Мы бу­дем на­ве­ки вме­сте

Ва­неч­ка, как обе­щал, все­гда был ря­дом, по­мо­гал и под­ска­зы­вал

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Первая страница -

Ба­буш­ка, а кто это? Я вы­гля­ну­ла из кух­ни. Ни­ка смот­ре­ла фото, ко­то­рое ма­ма по­гла­жи­ва­ла уз­ло­ва­ты­ми паль­ца­ми. – Это Ва­неч­ка мой... – Ба­буль, ты ни­ко­гда не рас­ска­зы­ва­ла о нем. Он те­бе кто? – Ва­неч­ка – мой лю­би­мый, – про­сто и спо­кой­но от­ве­ти­ла ма­ма. – При­шло вре­мя вам рас­ска­зать, де­воч­ки. Я за­шла в ком­на­ту и при­сло­ни­лась к двер­но­му ко­ся­ку. – С Ва­ней мы в од­ном се­ле жи­ли. Он стар­ше на три го­да. Мне

уже лет че­тыр­на­дцать бы­ло, всем кол­хо­зом се­но ко­си­ли, а мы, де­ти, во­зи­ли его на ло­ша­дях че­рез мост. Моя по­воз­ка ко­ле­сом на ка­мень по­па­ла, на­кре­ни­лась, и я сва­ли­лась в ре­ку. Ес­ли бы Ва­ню­ша не спас, уто­ну­ла бы. С тех пор мы с ним не мог­ли про­жить и дня друг без дру­га. А че­рез па­ру лет Ва­ню при­зва­ли в ар­мию. Уж как я пла­ка­ла, как уби­ва­лась, но ми­лый успо­ка­и­вал: – Не плачь, Ма­неч­ка, я вер­нусь, по­же­ним­ся и все­гда бу­дем вме­сте. Я очень силь­но те­бя люб­лю. Три го­да я жда­ла его, каж­дый день пись­ма друг дру­гу пи­са­ли, а неза­дол­го до его де­мо­би­ли­за­ции ве­сточ­ки вдруг пе­ре­ста­ли при­хо­дить. Хо­те­ла у ма­те­ри Ва­ни­ной спро­сить, но их со­се­ди ска­за­ли, что по­да­лась Лю­ба к род­ствен­ни­кам. Я то­же уеха­ла по­сту­пать. Вер­ну­лась толь­ко че­рез три ме­ся­ца и на ав­то­бус­ной оста­нов­ке встре­ти­ла те­тю Лю­бу. И тут она ме­ня ого­ро­ши­ла: – Про­сти, Ма­неч­ка, Ва­ню­шу… Он в го­ро­де, где слу­жил, остал­ся. Про­сил пе­ре­дать, чтоб не жда­ла его. Так сло­жи­лось… – за­пла­ка­ла горь­ко и ушла. Ме­ня как обу­хом по го­ло­ве огре­ли. Как до­мой при­ш­ла – не пом­ню. День про­ле­жа­ла ко­ло­дой, в су­мер­ки под­ня­лась, за око­ли­цу вы­шла. Иду и ду­маю: «Здесь мы с Ва­ней гу­ля­ли. Вот ес­ли б вер­нул­ся он, все про­сти­ла бы». И вдруг слы­шу за со­бой шаги. А обер­нуть­ся бо­яз­но, на ули­це стем­не­ло. Кто-то до­го­ня­ет ме­ня и раз­во­ра­чи­ва­ет за пле­чи. Смот­рю – Ва­неч­ка мой. Сто­ит в фор­ме, улы­ба­ет­ся, го­во­рит: – Про­сти, что так дол­го к те­бе из ар­мии ехал. Ста­ли об­ни­мать­ся, я на­ра­до­вать­ся не мо­гу. Спро­си­ла у него, где был, по­че­му не при­е­хал рань­ше, не пи­сал да­же. Он го­во­рит: – Не по сво­ей во­ле остал­ся я. Да ни­че­го, по­ка все при­го­тов­лю для нас и бу­ду ждать те­бя. – И быст­ро ушел, я и опом­нить­ся не успе­ла. Поз­же те­тя Лю­ба рас­ска­за­ла, что по­гиб мой суже­ный. В день отъ­ез­да на вок­за­ле за де­вуш­ку заступился пе­ред пья­ной ком­па­ни­ей. Они его но­жом пыр­ну­ли. Не хо­те­ла ме­ня рас­стра­и­вать, зна­ла, как люб­лю ее Ва­неч­ку, ду­ма­ла, как-ни­будь по­том ска­жет. Тем бо­лее что, ко­гда при­вез­ла гроб с Ва­неч­кой, ме­ня в се­ле не бы­ло. Очень го­ре­ва­ла я, пла­ка­ла, ста­ла чер­нее но­чи. А че­рез несколь­ко дней сно­ва уви­де­ла Ва­ню­шу. По­сту­чал он ти­хонь­ко в окош­ко, я от­кры­ла. – Не уби­вай­ся так за мной, Ма­неч­ка. Твои сле­зы тя­же­лы­ми ги­ря­ми да­вят. Не пе­чаль­ся, от­пу­сти. Я все­гда бу­ду ря­дом с то­бой, лю­би­мая, по­мо­гу те­бе. Вско­ре уеха­ла я учить­ся в тех­ни­ку­ме. А ко­гда на ра­бо­ту устро­и­лась, стал за мной дед твой уха­жи­вать. Хо­ро­ший че­ло­век, по­ло­жи­тель­ный. И Ва­неч­ка одоб­рил мой­вы­бор.Про­жи­ли­мыс­ним­жизнь в ува­же­нии, а лю­би­ла я толь­ко Ва­ню. Он и прав­да по­мо­гал мне, все­гда ря­дом был. Ни­ко­му не рас­ска­зы­ва­ла, да уж вре­мя при­шло... При­хо­дил он. При­снил­ся не­дав­но, ве­се­лый та­кой. «Вот, го­во­рит, Ма­неч­ка, до­ждал­ся я. Ско­ро уви­дим­ся. Я уже все при­го­то­вил для нас, те­бе по­нра­вит­ся…» – Мам, ну что ты та­кое го­во­ришь! Это сон, а ты нас пу­га­ешь. – Ба­буш­ка, – за­ре­ве­ла Ве­ро­ни­ка, – я не хо­чу, что­бы ты ухо­ди­ла! – Де­воч­ки, пе­ре­стань­те. Я же не го­во­рю, что зав­тра по­мру. Про­сто хо­те­ла, что­бы зна­ли про Ва­неч­ку. Уез­жа­ла я с тя­же­лым серд­цем, и то толь­ко по на­сто­я­нию ма­мы. У Ве­ро­ни­ки зав­тра эк­за­мен в уни­ве­ре, мне на ра­бо­ту… До­ма тре­во­га сда­ви­ла серд­це плот­ным об­ру­чем. Про­ма­яв­шись ночь, утром по­еха­ла к ма­ме. Что­бы не бес­по­ко­ить, от­кры­ла дверь сво­им клю­чом. Ма­ма си­де­ла в крес­ле. Взгляд за­стыл, на ли­це бла­жен­ная улыб­ка. Она уже со сво­им Ва­ней. Я мед­лен­но опу­сти­лась по стен­ке. По­хо­ро­нить ма­му ре­ши­ла на ее ро­дине, ря­дом с Ва­ней. Сто­рож клад­би­ща, спро­сив фа­ми­лию, от­вел к све­же­вы­ры­той мо­ги­ле в чу­гун­ной огра­де ря­дом со ста­рым хол­ми­ком. На двой­ном па­мят­ни­ке из тем­но­го га­б­ро вы­би­ты фа­ми­лии – Старовойтов Иван Мак­си­мо­вич и Яцен­ко Ма­рия Яко­влев­на, да­ты рож­де­ния, смер­ти. Ока­за­лось, памятник за­ка­зы­вал муж­чи­на в во­ен­ной фор­ме ста­ро­го об­раз­ца, по опи­са­нию по­хо­жий на Ива­на. Он же ука­зал ме­сто для мо­ги­лы. Вы­хо­дит, Ва­ня дей­стви­тель­но при­го­то­вил все для сво­ей лю­би­мой, что­бы за­брать ее к се­бе. На­де­юсь, те­перь они вме­сте и счаст­ли­вы.

ЯНА

Три дол­гих го­да жда­ла Ва­ню, а пе­ред де­мо­би­ли­за­ци­ей он пе­ре­стал пи­сать

Сто­рож клад­би­ща про­во­дил к мо­ги­ле, где сто­ял памятник, за­ка­зан­ный кем-то

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.