Жди ме­ня на мо­сту

Я на­де­я­лась, что уви­жу в этом ме­сте му­жа. Но оно ока­за­лось дья­воль­ской ло­вуш­кой....

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Весть изиного мира -

Ко­гда про­топ­тан­ная сот­ней ног до­рож­ка пе­ре­хо­дит в уз­кую, по­рос­шую мхом тро­пин­ку, лес, ка­жет­ся, ста­но­вит­ся еще гу­ще и тем­нее. Пах­нет ти­ной и ка­мы­шом – зна­чит, ре­ка уже ря­дом. «Черт, что я тут де­лаю?» – вспы­хи­ва­ет в го­ло­ве мысль, зу­дя­щая и на­до­ед­ли­вая, как зуб­ная

боль. Я под­но­шу подн­но­шуу ча­сы к гла­зам: ед­ва ед­ваа све­тя­щи­е­сяс в тем­но­те тем­но­тее стрел­кистр рел­ки по­ка­зы­ва­ют по­ка­зы­ва­ютт без безз чет­вер­ти­чет­верт две­на­дцать. – Паш­ка, – про­из­но­шу вслух, всслух, за­став­ляя се­бя со­брать­ся. – Мне Мнее нуж­но уви­деть Паш­ку... Мой го­лос во влаж­ной тем­но­те темн­но­тее ле­са зву­чит ис­пу­ган­но и тон­ко. Мы позна­ко­ми­лись с Пав­лом че­ты­ре го­да на­зад, ра­бо­тая ле­том лет­омм во­жа­ты­ми в дет­ском ла­ге­ре на бе­ре­гу Юж­но­го Бу­га. Он но­сил из изз ле­су ма­лень­кие бу­ке­ти­ки цве­тов, остав­ляя их по утрам воз­ле мо­е­го мо­е­гоо окош­ка, а по ве­че­рам, ко­гда де­ти де­тии на­ко­нец укла­ды­ва­лись спать, брал бралл за ру­ку и от­во­дил на бе­рег ре­ки. С од­ной сто­ро­ны­стор мы бы­ли от­де­ле­ны от ми­ра кром­койкр ле­са, с дру­гой – бур­ным те­че­ни­ем,те и, за­драв го­ло­ву вверх, мож­но­мож бы­ло пред­ста­вить, что упа­ли сю­да неча­ян­но с той вы­со­ты, на ко­то­рой­ко се­реб­ря­ные гвоз­ди под­дер­жи­ва­ют­под­дер тем­ный бар­хат небес­но­го за­на­ве­са. Имен­но то­гда Паш­ка рас­ска­за­лрас мне ми­сти­че­скую и за­га­доч­ну­ю­за­га­дочн ис­то­рию, услы­шан­ную им еще­ещ от пра­баб­ки. – Тут неда­ле­ко,нед несколь­ко ки­ло­мет­ров на за­пад, есть ста­рый за­бро­шен­ный­бро­шен­ны мост, – го­во­рил он, рас­че­сы­вая паль­ца­ми мои во­ло­сы, раз­ме­тав­ши­е­ся­раз­ме­тавш у него на гру­ди. – Он дав­но об­ва­лил­ся по­сре­дине, и лю­ди им нен поль­зу­ют­ся. Ко­гда-то зна­хар­ки сбра­сы­ва­лис с это­го мо­ста яй­ца, ко­то­ры­ми­ко­то вы­ка­ты­ва­ли ис­пуг у де­тей, и вы­ли­ва­ли во­ду, ко­то­рой сни­ма­ли пор­чу.п Так ре­ка на­пи­та­лась ма­ги­ей,ма­гие а сам мост пре­вра­тил­ся в про­ход меж­ду ми­ром жи­вых

и мерт­вых. И ров­но в две­на­дцать но­чи каж­до­го пол­но­лу­ния на нем мож­но уви­деть при­зра­ков. – При­зра­ков ко­го? – спро­си­ла ис­пу­ган­ным ше­по­том. – Са­мых раз­ных лю­дей, – от­ве­тил Па­ша. – Каж­дый при­хо­дит туда, что­бы уви­деть сво­их по­те­рян­ных близ­ких, тех, по ко­му он ску­ча­ет. Я зяб­ко по­ежи­лась, пред­ста­вив се­бе раз­ру­шен­ный мост, по ко­то­ро­му при све­те пол­ной лу­ны бро­дят ду­ши дав­но усоп­ших. – Ну лад­но, хва­тит на се­го­дня страш­ных ис­то­рий, – спо­хва­тил­ся Паш­ка, чув­ствуя, что не на шут­ку на­пу­гал ме­ня. – Да­вай-ка луч­ше те­бе рас­ска­жу, что маль­чиш­ки се­го­дня учу­ди­ли за зав­тра­ком... Спу­стя пол­го­да Па­вел сде­лал мне пред­ло­же­ние, и че­рез три ме­ся­ца мы по­же­ни­лись – в сол­неч­ный и звон­кий, как хру­сталь, ап­рель­ский день. А ме­сяц на­зад, точ­но в та­кой же по-ве­сен­не­му теп­лый день, мой муж вы­шел из до­ма, что­бы боль­ше ни­ко­гда не вер­нуть­ся. – Об­шир­ный ин­сульт го­лов­но­го моз­га, – со­об­щил врач «ско­рой». – Смерть на­сту­пи­ла мгно­вен­но. – Ин­сульт? – чу­жим го­ло­сом пе­ре­спро­си­ла я, от­ка­зы­ва­ясь ве­рить в про­изо­шед­шее. – Ему же нет и трид­ца­ти... – Та­кое сей­час сплошь и ря­дом слу­ча­ет­ся, – раз­вел ру­ка­ми док­тор. – Это тромб, он не спра­ши­ва­ет, сколь­ко че­ло­ве­ку лет, преж­де чем за­ку­по­рить со­суд. Ме­сяц по­сле по­хо­рон Паш­ки про­жи­ла, слов­но во сне – жут­ком непре­кра­ща­ю­щем­ся кош­ма­ре, в ко­то­ром ча­са­ми ис­ка­ла му­жа в гряз­ных ка­би­нах лиф­тов, на ав­то­бус­ных оста­нов­ках, в гул­ких ко­ри­до­рах за­пу­тан­ных ла­би­рин­тов. Ино­гда мне ка­за­лось, что я ви­жу по­лу его свет­ло-ко­рич­не­во­го паль­то, мельк­нув­шую за уг­лом, и что есть си­лы нес­лась туда, но ока­зы­ва­лась вдруг со­вер­шен­но в дру­гом ме­сте. Разо­ча­ро­ва­ние оглу­ша­ло ме­ня, и я про­сы­па­лась, шум­но втя­ги­вая воз­дух и сжи­мая в ку­ла­ках влаж­ные про­сты­ни. Но ху­же все­го бы­ло не ис­кать его в сно­ви­де­ни­ях, а проснуть­ся и вс­пом­нить, что он умер. Од­на­ж­ды я на­ко­нец уви­де­ла во сне его ли­цо – лю­би­мые, до бо­ли род­ные чер­ты, ко­то­рые так ста­ра­тель­но удер­жи­ва­ла в па­мя­ти. «Жди ме­ня на мо­сту», – про­шеп­тал он. Утром по­бро­са­ла в до­рож­ную сум­ку ве­щи и по­еха­ла на вок­зал, уве­рен­ная, что Па­ша дал мне под­сказ­ку, где мы смо­жем уви­деть­ся. Жи­те­ли се­ла по­до­зри­тель­но ко­си­лись на ме­ня, ко­гда спра­ши­ва­ла, как прой­ти к за­бро­шен­но­му мо­сту. – Чер­ное это ме­сто, пло­хое, – про­бур­ча­ла баб­ка, у ко­то­рой сня­ла ком­на­ту на па­ру дней. – Зря идешь туда, дев­ка, ни­кто те­бя не ждет... Но я зна­ла: ме­ня там ждет Пав­лик. И вот те­перь, до­ждав­шись пол­но­лу­ния, про­би­ра­лась по тем­но­му ле­су к мо­сту, чув­ствуя и уже да­же слы­ша: ре­ка до­воль­но близ­ко. Мост ока­зал­ся не та­ким ста­рым, как пред­став­лял­ся: вполне со­вре­мен­ная кон­струк­ция из ме­тал­ла и бе­то­на, со­еди­няв­шая два бе­ре­га ре­ки. В од­ном Па­ша ока­зал­ся прав: по­сре­дине он и вправ­ду был об­ва­лен. В ка­ких-то двух мет­рах по­до мной бур­ли­ла ре­ка, и вне­зап­но в шу­ме во­ды я яс­но раз­ли­чи­ла ше­пот: «Ок­са­на...» Пе­ре­гнув­шись че­рез Внут­ри­пе­ри­ла, вгля­ды­ва­лась­дом мо­е­гов тем­но­ту, но ни­ко­го не бы­ло вид­но. но­во­го зна­ко­мо­го – Иди ко мне, – сно­ва про­зву­чал вы­гля­дел так, слов­но ше­пот. – Я тут, вни­зу, и жду те­бя... Мое вре­мя серд­це тут слов­но за­мер­ло...сжа­ли в ку­лак: этот го­лос слиш­ком лю­би­ла, что­бы не узнать. – Па­ша, – за­пла­ка­ла я. – Где ты? – Вни­зу, – от­ве­ти­ли мне. – Пры­гай, я жду те­бя... Без раз­ду­мий пе­ре­ки­ну­ла но­гу че­рез край пе­рил. Он там, ждет ме­ня! Вне­зап­но чья-то силь­ная ру­ка схва­ти­ла ме­ня за пле­чо. Обер­нув­шись, уви­де­ла ста­ри­ка. – Не де­лай это­го, доч­ка, – пре­ду­пре­дил он.– Ра­ди се­бя и нее. Это все про­дел­ки дья­во­ла, под­жи­да­ет тут ду­ши, за­ма­ни­ва­ет к се­бе. Звук его го­ло­са отрез­вил. Вце­пив­шись в пе­ри­ла, я вдруг по­чув­ство­ва­ла, как зу­бы сту­чат от хо­ло­да. – Кто... вы? – про­бор­мо­та­ла.

НИ­КО­ЛАЙ – Воз­вра­щай­ся до­мой, – слов­но не слы­ша ме­ня, ска­зал незна­ко­мец. – Она спа­сет те­бя. – Кто – она? О ком вы го­во­ри­те? – Да­вай ру­ку, – про­тя­нул ста­рик мне ла­донь. – Про­ве­ду. По­чти не пом­ни­ла, как вер­ну­лась в дом, упа­ла на кро­вать. Под утро у ме­ня рез­ко под­ня­лась тем­пе­ра­ту­ра, и хо­зяй­ка вы­зва­ла «ско­рую». – Хо­лод­но еще по но­чам гу­лять, – скеп­ти­че­ски гля­дя на ме­ня, ска­за­ла док­тор­ша в мест­ной боль­ни­це. – Я хо­ди­ла на ста­рый мост, – про­бор­мо­та­ла осип­шим го­ло­сом. – Ох уж эти рос­сказ­ни, – раз­дра­жен­но мах­ну­ла она го­ло­вой. – Призра­ки умер­ших и про­чий бред. Баб­ка мне то­же в дет­стве рас­ска­зы­ва­ла, что хо­дит там умер­ший ста­рик-свя­щен­ник, спа­са­ет чу­жие ду­ши. Раз­ве мож­но ве­рить в та­кое? Вдруг вспом­ни­ла: на гру­ди ста­ри­ка ви­сел крест – слиш­ком боль­шой, что­бы быть про­сто укра­ше­ни­ем. – Кро­ме то­го, вам по­бе­речь­ся на­до, – про­дол­жа­ла врач. – На та­ком неболь­шом сро­ке важ­но не со­рвать бе­ре­мен­ность. – Бе­ре­мен­ность? – Вы не зна­ли? Пя­тая-ше­стая неде­ля, не мень­ше. – Зна­ла, – улыб­ну­лась я и по­чув­ство­ва­ла, как сле­зы бе­гут по ще­кам. – Ка­жет­ся, у ме­ня бу­дет доч­ка...

ОК­СА­НА

В та­кой же теп­лый и сол­неч­ный день Паш­ка вы­шел из до­му и боль­ше не вер­нул­ся Он был там и ждал ме­ня! Пе­ре­ки­нув но­гу че­рез пе­ри­ла, я со­бра­лась прыг­нуть...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.