Ог­ни с небес

Сми­рить­ся с ги­бе­лью лю­би­мо­го я не мог­ла, ду­ма­ла о нем дни и но­чи. И он при­шел

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Contents - МАР­ГА­РИ­ТА и о а и й ю й

Слу­чи­лось нечто стран­ное. Я пой­ма­ла твой взгляд, ко­гда ты ду­мал, что не смот­рю на те­бя. Мне ста­ло страш­но: у те­бя из­ме­ни­лись гла­за. Они бы­ли чер­ные, без зрач­ков, и непо­движ­ные. Че­рез се­кун­ду сно­ва ста­ли преж­ни­ми: се­ры­ми, с ве­се­лы­ми ис­кор­ка­ми. Но тот ле­де­ня­щий ду­шу взор, буд­то ок­но в по­ту­сто­рон­ний мир, ис­пу­гал. Взгляд де­мо­на смер­ти, под­жи­да­ю­ще­го жерт­ву...

Яболь­ше не лю­би­ла утро. Не лю­би­ла про­сы­пать­ся, впря­гать­ся в длин­ную че­ре­ду у ру­тин­ных дел. Мне ста­ло без­раз­лич­но, све­тит ли солн­це или идет дождь. Каж­дый но­вый день, какк и вче­раш­ний, как и зав­траш­ний, бы­ли мне не нуж­ны – в них не бы­ло и не бу­дет те­бя.

Я спра­ши­ва­ла пу­сто­ту: «За­чем ты по­шел в тот ве­чер в ма­га­зин?» Но не по­лу­ча­ла от­ве­та. Пу­сто­та мол­ча­ли­ва.

Обо­шлись бы без чая. И ты был бы жив… Ко­неч­но, мы не пред­по­ла­га­ли, что воз­ле лав­ки пья­ные от­мо­роз­ки за­те­ют дра­ку. Ты про­сто шел ми­мо. Ты не стал их ути­хо­ми­ри­вать. Но у од­но­го из них был пи­сто­лет, и он вы­стре­лил. Не в те­бя. Ты про­сто ока­зал­ся на ли­нии ог­ня.

Мне все рав­но, ка­кой срок тот при­ду­рок по­лу­чил. Те­бя боль­ше не бы­ло ря­дом. Днем не бы­ло... А вот но­чью… Все из­ме­ни­лось, ко­гда про­шло со­рок дней с то­го ве­че­ра. В тот пер­вый твой при­ход ко мне ты ска­зал, что ни­сколь­ко не оби­дел­ся, что я не по­шла на твои по­хо­ро­ны. Ты ведь знал, что нам неза­чем про­щать­ся: мы ско­ро сно­ва а бу­дем вме­сте.

Ма­ма ме­ня умо­ля­ла не по­зо­рить ь се­мью: как это так, мо­ло­дая же­на а от­ка­зы­ва­ет­ся ид­ти на клад­би­ще? Све­кровь ши­пе­ла и про­кли­на­ла: она по­че­му-то вби­ла се­бе в го­ло­ву, что имен­но я от­пра­ви­ла те­бя но­чью в ма­га­зин, что это из-за ме­ня я ты по­гиб. Све­кор от­во­дил взгляд, пря­ча сле­зы. А я не мог­ла по­нять: че­го они при­вя­за­лись? Это непо­движ­ное те­ло в окру­же­нии вен­ков, с ли­цом как вос­ко­вая мас­ка – оно не име­ет от­но­ше­ния к те­бе, все­гда а ве­се­ло­му, ак­тив­но­му, страст­но­му. И я не хо­те­ла участ­во­вать в бес­смыс­лен­ном спек­так­ле за­хо­роне- ния че­го-то, что не бы­ло то­бой. Они от­пра­ви­ли ме­ня к пси­хо­ло­гу, по­том к пси­хи­ат­ру. Стран­ные лю­ди, до­би­ва­лись, что­бы я пла­ка­ла и го­ре­ва­ла.

Пом­ню, как вер­ну­лась из боль­ни­цы в наш опу­стев­ший дом. Си­де­ла вот так же, как и се­го­дня, на под­окон­ни­ке, смот­ре­ла в небе­са, ис­ка­ла в них те­бя. Насту­пи­ла ночь. Звезд­ное небо от­ра­жа­лось в ог­нях го­ро­да, буд­то кос­мос был и на­до мной, и по­до мной. На­ша квар­ти­ра на во­сем­на­дца­том эта­же. Бли­же к небу, чем к зем­ле.

Вдруг не­ко­то­рые звез­ды ста­ли круп­нее, их фор­ма из­ме­ни­лась. Те­перь они бы­ли по­хо­жи на ка­пель­ки, ко­то­рые все уве­ли­чи­ва­лись по ме­ре при­бли­же­ния к зем­ле. А за­тем в кап­лях чет­ко про­яви­лись че­ло­ве­че­ские фи­гу­ры. Они сколь­зи­ли вниз и ис­че­за­ли в до­мах. Од­на из та­ких фи­гур стре­ми­тель­но мча­лась ко мне. Си­я­ю­щая кап­ля за­вис­ла на­про­тив ок­на и я уви­де­ла твое ли­цо. Рас­пах­ну­ла ок­но с кри­ком: «Сю­да!» и упа­ла в твои объ­я­тия. Ты был та­ким же, как и рань­ше:

Ма­ма умо­ля­ла ме­ня пой­ти на твои по­хо­ро­ны, но я от­ка­за­лась: это не ты

му­ску­ли­стым, го­ря­чим, страст­ным. Не по­хож на при­зра­ка. Толь­ко вме­сто при­выч­ных джин­сов и фут­бл­ки на те­бе бы­ло нечто, на­по­ми­на­ю­щее гре­че­скую ту­ни­ку. Мы це­ло­ва­лись и за­ни­ма­лись лю­бо­вью, ты шеп­тал, что со­ску­чил­ся, что те­перь мы бу­дем вме­сте, что ты ы вер­нешь­ся сле­ду­ю­щей но­чью, ко­гда солн­це скро­ет­ся за го­ри­зонт­омм и на небе за­го­рят­ся звез­ды. Это их х лу­чи ука­зы­ва­ют путь ушед­шим к тем, кто их ждет на зем­ле. По­это­му у в пас­мур­ные но­чи ты при­хо­дить нее смо­жешь.

Ко­гда небо ста­ло блед­неть, ты ы ушел. Стал на под­окон­ни­ке и сде­лал шаг в пу­сто­ту. Луч сле­пя­ще­го о све­та стре­мил­ся к небу, к блед­не­ю­щим звез­дам.

В мо­ей жиз­ни по­явил­ся смысл: ждать но­чи. Ждать те­бя. Ма­ма недо­уме­ва­ла: что со мной тво­рит­ся. Сно­ва по­сла­ла к вра­чу. Я схо­ди­ла, про­сто что­бы ее не тре­во­жить и что­бы она от­ста­ла. Мне вы­пи­са­лии но­вые таб­лет­ки, но я не ста­ла их х при­ни­мать, ведь они мне не нуж­ны, я не су­ма­сшед­шая. Про­сто жда­ла но­чи. Ты при­дешь и бу­дешь ря­дом. Род­ствен­ни­ки по­сте­пен­но от­ста­ли. Как и на­чаль­ство, за­зы­вав­шее е ме­ня вер­нуть­ся к ра­бо­те. Яко­бы ы это по­мо­жет пе­ре­жить го­ре. При­шлось взять от­пуск – хо­дить в офис с и изоб­ра­жать за­ня­тость бы­ло вы­ше е мо­их сил. Су­ще­ство­ва­ние со­сре­до­то­чи­лось в но­чи, я ожи­ва­ла, толь­ко ко­гда нав­стре­чу мне из тем­ных глу­бин неба а ле­тел луч, об­ре­та­ю­щий твои очер­та­ния.

Мы за­ни­ма­лись лю­бо­вью и бол­та­ли обо всем: об об­щих зна­ко­мых, ин­те­рес­ных кни­гах и филь­мах, ко­то­рые при тво­ей жиз­ни нра­ви­лись ь нам обо­им.

Толь­ко о том, где ты сей­час и на чтоо это по­хо­же, ты го­во­рить от­ка­зы­вал­ся. Сме­ял­ся: са­ма уви­дишь. – Ко­гда? – спра­ши­ва­ла я нетер­пе­ли­во. – Ты возь­мешь ме­ня к се­бе? – Ко­гда при­дет вре­мя и ты бу­дешь ь го­то­ва пой­ти со мной.

Но од­на­жды слу­чи­лось нечто стран­ное. Я пой­ма­ла твой взгляд, ко­гда ты ду­мал, что не смот­рю на те­бя. Мне ста­ло страш­но: у те­бя из­ме­ни­лись гла­за. Они бы­ли чер­ны­ми, без зрач­ков и непо­движ­ны­ми. Уже че­рез се­кун­ду они сно­ва ста­ли преж­ни­ми: се­ры­ми с ве­се­лы­ми ис­кор­ка­ми. Но тот ле­де­ня­щий ду­шу взор, буд­то ок­но в по­ту­сто­рон­ний мир, ис­пу­гал. Взгляд де­мо­на, тер­пе­ли­во ожи­да­ю­ще­го свою жерт­ву.

А ес­ли... ес­ли я оши­ба­юсь, и ты – это не ты, а де­мон смер­ти, ко­то­рый при­хо­дит за мной, но по­че­му-то по­ка еще не уво­дит в цар­ство мерт­вых? А те­бя, мо­е­го лю­би­мо­го муж­чи­ны, боль­ше нет?

Ес­ли пой­ти с то­бой озна­ча­ет то­же уме­реть? Я вдруг осо­зна­ла, что не го­то­ва сде­лать шаг в пу­сто­ту сле­дом за тво­им лу­чом. Ка­жет­ся, ты, или то, что при­ки­ды­ва­лось то­бой, по­чув­ство­ва­ло эту пе­ре­ме­ну в мо­ем на­стро­е­нии.

– Что с то­бой? Иди сю­да, – по­звал ты, взял за ру­ку и при­тя­нул к се­бе. Но я уже из­ме­ни­лась. Ко мне вер­ну­лись на­сто­я­щие ощу­ще­ния. Твоя ла­донь ока­за­лась ледяной, а объ­я­тия – жест­ки­ми, буд­то ме­ня за­жа­ло в тис­ках.

– Хо­чешь пой­ти со мной се­го­дня? – спро­сил ты.

Нет, не ты. Де­мон по­чу­ял, что я усколь­заю, что он те­ря­ет свою жерт­ву. И я сно­ва уви­де­ла этот чер­ный взгляд из без­дны.

В это мгно­ве­ние мой мо­биль­ник взо­рвал­ся сиг­на­лом вы­зо­ва. – Не бе­ри! – дер­нул де­мон ме­ня за ру­ку. – Нам по­ра!

– Это ма­ма! Я не мо­гу не от­ве­тить! – я вы­рва­лась из его лап. – Ри­точ­ка, до­чень­ка, у те­бя все в по­ряд­ке? – кри­ча­ла ма­му­ля в труб­ку. – Про­сти, что зво­ню сре­ди но­чи, но мне та­кой кош­мар при­ви­дел­ся. Буд­то ты сто­ишь на рас­кры­том окне... Умо­ляю, бе­ре­ги се­бя. Мы с па­пой сей­час при­е­дем... – Ухо­ди, – ска­за­ла я де­мо­ну. – Мой Саш­ка по­гиб. А ты не он. Он ни­ко­гда не по­тя­нул бы ме­ня в про­пасть. Он ме­ня лю­бил. Ухо­ди. Боль­ше я те­бе не от­крою ок­но. Над го­ри­зон­том по­явил­ся кра­е­шек солн­ца. На­чи­нал­ся но­вый день. И я ожи­ва­ла вме­сте с ним.

Од­на­жды я пой­ма­ла взгляд, ко­гда ты это­го не ожи­дал. Это бы­ли гла­за де­мо­на Ноч­ные ви­де­ния при­ве­ли ме­ня в это ка­фе, где жда­ла

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.