Порт­рет пер­вой же­ны

Она смот­ре­ла на ме­ня и хо­лод­но улы­ба­лась, буд­то го­во­ри­ла: «Здесь я хо­зяй­ка, на­все­гда»...

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Contents -

Се­рые гла­за неот­рыв­но смот­ре­ли на ме­ня. Я не ви­де­ла ни­че­го, кро­ме блед­но­го ли­ца и это­го взгля­да. Хо­те­лось кри­чать, но страх ко­мом стал в гор­ле, не да­вая вы­рвать­ся ни еди­но­му зву­ку. Рыв­ка­ми гло­тая воз­дух, которого ста­ло ка­та­стро­фи­че­ски не хва­тать, я пы­та­лась проснуть­ся и не мог­ла. Сон, это все­го лишь сон.

Я от­кры­ла гла­за и се­ла на кро­ва­ти. Дим­ка мир­но со­пел ря­дом. По­ко­си­лась на осве­щен­ную лун­ным све­том сте­ну. Де­вуш­ку, изоб­ра­жен­ную на порт­ре­те, я зна­ла толь­ко по рас­ска­зам. Лю­да, быв­шая Дим­ки- на же­на, по­гиб­ла в ав­то­мо­биль­ной ава­рии шесть лет на­зад, за­дол­го до на­ше­го с ним зна­ком­ства.

Как при­знать­ся лю­би­мо­му, что ме­ня пре­сле­ду­ет его по­кой­ная су­пру­га? С то­го мо­мен­та, как я пе­ре­еха­ла в его квар­ти­ру, не бы­ло ни од­но­го дня, что­бы мне не казалось, что в спальне с на­ми есть

еще кто-то тре­тий, ни од­ной но­чи без кош­ма­ров? По­смот­ре­ла на ча­сы – без чет­вер­ти три. Ло­жить­ся со­всем не хо­те­лось, но че­рез па­ру ча­сов вста­вать на ра­бо­ту, а зна­чит, на­до за­ста­вить се­бя по­спать хоть немно­го.

Бес­сон­ные но­чи из­му­чи­ли ме­ня. На­до что-то де­лать, схо­дить к док­то­ру

– Слу­шай, мо­жет нам это… – Дим­ка за­мял­ся. – К вра­чу схо­дить? Он по­сер­бы­вал ко­фе и на­блю­дал, как я тщет­но пы­та­юсь за­ма­зать то­нал­кой кру­ги под гла­за­ми.

– К ка­ко­му вра­чу? – по­пы­та­лась изоб­ра­зить удив­ле­ние.

– Ну не знаю, – па­рень за­ду­мал­ся, – к нев­ро­па­то­ло­гу или кто там у них во всех этих рас­строй­ствах раз­би­ра­ет­ся.

– Не пой­ду я ни к ка­ко­му вра­чу. Это про­сто уста­лость.

– Я пе­ре­жи­ваю, – Ди­ма вздох­нул. – Не пом­ню, ко­гда ты нор­маль­но спа­ла в по­след­ний раз. Все кош­ма­ры ка­кие-то, в по­сте­ли ме­чешь­ся. Ус­по­ко­ив лю­би­мо­го, я по­обе­ща­ла по­ду­мать над его пред­ло­же­ни­ем. В чем-то, ко­неч­но, он был прав, даль­ше так про­дол­жать­ся не мог­ло. Мо­жет мне и прав­да все это ка­жет­ся и луч­ше об­ра­тить­ся за по­мо­щью к спе­ци­а­ли­сту? По­зво­нив на ра­бо­ту и ска­зав­шись боль­ной, я усе­лась в спальне с но­ут­бу­ком и при­ня­лась ис­кать бли­жай­шие боль­ни­цы.

– Ни­кто те­бе не по­мо­жет, – казалось, ше­пот зву­чит в мо­ей го­ло­ве. Ис­пу­ган­но по­смот­ре­ла на порт­рет. Быть это­го не мо­жет! Лицо изоб­ра­жен­ной на нем де­вуш­ки, казалось, ни­чуть не из­ме­ни­лось, раз­ве что… да­да, те­перь я это точ­но ви­де­ла – угол­ки на­ри­со­ван­ных губ бы­ли чуть при­под­ня­ты, Лю­да улы­ба­лась. Я го­то­ва бы­ла по­клясть­ся, что рань­ше это­го не бы­ло.

– Че­го ты от ме­ня хо­чешь?! – за­чем-то крик­ну­ла порт­ре­ту. – Оставь ме­ня в по­кое!

– Ты зна­ешь, – гу­бы де­вуш­ки на картине не ше­ве­ли­лись, но я зна­ла, я точ­но зна­ла: этот ше­пот в мо­ей го­ло­ве при­над­ле­жал ей, – Те­бе здесь не место.

Так вот оно что… как я сразу не до­га­да­лась. Ко­неч­но, раз­ве мог­ло быть ина­че, по­сле той боль­шой люб­ви, что бы­ла у них с Дим­кой, раз­ве мог­ла Люд­ми­ла от­дать его ко­му-то? Я сгреб­ла в охап­ку но­ут­бук и вы­шла из ком­на­ты, при­крыв за со­бой дверь. Не­уже­ли за­кры­тая дверь огра­дит ме­ня от опас­но­сти, удер­жит призрак по­кой­ни­цы в че­ты­рех сте­нах. Или я про­сто схо­жу с ума?

– Дим, нам на­до по­го­во­рить, – на­ча­ла я, ед­ва лю­би­мый пе­ре­сту­пил по­рог.

– Ты ез­ди­ла к вра­чу? Он что-то ска­зал? – Ди­ма встре­во­жен­но по­смот­рел на ме­ня.

– Нет, я не бы­ла у док­то­ра. Не знаю, как те­бе об этом рас­ска­зать… – я за­мя­лась, – не ду­маю, что он мне по­мо­жет. Я не знаю, как те­бе об этом ска­зать. Твоя же­на, твоя быв­шая же­на… Мне ка­жет­ся, она не хо­чет, что­бы я бы­ла здесь, – вы­дох­ну­ла я, – не хо­чет, что­бы мы бы­ли вместе.

Па­рень опу­стил го­ло­ву. Но мо­их рук из сво­их не вы­пу­стил.

– С че­го ты это взя­ла? Ее боль­ше нет, как она мо­жет быть про­тив? – он ста­рал­ся го­во­рить спо­кой­но, но бы­ло слыш­но, как пре­да­тель­ски за­дро­жал его го­лос.

– Мне ка­жет­ся, она здесь, с на­ми, – я сде­ла­ла па­у­зу. – В порт­ре­те. Я знаю, что в это слож­но по­ве­рить, но я ее слы­шу, Дим. И еще она мне снится.

Ну все, те­перь он точ­но по­счи­та­ет ме­ня су­ма­сшед­шей. Но, к мо­е­му удив­ле­нию, Дим­ка о чем-то за­ду­мал­ся, а за­тем встал и на­пра­вил­ся в спаль­ню. А еще че­рез ми­ну­ту по­явил­ся на по­ро­ге с порт­ре­том по­кой­ной же­ны в ру­ках. Ак­ку­рат­но по­ста­вив его ря­дом со сту­лом, он вздох­нул.

– Так вот оно в чем дело. А я все ни­как не мог по­нять, что про­ис­хо­дит, – он по­смот­рел на кар­ти­ну. – Зна­ешь, ты ведь не пер­вая. Я непо­ни­ма­ю­ще взгля­ну­ла на него.

– Я, ес­ли чест­но, бо­ял­ся пред­ла­гать те­бе жить вместе, – лю­би­мый за­пнул­ся, – здесь. Ду­мал – квар­ти­ра несчаст­ли­вая. Все мои от­но­ше­ния по­сле смер­ти Лю­ды за­кан­чи­ва­лись сразу же по­сле пе­ре­ез­да де­ву­шек ко мне. Но по­че­му она не хо­чет, что­бы я был счаст­лив? С эти­ми сло­ва­ми Ди­ма взял порт­рет и вы­шел из кух­ни.

Не ста­ла ид­ти за ним, по­ни­мая, что сей­час ему луч­ше по­быть од­но­му.

Не знаю, об­щал­ся лиД­мит­рий че­рез порт­рет со сво­ей по­кой­ной же­ной...

Но вско­ре из при­хо­жей по­слы­шал­ся шум – лю­би­мый вко­ла­чи­вал в сте­ну у шка­фа гвоздь. На мой немой во­прос от­ве­тил про­сто: – Мы по­го­во­ри­ли и ре­ши­ли, что ей луч­ше бу­дет здесь. – По­го­во­ри­ли? – я по­ни­ма­ла, что он име­ет в ви­ду по­кой­ную же­ну. – И... и что ты ей ска­зал?

– Ска­зал, что ее место ни­кто ни­ко­гда не зай­мет. И, ес­ли она хо­чет, что­бы я был счаст­лив, она долж­на поз­во­лить мне жить даль­ше. Не знаю, прав­да ли Дим­ка то­гда раз­го­ва­ри­вал с по­гиб­шей су­пру­гой че­рез порт­рет, но с то­го ве­че­ра все из­ме­ни­лось – ни­ка­ких кош­ма­ров по но­чам, ни­ка­ких го­ло­сов. Лишь ино­гда, про­ти­рая пыль на картине, я за­ме­чаю, что де­вуш­ка на ней улы­ба­ет­ся мне.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.