Я же­ла­ла ей

Во мне го­во­ри­ла оби­да и нена­висть к жен­щине, раз­бив­шей мою счаст­ли­вую се­мью

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Сила слова - Слу-слу

Ко­гда это слу­чи­лось, мне по­ка­за­лось, что я по­па­ла в мыль­ную опе­ру. А я их тер­петь не мо­гу. Со мной та­ко­го не могло про­изой­ти. Это все слу­ча­ет­ся с дру­ги­ми. На­при­мер, с со­сед­ка­ми по до­му. Или со зна­ко­мы­ми по­друг. Толь­ко в ки­но невер­ные му­жья за­во­дят ро­ма­ны, бро­са­ют жен и де­тей, раз­во­дят­ся… С на­ми это­го про­изой­ти не могло. Мой муж – не опре­де­ле­ние граж­дан­ско­го ста­ту­са. Мой муж – это па­рень, ко­то­рый в пер­вый день в ин­сти­ту­те про­пу­стил ме­ня без оче­ре­ди в бу­фет. Под­жи­дал ме­ня на каж­дой пе­ре­мен­ке. На ка­ни­ку­лах пи­сал длин­ные пись­ма, в ко­то­рых ча­сти­цы «не» и «ни» сто­я­ли как по­па­ло. На тре­тьем кур­се мы по­же­ни­лись. На­ши те­ла и ду­ши со­еди­ни­лись, как у си­ам­ских близ­не­цов. Мат­вей стал не про­сто мо­ей по­ло­вин­кой – он стал мной, а я – им. И тот зво­нок по­ка­зал­ся пол­ной неле­по­стью. «Ваш муж кру- тит ро­ман с но­вой бух­гал­тер­шей, пок по­ка вы ра­бо­та­е­те по ве­че­рам» –с– ска­зал чужой ехид­ный го­лос. Как Ка­кой еще ро­ман? Ка­кая бух­гал­тер тер­ша? Мат­вей же по­вел доч­ку на кат ка­ток…

Буд Буд­то слу­чай­но за­шла к ним на фир фир­му и буд­то бы за­блу­див­шись, заб за­бре­ла в бух­гал­те­рию. В ком­на­те сид си­де­ли, уткнув­шись в ком­пью­те­ры пять жен­щин. Я сра­зу по­ня­ла, кот ко­то­рая из них Наг­лая ро­жа, кра кра­ше­ные кос­мы, на­ка­чан­ные бот бо­ток­сом гу­бы. Вуль­гар­ное об­ле­гаю га­ю­щее сись­ки пла­тье. Ти­пич­ная сер серд­це­ед­ка и раз­ру­ши­тель­ни­ца се­мей мей. И го­лос... про­сто пи­ла «бол­гар гар­ка». Не от­ве­тив на во­прос, ко­го я ищ ищу, вы­бе­жа­ла из ком­на­ты.

А «м «мы­ло» пу­зы­ри­лось и рас­пу­ха­ло. Хот Хо­те­лось най­ти пе­ре­клю­ча­тель на те­ле­ви­зо­ре судь­бы и вы­клю­чить весь этот бред. Я не узна­ва­ла сво­е­го до­ма. Не узна­ва­ла се­бя в жен­щине с пу­стым взгля­дом, смот­рев­шей на ме­ня из зер­ка­ла. Не по­ни­ма­ла, кто этот лы­сый му­жик,

Моя жизнь ста­ла по­хо­жа на мыль­ную опе­ру: муж, лю­бов­ни­ца, ду­ра-же­на

ко­то­рый от­во­дит гла­за и буб­нит что-то бес­смыс­лен­ное о вне­зап­ной стра­сти и вто­рой мо­ло­до­сти. Я глу­по хи­хи­ка­ла в от­вет на его пред­ло­же­ние остать­ся дру­зья­ми. А как объ­яс­нить пя­ти­лет­ней доч­ке про но­вую страсть? То­неч­ка сра­зу подумала, что па­па ушел, по­то­му что она не слу­ша­лась, бы­ла пло-

хой... Та­ко­го мое серд­це вы­дер­жать уже не могло.

Я про­кля­ла мер­зав­ца и его кра­ше­ную ку­ри­цу. Од­на­жды, уло­жив за­пла­кан­ную дочь спать, я свер­ну­лась клу­боч­ком на сво­ей по­ло­вине ши­ро­кой кро­ва­ти и с на­сла­жде­ни­ем пред­став­ля­ла, ка­кие бе­ды мо­гут об­ру­шить­ся на го­ло­вы быв­ше­го

Про­кли­на­ла му­жа и его лю­бов­ни­цу, же­ла­ла им вся­че­ских страш­ных несча­стий

и его бух­гал­тер­ши. Фан­та­зия раз­бу­ше­ва­лась до та­кой сте­пе­ни, что все гол­ли­вуд­ские стра­шил­ки бы­ли по срав­не­нию с мо­и­ми «меч­та­ми» ми­лы­ми рож­де­ствен­ски­ми ска­зоч­ка­ми.

В ок­но за­гля­ды­вал зло­ве­щий крас­ный глаз пол­ной лу­ны, ве­тер гнал по небу плот­ные ту­чи. Ка­за­лось, что это глаз ве­ли­ка­на за­гля­ды­ва­ет в мое ок­но и каж­дый раз со­глас­но мор­га­ет, как толь­ко я при­ду­мы­ваю но­вое стра­да­ние мо­им обид­чи­кам. Осо­бен­но мне нра­ви­лось пред­став­лять, как они по­па­да­ют в ава­рию, как этой ры­жей га­дю­ке боль­но ле­жать под ис­ко­ре­жен­ным же­ле­зом...

Я ни­ко­гда не бы­ла злым че­ло­ве­ком. По край­ней ме­ре, так о се­бе ду­ма­ла. Все­гда жа­ле­ла и под­карм­ли­ва­ла бро­дя­чих ко­ше­чек. Да­ва­ла па­ру гри­вен за­вы­ва­ю­щим в мет­ро де­ви­цам по­ро­ды мы­са­ми­лю­ди­не­мест­ные. Пла­ка­ла над рас­ска­за­ми о бед­ных го­лод­ных аф­ри­кан­ских де­тиш­ках. Но но­вой бух­гал­тер­ше, раз­ру­шив­шей мой мир, я же­ла­ла смер­ти. Спо­кой­но и осо­знан­но. Ре­гу­ляр­но, как по­чи­стить зубы утром. И по­лу­ча­ла удовольствие, пред­став­ляя ее кон­чи­ну.

В тот ве­чер, уло­жив То­неч­ку спать, я си­де­ла, как обыч­но, у те­ле­ви­зо­ра, пе­ре­клю­чая ка­на­лы и не на­хо­дя ни­че­го ин­те­рес­но­го, что могло бы за­нять мою пу­стую от го­ря ду­шу. Про­шел уже по­чти год с мо- мен­та мо­е­го раз­во­да, но ни­как не мог­ла успо­ко­ить­ся и на­чать жить с на­ча­ла.

Слу­чай­но по­па­ла на ка­нал хро­ни­ки про­ис­ше­ствий за день. По­го­да по­след­ние дни сто­я­ла дожд­ли­вая, и слу­чаи ДТП уча­сти­лись. В част­но­сти, во­ди­тель од­но­го ав­то не спра­вил­ся с управ­ле­ни­ем, вы­ле­тел на встреч­ную по­ло­су, въе­хал под мча­щу­ю­ся фу­ру... Пас­са­жир­ка по­гиб­ла мгно­вен­но, во­ди­тель с тя­же­лы­ми трав­ма­ми в ре­ани­ма­ции без со­зна­ния. Те­ле­ком­мен­та­тор про­сил ото­звать­ся род­ствен­ни­ков по­стра­дав­ших, что­бы за­брать де­воч­ку, ко­то­рая то­же еха­ла в той ма­шине. Ма­лыш­ка, к сча­стью, не по­лу­чи­ла се­рьез­ных травм. Я смот­ре­ла на фо­то дев­чуш­ки – сол­неч­ные ры­жие куд­ряш­ки, пух­лень­кие губ­ки, кур­но­сый но­сик в вес­нуш­ках. Ко­го-то она мне на­пом­ни­ла... Бед­ная... Оста­лась без ма­мы, да и па­па неиз­вест­но, вы­жи­вет ли... По воз­рас­ту при­мер­но как моя То­неч­ка. Сле­зы со­стра­да­ния гра­дом по­ка­ти­лись по мо­е­му ли­цу.

И тут за­зво­нил те­ле­фон. Незна­ко­мый муж­ской го­лос спро­сил: – Ни­на Ков­ро­ва?

Я оста­ви­ла фа­ми­лию му­жа, из ка­ко­го-то ма­зо­хист­ско­го чув­ства. – Лей­те­нант Со­ло­вен­ко. Вы зна­е­те Мат­вея Ков­ро­ва? Мы ищем ка­ких-ни­будь род­ствен­ни­ков, что­бы за­бра­ли ре­бен­ка, Ри­ту. Мать по­гиб­ла в ДТП, вы, на­вер­ное, ви­де­ли се­го­дняш­ние но­во­сти? А отец в ре­ани­ма­ции, без со­зна­ния... – Он не отец... Де­воч­ка не его дочь. Это мой быв­ший муж... – Из­ви­ни­те... Все, боль­ше зво­нить неко­му, – ска­зал лей­те­нант ко­му­то ря­дом, и в труб­ке по­слы­ша­лись ко­рот­кие гуд­ки.

И тут до ме­ня до­шло. Мое же­ла­ние сбы­лось! Ава­рия! Смер­тель­ное ДТП! У ног раз­верз­лась без­дна, из нее ве­я­ло мо­гиль­ным хо­ло­дом. И на краю сто­я­ла ры­жая куд­ря­вая дев­чуш­ка, остав­ша­я­ся без ма­те­ри и, су­дя по все­му, без дру­гих род­ствен­ни­ков. Вдруг осо­зна­ла, что Ри­та очень по­хо­жа на свою ма­му, и раз­луч­ни­ца-бух­гал­тер­ша бы­ла сим­па­тич­ной жен­щи­ной и со­всем не кра­ше­ной стер­вой...

И это я, я во всем ви­но­ва­та. Мое про­кля­тие бы­ло услы­ша­но! Но ведь на са­мом де­ле не хо­те­ла смер­ти! Это неправ­да, про­сто оби­да го­во­ри­ла во мне!

Пол­но­чи я про­ве­ла, об­зва­ни­вая от­де­ле­ния по­ли­ции, что­бы вы­яс­нить, где имен­но на­хо­дят­ся де­воч­ка и мой быв­ший муж. На­ут­ро от­про­си­лась с ра­бо­ты, взя­ла То­ню, и мы по­еха­ли в боль­ни­цу. – Вот она, – де­жур­ная мед­сест­ра при­ве­ла за­ре­ван­ную ма­лыш­ку. – Бе­до­ла­га. Те­перь ей до­ро­га в дет­дом. Близ­ких род­ных нет, ни­кто не ото­звал­ся, род­ной отец неиз­ве­стен. По­дер­жим тут па­ру дней, по­ка за­жи­вут ца­ра­пи­ны по­сле ава­рии, и...

– Но ведь муж ее ма­те­ри жив?

Бед­ная де­воч­ка оста­лась круг­лой си­ро­той, и все из-за мо­е­го по­же­ла­ния

– Да, он при­шел в се­бя. А за­хо­чет ли взять де­воч­ку? Чужая ведь. – Ко­неч­но, за­хо­чет! – вос­клик­ну­ла я. – Мы ее за­бе­рем!

Я зна­ла, что сде­лаю все воз­мож­ное и невоз­мож­ное, пе­ре­вер­ну небо и зем­лю, что­бы ис­ку­пить свой страш­ный грех и дать де­воч­ке Ри­те тепло до­ма. Мож­но ска­зать, что все слу­чив­ше­е­ся – про­сто сов­па­де­ние. И что Ири­на, ры­жая бух­гал­тер­ша, все­та­ки пе­ре­до мной ви­но­ва­та. Но ка­кой бы ни бы­ла ви­на че­ло­ве­ка, нель­зя же­лать ему бе­ды. Не зря ведь лю­ди го­во­рят: будь­те осто­рож­ны в сво­их же­ла­ни­ях, бо­ги мо­гут услы­шать, и они ис­пол­нят­ся. Мир воз­вра­ща­ет сто­ри­цей то, что ты ему несешь, и зло, и добро...

НИ­НА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.