Обык­но­вен­ное ЧУ­ДО

Иногда в са­мых про­стых ве­щах кро­ет­ся насто­я­щая ма­ги­че­ская си­ла

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Необычный оберег -

Де­душ­ка был ма­лень­кий, су­хонь­кий и та­кой древний, что, ка­за­лось, мо­жет рас­сы­пать­ся от од­но­го лишь ду­но­ве­ния ве­тер­ка. Осто­рож­но, по од­ной он вы­тя­ги­вал из хол­що­вой сум­ки ка­кие-то без­де­луш­ки и бе­реж­но рас­став­лял их на рас­сте­лен­ной пря­мо на зем­ле ро­гож­ке. Ря­дом, сра­зу за во­ро­та­ми, шу­мел ба­зар – на рус­ском, укра­ин­ском и поль­ском бой­кие про­дав­цы пред­ла­га­ли кар­пат­ские су­ве­ни­ры, креп­кие на­стой­ки, брын­зу и тра­вя­ные чаи. – Почему он тор­гу­ет здесь? – впол­го­ло­сав­поо спро­си­ла я, об­ра- - ща­ясьща ая к му­жу. – Почему не идет т на ба­зар?б

– –О О ком ты? – под­нял го­ло­ву у Ди­ма.Ди м

– –В Вон де­ду­ля сто­ит, ви­дишь? – –А Ага, ви­жу, – су­пруг по­жал л пле­чом­пле е и уткнул­ся в те­ле­фон. . – Мо­жет, ММо­жет, пла­тить за ме­сто не е хо­чет, хочч­чет, – про­бур­чал под нос. Мы Мыы си­де­ли вдво­ем на ско­ло­чен- - ной нойй из гру­бых до­сок ска­мей­ке е на­про­тив­напп ав­то­бус­ной стан­ции и гре­лись­грее на ве­сен­нем сол­ныш­ке. . ШелШее пя­тый день на­ше­го пре­бы- - ва­ния в ма­лень­ком кар­пат­ском го­род­ке, и се­го­дня ве­че­ром мы долж­ны бы­ли уез­жать. Прав­да, уез­жать со­всем не хо­те­лось. – Се­го­дня обе­ща­ют дождь, – не от­ры­ва­ясь от те­ле­фо­на, про­бор­мо­тал бла­го­вер­ный.

– Да? – с недо­ве­ри­ем спро­си­ла я, за­драв го­ло­ву к ла­зур­но­го­лу­бым небе­сам.

– Угу. В го­рах по­го­да ме­ня­ет­ся быст­ро, не за­бы­вай.

Ди­ма еще что-то го­во­рил про по­го­ду, но я смот­ре­ла на ста­ри­ка с его нехит­рым скар­бом. – Сей­час вер­нусь.

– Ты ку­да?

– Пой­ду у него что-ни­будь куп­лю.

Сви­стуль­ки из де­ре­ва в ви­де птиц, рез­ные шка­тул­ки, кор-

Про­тя­нув бу­си­ну, он улыб­нул­ся: «ББе­ри, доч­ка, бе­ри. ЭЭтЭто те­бе по­да­рок»

зин­ки из ло­зы – стан­дарт­ный й на­бор кар­пат­ских су­ве­ни­ров. Де­душ­ка сво­ра­чи­вал са­мо­крут­ку и, ко­гда я по­до­шла, от­ло­жил л та­ба­кер­ку, с улыб­кой гля­дя на а ме­ня. Го­ло­ва его была се­дой, а ли­цо – доб­рое, ис­пещ­рен­ное глу­бо­ки­ми мор­щи­на­ми. – Здрав­ствуй, доч­ка. – Здрав­ствуй­те! Сколь­ко сто­ит? – я на­угад ткну­ла паль­цем в де­ре­вян­ный гре­бень. – Пят­на­дцать гри гри­вен, – от­ве­тилл он и с хит­рин­кой по­смот­рел на а ме­ня: мол, раз­ве за этим ты при­шла?

Я до­ста­ла два­дц два­дцат­ку и, сму­щен­но про­бор про­бор­мо­тав «Сда­чи не нужн­но» нуж­но», су­ну­ла гре­бень в ссум сум­ку.

– Не спе­ши, доччк доч­ка, – вдруг ска­зал де­е­ду де­душ­ка и, за­пу­стив р ру­ку вглу­бьб вглубь сво­ейй сво­ей хо хол­що­вой сум­ки, д до­стал от­ту­да де­ре­вя де­ре­вян­ную бу­си­ну – блес бле­стя­щую, про­дол­го­ва­тую.

– Сколь­ко стои сто­ит? – бряк­ну­ла я.

– Нис­коль­ко, – улыб­нул­сяя он.– Это по­да­рок. Она сде­ла­на а из осо­бо­го де­ре­ва – ко­гда-то рос­ло око­ло моего до­ма, но в ствол по­па­ла мол­ния. С тех пор все, что вы­ре­за­но из него, приносит уда­чу.

– Спа­си­бо.

– Не за что, доч­ка. Лег­кой до­ро­ги те­бе се­го­дня.

Я уди­ви­лась: от­ку­да он знает, что я уез­жаю се­го­дня? Но за­тем м вспом­ни­ла, что мы на­хо­дим­сяя воз­ле ав­то­бус­ной стан­ции. Тут, на­вер­ное, все ку­да-то едут илии от­ку­да-то воз­вра­ща­ют­ся. До на­ше­го рей­са оста­ва­лось ь еще по­чти пять ча­сов, и Ди­ма а пред­ло­жил про­гу­лять­ся на оле­нью фер­му, рас­по­ло­жен­ную на а окра­ине го­род­ка. Ед­ва мы ми­но­ва­ли по­след­ний дом, хлы­нулл силь­ный ли­вень – шум­ный, ве- сен­ний, с гро­зой и рас­ка­та­ми и гро­ма.

– Бе­жим ту­да! – крик­нул муж, , ука­зы­вая ру­кой на опуш­ку у ле­са. Мы спря­та­лись под од- - ним из де­ре­вьев – раз­ла­пи­стым м ста­рым ду­бом. Еще недав­ноо без­об­лач­ное небо за­тя­ну­лоо ли­ло­во-чер­ниль­ны­ми ту­ча­ми,, дождь на­би­рал обо­ро­ты – мут- - ная во­да, жур­ча, со­би­ра­лась ь в ру­чьи. Я вы­та­щи­ла ру­ки из з кар­ма­нов и неча­ян­но вы­ро­ни­ла по­да­рен­ную де­душ­кой бу­си­ну – она упа­ла на зем­лю и, под­хва­чен­ная по­то­ком во­ды, тут же уплы­ла прочь.

– Да брось ее, – ска­зал Ди­ма. – Нет! – мот­ну­ла го­ло­вой я и ри­ну­лась за стре­ми­тель­но уплы­ва­ю­щей бу­си­ной. Муж по­бе­жал за мной.

Это слу­чи­лось так быст­ро, что мы да­же не успе­ли тол­ком ис­пу­гать­ся. Сначала я услы­ша­ла рас­кат гро­ма, за­тем – су­хой гром­кий треск, по­том по­чув- ство­ва­ла ост­рый за­пах жже­ной дре­ве­си­ны, уда­рив­ший в нос. Обер­нув­шись, я и Ди­ма с ужа­сом смот­ре­ли, как го­рит ста­рый дуб, под ко­то­рым мы сто­я­ли ми­ну­ту на­зад, – в него по­па­ла мол­ния.

– Гос­по­ди, – по­блед­нев, про­шеп­тал су­пруг.

Я раз­жа­ла ла­донь – на ней, по­блес­ки­вая от вла­ги, ле­жа­ла бу­си­на.

В город мы воз­вра­ща­лись, креп­ко дер­жась за ру­ки и неспо­соб­ные ска­зать друг дру­гу ни сло­ва. Дождь пре­кра­тил­ся так же вне­зап­но, как на­чал­ся – на го­лу­бом, слов­но све­же­вы­мы­том, небе не бы­ло ни об­лач­ка, и толь­ко хлю­па­ю­щая под но­га­ми во­да на­по­ми­на­ла о том, что про­изо­шло. Зай­дя в пер­вое по­пав­ше­е­ся ка­фе, мы за­ка­за­ли го­ря­че­го чаю и еды, а за­тем, не сго­ва­ри­ва­ясь, по­про­си­ли по рюм­ке креп­кой на­стой­ки.

– Хо­чу най­ти это­го де­душ­ку, – ти­хо ска­за­ласк я му­жу, – и по­бла­го­да­рить.да­рить Ес­ли бы не его бу­си­на... – Да, – кив­нул Ди­ма.– Она спас­ла нам жизнь. Это про­сто чу­до ка ка­кое-то.

– Обы Обык­но­вен­ное чу­до...

Но, к со­жа­ле­нию,с у во­рот рын­ка на­ше­го­наш спа­си­те­ля уже не ока­за­лось. Тор­гов­ки, ко­то­рых я спра­ши­ва­ла о се­до­во­ло­сом су­хонь­ком ста­рич­ке, лишь по­жи­ма­ли пле­ча­ми.

– Где, вы го­во­ри­те, он сто­ял? – спро­си­ла од­на.

– Пе­ред рын­ком, у во­рот.

– Не мог, – уве­рен­но ска­за­ла она, мот­нув го­ло­вой. – В том ме­сте нель­зя тор­го­вать, по­ли­ция го­ня­ет. Ни­кто там уже мно­го лет ни­че­го не про­да­ет.

ВЛАДИСЛАВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.