Лю­бов­ник из мо­их снов

Эта нечисть рань­ше во­ди­лась толь­ко в вы­со­ких Аль­пах. Но один из них, вид­но, сме­нил «про­пис­ку»

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Первая страница -

Ноо в ту ночь мне при­снил­ся со­всем дру­гой муж­чи­на.а То­же мо­ло­дой,мо­ло­дой с длин­ны­ми свет­лы­ми во­ло­са­ми,во­ло­са­ми бл блед­ным, ми­ло­вид­ным ли­цом и го­лу­бы­ми гла­за­ми – так та­ки­ми свет­лы­ми, что ка­за­лись по­чти бес­цвет­ны­ми. Одет па­рень был стран­но – в ста­ро­мод­ное паль­то или плащ. На го­ло­ве – черный ци­линдр...

Нра­вит­ся? – спро­си­ла те­тя На­та­ша, окры­вая пе­ре­до мною дверь в ман­сар­ду. Сте­ны и по­то­лок про­стор­ной ком­на­ты бы­ли об­ши­ты ян­тар­ным де­ре­вом и ис­то­ча­ли смо­ли­стый за­пах сос­ны. Я от­дер­ну­ла за­на­вес­ку, и от охва­тив­ше­го ме­ня вос­тор­га за­дох­ну­лась. Сколь­ко хва­та­ло глаз, вез­де бы­ли скло­ны ска­зоч­ных Кар­пат: вбли­зи – по­ло­гие и изу­мруд­но­зе­ле­ные, вда­ли – го­лу­бые вер­ши­ны, по­чти сли­вав­ши­е­ся по цве­ту с небом. Рас­пах­нув рез­ную окон­ную ра­му, вдох­ну­ла пол­ной грудью: – Ка­кой здесь воз­дух необык­но-вен­ный… – Обыч­ный воз­дух. Про­сто чи-стый. Здесь все чи­стое – и воз­дух,, и зем­ля, и во­да. – А кто во-о-он в том те­рем­ке жи-вет? – мах­ну­ла в сто­ро­ну бре­вен-ча­то­го до­ми­ка, ка­зав­шим­ся иг­ру-шеч­ным на фоне мо­гу­чих сме­рек. – Дед Ми­рон с вну­ком Ро­ма­ном.. Ро­ма у нас на фер­ме ко­ню­хом ра-бо­та­ет, а Ми­рон – моль­фар. – Моль­фар? Что это? – Гу­цуль­ский экс­тра­сенс, – улыб-ну­лась тет­ка. – Колдун, зна­харь и трав­ник-ле­карь в од­ном ли­це. По­слы­ша­лось кон­ское ржа­ние. – А мож­но мне ло­ша­док по­смот­реть? – спро­си­ла я – Ко­неч­но. Но сна­ча­ла – обед. …Млад­шая ма­ми­на сест­ра ов­до­ве­ла, ко­гда ей еще не бы­ло и трид­ца­ти. Де­сять лет жи­ла од­на, а в про­шлом го­ду по­еха­ла в ко­ман­ди­ров­ку в Ки­ев и там слу­чай­но по­зна­ко­ми­лась с муж­чи­ной, ко­то­рый то­же при­е­хал в сто­ли­цу по де­лам. Меж­ду ни­ми вс­пых­ну­ла та­кая лю­бовь, что те­тя бро­си­ла в Чер­ни­го­ве ра­бо­ту и квар­ти­ру и пе­ре­еха­ла к лю­би­мо­му в Ива­но-Фран­ков­скую об­ласть. Че­рез ме­сяц они по­же­ни­лись, об­вен­ча­лись и ста­ли уже вдво­ем ло­ша­дей раз­во­дить. Сра­зу же по­сле сва­дьбы те­тя на­ча­ла ак­тив­но при­гла­шать ме­ня про­ве­сти у них лет­ние ка­ни­ку­лы. Я ни­ко­гда рань­ше не бы­ва­ла в Кар­па­тах, по­это­му без ко­ле­ба­ний при­ня­ла пред­ло­же­ние. – А мож­но я по­ка­та­юсь на этой кра­са­ви­це? – спро­си­ла, с восхищением гля­дя на бе­ло­снеж­ную, без еди­но­го пят­ныш­ка, ло­шадь. – Это не кра­са­ви­ца, а кра­са­вец. Же­ре­бец, – по­яс­нил Сте­пан, муж те­ти На­та­ши. – Зо­вут Эльф, а ха­рак­тер – как у трол­ля. С ним толь­ко Ро­ман справ­ля­ет­ся. А те­бе для

про­гу­лок боль­ше по­дой­дет вот эта трех­лет­ка – он подвел ме­ня к гне­дой ло­ша­ди. – Ее зо­вут Ра­за­на, что в пе­ре­во­де с араб­ско­го озна­ча­ет «смир­ная». Хо­ро­шая де­воч­ка, очень спо­кой­ная – да­же де­тей на нее са­жать не страш­но. Ро­мась! – крик­нул он. – Неси сед­ло и упряжь! Внук моль­фа­ра был ка­ре­гла­зым, за­го­ре­лым и бе­ло­зу­бым. «Ему бы еще ши­ро­ко­по­лую шля­пу и кольт за по­я­сом – был бы вы­ли­тый ков­бой!» – по­ду­ма­ла я. Ро­ма по­мог мне сесть в сед­ло и, взяв ко­бы­лу под узд­цы, по­во­дил ее по кру­гу в за­гоне. Так что пер­вая кон­ная про­гул­ка ме­ня не впе­чат­ли­ла. За­то впе­чат­лил ко­нюх. Во вся­ком слу­чае, ко­гда, ло­жась спать, про­из­но­си­ла тра­ди­ци­он­ное «На но­вом ме­сте при­снись же­них неве­сте», – мыс­лен­но пред­став­ля­ла улыб­чи­вое смуг­лое ли­цо Ро­мы. Но в ту ночь мне при­снил­ся не он, а со­всем дру­гой муж­чи­на. То­же мо­ло­дой, с длин­ны­ми свет­лы­ми во­ло­са­ми, блед­ным, но ми­ло­вид­ным ли­цом и го­лу­бы­ми гла­за­ми – та­ки­ми свет­лы­ми, что ка­за­лись по­чти про­зрач­ны­ми. Одет па­рень был стран­но – в ста­ро­мод­ный плащ (та­кую одеж­ду но­си­ли во вре­ме­на Пуш­ки­на). На го­ло­ве – черный ци­линдр. Сон был ко­рот­ким – незна­ко­мец по­це­ло­вал мне руку, за­тем со­об­щил, что очень хо­чет пить, и по­ин­те­ре­со­вал­ся, не при­гла­шу ли я его в дом, что­бы он мог уто­лить жаж­ду. От­ве­тить не успе­ла, по­то­му что просну­лась. … По­сле зав­тра­ка я в со­про­вож­де­нии Ро­ма­на по­еха­ла ка­тать­ся. Ра­за­на слу­ша­лась ма­лей­ше­го дви­же­ния по­во­дьев. Мы дол­го еха­ли ша­гом по лес­ным тро­пам и раз­го­ва­ри­ва­ли. – Ро­ма, а это прав­да, что твой дед – колдун? – спро­си­ла я пар­ня. – Прав­да, – кив­нул па­рень. – А что он уме­ет? – Все. Про­шлое ви­дит и бу­ду­щее. Язык жи­вот­ных по­ни­ма­ет, с мерт­вы­ми мо­жет раз­го­ва­ри­вать. Болезни за­го­ва­ри­вать уме­ет – рань­ше к нему со всей об­ла­сти лю­ди ез­ди­ли, а сей­час уже ни­ко­го не при­ни­ма­ет. За­хо­те­лось гля­нуть на моль­фа­ра. – А ты ме­ня с ним по­зна­ко­мишь? – Мо­жем на об­рат­ном пу­ти к нам за­ехать. Дед Ми­рон был и вправ­ду очень ста­рый – лет де­вя­но­сто, не мень­ше. Оде­тый, несмот­ря на жа­ру, в гу­цуль­ский кеп­тар, он си­дел на крыль­це и чи­тал га­зе­ту. Уви­дев нас, неожи­дан­но лег­ко под­нял­ся и стал го­во­рить. Го­во­рил то­роп­ли­вой ско­ро­го­вор­кой, на сме­си за­пад­но­укра­ин­ско­го диа­лек­та и ру­мын­ско­го язы­ка. Я из его мо­но­ло­га по­чти ни­че­го не по­ня­ла. Толь­ко глу­по по­улы­ба­лась в от­вет, по­ки­ва­ла, и, по­про­щав­шись, за­то­ро­пи­лась до­мой. – Дед ска­зал, что­бы вы на ночь дом и ко­нюш­ню на за­по­ры за­кры­ва­ли и чу­жа­ков к се­бе не пус­ка­ли, – «пе­ре­вел» Ро­ма, ко­гда мы немно­го отъ­е­ха­ли от их до­ма. – По­че­му? – Го­во­рит, нечисть по ле­сам раз­гу­ля­лась. Я не при­да­ла со­ве­ту ста­ро­го кол­ду­на зна­че­ния, и, как поз­же ока­за­лось, зря. По­сле­ду­ю­щие дни я от­сы­па­лась, за­го­ра­ла на бе­ре­гу быст­рой ре­чуш­ки, ка­та­лась с Ро­мой (ко­гда у то­го бы­ло вре­мя) на ло­ша­дях. Кар­пат­ский от­дых нра­вил­ся мне все боль­ше и боль­ше. Так прошла не­де­ля. Сте­пан уехал ку­да-то по­ку­пать пле­мен­но­го же­реб­ца, у же­ны стар­ше­го ко­ню­ха Бо­г­да­на на­ча­лись ро­ды, и те­тя На­та­ша по­вез­ла их на сво­ем джи­пе в рай­центр. На фер­ме оста­лись толь­ко мы с Ро­ма­ном. У то­го за­бот бы­ло вы­ше кры­ше, по­это­му я украд­кой (что­бы Ро­м­чи­ку по­том

не по­па­ло за то, что от­пу­стил ме­ня в «са­мо­вол­ку») осед­ла­ла свою лю­би­ми­цу и вы­ве­ла из ко­нюш­ни. Толь­ко вы­ехав за пре­де­лы участ­ка, об­ра­ти­ла вни­ма­ние, что Ра­за­на ве­дет се­бя не так, как обыч­но, – нерв­но пря­дет уша­ми, ча­сто вздра­ги­ва­ет, пло­хо слу­ша­ет­ся ко­манд, а ее ры­жая шерсть лос­нит­ся от по­та. Хо­те­ла по­вер­нуть об­рат­но, но не по­вер­ну­ла. И спу­стя несколь­ко ми­нут по­пла­ти­лась за лег­ко­мыс­лие – как толь­ко мы въе­ха­ли в лес, ко­бы­ла по­нес­ла. Я не удер­жа­лась в сед­ле и сва­ли­лась на зем­лю. – Не ушиб­лись? – по­слы­шал­ся за спи­ной муж­ской го­лос. – Разрешите, я по­мо­гу вам под­нять­ся. Обер­нув­шись, я вскрик­ну­ла от ис­пу­га и неожи­дан­но­сти. Пе­ре­до мной сто­ял тот са­мый па­рень из мо­е­го сна. И одет он был так же стран­но – в ци­линдр и ра­ри­тет­ный плащ. Я поднялась и сно­ва вскрик­ну­ла, на этот раз от бо­ли в щи­ко­лот­ке. – Где вы жи­ве­те? – по­ин­те­ре­со­вал­ся незна­ко­мец. – Вон в том боль­шом до­ме… – Обо­при­тесь на мою руку, я по­мо­гу вам дой­ти. Ид­ти с незна­ком­цем чуть ли не в об­ним­ку и мол­чать бы­ло глу­по, по­это­му я за­ве­ла «свет­скую» бе­се­ду, за­дав иди­от­ский во­прос: – А по­че­му на вас мас­ка­рад­ный ко­стюм? – Каж­дый раз­вле­ка­ет­ся, как хо­чет. Вы лю­би­те кон­ные про­гул­ки, я – на­ря­жать­ся в одеж­ду той эпо­хи. Кста­ти, ме­ня зо­вут Гер­ман. – А ме­ня – Ана­ста­сия, Настя… Про­сто по­про­щать­ся у крыль­ца с че­ло­ве­ком, ко­то­рый мне так по­мог, бы­ло непри­лич­но. Хо­те­лось хоть как-то его от­бла­го­да­рить. – Мо­жет, вы­пье­те чаю? – спро­си- ла я веж­ли­во­го незна­ком­ца. – С боль­шим удо­воль­стви­ем, – от­ве­тил Гер­ман. Мы пи­ли чай и ве­ли раз­го­вор ни о чем. Ме­ня немно­го сму­щал при­сталь­ный взгляд го­стя. По­сле чае­пи­тия стран­ный па­рень от­кла­нял­ся и ушел. Как толь­ко я за­кры­ла за ним дверь, по­зво­ни­ла те­тя На­та­ша и ска­за­ла, что они с Бо­г­да­ном оста­нут­ся в род­до­ме ждать, по­ка Ок­са­на не ро­дит. Я по­смот­ре­ла те­ле­ви­зор, по­ужи­на­ла в оди­но­че­стве и лег­ла спать. Просну­лась от­то­го, что чья-то ру­ка гла­ди­ла ме­ня по шее. В све­те пол­ной лу­ны уви­де­ла блед­ное ли­цо со свет­лы­ми, по­чти бес­цвет­ны­ми гла­за­ми. Ме­ня охва­тил та­кой ужас, что не мог­ла да­же по­ше­ве­лить­ся. Гер­ман на­гнул­ся, слов­но хо­тел по­це­ло­вать ме­ня, рас­тя­нул гу­бы в по­бед­ной улыб­ке. Блес­ну­ли ост­рые вол­чьи клы­ки… – А-а-а!!! – за­во­пи­ла я. – На по­мощь! Спа­си­те!!! От­толк­нув страш­но­го го­стя, вско­чи­ла с кровати, вы­ско­чи­ла из ман­сар­ды и по­мча­лась вниз. Вы­бе­жав из до­ма, по­нес­лась, не раз­би­рая до­ро­ги и… на­ле­те­ла на Ро­ма­на. – Что слу­чи­лось? – встре­во­жен­но спро­сил он. – Ты так кри­ча­ла… И вся дро­жишь… Сбив­чи­во объ­яс­ни­ла, что ме­ня на­пу­га­ло. – Схо­жу по­смот­рю… А ты жди здесь, – толь­ко те­перь я уви­де­ла в ру­ках ко­ню­ха охот­ни­чье ружье. Он вер­ну­лась ми­нут че­рез де­сять: – В до­ме ни­ко­го. Толь­ко вот это на­вер­ху на­шел… – Ро­ман по­ка­зал мне ци­линдр. – Ви­дишь, зна­чит, мне все это не при­сни­лось! Зна­чит, он дей­стви­тель­но при­хо­дил… – Пой­дем-ка к нам, – Ро­ма об­нял ме­ня за пле­чи. – Там ты бу­дешь в без­опас­но­сти. Моль­фар Ми­рон вни­ма­тель­но слу­шал, из­ред­ка ки­вая се­дой го­ло­вой. По­том за­го­во­рил на той же сме­си незна­ко­мых мне диа­лек­тов и язы­ков. Ро­ма выступал в ка­че­стве пе­ре­вод­чи­ка. – Де­душ­ка го­во­рит, что к те­бе на­ве­дал­ся альп – это та­кая раз­но­вид­ность вампиров, жи­ву­щих в Аль­пах. – Но здесь не Аль­пы, а Кар­па­ты, – воз­ра­зи­ла я. – Мо­жет, за­блу­дил­ся, а мо­жет, ему все рав­но, в ка­ких го­рах пря­тать­ся. Альп пред­по­чи­та­ет пить кровь ре­бен­ка или мо­ло­дой де­вуш­ки. По­пасть в дом жерт­вы мо­жет лишь в том слу­чае, ес­ли она хоть раз его ту­да са­ма при­гла­си­ла. Ес­ли же в дом про­брать­ся не по­лу­ча­ет­ся, альп на­па­да­ет на ло­ша­дей. Ло­ша­ди­ной кро­ви он не пьет, но му­ча­ет их всю ночь так, что жи­вот­ное мо­жет взбе­сить­ся или да­же уме­реть. – Он му­чил Ра­за­ну, по­это­му она сбро­си­ла ме­ня на зем­лю, – ска­за­ла я еле слыш­но. – А по­том я са­ма при­гла­си­ла его в дом. Это зна­чит… зна­чит… Он ра­но или позд­но до­бе­рет­ся до ме­ня… – не до­го­во­рив, за­ры­да­ла, как буд­то мне в шею уже вон­зи­лись клы­ки вам­пи­ра. – Аль­па невоз­мож­но убить, но мож­но обез­вре­дить. Вот эта шля­па, – моль­фар кив­нул на ци­линдр, – его ма­ги­че­ский аму­лет. Ска­зав это, ста­рик вы­шел во двор, при­нес несколь­ко по­ле­ньев (су­дя по цве­ту ко­ры, это бы­ла оси­на), раз­жег ко­стер. Ки­нув в пла­мя ци­линдр, про­из­нес длин­ное за­кли­на­ние. Ко­гда огонь до­го­рел, дед Ми­рон ска­зал: – Все, де­воч­ка, жи­ви спо­кой­но. Он те­бя боль­ше не по­тре­во­жит. До кон­ца ка­ни­кул нечисть ко мне боль­ше не яв­ля­лась, но спо­кой­но жить не по­лу­чи­лось. Ка­кое уж тут спо­кой­ствие, ко­гда к те­бе при­хо­дит пер­вая лю­бовь…

АНА­СТА­СИЯ

Ра­за­ноч­ка слу­ша­лась с од­но­го сло­ва, бы­ла ти­хой и по­кла­ди­стой. Я лег­ко с ней справ­ля­лась

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.