Тай­на ком­на­ты 313

За свою дол­гую тру­до­вую жизнь я ви­дел немало страш­ных пре­ступ­ле­ний, но эта за­га­доч­ная смерть по­тряс­ла до глу­би­ны ду­ши

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Первая страница -

Всем нам хоть раз в жиз­ни слу­ча­ет­ся по­пасть в си­ту­а­цию, ко­то­рая оста­ет­ся в па­мя­ти на­все­гда. Удач­но ли вы из нее вы­шли, с ца­ра­пи­на­ми на ко­же или серд­це – не столь важ­но. Важ­но то, ка­кой урок вы­нес­ли из слу­чив­ше­го­ся. Я ра­бо­таю в ми­ли­ции. Насмот­рел­ся за дол­гую служ­бу на раз­ные сто­ро­ны че­ло­ве­че­ской сущ­но­сти. Бы­ли и аб­сурд­ные пре­ступ­ле­ния, и уди­ви­тель­но про­ду­ман­ные, на ко­то­рых по­го­ре­ли по глу­по­сти. Бы­ло вся­кое, но один слу­чай вре­зал­ся в па­мять осо­бо. Сво­ей бес­смыс­лен­но­стью. Ра­но утром, ко­гда я толь­ко со­би­рал­ся на ра­бо­ту, раз­дал­ся зво­нок. Ме­ня сроч­но вы­зы­ва­ли непо­сред­ствен­но на ме­сто пре­ступ­ле­ния. Го­лос у кол­ле­ги был встре­во­жен­ный, че­му я немало уди­вил­ся. Та­ко­го хлад­но­кров­но­го и жест­ко­го сле­до­ва­те­ля еще по­ис­кать. Зна­чит, слу­чи­лось что-то экс­тра­ор­ди­нар­ное. А учи­ты­вая, что наш го­род не так уж ве­лик и пре­ступ­ле­ния ве­ка в немм не слу­ча­ют­ся, этот вы­зов ме­ня уди­вил. Всю до­ро­гу­о­ро­гу я стро­ил пред­по­ло­же­ния. На­ту­ра­ату­ра у ме­ня та­кая: сколь­ко слу­жу, на пен­сию скоро, а все га­даю, чтоо ждет на ме­сте пре­ступ­ле­ния. За­ра­не­е­ра­нее ри­сую об­ста­нов­ку (ведь го­ро­д­род знаю как свои пять пяль­цев!) и пред­по­ла­гаю, кто и что мог со­вер­шить­шить в том или ином ме­сте. Кто жерт­ва, а кто мо­жет быть пре­ступ­ни­ком.ком. Ино­гда пред­по­ло­же­ния (ни на чем не ос­но­ван­ные до при­ез­да на точ­ку) на­столь­ко точ­ны, что да­же мо­роз по ко­же про­бе­га­ет. Се­год­ня по­че­му-ему-то ви­де­лось, что жерт­ва – жен­щи­на... щи­на... По на­зван­но­му­му ад­ре­су на­хо­дил­ся неболь­шой трех­этаж­ный отель «Ка­лип­со». Све­же­от­ре­мон­ти­ро­ван­ный, свер­ка­ю­щий чи­стым стек­лом и хро­ми­ро­ван­ны­ми руч­ка­ми. Вид­но, оче­ред­ной раз сме­нил­ся хо­зя­ин. Пе­ре­про­да­ва­ли этот отель чуть ли не каж­дый год. Поговаривали, что за­ве­лась в нем чер­тов­щи­на и вре­ме­на­ми пу­га­ла пер­со­нал с по­сто­яль­ца­ми. Рос­сказ­ни бро­ди­ли те еще, но по­ка что ни­ко­му не уда­ва­лось за­снять или за­пис­за­пи­сать хоть од­но про­я­про­яв­ле­ние по­ту­сто­рон­не­го. Каж­дый но­вый вла­де­лец пер­во­на­чаль­но гор­дил­ся сверхъ­есте­ствен­ным до­пол­не­ни­ем к биз­не­су,

а по­том вдруг ре­шал про­дать. За­тем сле­ду­ю­щий пе­ре­де­лы­вал все под се­бя и на­де­ял­ся на луч­ший ис­ход. Мы же точ­но зна­ли, что ни­че­го хо­ро­ше­го из это­го не вый­дет. На тре­тьем эта­же в но­ме­ре 313 ра­но утром стар­ший по эта­жу об­на­ру­жил окро­вав­лен­ное те­ло муж­чи­ны. Ко­гда рас­ска­зы­вал, как на­шел жерт­ву, весь­ма стран­но се­бя вел. Ра­зу­ме­ет­ся, он стал пер­вым по­до­зре­ва­е­мым, но по­том я за­ме­тил, что го­лос у сви­де­те­ля дро­жит, ко­гда на­зы­ва­ет но­мер ком­ком­на­ты. Ра­бот­ник ооте­ля опре­де­лен­но что­то недо­го­ва­ри­вал, и что­бы успо­ко­ить муж­чи­ну и получить вер­ные све­де­ния, мы спу­сти­лись вниз в слу­жеб­ное по­ме­ще­ние. Там бы­ла тер­ри­то­рия, где сви­де­тель мог рас­сла­бить­ся и го­во­рить сво­бод­нее. Па­рень мол­чмол­ча опро­ки­нул в рот два ста­ка­на во­ды,во­ды а по­том на­чал рас­ска­зы­вать. – Мы во­об­ще­то этот но­мер ни­ко­му не сда­ем... – он вы­дул еще один ста­кан. – По­ни­ма­е­те?По­ни Три­ста три­на­дца­тый же... – И что? – терп­тер­пе­ли­во под­толк­нул я его к даль­ней­ш­даль­ней­ше­му рас­ска­зу. – Ну как – «что» ? Ра­бо­таю я здесь уже один­на­дцать ллет и на­слу­шал­ся вся­ко­го. Ад­ми­ниАд­ми­ни­стра­тор стро­го­на­стро­го­настр за­пре­ти­ла по­се­лять ко­го­ли­бо в этот жут­кий но­мер, по­то­му что там жи­вет при­ви­де­ние. – Да, весь го­род об этом слы­шал. – Так вот, это неправ­да! Ес­ли бы при­ви­де­ние! Эта ком­на­та про­кля­та. Мно­го лет на­зад. Ни­кто уже не пом­нит, ко­гда все на­ча­лось, но уже лет сто эту ком­на­ту ни­кто не по­се­ща­ет, кро­ме гор­нич­ных. Да и те – шась-шась, быст­ро сме­ли пыль, за­ме­ни­ли по­стель­ное бе­лье и бе­жать. У всех от нее му­раш­ки. Вы не по­чув­ство­ва­ли? Я мот­нул го­ло­вой. – Да­вай­те сде­ла­ем так, Ти­мо­фей... Вы мне еще раз все рас­ска­же­те с са­мо­го на­ча­ла. Ни­че­го не тая. Не бой­тесь го­во­рить, как есть. У ме­ня работа та­кая – на­хо­дить во всем смысл, да­же ес­ли ве­рить не хо­чет­ся и смыс­ла не вид­но. Да­же в стран­но­стях. Бо­ял­ся,Ти­мо­фей оял­ся, кив­нул, что вы­пил зи­ма еще оди­ни ста­кан во­ды и про­дол­жил. снег охла­ди­ли на­ши Ра­но утром он, как обыч­но, шел чув­ства, но в го­ро­де я с про­вер­кой по эта­жу. У но­ме­ра лю­би­л­три­ста три­на­дцать,ее еще боль­ше­пря­мо у са­мой две­ри, уви­дел раз­ма­зан­ные по ков­ро­во­му по­кры­тию сле­ды, по­хо­жие на от­пе­чат­ки ла­до­ней. Дверь в ком­на­ту ока­за­лась от­кры­той, и мо­ло­дой че­ло­век во­шел, ко­неч­но же, гром­ко пре­ду­пре­див о сво­ем втор­же­нии по­сто­яль­цев. В но­ме­ре он об­на­ру­жил те­ло, вокруг кровь – на по­лу, на стенах, на ме­бе­ли. Па­рень так пе­ре­пу­гал­ся, что плюх­нул­ся на пол и дол­го не мог по­ше­ве­лить­ся, по­то­му что ре­шил, что сей­час и его при­ре­жут, как сви­нью на бойне. На мой во­прос «По­че­му же все­та­ки бы­ла сда­на про­кля­тая ком­на­та?» Ти­мо­фей от­ве­тил, что при­шлось. На том на­сто­я­ла мо­ло­дая па­ра. Они бро­ни­ро­ва­ли но­мер, но стран­ным об­ра­зом за­каз бес­след­но ис­чез из ба­зы дан­ных. Де­жу­рив­ший то­гда ад­ми­ни­стра­тор пред­ло­жил ор­га­ни­зо­вать про­жи­ва­ние в со­сед­нем, не ме­нее чу­дес­ном оте­ле. Но мо­ло­дые от­ка­за­лись. На­стой­чи­во тре­бо­ва­ли ком­на­ту имен­но в этом и не со­би­ра­лись его по­ки­дать. Гро­зи­лись по­се­лить­ся

пря­мо в лиф­те. Ни­че­го не оста­ва­лось, как риск­нуть и дать им про­кля­тую ком­на­ту. Боль­ше ни­че­го су­ще­ствен­но­го Ти­мо­фей не рас­ска­зал. То и де­ло воз­вра­щал­ся к те­ме про­кля­тия, на хо­ду вы­ду­мы­вал но­вые стра­шил­ки. Я по­про­сил его не по­ки­дать го­род в бли­жай­шие дни и оста­вать­ся на свя­зи. Вдруг по­на­до­бит­ся уточ­нить по­ка­за­ния... Па­рень охот­но за­ве­рил, что го­тов со­труд­ни­чать. Бе­се­да с пред­ста­ви­те­лем за­ко­на, по­хо­же, по­мог­ла ему по­бо­роть страх и вер­нуть­ся к ра­бо­те. На­вер­ху суд­мед­экс­пер­ты уже во­всю ра­бо­та­ли, осмат­ри­ва­ли те­ло и фик­си­ро­ва­ли каж­дую ме­лочь вокруг. Сле­дов же­ны по­ка что ни­кто не об­на­ру­жил. Я осторожно про­шел­ся по но­ме­ру. Стан­дарт­ный, как и все в этом оте­ле. Про­стор­ная дву­спаль­ная кро­вать за­сте­ле­на, зна­чит, все про­изо­шло еще до то­го, как па­роч­ка со­бра­лась на бо­ко­вую. Ве­щи не успе­ли разо­брать – две сум­ки об­на­ру­жи­лись в шка­фу. Ка­жет­ся, го­сти до­ста­ли толь­ко необ­хо­ди­мое, что­бы при­ве­сти се­бя в по­ря­док с до­ро­ги и пе­ре­одеть­ся во что-то удоб­ное. Там же, в шка­фу, ви­се­ли ве­чер­ний на­ряд же­ны и стро­гий ко­стюм му­жа. За спи­ной вдруг по­слы­ша­лось ти­хое хи­хи­ка­нье. Я обер­нул­ся, но все вокруг за­ни­ма­лись сво­им де­лом и яв­но не со­би­ра­лись ве­се­лить­ся. С че­го бы? Же­сто­кое убий­ство, над чем тут сме­ять­ся! Но я мог по­клясть­ся, что чет­ко слы­шал жен­ский смех. Вдруг на по­лу у ок­на что-то сверк­ну­ло. По­до­шел бли­же и об­на­ру­жил зо­ло­тую це­поч­ку с ку­ло­ном в фор­ме сер­деч­ка. При­об­щи­ли к делу. Ко­гда след­ствен­ные дей­ствия на ме­сте пре­ступ­ле­ния бы­ли за­кон­че­ны, мы с Та­ма­рой от­пра­ви­лись опра­ши­вать род­ню и зна­ко­мых жерт­вы и его же­ны. Мо­ло­до­же­ны Ми­ха­ил и Ан­на жи­ли в на­шем го­род­ке. Они толь­ко что сыг­ра­ли сва­дьбу и па­ру дней из ме­до­во­го ме­ся­ца пла­ни­ро­ва­ли про­ве­сти в оте­ле. Ока­зы­ва­ет­ся, он сыг­рал не по­след­нюю роль в их от­но­ше­ни­ях, так они хо­те­ли по­ста­вить точ­ку в хо­ло­стяц­кой жиз­ни и на­чать но­вую – сов­мест­ную – на да­ле­ких тро­пи­че­ских бе­ре­гах. То есть от­пра­вить­ся в сва­деб­ное пу­те­ше­ствие. Ко­го бы мы ни спро­си­ли, все за­яв­ля­ли в один го­лос, что це­поч­ка и ку­лон не при­над­ле­жа­ли Анне. И то, что Ми­ха­ил по­да­рил ей его пе­ред смер­тью, то­же ис­клю­че­но. Аня не но­си­ла ни­ка­кие укра­ше­ния на шее, и муж это от­лич­но знал. То­гда воз­ник­ла вер­сия, что в тот ве­чер к ним в ком­на­ту про­бра­лась быв­шая пас­сия Ми­ши, но тут же бы­ла от­верг­ну­та. Мо­ло­дой че­ло­век был вы­сок ро­стом и до­ста­точ­но си­лен, что­бы спра­вить­ся да­же с дву­мя жен­щи­на­ми. И ес­ли бы быв­шая при­ве­ла с со­бой це­лую бан­ду, шу­му на­де­ла­ли бы до­ста­точ­но, что­бы при­влечь хоть чье-ни­будь вни­ма­ние. К то­му же го­стей, не жи­ву­щих в оте­ле, за­фик­си­ро­ва­ла бы ка­ме­ра при вхо­де. Про­брать­ся неза­ме­чен­ны­ми че­рез черный ход – то­же про­бле­ма­тич­но. Отель неболь­шой, ко­ри­до­ры уз­кие и ко­рот­кие. В каж­дый ве­дет мно­же­ство две­рей, где обя­за­тель­но на­хо­дит­ся кто-то из пер­со­на­ла. Опро­си­ли дру­гих по­сто­яль­цев. По­чти у всех ока­за­лось непро­би- ва­е­мое али­би. Те же, кто не мог им по­хва­стать­ся, или гу­ля­ли по лет­не­му го­ро­ду, или от­ды­ха­ли в сво­их но­ме­рах. Тща­тель­ный осмотр их ком­нат ни­че­го не дал. Сле­ду­ю­щая вер­сия на­шла нас во вре­мя бе­се­ды с по­дру­гой Ан­ны. Она рас­ска­за­ла, что несколь­ко лет на­зад Ми­ха­ил по­те­рял ра­бо­ту и ни­как не мог най­ти но­вое ме­сто. Неожи­дан­но ему пред­ло­жи­ли ва­кан­сию за ру­бе­жом. Он по­чти сра­зу со­гла­сил­ся, ведь та­кой шанс вы­па­да­ет не каж­до­му. Хо­ро­ший за­ра­бо­ток, хоть и на несколь­ко ме­ся­цев, ре­шил бы их с Ан­ной фи­нан­со­вые про­бле­мы. Ми­ша уехал, а его не­ве­ста оста­лась ждать. Как все­гда, ко­му-то не да­ют по­коя чьи-то успе­хи, де­вуш­ке на­шеп­та­ли, что лю­би­мый ей из­ме­ня­ет и воз­вра­щать­ся не со­би­ра­ет­ся. По­на­ча­лу она не хо­те­ла ве­рить, но вдруг мо­ло­дой че­ло­век стал ре­же зво­нить, пи­сать sms-ки. Мо­жет быть, за­ела работа, а мо­жет быть... То­гда Аня впу­сти­ла в се­бя нехо­ро­шие по­до­зре­ния и взрас­ти­ла ррев­ность. На­пря­му­юр у спра­ши­вать же­ни­ха не ста­ла, про­сто по­зво­ни­лао­ни­ла и ска­за­ла: уста­ла его ждать и встре­ти­ла дру­го­го че­ло­ове­ка. Ми­ха­ил ил был оша­ра­ра­шен и не успел­пел спро­сить, по­че­му Ан­на так по­сту­пи­ла. Ведь уехал не на­все­г­в­се­гда, он ра­ди них и их бу­ду­щей сва­дьбы сей­час тру­дитру­дит­ся в чу­жом го­ро­де и чу­жой стране.ане. Но

де­вуш­ка бы­ла непре­клон­на. Она уже встре­ча­лась с Сер­ге­ем, учи­те­лем физ­куль­ту­ры, ко­то­рый дав­но лю­бил ее. И в его объ­я­ти­ях и стра­сти хо­те­ла за­быть из­мен­щи­ка Ми­ха­и­ла. Че­рез несколь­ко ме­ся­цев он вер­нул­ся до­мой и пер­вым де­лом от­пра­вил­ся к Анне. Вы­ва­лил на стол за­ра­бо­тан­ные день­ги и ска­зал, что они ему не нуж­ны. Без нее ему ни­че­го не нуж­но. Он как по­след­ний иди­от ра­бо­тал ра­ди их бу­ду­ще­го, и что по­лу­чил в от­вет? Под зад ко­ле­ном без вся­ких на то при­чин. Те­перь вер­нул­ся и жаж­дет их услы­шать. А ес­ли лю­би­мая не же­ла­ет ни­че­го объ­яс­нять, то уй­дет и за­бу­дет ее имя. Он так страст­но это го­во­рил, что Аня по­чув­ство­ва­ла стыд. Как она мог­ла по­ве­рить чье­му-то зло­му, за­вист­ли­во­му язы­ку. Ведь Ми­ха­ил ее по-на­сто­я­ще­му лю­бит. И она это ви­дит и ни­сколь­ко не со­мне­ва­ет­ся в его пре­дан­но­сти. Де­вуш­ка бро­си­лась ему на шею в сле­зах, про­си­ла про­ще­ния. Влюб­лен­ные по­ми­ри­лись и боль­ше не ссо­ри­лись, осо­зна­ли: нет ни­че­го важ­нее их от­но­ше­ний. Они – един­ствен­ное, что есть друг у дру­га. Те­рять эту связь невоз­мож­но! За­ра­бо­тан­ных Ми­ха­и­лом де­нег хва­ти­ло и на сва­дьбу, и на ме­до­вый ме­сяц. В го­ро­де его уже жда­ла но­вая при­быль­ная работа, по­это­му у мо­ло­до­же­нов про­сто не бы­ло при­чин для ссор и но­вых обид. Они не рас­ста­ва­лись и вме­сте при­ду­ма­ли, где прой­дет тор­же­ство и ку­да они по­том от­пра­вят­ся. Несчаст­ным по­сле это­го вос­со­еди­не­ния остал­ся лишь физ­рук Сер­гей. На­шел­ся он лег­ко – пьян­ство­вал в ба­ре под сим­во­лич­ным на­зва­ни­ем «Раз­би­тое серд­це». По сло­вам бар­ме­на, па­рень еже­ве­черне, а по­рой и до утра вот уже несколь­ко ме­ся­цев на­гру­жа­ет­ся по са­мые глан­ды. На­ча­ло за­поя физ­ру­ка точ­не­хонь­ко сов­па­да­ло с днем, ко­гда вер­нул­ся Ми­ха­ил. На­бра­лось не­ма­лое чис­ло сви­де­те­лей, что в ве­чер убий­ства Сер­гей глу­шил горь­кую и точ­но ни­ко­го не уби­вал. А по­том явил­ся и он сам. Дро­жа­щи­ми от по­хме­лья ру­ка­ми схва­тил рюм­ку и опо­рож­нил ее од­ним ко­рот­ким дви­же­ни­ем. Толь­ко по­сле тре­тьей смог от­ве­тить на во­про­сы. Бы­ло вид­но, что ал­ко­го­лизм за­хва­тил его ду­шу и те­ло и вряд ли от­даст без боя. Я рас­ска­зал бе­до­ла­ге о жут­кой смер­ти Ми­ха­и­ла. Сер­гей же неве­се­ло усмех­нул­ся. – По­де­лом ему. По­те­рял де­ви­цу, так будь до­стой­ным не красть ее у дру­го­го! – Ан­на про­па­ла. Об этом то­же ни­че­го не зна­е­те? – спро­сил я. Физ­рук встре­пе­нул­ся, по­том об­мяк. Про­си­пел: – Ес­ли она его за­ре­за­ла, то и ей по­де­лом, за­ра­зе... Боль­ше ни­че­го вра­зу­ми­тель­но­го я до­бить­ся не смог. Ко­гда-то этот че­ло­век был силь­ным спортс­ме­ном, учил де­ти­шек быть та­ки­ми же, как он. В то вре­мя, мо­жет быть, и спра­вил­ся бы с Ми­ха­и­лом, и уж тем бо­лее – с Ан­ной. Но те­перь пе­ре­до мной си­дел обык­но­вен­ный за­бул­ды­га, ко­то­рый ни­че­го тя­же­лее рюм­ки и под­нять не в си­лах. Ми­ша раз­ма­зал бы его по стен­ке ми­зин­цем. В глу­бо­кой за­дум­чи­во­сти я брел по ули­це и пе­ре­би­рал все, что се­год­ня узнал о Ми­ха­и­ле и Анне. Обык­но­вен­ные влюб­лен­ные, ко­то­рые пе­ре­жи­ли раз­молв­ку, про­сти­ли друг дру­га и на­ча­ли жизнь с но­во­го ли­ста. Ни один из них не за­слу­жил та­ко­го ис­хо­да. Ес­ли с судь­бой Мих­ши все бы­ло бо­лее или ме­нее яс­но, то с Аней – нет. Ни­кто не знал, ку­да она про­па­ла. Ка­ме­ры на­блю­де­ния оте­ля не за­фик­си­ро­ва­ли ее ухо­да. Спрыг­нуть в ок­но тем бо­лее не мог­ла, ес­ли втайне не на­учи­лась ле­тать, как птица, с тре­тье­го эта­жа. К ве­че­ру суд­мед­экс­пер­ты обыс­ка­ли весь отель и при­ле­жа­щую тер­ри­то­рию. Ни­ка­ких сле­дов Ан­ны. И тут раз­дал­ся зво­нок те­ле­фо­на. Это бы­ла моя на­пар­ни­ца. Серд­це ек­ну­ло. По­дул теп­лый ве­те­рок, а мне он по­ка­зал­ся ле­дя­ным при­кос­но­ве­ни­ем смер­ти. Ес­ли Та­ма­ра со­би­ра­ет­ся со­об­щить, что най­де­но

те­ло Ан­ны... Очень не хо­те­лось бы. – Это я, Ар­каш. Она в боль­ни­це. Точ­нее – в пси­хи­ат­ри­че­ском. Ко­гда на­ча­ла буй­ство­вать, вко­ло­ли ей хо­ро­шень­ко. Сей­час, по­хо­же, при­шла в се­бя и в адек­ва­те. Встре­ча­ем­ся на ме­сте. Я ни­че­го не ска­зал, по­ло­жил труб­ку, за­прыг­нул в ав­то и че­рез де­сять ми­нут был в боль­ни­це. Страш­ные гла­за, об­ве­ден­ные си­не­вой. Взгляд и был, и в то же вре­мя от­сут­ство­вал. Ис­ца­ра­пан­ные ру­ки, дро­жа­щие паль­цы с об­ло­ман­ны­ми до кро­ви ног­тя­ми. Ни­че­го об­ще­го с той фо­то­гра­фи­ей Ан­ны, что мы по­лу­чи­ли от по­дру­ги. Вра­чи бы­ли убеж­де­ны, что у де­вуш­ки пси­хи­че­ское рас­строй­ство, но бо­лее точ­ный ди­а­гноз по­ста­вить по­ка не мог­ли. Слиш­ком про­ти­во­ре­чи­вы бы­ли симп­то­мы. Так и спо­ри­ли друг с дру­гом в ор­ди­на­тор­ской, а мы с на­пар­ни­цей ре­ши­ли по­ка спо­кой­но по­бе­се­до­вать с Аней. Об­щая за­тор­мо­жен­ность еще при­сут­ство­ва­ла, но она уже мог­ла кон­так­ти­ро­вать. Для на­ча­ла мы за­да­ли стан­дарт­ный во­прос: – Как вас зо­вут? На что по­лу­чи­ли от­вет: – Ан­то­ни­на Ще­бель­ская. Скач­ка эмо­ций мы с на­пар­ни­цей до­би­вать­ся не со­би­ра­лись, по­это­му не ста­ли спорить. Воз­мож­но, имя – един­ствен­ное, что не сов­па­дет с ре­аль­но­стью. Воз­мож­но, де­вуш­ка скоро уй­дет в се­бя или ху­же то­го – опять впа­дет в буй­ство. Пси­хи­ат­ры на­шпи­гу­ют бед­няж­ку все­воз­мож­ны­ми таб­лет­ка­ми, и мы мо­жем боль­ше ни­ко­гда не узнать прав­ду о со­бы­ти­ях страш­ной но­чи. На­ча­ли мы осто­рож­ный рас­сказ с то­го, как она с му­жем по­се­ли­лась в оте­ле в но­ме­ре три­ста три­на­дцать. Ан­на кив­ну­ла. Что это бы­ло на­ча­ло их ме­до­во­го ме­ся­ца. Тут она оза­да­чен­но сдви­ну­ла бро­ви, а по­том опять кив­ну­ла. – Вы с Ми­ха­и­лом поругались, – с лег­ким на­жи­мом про­го­во­рил я. – Он из­ме­нял мне... Все­гда. До сва­дьбы и по­сле... Это бы­ло про­сто невы­но­си­мо! Я так стра­да­ла, ведь я люб­лю его безум­но! – от­ве­ти­ла она. – И что вы сде­ла­ли? – Ска­за­ла, что не на­ме­ре­на даль­ше тер­петь его из­ме­ны. Хо­чу немед­лен­но раз­ве­стись. – Но вы же толь­ко что по­же­ни­лись... – уди­ви­лась Та­ма­ра. – Мы? – де­вуш­ка за­ду­ма­лась. – Да. Нет. Не знаю. На­ша сва­дьба бы­ла два го­да на­зад. Или два дня на­зад? – Су­дя по сви­де­тель­ству – два дня на­зад. У вас ме­до­вый ме­сяц. – Вы его пой­ма­ли? – спро­си­ла вдруг Ан­на. – Пой­ма­ли? В ка­ком смыс­ле? – Он... – по ще­ке Ан­ны ска­ти­лась сле­за. На­пар­ни­ца по­про­си­ла ме­ня вый­ти. Уже в ко­ри­до­ре за­шеп­та­ла: – Ес­ли мы сей­час ска­жем, что с Ми­ха­и­лом, или, не дай бог, по­ка­жем фото... – Знаю. У нее мо­жет слу­чить­ся еще один при­па­док. Но это даст нам шанс хоть что-то по­нять. Уби­ла в со­сто­я­нии аф­фек­та или пред­на­ме­рен­но, или не уби­ва­ла вовсе. Мы обя­за­ны это вы­яс­нить. – Же­сто­ко. Но ты прав. Тут без шо­ка не обой­тись. Жаль мне ее. Мо­ло­дая, кра­си­вая, счаст­ли­вая, а по­том бац... Мы вер­ну­лись. Ан­на ка­за­лась спо­кой­ной и уми­ро­тво­рен­ной, ле­гонь­ко улы­ба­лась. Буд­то по­се­ти­ло па­ла­ту что-то, что ском­ка­ло все ее неду­ги и вы­ки­ну­ло в му­сор­ное вед­ро. И жизнь сно­ва пре­крас­на. Я осторожно про­тя­нул ей фо­то­гра­фию те­ла Ми­ха­и­ла. К на­ше­му удив­ле­нию де­вуш­ка лишь ти­хонь­ко рас­пла­ка­лась. – Как это ужас­но! – про­шеп­та­ла она. – Так ра­но уме­реть... – Вы зна­е­те, кто на сним­ке? – по­ин­те­ре­со­вал­ся я. Она кив­ну­ла, шмыг­ну­ла но­сом. – Это я. – В смыс­ле вы уби­ли сво­е­го му­жа? – уточ­нил я. – Нет. Это я. Это ме­ня уби­ли. Боль­ше ни­че­го внят­но­го мы не смог­ли до­бить­ся от несчаст­ной.

След­стви­е­лед­ствие про­долж­про­дол­жа­лось недол­го. При­мер­но там же, где на­шли обе­зу­мев­шую Ан­ну, об­на­ру­жи­ли и ору­дие убий­ства. Со сле­да­ми кро­ви Ми­ха­и­ла и от­пе­чат­ка­ми Ан­ны. Суд при­го­во­рил Ан­ну к при­ну­ди­тель­но­му ле­че­нию в пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­це. Эта ис­то­рия с го­да­ми по­за­бы­лась, но раз в год я вспо­ми­нал ее, ко­гда про­ез­жал на ве­ло­си­пе­де по той ули­це, где ко­гда-то сто­ял отель. Те­перь он в про­шед­шем вре­ме­ни, по­то­му что ров­но че­рез год по­сле убий­ства Ми­ха­и­ла кто-то под­жег его. По от­че­ту по­жар­ных, воз­го­ра­ние на­ча­лось с 313 но­ме­ра. Рас­про­стра­ня­лось оно мед­лен­но, по­это­му уда­лось быст­ро эва­ку­и­ро­вать пер­со­нал и по­сто­яль­цев. По­жар­ные нето­роп­ли­во приехали и нехо­тя по­ту­ши­ли уже ру­и­ны. Ни­кто не со­жа­лел о слу­чив­шем­ся ни в тот день, ни по­сле. Вла­де­лец по­лу­чил стра­хов­ку и бро­сил остан­ки оте­ля до­гни­вать под до­ждя­ми и сне­го­па­да­ми. Про­шли го­ды. Я вы­шел на пен­сию. Не столь­ко по воз­рас­ту, сколь­ко по со­сто­я­нию здо­ро­вья: да­ли се­бя знать по­лу­чен­ные за го­ды служ­бы ра­не­ния. Дав­но хо­те­лось ти­ши­ны и по­коя. Толь­ко вот по­кой ока­зал­ся та­кой тя­гу­чий и мед­лен­ный, что ду­ша так и про­си­ла най­ти за­ня­тие. Вот и на­шел. До­воль­но при­ят­ное и весь­ма за­хва­ты­ва­ю­щее. Столь­ко лет го­нял шпа­ну и рас­сле­до­вал пре­ступ­ле­ния, что по­ра бы­ло на­пи­сать об этом. Что-ни­будь неза­мыс­ло­ва­тое, ни­ка­кой бел­ле­три­сти­ки. Кое-ка­кие мыс­ли, кри­ми­наль­ные ис­то­рии го­ро­да, взгляд на пре­ступ­ность под необыч­ным уг­лом. Как раз то, чем за­ни­мал­ся по до­ро­ге на ме­ста пре­ступ­ле­ний. На­чал я с два­дца­тых го­дов два­дца­то­го ве­ка. Ин­те­рес­ное вре­мя. Ком­му­ни­сты, что­бы вос­ста­но­вить раз­ру­шен­ную эко­но­ми­ку стра­ны сде­ла­ли про­ти­во­ре­чи­вый шаг в сто­ро­ну ка­пи­та­лиз­ма. За­рож­да­лась но­вая осо­бая куль­ту­ра. Яр­кая одеж­да и сво­бо­да нра­вов. Те­ат­ры, ка­ба­ре, ре­сто­ра­ны... Изу­че­ние ста­тей, ре­цен­зий, кри­ти­ки увлек­ло на­столь­ко, что я чи­тал все под­ряд, по­гру­жа­ясь в со­бы­тия с го­ло­вой и ри­суя кар­ти­ны про­шло­го. Вдруг мельк­ну­ло зна­ко­мое имя. «Ан­то­ни­на Ще­бель­ская бы­ла об­на­ру­же­на се­год­ня утром в но­ме­ре оте­ля «Ам­бас­са­дор»... Про­чи­тав ста­тью и об­на­ру­жив мно­же­ство сов­па­де­ний с де­лом Ан­ны, бро­сил­ся в су­деб­ный ар­хив. Все­го че­рез день смот­рел на фо­то­гра­фию Ан­то­ни­ны и не мог ото­рвать взгля­да от зо­ло­той це­поч­ки с ку­ло­ном на шее. Точь-в-точь как та, что на­шел в но­ме­ре оте­ля. Сов­па­де­ние? Ле­дя­ной хо­ло­док про­брал до ко­стей. Я же не ве­рю во все эти сказ­ки! Но по­че­му то­гда ин­ту­и­ция, ко­то­рая не раз спа­са­ла на служ­бе, ти­хо шеп­чет: «Все воз­мож­но, мой друг, все воз­мож­но». Я по­гру­зил­ся в пе­чаль­ную ис­то­рию Ще­бель­ской. Ан­на по­хо­ди­ла на нее лишь об­щи­ми чер­та­ми, в осталь­ном все у них сло­жи­лось по-раз­но­му. Муж ее, бо­га­тый нэп­ман, из­ме­нял ей направо и налево. Бед­ная де­вуш­ка бы­ла вы­нуж­де­на тер­петь стыд и уни­же­ние. Она мог­ла бы по­дать на раз­вод, по­ду­мал я, по­че­му же все­та­ки оста­ва­лась с ним? Же­сто­кий и власт­ный, ско­рее все­го, он по­дав­лял ее лич­ность, не ис­клю­че­но, что и по­ко­ла­чи­вал. Бы­ло ли ей ку­да уй­ти от него? Вряд ли. Они оста­но­ви­лись в «Ам­бас­са­до­ре» про­ез­дом, все­го на од­ну ночь, утром пла­ни­ро­ва­ли от­быть в Ки­ев. Что меж­ду ни­ми слу­чи­лось, ни­кто ни­ко­гда не узна­ет. По всей ви­ди­мо­сти, Ан­то­ни­на за­яви­ла су­пру­гу, что ухо­дит от него. Тот в при­сту­пе яро­сти сна­ча­ла же­сто­ко из­бил ее, а по­том уда­рил несколь­ко раз но­жом в грудь. Бро­сил на по­лу но­ме­ра три­ста три­на­дцать ис­те­кать кро­вью и скрыл­ся. Дол­го его не мог­ли пой­мать, но ко­гда все же за­дер­жа­ли, то у мер­зав­ца хва­ти­ло средств дать взят­ку и уй­ти от пра­во­су­дия. Де­ло за­мя­ли, а вско­ре все по­за­бы­ли о слу­чив­шем­ся. Остал­ся толь­ко про­кля­тый но­мер в оте­ле, в ко­то­ром по­се­лил­ся дух Ан­то­ни­ны и ждал сво­е­го ча­са. Ко­гда-ни­будь она все рав­но до­жда­лась бы. Че­рез год или де­сять, но тра­ге­дия, по­доб­на той, что слу­чи­лась с Ми­ха­и­лом и Ан­ной, все рав­но про­изо­шла бы. По­чти век мя­теж­ная мсти­тель­ная ду­ша невин­но уби­той Ще­бель­ской жда­ла под­хо­дя­щую счаст­ли­вую па­ру, ко­то­рая ста­ла ее бес­смыс­лен­ной жерт­вой. Уж лучше бы она по­до­жгла отель. А мо­жет быть, осо­зна­ла, что на­тво­ри­ла, и так вы­пу­сти­ла се­бя на во­лю, бес­смыс­лен­но ото­мщен­ной...

Спе­ци­а­ли­сты тща­тель­но осмот­ре­ли ме­сто пре­ступ­ле­ния

Я за­сел в ар­хи­вах, по­гру­зил­ся в изу­че­ние фак­тов и дел дав­но ми­нув­ших

дней

Ще­бель­ский был на­сто­я­щим пси­хом и дес­по­том

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.