По­ра ру­са­ло­чьих хо­ро­во­дов

На­ша зем­ля укра­ин­ская бо­га­та яр­ки­ми и и са­мо­быт­ны­ми тра­ди­ци­я­ми и ле­ген­да­ми, уди­ви­тель­ны­ми празд­ни­ка­ми

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News -

Мно­го кра­си­вых ле­генд и по­ве­рий свя­за­но в Укра­ине с ру­сал­ка­ми, из­дав­на счи­тав­ши­ми­ся да­ри­тель­ни­ца­ми вла­ги по­лям. К важ­но­му в жиз­ни зем­ле­дель­цев мо­мен­ту – по­яв­ле­нию ко­лос­ков у зер­но­вых куль­тур – был при­уро­чен День про­во­дов ру­са­лок. Их про­си­ли не на­сы­лать лив­ни и бу­ри...

Вса­мом на­ча­ле ле­та, ко­гда все во­круг рас­цве­та­ет, во мно­гих укра­ин­ских се­лах, как и сот­ни лет на­зад, про­хо­дит уди­ви­тель­ный об­ряд – про­во­ды ру­са­лок. Как ни стран­но, празд­ни­ки, по­свя­щен­ные этим та­ин­ствен­ным су­ще­ствам (ру­са­лии), от­ме­ча­лись на­ши­ми пред­ка­ми два ра­за в год. В ка­нун Рож­де­ства Хри­сто­ва и Бо­го­яв­ле­ния (зим­ние ру­са­лии), и на неде­лях до или по­сле Тро­и­цы (лет­ние ру­са­лии). При­чем, по мне­нию мно­гих эт­но­гра­фов, празд­ни­ки не огра­ни­чи­ва­лись Ру­саль­ной неде­лей, а дли­лись вплоть до лет­не­го солн­це­сто­я­ния – дня Ива­на Ку­па­лы (рож­де­ства Ио­ан­на Кре­сти­те­ля). Сви­де­тель­ства об этом на­хо­дят в древ­них ле­то­пи­сях. Несколь­ко позд­нее, в ки­ев­ской ле­то­пи­си вто­рой по­ло-

ви­ны XII ве­ка Ру­саль­ной неде­лей на­зы­ва­ют седь­мую неде­лю по­сле Пас­хи, за­вер­ша­ю­щу­ю­ся празд­ни­ком Тро­и­цы.

Ча­ру­ю­щий взгляд и пе­чаль­ные очи

«В час, ко­гда ве­чер­няя за­ря тух­нет… из дне­пров­ских волн вы­бе­га­ют ве­ре­ни­ца­ми по­гу­бив­шие свои ду­ши де­вы; во­ло­сы льют­ся с зе­ле­ной го­ло­вы на пле­чи; во­да, звуч­но жур­ча, бе­жит с длин­ных пря­дей на зем­лю, и де­ва све­тит­ся, как буд­то бы сквозь стек­лян­ную ру­баш­ку; уста чуд­но усме­ха­ют­ся, ще­ки пы­ла­ют, очи вы­ма­ни­ва­ют ду­шу… она сго­ре­ла бы от люб­ви, она за­це­ло­ва­ла бы…» Так по­э­тич­но опи­сы­ва­ет ру­са­лок Ни­ко­лай Го­голь. Но есть в его сло­вах и неточ­но­сти. Ведь по по­ве­ри­ям, ру­сал­ка­ми ста­но­ви­лись не толь­ко де­вуш­ки, ко­то­рые по­гу­би­ли свои ду­ши, бро­сив­шись в ре­ку из-за без­от­вет­ной люб­ви, но и те, кто уто­нул в ре­зуль­та­те несчаст­но­го слу­чая. Ма­ло то­го, в ру­са­лок пре­вра­ща­лись и ба­рыш­ни, умер­шие или уто­нув­шие во вре­мя Зе­ле­ных празд­ни­ков. По неко­то­рым ле­ген­дам, ря­ды ру­са­лок по­пол­ня­ли и все умер­шие некре­ще­ные де­ти. А са­мое ин­те­рес­ное, что, со­глас­но пре­да­ни­ям, у всех ру­са­лок есть шанс на спа­се­ние ду­ши. По од­ной из ле­генд, мо­ло­дая утоп­лен­ни­ца бу­дет ру­сал­кой семь лет, по­ка род­ные не от­мо­лят ее ду­шу. По дру­гой, ее ду­ша по­па­дет на не­бе­са, ес­ли най­дет­ся сме­лый па­рень, ко­то­рый окро­пит ее во­дой и ска­жет: «Кре­щу те­бя во имя От­ца, Сы­на и Свя­то­го Ду­ха». Есть и еще од­на ле­ген­да: ду­ша ру­са­лоч­ки об­ре­тет по­кой, ес­ли она ро­дит ре­бен­ка от зем­но­го муж­чи­ны. Вот и по­лу­ча­ет­ся, что ру­сал­ки, в об­щем-то, су­ще­ства по сво­ей при­ро­де не злые, а ско­рее несчаст­ные, лю­бя­щие ша­лить и шу­тить. Прав­да, их «шут­ки» мо­гут при­не­сти че­ло­ве­ку и вред.

Уви­деть их мож­но при пол­ном ме­ся­це

Во­пре­ки бы­ту­ю­ще­му мне­нию, да­ле­ко не все ру­сал­ки жи­вут в во­де. На­при­мер, мав­ки (или нав­ки, от древ­не­рус­ско­го «навь» – мерт­вец) – жи­тель­ни­цы по­лей и ле­сов. В неко­то­рых се­лах хо­зяй­ки и в на­ши дни на под­окон­ни­ках рас­кла­ды­ва­ют осты­вать хлеб и бул­ки. С Тро­и­цы до Пет­ро­ва дня да­же оби­та­тель­ни­цы во­до­е­мов вы­хо­дят на бе­рег и бро­дят вплоть до осе­ни по по­лям, пе­ре­лес­кам и ро­щам. Там, где они бе­га­ют и рез­вят­ся, тра­ва рас­тет гу­ще, уро­жай хле­ба обиль­нее. Ру­сал­ки вы­би­ра­ют се­бе скло­нив­шу­ю­ся над во­дой иву или пла­ку­чую бе­ре­зу, где и жи­вут. Но­чью, при луне, ко­то­рая для них све­тит яр­че обыч­но­го, они ка­ча­ют­ся на вет­вях де­ре­вьев, рас­че­сы­ва­ют во­ло­сы, во­дят ве­се­лые хо­ро­во­ды с пес­ня­ми, иг­ра­ми и пляс­ка­ми. Их на­зы­ва­ют мав­ка­ми, нав­ка­ми, лос­ко­тов­ка­ми, лос­ко­ту­ха­ми (от «лос­ко­та­ти» – ще­ко­тать). Они по­ка­зы­ва­ют­ся лю­дям в Нав­ский Ве­лик­день пе­ред Тро­и­цей. Но на Сло­бо­жан­щине го­во­рят, что их мож­но встре­тить в ле­су или у озе­ра лет­ни­ми но­ча­ми в пе­ри­о­ды от мо­ло­до­го ме­ся­ца до пол­но­лу­ния. Для пар­ней ру­сал­ки опас­ны. Уви­дев ис­пу­ган­но­го кра­сав­ца, они мо­гут за­ще­ко­тать его до смерти (ес­ли при нем нет кре­ста или по­лы­ни). А де­вуш­кам мо­гут да­же по­мочь. Ес­ли спле­сти ве­нок и оста­вить его в ле­су, бла­го­дар­ная ру­сал­ка по­шлет ма­сте­ри­це суже­но­го.

Древ­ние ду­хи до­ждя и пло­до­ро­дия

Мно­го по­ве­рий свя­за­но в Укра­ине с ру­сал­ка­ми. Эти су­ще­ства счи­та­лись да­ри­тель­ни­ца­ми вла­ги по­лям. День про­во­дов ру­са­лок был при­уро­чен к важ­но­му для зем­ле­дель­цев мо­мен­ту – по­яв­ле­нию ко­лос­ков у зер­но­вых куль­тур. Те­перь же до по­ры до вре­ме­ни до­жди бы­ли не нуж­ны, они мог­ли на­вре­дить по­се­вам. По­это­му с жи­тель­ни­ца­ми во­до­е­мов на ка­кой­то пе­ри­од про­ща­лись и про­си­ли их не на­сы­лать лив­ни и бу­ри. Вы­би­ра­ли са­мую при­вле­ка­тель­ную де­вуш­ку, укра­ша­ли ее вен­ка­ми и гир­лян­да­ми из цве­тов и хо­ди­ли по се­лу, рас­пе­вая ру­саль­ные пес­ни. Ве­че­ром «ру­сал­ку» вы­во­ди­ли за се­ло, сни­ма­ли с нее вен­ки, бро­са­ли их в во­ду или в ко­стер. До сви­да­ния, ру­сал­ки!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.