си­са Уэне­ма, а так­же ис­сле­до­ва­ния Джор­джа Кей­ли, Лилиенталь сде­лал уста­нов­ку с ло­па­стя­ми, с по­мо­щью ко­то­рой вы­чис­лял аэро­ди­на­ми­че­ские свой­ства кры­льев раз­лич­ных раз­ме­ров и форм. Это бы­ло пер­вое успеш­но ра­бо­тав­шее устрой­ство, из­ме­ря­ю­щее как подъ­ем­ную си­лу, так и со­про­тив­ле­ние. В хо­де опы­тов с этим про­об­ра­зом аэро­ди­на­ми­че­ской тру­бы он вы­яс­нил, что подъ­ем­ная си­ла за­ви­сит от фор­мы кры­ла и до­сти­га­ет мак­си­му­ма, ес­ли фор­ма по­вто­ря­ет изо­гну­тый про­филь пти­чьих кры­льев. В 1873 го­ду Отто впер­вые из­ло­жил пуб­лич­но тео­рию пти­чье­го по­ле­та и ре­зуль­та­ты сво­их на­блю­де­ний на од­ном из за­се­да­ний Аэро­нав­ти­че­ско­го об­ще­ства Ве­ли­ко­бри­та­нии, ку­да они с бра­том в том же го­ду всту­пи­ли.

Он так­же изоб­ре­тал раз­ные тех­ни­че­ские устрой­ства для ком­па­нии, в ко­то­рой ра­бо­тал, – од­ним из них бы­ла вру­бо­вая ма­ши­на, пред­на­зна­чен­ная для гор­но­до­бы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти. Ее уда­лось про­дать Ко­ро­лев­ской Сак­сон­ской зо­ло­то­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии и 7 еди­ниц – на со­ля­ную шах­ту «Ве­лич­ка» в Поль­ше. От­ча­сти бла­го­да­ря сво­е­му изоб­ре­те­нию Лилиенталь встре­тил­ся со сво­ей бу­ду­щей же­ной: на­хо­дясь на ис­пы­та­ни­ях вру­бо­вой ма­ши­ны в июне 1876-го в Сак­со­нии, в се­ле­нии По­чап­пель, он сдру­жил­ся с гор­ня­ком Кар­лом Фи­ше­ром и его се­мьей. Сим­па­тию меж­ду ним и до­че­рью Фи­ше­ра Аг­нес уси­ли­ла так­же об­щая лю­бовь к му­зы­ке. Оба участ­во­ва­ли в мест­ных му­зы­каль­ных ве­че­рах, на ко­то­рых де­вуш­ка ак­ком­па­ни­ро­ва­ла об­ла­дав­ше­му кра­си­вым те­но­ром Отто на фор­те­пи­а­но. Его при­мер в оче­ред­ной раз опро­вер­га­ет усто­яв­ше­е­ся за­блуж­де­ние, что тех­ни­че­ски ода­рен­ные лю­ди к ху­до­же­ствен­но­му твор­че­ству

неспо­соб­ны. В 1892 го­ду он стал од­ним из вла­дель­цев и ре­жис­се­ров пер­во­го в Бер­лине «На­род­но­го те­ат­ра» и да­же вы­сту­пал на его сцене как ак­тер.

ОС­НО­ВЫ ИС­КУС­СТВА ЛЕТАТь 11 июня 1878 го­да мо­ло­дые лю­ди по­же­ни­лись и по­се­ли­лись в Бер­лине. Же­нить­ба спо­двиг­ла Ли­ли­ен­та­ля от­крыть соб­ствен­ное де­ло. В 1881-м он ос­но­вал за­вод по про­из­вод­ству бой­ле­ров, и из­го­тов­ле­ние неболь­шо­го и эф­фек­тив­но­го спи­раль­но-тру­бо­во­го кот­ла для на­гре­ва во­ды, ко­то­рый он за­па­тен­то­вал, ста­ло глав­ным ис­точ­ни­ком до­хо­да. На пред­при­я­тии вы­пус­ка­ли так­же па­ро­вые на­гре­ва­те­ли, ко­ва­ные шки­вы. Вла­де­лец по­сто­ян­но со­вер­шен­ство­вал про­дук­цию и по­лу­чал па­тен­ты – их из­вест­но 25.

Его ин­но­ва­ции под­час вы­зы­ва­ли непо­ни­ма­ние и недо­уме­ние окру­жа­ю­щих: в 1890 го­ду он стал пер­вым и един­ствен­ным в Гер­ма­нии про­мыш­лен­ни­ком, ко­то­рый ввел на сво­ем за­во­де рас­пре­де­ле­ние доходов меж­ду ра­бот­ни­ка­ми – они име­ли со­во­куп­ное пра­во на 25% при­бы­ли.

До­хо­ды Ли­ли­ен­та­ля ни­ко­гда осо­бо боль­ши­ми не бы­ли, но, без­услов­но, его се­мья не бед­ство­ва­ла. В 1886-м он смог поз­во­лить се­бе пе­ре­брать­ся с се­мьей в жи­во­пис­ный при­го­род Бер­ли­на – Грос­сЛих­тер­фель­де (ныне – один из рай­о­нов сто­ли­цы). Про­ект но­во­го до­ма Отто раз­ра­бо­тал его брат, ода­рен­ный ху­дож­ник и ар­хи­тек­тор, по­лу­чив­ший об­ра­зо­ва­ние в Бер­лин­ской ака­де­мии ар­хи­тек­ту­ры. На фоне рос­кош­ных особ­ня­ков дом вы­гля­дел скром­но, но был пред­ме­том гор­до­сти хо­зя­и­на, по­сколь­ку в его стро­и­тель­стве он

при­ни­мал лич­ное уча­стие. Се­мья рос­ла, вско­ре здесь зву­ча­ли го­ло­са уже че­ты­рех де­тей – дво­их сы­но­вей и двух до­че­рей. Ве­ро­ят­но, их рож­де­ние и по­бу­ди­ло бра­тьев Отто и Густа­ва изоб­ре­сти (за­дол­го до по­яв­ле­ния «Ле­го») стро­и­тель­ный кон­струк­тор «Ан­кор», мно­гие де­ся­ти­ле­тия удер­жи­вав­ший паль­му пер­вен­ства сре­ди ему по­доб­ных. В от­ли­чие от фраг­мен­тов преж­них кон­струк­то­ров, сде­лан­ных из де­ре­ва или гли­ны и ока­зав­ших­ся непроч­ны­ми, стро­и­тель­ные бло­ки «Ан­ко­ра», ко­то­рые ими­ти­ро­ва­ли на­сто­я­щие, бы­ли из­го­тов­ле­ны из сме­си, со­дер­жа­щей квар­це­вый пе­сок, мел и льня­ное мас­ло. За­тея су­ли­ла нема­лую вы­го­ду, но на­дежд не оправ­да­ла, и позд­нее пра­ва на кон­струк­тор ку­пил пред­при­ни­ма­тель Фри­дрих Рих­тер. Кро­ме «Ан­ко­ра» Густав со­здал и дру­гие иг­ру­шеч­ные стро­и­тель­ные си­сте­мы. Аэро­ди­на­ми­че­ские опы­ты, про­во­ди­мые бра­тья­ми, на несколь­ко лет пре­рва­лись, ко­гда Густав, не най­дя под­хо­дя­щей ра­бо­ты на ро­дине, подыс­кал ее в Ав­стра­лии, где и жил до 1885 го­да. Од­на­ко вы­год­ное ме­сто ин­же­не­ра на же­лез­ной до­ро­ге в бри­тан­ской ком­па­нии он оста­вил, и по прось­бе Отто вер­нул­ся в Гер­ма­нию, что­бы воз­об­но­вить экс­пе­ри­мен­ты. В 1888-м бра­тья ста­ли про­ве­рять ре­зуль­та­ты преж­них ис­сле­до­ва­ний, ис­поль­зуя уже бо­лее со­вер­шен­ные ин­стру­мен­ты. Ис­пы­та­ния про­во­ди­ли, как пра­ви­ло, ран­ним утром и позд­ним ве­че­ром, ко­гда за­ти­хал ве­тер, в са­ду Ли­ли­ен­та­ля-стар­ше­го.

Изоб­ре­тая мо­де­ли пла­не­ров и са­ми ап­па­ра­ты, при­спо­соб­ле­ния для из­ме­ре­ния сил, воз­дей­ству­ю­щих на кры­лья, он при­шел от идеи пря­мо­го под­ра­жа­ния ма­шу­ще­му по­ле­ту птиц к па­ря­ще­му. В то вре­мя как боль­шин­ство ис­сле­до­ва­те­лей огра­ни­чи­ва­лись тео­ре­ти­че­ски­ми изыс­ка­ни­я­ми и со­зда­ни­ем за­ме­ча­тель­ных ма­шин лишь на бу­ма­ге, Лилиенталь счи­тал, что глав­ной це­ли мож­но до­стичь толь­ко пу­тем ис­пы­та­ний на прак­ти­ке: «Изоб­ре­сти аэро­план – ни­что, по­стро­ить – что-то, но летать – это все». При­во­дя в недо­уме­ние встреч­ных, он бро­дил по воз­вы­шен­но­стям в окрест­но­стях Бер­ли­на с при­креп­лен­ны­ми к ру­кам кры­лья­ми из иво­вых пру­тьев и тка­ни, наблюдая, как они вза­и­мо­дей­ству­ют с вет­ром. За­тем стал со­вер­шать прыж­ки, от­тал­ки­ва­ясь от зем­ли и за­ви­сая в воз­ду­хе на счи­тан­ные се­кун­ды. В этом за­клю­чал­ся его по­сыл «пры­гать, преж­де чем летать» – сна­ча­ла необ­хо­ди­мо бы­ло прой­ти под­го­то­ви­тель­ные эта­пы.

Сво­и­ми вы­во­да­ми и на­блю­де­ни­я­ми, из­ло­жен­ны­ми в ви­де лек­ций, он де­лил­ся на за­се­да­ни­ях Гер­ман­ско­го об­ще­ства рас­про­стра­не­ния воз­ду­хо­пла­ва­ния, чле­на­ми ко­то­ро­го они с бра­том ста­ли в 1888-м. Эти лек­ции лег­ли в ос­но­ву его кни­ги «По­лет

Ил­лю­стра­ции из кни­ги Отто Ли­ли­ен­та­ля «По­лет птиц как ос­но­ва ис­кус­ства летать». 1889. На гра­вю­ре спра­ва изоб­ра­жен один из пер­вых экс­пе­ри­мен­тов с ле­та­тель­ным ап­па­ра­том бра­тьев Ли­ли­ен­та­лей в 1868 го­ду

птиц как ос­но­ва ис­кус­ства летать», вы­пу­щен­ной в сле­ду­ю­щем го­ду и став­шей вто­рой са­мой зна­чи­мой пуб­ли­ка­ци­ей по аэро­нав­ти­ке в XIX ве­ке по­сле кни­ги Джор­джа Кей­ли «О воз­душ­ной на­ви­га­ции». По­черп­ну­тые из нее идеи не­мец­кий ис­сле­до­ва­тель раз­вил и до­пол­нил сво­и­ми за­клю­че­ни­я­ми, од­ним из ко­то­рых бы­ла гра­фи­че­ская диа­грам­ма за­ви­си­мо­сти ко­эф­фи­ци­ен­та подъ­ем­ной си­лы от ко­эф­фи­ци­ен­та ло­бо­во­го со­про­тив­ле­ния. Ныне из­вест­ная как «аэро­ди­на­ми­че­ская по­ля­ра», она так­же бы­ла на­зва­на от­цом рус­ской авиа­ции Ни­ко­ла­ем Его­ро­ви­чем Жу­ков­ским «по­ля­рой Ли­ли­ен­та­ля». Рас­че­ты Отто по­слу­жи­ли в даль­ней­шем от­прав­ной точ­кой в ис­сле­до­ва­ни­ях бра­тьев Райт, и до се­го­дняш­не­го дня они, опре­де­лен­ные бо­лее ста лет на­зад, яв­ля­ют­ся ос­но­вой аэро­ди­на­ми­че­ско­го ана­ли­за. Он ис­сле­до­вал си­лы, воз­дей­ству­ю­щие на ле­тя­щую пти­цу, де­таль­но разо­брал механизм пти­чье­го кры­ла, ско­рость и тра­ек­то­рию по­ле­та. Од­на­ко из ты­ся­чи эк­зем­пля­ров кни­ги, из­дан­ной на соб­ствен­ные сред­ства ав­то­ра, до кон­ца его жиз­ни бы­ло про­да­но все­го лишь 300. Фа­на­ты воз­ду­хо­пла­ва­ния то­гда де­ла­ли став­ку на «по­ле­ты лег­че воз­ду­ха» и бы­ли увле­че­ны иде­я­ми раз­ви­тия ди­ри­жаб­лей. Меж­ду тем Лилиенталь был убеж­ден, что, «ес­ли че­ло­век на­учит­ся ко­гда-ли­бо под­ра­жать ве­ли­ко­леп­ным дви­же­ни­ям па­ре­ния птиц, то для это­го ему не бу­дут нуж­ны ни па­ро­вые ма­ши­ны, ни элек­тро­мо­то­ры, а по­тре­бу­ет­ся лишь лег­кая ле­та­тель­ная по­верх­ность, пра­виль­но устро­ен­ная и до­ста­точ­но по­движ­ная и, бо­лее все­го, над­ле­жа­щее упраж­не­ние в управ­ле­нии ею».

В 1889 го­ду он был из­бран в чле­ны тех­ни­че­ской ко­мис­сии Об­ще­ства раз­ви­тия воз­ду­хо­пла­ва­ния, а че­рез несколь­ко

ПО­ЛЕ­ТЫ НАЯВУ

Пер­вые по­ле­ты на изоб­ре­тен­ных им пла­не­рах (в них его брат уже не при­ни­мал уча­стия) ис­сле­до­ва­тель на­чал со­вер­шать ле­том 1891 го­да. Под­хо­дя­щую для ис­пы­та­ний есте­ствен­ную воз­вы­шен­ность он об­на­ру­жил в Дер­ви­це, воз­ле Потс­да­ма,

и по на­зва­нию этой мест­но­сти окре­стил свой пер­вый ап­па­рат, сде­лан­ный из бам­бу­ка, ивы и по­лот­на, с кры­лья­ми раз­ма­хом 10 м и ве­сом 18 кг. Сза­ди к нему бы­ли при­креп­ле­ны го­ри­зон­таль­ный ста­би­ли­за­тор и вер­ти­каль­ный киль, про­об­ра­зы со­вре­мен­но­го хво­сто­во­го опе­ре­ния у са­мо­ле­та, до­бав­ляв­шие ма­шине устой­чи­во­сти и не поз­во­ляв­шие ей ны­рять но­сом вниз. (Пла­не­ры та­ко­го ти­па из­вест­ны те­перь как дель­та­пла­ны, в прин­ци­пе по­ле­та ко­то­рых наи­бо­лее пол­но во­пло­ти­лась идея по­ле­та Ли­ли­ен­та­ля.) По сло­вам фран­цуз­ско­го авиа­то­ра кон­ца XIX ве­ка Фер­ди­нан­да Фа­бе­ра, по­лет Ли­ли­ен­та­ля даль­но­стью 15 мет­ров мож­но счи­тать точ­кой от­сче­та, с ко­то­рой человечество на­ча­ло летать.

Пе­ре­не­ся ис­пы­та­ния на хол­ми­стую мест­ность неда­ле­ко от Бер­ли­на, он от­прав­лял­ся ту­да каж­дое воскре­се­нье со сво­им

по­сколь­ку мно­гие ран­ние кон­струк­ции ли­бо не на­шли прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния, ли­бо со­хра­ни­лись лишь в чер­те­жах и эс­ки­зах.

В 1893 го­ду Отто со­брал мо­дель, в ко­то­рой при­ме­нил необыч­ные, свод­ча­тые скла­ды­ва­ю­щи­е­ся кры­лья, на­по­ми­нав­шие кры­лья ле­ту­чей мы­ши, – пер­вый из его че­ты­рех за­па­тен­то­ван­ных воз­ду­хо­пла­ва­тель­ных ап­па­ра­тов. В сле­ду­ю­щем об­раз­це Лилиенталь, не от­ка­зы­ва­ясь все же от идеи ис­поль­зо­ва­ния при­во­да ма­шу­ще­го кры­ла, осна­стил его од­но­ци­лин­дро­вым дви­га­те­лем на уг­ле­кис­лом га­зе, ко­то­рый при­во­дил в дви­же­ние па­ру ма­шу­щих вверх и вниз кры­льев. Ле­та­тель­ных спо­соб­но­стей ма­шине это не до­ба­ви­ло, но имен­но пу­тем проб и оши­бок, со­би­рая по­сле каж­дой неуда­чи но­вую мо­дель с уче­том со­вер­шен­ных про­ма­хов, ис­сле­до­ва­тель на­хо­дил вер­ный путь. Меч­тая не про­сто сле­тать с вы­со­ты, но летать по­на­сто­я­ще­му, он неза­дол­го до сво­ей смер­ти на­чал кон­стру­и­ро­вать дви­га­тель для пла­не­ра, ко­то­рый мог бы стать мо­то­пла­не­ром, так что пер­вый по­лет на са­мо­ле­те мог бы со­сто­ять­ся рань­ше по­ле­та бра­тьев Райт 1903 го­да.

В по­ис­ках наи­луч­шей пло­щад­ки для сво­их экс­пе­ри­мен­тов Лилиенталь мог уда­лять­ся от до­ма на зна­чи­тель­ное рас­сто­я­ние, и да­же ча­со­вая тряс­ка в по­ез­де за 100 км от Бер­ли­на в го­ры Ри­нов, по его мне­нию, сто­и­ла про­ве­ден­ных там удач­ных опы­тов. Од­на­ко в 1894-м Отто по­се­ти­ла идея устро­ить искус­ствен­ный на­сып­ной холм неда­ле­ко от сво­е­го до­ма, где уже дей­ство­ва­ла его ла­бо­ра­то­рия, «ле­та­тель­ная стан­ция», и где он со­вер­шал ис­пы­та­тель­ные по­ле­ты. Дер­жась за де­ре­вян­ную ра­му сво­е­го пла­не­ра, Отто раз­бе­гал­ся с вер­ши­ны хол­ма, про­тив вет­ра, ско­рость

Фитц­д­же­ральд, аме­ри­кан­ский га­зет­ный маг­нат Уи­льям Херст, а так­же Мос­ков­ский уни­вер­си­тет. Су­ще­ству­ет ле­ген­да, что рус­ский ме­ха­ник Ни­ко­лай Жу­ков­ский, по­се­тив Ли­ли­ен­та­ля в сен­тяб­ре 1895 го­да, по­лу­чил от него один из пла­не­ров в по­да­рок. Но на са­мом де­ле бук­валь­но за неде­лю до ги­бе­ли изоб­ре­та­те­ля Мос­ков­ский уни­вер­си­тет по ре­ко­мен­да­ции Ни­ко­лая Его­ро­ви­ча ку­пил у него «стан­дарт­ный пла­нер» (в на­сто­я­щее вре­мя он на­хо­дит­ся в Ме­мо­ри­аль­ном му­зее Н.Е. Жу­ков­ско­го).

«ЖЕРТ­ВЫ ДОЛЖ­НЫ БЫТь ПРИНЕСЕНЫ»

Стре­мясь уве­ли­чить несу­щую пло­щадь кры­ла ап­па­ра­та так, что­бы это не от­ра­зи­лось на его проч­но­сти, Лилиенталь осна­стил од­ну из удач­ных за­па­тен­то­ван­ных мо­де­лей до­пол­ни­тель­ной па­рой кры­льев сим­мет­рич­но под верх­ней, и со­брал, та­ким об­ра­зом, пер­вый би­план, так на­зы­ва­е­мый «ма­лый». Пре­крас­ные ле­та­тель­ные ка­че­ства и управ­ля­е­мость, ко­то­рые он про­де­мон­стри­ро­вал, по­бу­ди­ли со­зда­те­ля скон­стру­и­ро­вать и боль­шой би­план. Аме­ри­кан­ский фи­зик Ро­берт Вуд успел сфо­то­гра­фи­ро­вать Ли­ли­ен­та­ля на нем неза­дол­го до ги­бе­ли авиа­то­ра.

9 ав­гу­ста 1896 го­да пер­вые три вы­ле­та в го­рах Ри­нов про­шли успеш­но, но в чет­вер­тый раз ап­па­рат рух­нул на зем­лю с вы­со­ты 15 мет­ров вме­сте с пи­ло­том. Ма­ши­на бы­ла лишь немно­го по­вре­жде­на, но у Ли­ли­ен­та­ля ока­за­лась сло­ма­на шея, и по пу­ти в Бер­лин, ку­да его сра­зу по­вез­ли к зна­ме­ни­то­му ев­ро­пей­ско­му хи­рур­гу Эрн­сту фон Берг­ма­ну, он впал в ко­му. На сле­ду­ю­щий день, нена­дол­го при­дя в со­зна­ние, он ска­зал сво­е­му бра­ту: «Жерт­вы долж­ны быть принесены».

Спу­стя три го­да по­сле его смер­ти во вре­мя ис­пы­та­ний раз­бил­ся на пла­не­ре дру­гой авиа­тор и друг Отто – Пиль­чер.

При жиз­ни Ли­ли­ен­та­ля его сме­ло­сти и ин­же­нер­ным но­ва­ци­ям от­да­ва­ли долж­ное за

Свер­ху вниз: мать на­ше­го ге­роя – Виль­гель­ми­на Фре­де­ри­ка Эли­за­бет Лилиенталь (урожд. Пу­ле); Густав и Отто в от­ро­че­стве; Отто Лилиенталь в мо­ло­до­сти

Свер­ху вниз: гим­на­зия, в ко­то­рой учи­лись бра­тья Ли­ли­ен­та­ли; зда­ние Ко­ро­лев­ской тех­ни­че­ской ака­де­мии в бер­лине; Франц ре­ло

Свер­ху вниз: стро­и­тель­ный кон­струк­тор «ан­кор» для де­тей; Отто с су­пру­гой аг­нес. 1890; се­мья в пол­ном со­ста­ве. На стра­ни­це сле­ва – бер­лин во вто­рой по­ло­вине XIX ве­ка

↑ Фо­то­гра­фии по­ле­тов Отто Ли­ли­ен­та­ля в 1890-х го­дах

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.