Там, сон-

Стран­ную встре­чу на бе­ре­гу нель­зя объ­яс­нить нор­маль­ны­ми при­чи­на­ми

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Необъяснимое, нореальное -

Две­ри мне от­кры­ла ба­буш­ка. Я с удо­воль­стви­ем сгру­зи­ла с плеч тя­же­лый рюк­зак, ящик-этюд­ник. – Как хо­ро­шо, что ты до­ма, ба! При­вет, – чмок­ну­ла ее в пах­ну­щую терп­ки­ми ду­ха­ми ще­ку. – Ку­да я де­нусь с под­вод­ной лод­ки, – про­бур­ча­ла она и, вне­зап­но из мо­ло­жа­вой жен­щи­ны пре­вра­тив­шись в ста­руш­ку, по­ча­па­ла в кух­ню. Ба­бу­ли­на спи­на вы­ра­жа­ла уны­ние и все­лен­скую скорбь. По­нят­но. У ба­буш­ки му­зы не ле­та­ют, вот и за­ни­ма­ет­ся са­мо­ед­ством. А за­ни­мать­ся этим при­ят­ным де­лом при­ят­но, толь­ко ес­ли есть зри­те­ли. Зри­тель в дан­ной си­ту­а­ции – я, вер­нув­ша­я­ся из по­хо­да по пра­во­му бе­ре­гу Дне­пра, ку­да на­ша арт-сту­дия вы­ез­жа­ла на недель­ные этю­ды. В на­ча­ле го­да моя ба­бу­леч­ка, ко­то­рой ни­кто не да­ет ее лет, не усту­па­ет ме­сто в транс­пор­те и не пред­ла­га­ет скид­ку для пен­си­о­не­ров, вдруг за­яви­ла: – Я ухо­жу! – На пен­сию? – вы­та­ра­щил гла­за де­душ­ка. – Я что – ста­ру­ха? В твор­че­ский от­пуск! Бес­сроч­ный! На­до­е­ло чи­тать и пра­вить чу­жие глу­по­сти. Хва­тит! – И ты хо­чешь пи­сать свои, – за­кон­чи­ла за нее моя ма­ма. Уви­дев под­жа­тые гу­бы неста­руш­ки, по­спе­ши­ла ис­пра­вить­ся: – Свои ше­дев­ры. – Да! – гор­до рас­пра­ви­ла пле­чи ба­буш­ка. – А чем это я вдруг ху­же на­ших мо­ло­дых и не силь­но мо­ло- дых да­ро­ва­ний? По­бе­ди­те­лей вся­ких там кон­кур­сов? Да ес­ли бы не эти вот паль­чи­ки, – она рас­то­пы­ри­ла две пя­тер­ни, длин­ные ног­ти на ко­то­рых укра­шал све­жий ма­ни­кюр, – не вот эта го­ло­вуш­ка, – по­сту­ча­ла се­бя по лбу, – то все

Букетик

неж­ных си­ре­не­вых цве­тов сон-тра­вы я при­вез­ла для мо­ей ба­буш­ки

их ше­дев­ры вы­гля­де­ли бы зна­чи­тель­но ме­нее ше­девраль­но. По­яс­няю: Алек­сандра Ро­ма­нов­на по­след­ние лет два­дцать ра­бо­та­ла ли­те­ра­тур­ным ре­дак­то­ром. То в круп­ном из­да­тель­стве, то в жен­ских жур­на­лах. Ча­стень­ко при­но­си­ла до­мой рас­пе­чат­ки оче­ред­ной нетлен­ки и, уса­див ме­ня пе­ред со­бой, с непе­ре­да­ва­е­мым ар­ти­стиз­мом за­чи­ты­ва­ла осо­бо впе­чат­ля­ю­щие от­рыв­ки: – За­пом­ни, Хель­га, как не на­до пи­сать ни­ко­гда! – Ба, я – Оля, – вно­си­ла я прав­ки. – Оля ты для тво­их гла­мур­ных

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.