Же­них из ино­го ми­ра

Кра­си­вый ста­рин­ный бре­лок стал тюрь­мой для дья­во­ла! Он хо­тел вый­ти на во­лю!

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Contents -

Тро­ю­род­ная баб­ка мо­е­го от­ца Се­ра­фи­ма при жиз­ни бы­ла весь­ма стран­ной осо­бой. Ни НиН с кем из род­ствен­ни­ков по­чти не нее об­ща­лась, бы­ла за­мкну­той, непри­вет­ли­вой, пр­ри­вет­ли­вой, но весь­ма обес­пе­чен­ной че­ен­ной да­мой. Го­во­ри­ли, что день­ги де­ень­ги ее от лю­бов­ни­ков.

Но НоН на­сто­я­ще­го жен­ско­го­ко­го сча­стья у нее так ак и не бы­ло: всю жизнь од­на – ни се­мьи, емьи, ни де­тей!

Я ее ви­де­ла все­го­то о несколь­ко раз.

И то в ос­нов­ном на а по­хо­ро­нах род­ствен­ни­ков, од­ствен­ни­ков, по­это­му оэто­му бы­ла неска­зан­но ка­зан­но удив­ле­на, ко­гда огда узна­ла, что по­сле ле смер­ти Се­ра­фи­ма Вик­то­ров­на ик­то­ров­на оста­ви­ла свой дом ом и усадь­бу в на­след­ство мне. не. По­нят­ное дело, все на­ши мно­го­чис­лен­ные но­го­чис­лен­ные тет­ки, дядь­ки об­за­ви­до­ва­лись, ведь мно­гие име­ли пла­ны на ста­рин­ный особ­няк, да­же пы­та­лись уха­жи­вать за бо­ле­ю­щей ро­дич­кой, льсти­ли ей, тер­пе­ли ее вы­ход­ки, но, увы: дар­ствен­ная на мое имя.

– Ста­рая ведь­ма! Я за ней как за ма­лым ди­тем хо­ди­ла, а она, за­ра­за, все те­бе оста­ви­ла! Де­лить­ся на­до! «Угу. Счас!» – по­ду­ма­ла я. Усадь­ба на­хо­ди­лась в жи­во­пис­ней­шем ме­сте: неда­ле­ко ста­рин­ный парк, за ним ре­ка и лес. Дрях­лый

ста­ри­чок, при­я­тель мо­ло­до­сти баб­ки Се­ра­фи­мы, рас­ска­зал:

– ОнаО ре­ши­ла оста­вить те­беб дом, как толь­ко ты ро­ди­лась, а твои ро­ди­те­ли со­гла­си­лись на­звать те­бя Со­фи­ей. Пом­ню, она то­гда ска­за­ла: «Па­мят­ное это имя для на­ше­го ро­да! Ох, па­мят­ное!» По­че­му, по­дроб­но­стей не знаю. А ко­гда те­бе ис­пол­ни­лось во­сем­на­дцать, по­де­ли­лась со мной, что уж очень ты по­хо­жа на нее в юно­сти. И она пра­ва! Ведь я в нее был влюб­лен еще со­всем маль­чиш­кой, прав­да, гор­дая и непри­ступ­ная кра­са­ви­ца от­но­си­лась ко мне как к млад­ше­му бра­ту и толь­ко, а жаль… Из-за нее я и остал­ся бо­бы­лем! – груст­но за­кон­чил ста­рик.

Он пе­ре­дал клю­чи, ко­то­рые ви­се­ли на ста­рин­ном бре­ло­ке с изоб­ра­же­ни­ем улы­ба­ю­ще­го­ся чер­та. – Пра­баб­ка твоя ча­сто по­вто­ря­ла, что это очень цен­ная вещь! Ни­ко­гда никому в ру­ки не да­ва­ла!

Я по­ло­жи­ла бре­лок на ла­донь и вне­зап­но ощу­ти­ла лег­кое по­ка­лы­ва­ние, казалось, что ру­ка мгно­вен­но оне­ме­ла. И еще… по­явил­ся стран­ный страх, слов­но пред­ве­стие бе­ды. Зна­е­те, как бы­ва­ет: ты ожи­да­ешь непри­ят­но­стей непо­нят­но от­ку­да?

В то вре­мя я бы­ла в от­пус­ке, а зна­чит, мог­ла уде­лить вре­мя на­ве­де- нию по­ряд­ка в до­ме, где пред­сто­я­ло жить.

По до­ро­ге про­би­ла ко­ле­со, до бли­жай­шей стан­ции тех­об­слу­жи­ва­ния очень да­ле­ко, са­ма ме­нять не уме­ла. При­шлось го­ло­со­вать, что­бы по­про­сить ко­го-то по­мочь. Вско­ре ма­ши­на оста­но­ви­лась. Ко­гда я при­смот­ре­лась к под­хо­див­ше­му муж­чине, то чуть не по­те­ря­ла дар ре­чи: та­ких кра­си­вых я еще ни­ко­гда не ви­де­ла: небреж­но от­ки­ну­тые на­зад во­ло­сы, оча­ро­ва­тель­ная улыб­ка, огром­ные ка­рие гла­зи­ща. Он по­мог, мы раз­го­во­ри­лись, па­рень на­зна­чил сви­да­ние че­рез па­ру дней. Осо­бое его вни­ма­ние при­влек бре­лок в фор­ме го­ло­вы чер­та: – Сим­па­тич­ная ве­щи­ца! Я кол­лек­ци­о­ни­рую бре­ло­ки. Мо­жет, про­дашь?

– Не мо­гу. Это па­мять о пра­баб­ке! – Ну уд да, , ну уд да… Ка­жет­ся,, ее Се­раф­фи­мой фи­мой зва­ли? Или Со­фи­ей? – Со­фия – перед тобой, – я про прот­тя­ну­ла тя­ну­ла ему ру­ку.

ММне Мне да­же и в го­ло­ву не при­шло при­шло, оот­ку­да от­ку­да он зна­ет мое имя и баб­ки­но баб­ки­но!

–А я – Ан­дрей! – муж­чи­на ши­ро­ко улыб­нул­ся.

И сно­ва в мо­мент ру­ко­по­жа­тия ощу­ти­ла стран­ные му­раш­ки по все­му те­лу, лег­кий озноб и страх. Ру­ка у незна­ком­ца бы­ла ле­дя­ной! До­го­во­ри­лись о встре­че, и я уеха­ла. Вско­ре мы на­ча­ли встре­чать­ся, и я уже на­ив­но счи­та­ла Ан­дрея сво­им же­ни­хом.

Рань­ше я ни­ко­гда не бы­ва­ла в баб­ки­ном до­ме: ста­рин­ная ме­бель с гну­ты­ми нож­ка­ми и при­чуд­ли­вы­ми спин­ка­ми ди­ва­нов и кре­сел, бар­хат­ные тя­же­лые пор­тье­ры, кар­ти­ны в зо­ло­че­ных рам­ках на­ча­ла про­шло­го ве­ка. Рос­кошь!

Од­на из них осо­бен­но при­влек­ла мое вни­ма­ние: баб­ка Се­ра­фи­ма в юно­сти. «А ведь и прав­да она очень по­хо­жа на ме­ня. Или я на нее?» Не знаю, как за ней уха­жи­ва­ли на­ши род­ствен­ни­цы, ле­ле­яв­шие на­деж­ду от­хва­тить бо­га­тое на­след­ство, но пы­ли­ща в до­ме ле­жа­ла про­сто нево­об­ра­зи­мая. При­шлось

Пы­ли­ща в до­ме у баб­ки бы­ла жут­кая! Я за­ня­лась ге­не­раль­ной убор­кой

мне за­ка­тать ру­ка­ва и взять­ся за убор­ку.

А но­чью мне при­снил­ся стран­ный сон: пра­баб­ка что-то пря­чет в по­тай­ной ящи­чек ко­мо­да в са­мой ма­лень­кой ком­на­туш­ке, и хит­ро под­ми­ги­ва­ет. А по­том я слов­но… нет, не услы­ша­ла, а по­чув­ство­ва­ла ее скри­пу­чий го­лос: «Ты, Со­фия, на на­шу род­ствен­ни­цу по­хо­жа! Те­бе и на­след­ство оста­нет­ся! Толь­ко смот­ри, не про­га­дай, что­бы по­том не жа­леть, как я! День­ги и дра­го­цен­но­сти – это не са­мое глав­ное в жиз­ни! И чер­та бе­ре­ги! Он при­дет за ним обя­за­тель­но!»

Я просну­лась со стран­ным сме­шан­ным чув­ством стра­ха и лю­бо­пыт­ства. Уснуть до рас­све­та уже не смог­ла: то мне скрип какой-то слы­шал­ся, то зву­ки стран­ные – то ли смех, то ли плач.

Утром на­спех пе­ре­ку­си­ла и по­шла в ту ма­лень­кую ком­на­туш­ку. Ни­че­го осо­бен­но­го! Ста­рый стол, около него крес­ло, чуть по­одаль ко­мод. Я по­ры­лась в од­ном из ящи­ков, на­де­ясь об­на­ру­жить что-то ин­те­рес­ное. И сно­ва разо­ча­ро­ва­ние: несколь­ко лист­ков бу­маг, ис­пи­сан­ных раз­ны­ми по­чер­ка­ми, неболь­шая шка­тул­ка с за­сох­шим бу­ке­ти­ком по­лу­раз­ва­лив­ших­ся от ста­ро­сти цве­тов, аль­бом с фо­то­гра­фи­я­ми. И все. Ни­ка­ких несмет­ных со­кро­вищ или дра­го­цен­но­стей!

Я взя­ла один из лист­ков и на­ча­ла чи­тать. Это бы­ло пись­мо

Се­ра­фи­мы, нан­на­пи­сан­ное в год мо­е­го мо­ое­го рож­де­ния и об­ра­щен­ное об­ра­щенн­ное имен­но ко мне! «Итак, те­бя нан­на­зва­ли Со­фи­ей. Со­фи­и­ей. Ра­до­вать­ся мне или ого­ро­го­ор­чать­ся? По­ка По­ока не знаю, но так или ина­че инач­че я обя­за­на пе­ре­дать пе­ред­дать те­бе свое зна­ние, знан­ние, ты уна­сле­ду­ешь мой ммой дом и са­мое цен­ное, что у ме­ня есть – бре­лок. Ес­ли сей­час ты чи­та­ешь эти стро­ки, зна­чит, все уже свер­ши­лось. Я в ми­ре ином, а ты в мо­ем до­ме. Что ж, при­шло вре­мя те­бе узнать прав­ду. Мо­жешь счи­тать ме­ня су­ма­сшед­шей, но в бре­ло­ке

Уби­рая в до­ме, я на­шла ста­рый днев­ник. Раз­гад­ка тай­ны кро­ет­ся в нем!

на клю­чах за­клю­че­на страш­ная си­ла. Тот, ко­му он при­над­ле­жит, бу­дет все­гда иметь мно­го де­нег, кра­си­вые ве­щи, до­ста­ток и бла­го­по­лу­чие, но не бу­дет у него се­мьи, де­тей, да и люб­ви то­же. В бре­ло­ке за­клю­че­на ду­ша де­мо­на. Ра­но или позд­но он за­хо­чет за­брать эту ве- щи­цу у те­бя. От­дашь – бе­да бу­дет: умрешь мо­ло­дой, вы­бро­сишь – то же са­мое, не от­дашь – оди­но­кой, как и я оста­нешь­ся! Те­бе ре­шать, как по­сту­пить пра­виль­но!

В свое вре­мя я встре­ти­ла мо­ло­до­го че­ло­ве­ка. Влю­би­лась в него безум­но. Зва­ли его Ан­дри­ан. Толь­ко со вре­ме­нем по­ня­ла, что не я ему бы­ла нуж­на, а бре­лок, который мне пе­ре­да­ла Со­фия, моя дво­ю­род­ная баб­ка.

Преж­де чем посмотреть се­мей­ный аль­бом, про­чи­тай ее днев­ник. То­гда те­бе все ста­нет яс­но.

И будь осто­рож­на: он уже охо­тит­ся на те­бя! Мо­жешь по­счи­тать ме­ня ненор­маль­ной, но это прав­да. Де­мон за­хо­чет за­брать у те­бя свою тем­ни­цу!»

«Бре­дя­ти­на ка­кая-то!» – про­нес­лось в го­ло­ве, но днев­ник я все же от­кры­ла.

« 18 сен­тяб­ря

Се­го­дня на про­гул­ке я на­шла пре­лю­бо­пыт­ную ве­щи­цу: бре­лок в фор­ме го­ло­вы де­мо­на. Ин­те­рес­но, кто его по­те­рял? Оста­ви­ла у се­бя. Мне он нра­вит­ся!

А по­том… по­том я встре­ти­ла его. И влю­би­лась. Ах, Ан­дре, как же ты чер­тов­ски кра­сив!

24 ок­тяб­ря

Я не мо­гу по­нять, что про­ис­хо­дит! Мой лю­би­мый бро­сил ме­ня. Ка­жет­ся, его ин­те­ре­сую не я, а тот чер­тов бре­лок, который я на­шла, но ему не от­да­ла.

Апрель

На ме­ня сва­ли­лось неожи­дан­ное бо­гат­ство: даль­няя род­ствен­ни­ца от­пи­са­ла на­след­ство. А я вспом­ни­ла сон, который при­снил­ся мне в тот день, ко­гда я на­шла бре­лок. Ка­ка­я­то ста­ру­ха го­во­ри­ла мне: «В брел­ке за­клю­че­на ду­ша дья­во­ла. Или то, что у него вме­сто ду­ши. Он при­но­сит бо­гат­ство, но от­ни­ма­ет обыч­ное сча­стье. Де­мон бу­дет охо­тить­ся за ним. Бре­лок нуж­но пе­ре­дать по

Ока­зы­ва­ет­ся, я очень по­хо­жа на на­шу пра­пра... Но от но­во­сти нера­дост­но

на­след­ству. Вы­бро­сить нельзя, это су­лит ран­нюю смерть его хо­зя­и­ну!» По­след­няя за­пись не да­ти­ро­ва­на ни­как: «Я знаю, кто ста­нет сле­ду­ю­щей об­ла­да­тель­ни­цей бре­ло­ка – это Се­ра­фи­ма. Она по­хо­жа на ме­ня. Пусть же бу­дет бо­га­той и успеш­ной. А лю­бовь, сча­стье – это не так уж и важ­но!» Я взя­ла в ру­ки аль­бом, и мне ста­ло пло­хо: с двух разных фо­то­гра­фий на ме­ня смот­ре­ли од­ни и те же лю­ди: Со­фия со сво­им Ан­дре и Се­ра­фи­ма с Ан­дри­а­ном. Но са­мое страш­ное, что жен­щи­ны на сним­ках как две кап­ли во­ды по­хо­жи на ме­ня, а их мо­ло­дой человек на Ан­дрея, пар­ня, которого я уже счи­та­ла сво­им же­ни­хом… «Же­них из ино­го ми­ра? Та­ко­го быть не мо­жет…» С тех пор про­шло не­ко­то­рое вре­мя. Я бо­га­та, успеш­на, но несчаст­ли­ва. По­ни­маю, что не умею лю­бить. Бре­лок все­гда при мне. Вы­бро­сить я его бо­юсь, а вдруг его по­те­ря дей­стви­тель­но при­не­сет мне смерть?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.