Смот­рю в во­ду и ви­жу смерть

Без­звуч­но ше­ве­ля гу­ба­ми, жен­щи­на буд­то пы­та­лась ска­зать мне что-то важ­ное...

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Contents - МА­РИЯ

По прав­де го­во- ря, мне до сих х порп не ве­ри- - лось,л что этоо на­шн соб­ствен- - ныйн дом. –Ма­ша,глянь!– ! – Вов­ка дер­нул за руч­ку, тор­ча­щую ю из по­тол­ка на вто­ром эта­же, и от­ту-- да с гро­хо­том вы­ва­ли­лась трух­ля­ваяя лест­ни­ца. – Она ве­дет на чер­дак! – Угу, кру­то, – со­гла­си­лась я, вг­ля-- ды­ва­ясь в раз­верз­нув­шу­ю­ся чер-- ную ды­ру, от­ку­да сы­па­лась пыль. – Мо­жет, там жи­вут призра­ки преж­них вла­дель­цев? – су­пруг сде­лал страш­ные гла­за, зная, что ве­рю во вся­кую нечисть. – Или, на край­няк, до­мо­вой...

– Иди ты, – от­мах­ну­лась. Муж был в вос­тор­ге от на­ше­го до­ма, я же с пер­во­го взгля­да влю­би­лась в то, что его окру­жа­ло: раз­би­тый на зад­нем дво­ре яб­ло­не­вый сад и за­рос­ший кув­шин­ка­ми пруд в са­мом даль­нем его кон­це.

– Это де­ло рук быв­ше­го хо­зя­и­на, – рас­ска­зы­ва­ла ри­ел­тор­ша, про­дав­шая нам недви­жи­мость. – Там ка­кая-то пе­чаль­ная ис­то­рия с ним слу­чи­лась: же­на без ве­сти про­па­ла или что-то по­доб­ное. В па­мять о ней он и раз­бил этот пруд, взяв с ме­ня сло­во, что по­сле­ду­ю­щие жиль­цы обя­зу­ют­ся его не осу­шать. Но это в до­го­во­ре куп­ли-про­да­жи не про­пи­са­но, так что...

– Нет, что вы, нам очень нра­вит­ся! – за­ма­ха­ла я ру­ка­ми. – Мо­же­те его за­ве­рить, что ни­че­го осу­шать мы не пла­ни­ру­ем.

– Да неко­го уже за­ве­рять, – по­жа­ла пле­чом агент. – Хо­зя­ин умер па­ру месяцев на­зад в до­ме пре­ста­ре­лых, ку­да его де­ти опре­де­ли­ли.

В первую же ночь, про­ве­ден­ную на но­вом ме­сте, мне при­снил­ся

стран­ный сон: буд­то про­сы­па­юсь я в сво­ей по­сте­ли, спус­каю с кро­ва­ти но­ги – а там во­да. В ис­пу­ге смот­рю вниз, а вме­сто до­ща­то­го по­ла пруд, за­рос­ший кув­шин­ка­ми. И от­ту­да, из су­мрач­ной глу­би­ны, гля­дит на ме­ня мерт­вен­но-блед­ное, но пре­крас­ное жен­ское ли­цо и без­звуч­но ше­ве­лит си­нюш­ны­ми гу­ба­ми...

Спу­стив с кро­ва­ти бо­сые но­ги, вме­сто до­ща­то­го по­ла я вдруг ощу­ти­ла ле­дя­ную во­ду!

Прос­нув­шись в хо­лод­ном по­ту, я се­ла в кро­ва­ти и об­хва­ти­ла се­бя ру­ка­ми. Пол­ная лу­на за­ли­ва­ла ком­на­ту се­реб­ри­стым све­том, и ме­ня по­че­му-то без­удерж­но по­тя­ну­ло к пру­ду. «Схо­жу, про­сто что­бы убе­дить­ся: это все­го лишь сон», – ре­ши­ла и, на­ки­нув ха­лат, вы­шла во двор.

На ули­це бы­ло свет­ло, слов­но днем: боль­шая и круг­лая, как блин, лу­на ви­се­ла над кры­шей до­ма. Плот­нее за­ку­тав­шись в ха­лат – сто­я­ла се­ре­ди­на осе­ни, – я че­рез сад про­шла к пру­ду и вста­ла на бе­ре­гу. Но вне­зап­но зем­ля ушла из-под ног: из во­ды на ме­ня смот­ре­ло жен­ское ли­цо...

– Это про­сто твое во­об­ра­же­ние, – убеж­дал Во­ло­дя, ко­гда я с кри­ка­ми при­бе­жа­ла в дом и рас­ска­за­ла ему о слу­чив­шем­ся. – Вку­пе с недо­сы­пом и стрес­сом из-за пе­ре­ез­да. На са­мом де­ле ты уви­де­ла свое соб­ствен­ное от­ра­же­ние.

Я лишь всхли­пы­ва­ла, при­жи­ма­ясь к его пле­чу, но бы­ла уве­ре­на в од­ном: ли­цо ба­рыш­ни в пру­ду не бы­ло ни ка­пель­ки по­хо­же на мое.

С той но­чи я ста­ла об­хо­дить ту часть са­да сто­ро­ной. Прав­да, и стран­ное ли­цо в мут­ных во­дах боль­ше не при­хо­ди­ло ко мне во снах. Так за­кон­чи­лась осень, насту­пи­ла зи­ма, и я по­чти за­бы­ла про страш­ные ви­де­ния, убе­див се­бя в том, что у ме­ня про­сто силь­но разыг­ра­лось во­об­ра­же­ние. По­сле но­во­год­них празд­ни­ков мы с Вов­кой по­еха­ли ка­тать­ся на лы­жах,лы­жах а вер­ну­лись оба с про­сту­дой. Бо­лея,Б я не зна­ла, ку­да се­бя деть ото ску­ки, и од­на­жды по­лез­ла на чер­дак,че что­бы на­ко­нец разо­брать за­бро­шен­ные ту­да при пе­ре­ез­де ко­роб­кик со вся­ким хла­мом. Не­ожи­дан­ноНе­ож в даль­нем уг­лу об­на­ру­жи­ла­ру­жил де­ре­вян­ный ко­роб, яв­но при­над­ле­жав­ший­при­на быв­ше­му хо­зя­и­ну. Он был до­вер­ху на­пол­нен ста­ры­ми фо­то­гра­фи­я­ми, пись­ма­ми и вы­рез­ка­ми­выр из га­зет. Пе­ре­би­рая в по­лу­тьме­пол по­жел­тев­шие от вре­ме­ни бу­ма­ги, я вне­зап­но ощу­ти­ла уже зна­ко­мо­езн чув­ство – как зем­ля ухо­ди­ту­хо­ди из-под ног.

Со ста­рыхст га­зет­ных вы­ре­зок на ме­ня смот­ре­ла незна­ком­ка, ли­цо ко­то­рой­ко­тор я ви­де­ла в пру­ду. – «По­за­вче­ра,«П 16 июля, су­пру­га кол­хоз­но­го­кол­хо ве­те­ри­на­ра про­па­ла без ве­сти. Вся сель­ская гро­ма­да бро­си­ла с си­лы на по­ис­ки жен­щи­ны», – про­чи­тал­п­ро Вов­чик и без вся­ко­го эн­ту­зи­аз­ма­эн­ту­зи гля­нул на ме­ня. – И что тут­ту та­ко­го? Ну про­па­ла тет­ка. Ри­ел­тор­шаРи­елт же рас­ска­зы­ва­ла эту у историю.ис­тор

– Это она, – я ткну­ла дро­жа­щим паль­цем­пальц в га­зет­ное фо­то. – Та ба­рыш­ня,рышн ко­то­рую я ви­де­ла под во­дой! ОнаО уто­ну­ла в пру­ду!

– Да? – муж за­дум­чи­во по­че­сал за­ты­лок.ты­лок – Но агент­ша го­во­ри­ла, то хо­зя­ин­хо­зяи раз­бил пруд толь­ко по­сле ее ис­чез­но­ве­ния...ис­чезн

«...взяв« ...взя с ме­ня сло­во, что по­сле­ду­ю­щи­еду­ющ жиль­цы обя­зу­ют­ся его не ос осу­шать». Страш­ная до­гад­ка прон­зи­ла­пронз мой мозг, как рас­ка­лен­ная иг­ла.иг

– О Гос­по­ди,Го Во­ва... Он убил ее! За­ко­пал и свер­ху раз­бил пруд. По­это­му ее ду­шад ни­как не мо­жет об­ре­сти по­кой.по­кой Нам нуж­но осу­шить во­до­ем и най­ти­найт ее остан­ки!

– Ма­ру­ся,Мар это уже по­па­хи­ва­ет па­ра­ной­ей,ра­ной – скеп­ти­че­ски под­жав гу­бы, за­явил су­пруг. – Ни­кто ни­ко­го нен уби­вал, успо­кой­ся. И да­вай боль­ше­больш не бу­дем об этом. По­сле ужи­на, не сдер­жав­шись, я по­шла к пру­ду. За­тя­ну­тый се­реб­ри­стой кор­кой тон­ко­го льда, он, ка­за­лось, скры­вал мно­го тайн... Но на этот раз я бы­ла го­то­ва их узнать.

Она яви­лась мне по­чти сра­зу. Мерт­вен­но-блед­ное ли­цо, вы­плыв­шее из глу­би­ны, буд­то пы­та­лось вы­рвать­ся из ле­дя­но­го пле­на. Гу­бы жен­щи­ны сно­ва ше­ве­ли­лись, и на этот раз мне та­ки уда­лось разо­брать сло­ва.

«Спа­си!»

На сле­ду­ю­щее утро, не до­жи­да­ясь по­ка проснет­ся Во­ло­дя, я по­зво­ни­ла зна­ко­мой, за­ни­ма­ю­щей­ся ланд­шафт­ным ди­зай­ном, и вы­яс­ни­ла, сколь­ко бу­дет сто­ить осу­шить пруд. А за­тем, ни кап­ли не со­мне­ва­ясь в пра­виль­но­сти ре­ше­ния, на­бра­ла но­мер по­ли­ции. По­хо­ро­ны со­сто­я­лись в вос­кре­се­нье, сра­зу по­сле Рож­де­ства. На па­ни­хи­ду со­бра­лось по­чти все се­ло: ока­зы­ва­ет­ся, по­кой­ную жен­щи­ну мно­гие зна­ли и очень лю­би­ли.

На по­жел­тев­ших вы­рез­ках из га­зет я узна­ла зна­ко­мое ли­цо, уви­ден­ное в во­де

– Ужас­но рев­ни­вый был, шель­мец, да по­ко­ла­чи­вал же­ну, – рас­ска­за­ла со­сед­ка про быв­ше­го хо­зя­и­на на­ше­го до­ма. – И од­на­жды, ви­ди­мо, увлек­ся. В ми­ли­ции ска­зал, что ушла, мол, и про­па­ла. Всем се­лом неде­лю по ле­су рыс­ка­ли. А она, сер­деш­ная, ви­дишь, где бы­ла...

Про­шло несколь­ко недель, и эта жут­кая ис­то­рия ста­ла ка­зать­ся боль­ше сном, чем ре­аль­но­стью. Во­ло­дя пред­ло­жил к весне вновь на­пол­нить пруд – все-та­ки он нам нра­вил­ся. Но я бы­ла ка­те­го­рич­на: боль­ше ни­ка­ких во­до­е­мов во дво­ре! По­то­му что каж­дый раз, ко­гда я бу­ду за­гля­ды­вать в его во­ды, бу­ду ви­деть смерть...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.