Мы ещ пот

Он за­крыл лю­би­мую сво­им те­лом и этим спас от ги­бе­ли. На та­кое спо­соб­на лишь на­сто­я­щая лю­бовь

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Маятник времени - В я у я ь о

Втот год я оста­лась без ра­бо­ты – фи­на­си­ро­ва­ние на­шей боль­ни­цы со­кра­ти­ли, при­шлось мно­гим ис­кать но­вое ме­сто. Устро­и­лась мед­сест­рой в дом пре­ста­ре­лых. Один из со­труд­ни­ков рас­ска­зал о ста­руш­ке, ра­бо­тав­шей здесь рань­ше убор­щи­цей, ко­то­рая по но­чам про­би­ра­ет­ся в зал и тан­цу­ет в тем­но­те, утвер­ждая, что к ней при­хо­дит ее жених, по­гиб­ший на войне. – Дру­гие са­ни­та­ры ее не пус­ка­ют, вы­го­ня­ют, а я – нет. Пусть по­те­шит се­бя ил­лю­зи­я­ми, на­вер­ное, ей так лег­че. Те­бе вид­ней, как по­сту­пать, смотри са­ма, толь­ко жал­ко ее… В пер­вое же свое ноч­ное де­жур­ство я услы­ша­ла в ко­ри­до­ре ти­хие ша­ги. Вы­гля­ну­ла из ор­ди­на­тор­ской и уви­де­ла се­дую ба­буль­ку, ко­то­рая на цы­поч­ках про­би­ра­лась в сто­ро­ну за­ла. По прав­де ска­зать, я бы ни­ко­гда не да­ла ей те де­вя­но­сто два го­да, что зна­чи­лись в ме­ди­цин­ской кар­точ­ке. Ма­рия Пав­лов­на вы­гля­де­ла мак­си­мум лет на семь­де­сят! Хлоп­ну­ла дверь, а я про­кра­лась по­на­блю­дать за ней: ма­ло ли, что. По­жи­лая жен­щи­на сто­я­ла по­сре­дине пло­щад­ки, ве­ро­ят­но, пред­на­зна­чен­ной для тан­цев. «Хм… танц­пло­щад­ка в до­ме пре­ста­ре­лых? По-мо­е­му это на гра­ни из­де-

ва­тель­ства над ста­ри­ка­ми, мно­гие из ко­то­рых и хо­дить-то не в си­лах!» По­том до мо­их ушей до­нес­ся ти­хий смех и сло­ва: – Как же я ра­да, что мы сно­ва вме­сте! Од­но обид­но, ты все­гда так ра­но ис­че­за­ешь… Мы все ни­как не до­тан­цу­ем наш та­нец! И ста­руш­ка за­кру­жи­лась в валь­се, но так, что ка­за­лось, ее ве­дет неви­ди­мый парт­нер. Мне ста­ло по­че­му-то нелов­ко под­гля­ды­вать, и я ушла на мед­сест­рин­ский пост. А че­рез несколь­ко дней у ба­бу­ли при­хва­ти­ло серд­це, нуж­но бы­ло сде­лать укол и по­ста­вить капель­ни­цу. – По­си­ди со мной, Але­на, хоть немно­го… А то так скуч­но од­ной, да­же по­го­во­рить не с кем! Ра­бо­ты сроч­ной не бы­ло, я и оста­лась. – Я ведь ви­де­ла, как ты за на­ми с Ва­неч­кой на­блю­да­ла! Но ни­че­го страш­но­го! Ты не по­ме­ша­ла, все

Ярав­но он ис­че­за­ет до то­го мо­мен­та, ко­гда мы до­тан­цу­ем! А жаль… Я мол­ча­ла, не зная, что от­ве­тить. – В этом зда­нии до вой­ны бы­ла шко­ла, как она рань­ше на­зы­ва­лась, ра­бо­чей мо­ло­де­жи. Здесь я учи­лась, здесь по­зна­ко­ми­лась с Ва­неч­кой, – она утер­ла угол­ком плат­ка на­бе­жав­шую сле­зу и ти­хо до­ба­ви­ла:доб ба­ви­ла: – Здесь мой лю­би­мыйй и по­гиб… ппо­гиб… Хо­чешь, расскажу? Я кив­ну­ла ккив­ну­ла в от­вет. – –В В этом за­ле мы за­ни­ма­лись в тан­це­валь­ном­тан круж­ке. Ру­ко­во­ди­тель­тел его пре­по­да­вал ма­те­ма­ти­ку, а ап по ве­че­рам да­вал уро­ки тан­цев для пар­ней и де­ву­шек. Бес­плат­но, на доб­ро­воль­ных на­ча­лах. Од­на­ж­ды­наж в го­род при­сла­ли мо­ло­ды­хх спе­ци­а­ли­сто­вспе на за­вод, сре­ди ни­хх и иб был Ва­ню­ша! Лю­бовь меж­дуу на­ми­нам вспых­ну­ла с пер­во­го тан­ца, как об­ня­ла его, так и по­чув­ство­ва­ла, что он мой! Мы и по­же­нить­ся уже пла­ни­ро­ва­ли… А тут вой­на… Нем­цы­Не быст­ро за­хва­ти­ли наш по­се­лок,сел но мы успе­ли уй­ти в пар­ти­за­ны…зан Од­на­ко кто-то пре­дал на­шш от­ряд.отр И то­гда фа­ши­сты взя­ли насс в вп плен, со­гна­ли в этот зал, – она а тя­же­ло­тяж вздох­ну­ла. – «Я при­кро­юю те­бя­теб со­бой! – шеп­нул мне лю­би­мый.мы – Нач­нут стре­лять, сра­зу па­дай!пад Авось, и вы­жи­вешь!» Так и слу­чи­лось…слу По­слеПо неболь­шой па­у­зы Ма­рия Пав­лов­наПа про­дол­жи­ла: – –Д Два дня про­ле­жа­ла здесь сре­ди тру­пов, ведь в жи­вых оста­лась лишь­лиш я! А по­том вы­бра­лась и сно­ва ушла в пар­ти­зан­ский от­ряд. По­слеПо вой­ны устро­и­лась сна­ча­лаа убор­щи­цей­у­бо в эту школу, а ко­гда а по­стро­и­ли­пос но­вое зда­ние и здесьь раз­ме­сти­ли­раз дом пре­ста­ре­лых, такк и ио оста­лась. Ведь здесь я… ви­жуу Ва­неч­ку…Ван там, в на­шем за­ле, мыы тан­цем­тан наш по­след­ний та­нец… От ее рас­ска­за ста­ло как-то не по се­бе. По­жа­ле­ла жен­щи­ну: жи­вет ил­лю­зи­ей. А че­рез несколь­ко де­журств я сно­ва по­шла за ней но­чью в зал. Ти­хонь­ко при­от­кры­ла дверь и от уви­ден­но­го чуть не ли­ши­лась чувств! В су­мра­ке за­ла сто­я­ла мо­ло­дая де­вуш­ка, а ря­дом с ней сим­па­тич­ный па­рень. Он об­нял ее, и па­ра за­кру­жи­лась в валь­се… На­вер­ное, при­ви­де­лось! Трях­ну­ла го­ло­вой, по­тер­ла гла­за. Ви­де­ние ис­чез­ло, но на его ме­сте по­яви­лось но­вое: Ма­рия Пав­лов­на

слу­ша­ла рас­сказ о люб­ви, ко­то­рая силь­нее смер­ти, и гла­за го­ре­ли от слез Кар­ти­на

ме­ня ужас­ну­ла: это при­зрак? Он тан­цу­ет с мо­ей па­ци­ент­кой?

кру­жит с пожилым се­дым муж­чи­ной. Не в убо­гом ха­ла­те, а кра­си­вая, на­ряд­ная. Они о чем-то ве­се­ло раз­го­ва­ри­ва­ют, но слов не слыш­но. Ста­ло как-то жут­ко­ва­то. Я за­жму­ри­лась на несколь­ко се­кунд, а ко­гда от­кры­ла гла­за, пе­ре­до мной сто­я­ла Ма­рия Пав­лов­на: – Але­нуш­ка, ска­жи, я же не су­ма­сшед­шая? Ты же то­же его ви­де­ла? – Да… Но... та­ко­го про­сто не мо­жет быть! Ес­ли это ваш Ва­ня, то при­зра­ки не ста­ре­ют! – Как ви­дишь – мо­жет. Он хо­чет мне со­от­вест­во­вать... Недав­но я узна­ла, что ми­лой ста­руш­ки уже нет в жи­вых, и пер­вой мыс­лью мо­ей бы­ло: «На­ко­нец-то они до­тан­цу­ют свой та­нец! Толь­ко там, в ином ми­ре. На­вер­ное, он ждет ее, не мо­жет не ждать! Тот, кто умер за лю­бовь, ни­ко­гда не пе­ре­ста­нет лю­бить и ждать»...

АЛЕ­НА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.