Коль­цо ука­за­ло Ha yohhct

По­за­рил­ся му­жик на чу­жое бо­гат­ство, да и убил куп­ца, а со­кро­ви­ща при­кар­ма­нил

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Загранью - ,

Дав­ным ав­ным- дав­но, – на­ча­ла рас­ска­зы рас­ска­зы­вать мне мест­ную ле­ген­ду вла­де­ли­ца при­до­рож­но­го отель­чи­ка те­тя Шу­ра, – на этом са­мом ме­сте, то­же в зим­нюю ме­тель, хо­зя­ин по­сто­я­ло­го дво­ра дво­их стран­ству­ю­щих куп­цов по­ре­шил. – Те­туш­ка взгля­ну­ла на на­ши вы­тя­нув­ши­е­ся ли­ца и про­дол­жа­ла: – Это так, сказ­ка в на­груз­ку к раз­вле­че­ни­ям ту­ри­стов. Ес­ли бо­и­тесь, дев­ки, боль­ше ни­че­го го­во­рить не бу­ду, – за­мол­ча­ла, вы­жи­дая. – Нет уж, про­дол­жай­те, раз на­ча­ли, – ото­зва­лась я. – Со­всем же не уснем. Жут­кая, на­вер­ное, ис­то­рия?

Мы с Маш­кой пе­ре­гля­ну­лись. С од­ной сто­ро­ны, ин­те­рес­но, а с дру­гой – за «ком­на­ту ужа­сов» вро­де не до­пла­чи­ва­ли. Страш­но… Мы, соб­ствен­но, сей­час на­хо­ди­лись на неко­ем со­вре­мен­ном по­до­бии по­сто­я­ло­го дво­ра, у весь­ма немо­ло­дой те­туш­ки, ко­то­рая при­ни­ма­ла про­ез­жих в кро­хот­ном оте­ле, пред­ла­гая укра­ин­скую кух­ню. Ис­про­бо­вав до­маш­ней бань­ки «под ста­ри­ну» (та­кая услу­га вхо­дит в сто­и­мость су­точ­но­го про­жи­ва­ния), на­ев­шись вкус- ней­ших ва­ре­ни­ков и на­фо­то­гра­фи­ро­вав­шись на фоне жи­во­пис­ных зим­них пей­за­жей, са­ми при­ста­ли к хо­зяй­ке «ху­то­ра близ Ди­кань­ки», что­бы та по­ве­да­ла что-то ин­те­рес­ное из мест­но­го фольк­ло­ра.ф р Но ле­де­ня­щих­дщ ду ду­шуу

Мы с Маш­кой от­пра­ви­лись на ка­ни­ку­лы к по­дру­ге в глухую де­рев­ню

ужа­сти­ков не за­ка­зы­ва­ли! По­еха­ли мы с Маш­кой на пя­ти­днев­ные ян­вар­ские «ка­ни­ку­лы» на­ве­стить быв­шую од­но­курс­ни­цу в глу­хое се­ло. До­би­ра­лись по­ез­дом, по­том по­пут­ка­ми. В

дороге за­стал ве­чер. Зна­ю­щие лю­ди под­ска­за­ли, где мож­но нена­дол­го оста­но­вить­ся. И вот мы у пре­ми­лой ста­руш­ки, мо­ло­дя­щей­ся пен­си­о­нер­ки, на­звав­шей­ся те­тей Шу­рой. На­де­юсь, она не пре­вра­ща­ет­ся в Ба­бу-ягу и не ест на ужин уста­лых пут­ни­ков. Хо­тя по­ка все схо­дит­ся: на­по­и­ла, на­кор­ми­ла, в бане по­па­ри­ла…

Мо­жет, ее рас­сказ – оче­ред­ная бай­ка для про­ез­же­го лю­да. Но мы по­ве­ри­ли, что все это – чи­стая прав­да… И ре­ши­ли на­ут­ро сва­ли­вать от гре­ха по­даль­ше. – Ста­ри­киСта­рик рас­ска­зы­ва­ли, а им – еще ихи де­ды. Пол­то­рас­та с лиш­ним летл на­зад, – за­ве­ла рас­сказ­чи­ца,сказ­чи­ца – по­се­лил­ся тут один бо­га­тый к ка­зак. Фе­до­ром про­зы­вал­ся. Гра­мо­ты­Гр он, мо­жет, и не знал, а де­неж­ки­де счи­тать лю­бил. На­коп­ле­ноНа­коп­лен бы­ло за служ­бу нема­ло. Ска­зы­ва­ли,Ск и раз­бо­ем на большой дороге про­мыш­лял. Дом по­ста­вил, хо­зяй­ство завел, взял в же­ны мест­ную де­вуш­ку. Как пе­ре­ве­ли из Ром­нов в Пол­та­ву зна­ме­ни­тую Ильин­скую яр­мар­ку, до­ро­га че­рез се­ло ста­ла тор­ным шля­хом,шля­хом по ко­то­ро­му ча­сто ез­ди­ли куп­цы, при­каз­чи­ки, за­жи­точ­ные кре­стьяне с раз­ным доб­ром.

Мно­го на­ро­ду про­ез­жа­ло ми­мо усадь­бы Фе­до­ра. На ноч­лег про­си­лись: очень удоб­ное ме­сто ока­за­лось. Гла­за у него бы­ли за­ви­ду­щие – так и ощу­пы­вал каж­до­го, что с него взять мож­но да не про­де­ше­вить. Под­су­е­тил­ся и вы­стро­ил ря­дом еще один дом, боль­ше преж­не­го, открыл по­сто­я­лый двор с трак­ти­ром. Стал бо­га­теть из года в год. За по­стой с «го­су­да­ре­вых» лю­дей, как сей­час бы ска­за­ли, ко­ман­ди­ро­ван­ных гос­слу­жа­щих и за осуж­ден­ных пе­ре­па­да­ли ему де­неж­ки из каз­ны. По­до­рож­ные то­же да­ром не но­че­ва­ли. Ко­пил Фе­дор, ко­пил бо­гат­ство, а все бы­ло ма­ло.

Как-то раз при­е­ха­ли двое куп­цов, за­ка­за­ли ужин, ноч­лег. И спор у них вы­шел, чуть не до дра­ки. Что-то не по­де­ли­ли. – День­ги, яс­ное де­ло, из-за че­го же еще со­ба­чить­ся, – ре­шил хо­зя­ин. И по­слал же­ну под­слу­шать.

Рассо­ри­лись пут­ни­ки со­всем, один из них вско­чил на ко­ня и уехал на ночь гля­дя. Да­же не по­про­щав­шись с трак­тир­щи­ком. За­ка­зан­ное жар­кое не до­ел. Вто­рой остал­ся. Са­ни его во дво­ре сто­я­ли.

– За­пла­тил, а не съел, – шеп­ну­ла му­жу хо­зяй­ка. – Вид­но, бо­га­тый, раз де­неж­ки на ве­тер бро­са­ет.

– О чем они го­во­ри­ли? – спро­сил Фе­дор.

– Не все разо­бра­ла, о коль­це ка­ком-то ста­рин­ном ре речь ве­ли. Буд­то сто­ит оно несмет­ны­ене­смет ты­ся­чи…

Ре­шил хит­рый трак­тир­щик­трак при­смот­реть­ся к стран­но­му­странн по­сто­яль­цу. Дру­гих в ту тем­ную зим­нюю ночь у него в до­ме не бы­ло.

– Не надо ли че­го,че­го бра­тец?бра­те – за­шел он в ком­на­ту к го­стю. – Не­си еще пить и есть, что там у те­бя име­ет­ся – не оби­жу! – При­не­су, это я ми­гом. Че­го не ува­жить хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка, – по­кло­нил­ся он. При­во­лок раз­ной сне­ди, са­мо­го­ну, до­маш­ней сли­во­вой на­стой­ки. Под­сел к му­жи­ку. Сло­во за сло­во. У то­го язык раз­вя­зал­ся. На­прав­ля­юсь, мол, в сто­ли­цу, к са­мым луч­шим юве­ли­рам, на­след­ство свое про­да­вать. Вы­та­щил хол­що­вый ме­шо­чек с дра­го­цен­но­стя­ми и хва­лит­ся: – Нео­сто­рож­ный ты, хлоп­че, – при­твор­но взды­хал Фе­дор. – Как не бо­ишь­ся ез­дить один с та­ким скар­бом. Ли­хих лю­дей сей­час пол­но. Это у нас со ста­ру­хой мир­но и спо­кой­но, а на дороге…

– Се­бе на умеу был Фе­дор,д р, –

Ста­ру­ха со­дер­жа­ла неболь­шой отель. Так ска­зать, для зеленых ту­ри­стов

про­дол­жа­ла те­тя Шу­ра – Ре­шил под­по­ить и огра­бить куп­ца. Ко­гда тот спья­ну за­хра­пел, хо­зя­ин гор­ло ему пе­ре­ре­зал! Про­сти Гос­по­ди, страх ка­кой, – пе­ре­кре­сти­лась баб­ка. – Узе­лок с коль­ца­ми и кам­ня­ми дра­го­цен­ны­ми ута­ил. Как ста­ло рас­све­тать, ки­нул несчаст­но­го в са­ни, се­ном при­крыл и по­ехал осмот­реть­ся, как бы по­лов­чее от тру­па из­ба­вить­ся. В про­рубь хо­тел ски­нуть. А неда­ле­ко за се­лом на по­ляне смот­рит: дру­гой по­сто­я­лец ле­жит. То­же за­ре­зан­ный. Ка­кие ли­хо­им­цы его сгу­би­ли – так ни­кто и не узнал. Ма­ло ли раз­бой­ни­ков в ноч­ную по­ру шля­ет­ся. Ски­нул Фе­дор и то­го ря­дом, де­ло пред­ста­ви­лось так, буд­то при­я­те­ли бо­гат­ство не по­де­ли­ли и друг дру­га по­ре­ши­ли. Су­пру­ге сво­ей ве­лел мол­чать обо всем.

– Как же лю­ди узна­ли про все это, ба­буш­ка? – сго­рая от лю­бо­пыт­ства спро­си­ла Маш­ка.

– А так и до­зна­лись. Не при­нес­ло ему то зо­ло­то сча­стья. Са­мое цен­ное коль­цо с огром­ным брил­ли­ан­том из ме­шоч­ка ис­чез­ло! Ста­ру­ха его за­ме­ти­ла, ко­гда, при­от­крыв дверь, за го­стя­ми под­смат­ри­ва­ла. И хо­зя­ин ви­дел, ку­пец сам ему хва­стал­ся. А как вер­нул­ся по­сле чер­но­го сво­е­го де­ла, раз­вер­нул ткань – а коль­ца нет! Слов­но ис­па­ри­лось. А Фе­до­ра бо­ляч­ка скру­ти­ла. Как

при­шла пора по­ми­рать, при­знал­ся свя­щен­ни­ку о со­де­ян­ном. Тот не ста­рал­ся тай­ну со­хра­нить… Так и по­шла мол­ва. По­сто­я­лый двор слов­но про­кля­тым стал. Же­на Фе­до­ра вско­ро­сти то­же пре­ста­ви­лась, сын то­же где-то сги­нул. Оба до­ма сго­ре­ли. И кто на том ме­сте ни стро­ил­ся, быст­ро уми­ра­ли, и уда­чи им не бы­ло. Вид­но, неупо­ко­ен­ные ду­ши куп­цов мсти­ли ли­хо­де­ям, а за­од­но и всем дру­гим лю­дям. На­ре­зал сель­со­вет позд­нее эту зем­лю од­ной кре­стьян­ской се­мье. Так у них все в до­ме уго­ре­ли – печ­ная за­слон­ка буд­то са­ма со­бой рань­ше вре­ме­ни за­кры­лась…

Мно­го поз­же, го­дах в пя­ти­де­ся­тых, это уже и я пом­ню, приш­лый му­жик хат­ку здесь по­ста­вил. То ли не знал ни­че­го,

Кто на ме­сте ха­ты Фе­до­ро­вой ни стро­ил­ся, всех бе­да ка­кая-то жда­ла

то ли не по­ве­рил слу­хам. Брал в карьере гли­ну – ха­ту об­ма­зать, а его глы­бой и при­да­ви­ло… Это жерт­ва зло­де­я­ния то­му ме­сту мстит.

– Как же вы не по­бо­я­лись здесь го­сти­ни­цу от­крыть? – хо­ло­дея от ужа­са, спро­си­ла я. При­нес­ло же нас с Маш­кой в эту ды­ру! А ес­ли и мы по­па­дем под раз­да­чу от при­зра­ков? Опас­ли­во ко­си­лись на печ­ку: вдруг то­же уго­рим?

– Па­па­ша мой дом вы­стро­ил да­ле­ко от то­го ме­ста, не бой­тесь, – успо­ко­и­ла ста­ру­ха. – Там, где Фе­дор жил, ни­че­го нет, одни за­рос­ли, бо­лот­це об­ра­зо­ва­лось. Го­во­рят ста­ро­жи­лы, дух уби­ен­но­го куп­ца бро­дит на бо­ло­те и про­сит про­хо­жих, кто не бо­ит­ся прой­ти по­бли­зо­сти, по­ка­рать убий­цу. Жа­лоб­но так зо­вет: мол, доб­рый че­ло­век, схо­ди в город к уряд­ни­ку, пусть аре­сту­ет трак­тир­щи­ка. Ко­му при­зрак явит­ся, без па­мя­ти от стра­ха па­да­ет. Оч­нет­ся по­том че­ло­век, а ря­дом с ним мо­не­та зо­ло­тая. Цар­ской че­кан­ки.

И отец мой по­кой­ный та­кую мо­не­ту на­шел, хоть ца­ря то­гда уже пол­ве­ка не бы­ло и день­ги другие ста­ли, – про­дол­жа­ла рас­сказ­чи­ца.

Ей нра­вил­ся наш ин­те­рес и то, что страх­ур на­гна­ла.

– А что­чт он с ней сде­лал, со­хра­нил? Во­тВ бы взгля­нуть на ту де­неж­ку…

– В му­зей­му от­нес. Ста­рин­ная ока­за­лась мо­не­та. Де­вят­на­дца­то­го ве­ка. К Как раз из то­го вре­ме­ни, ко­гда всев это и слу­чи­лось. Вско­ре по­сле по­хо­да в му­зей рас­чи­щал мой бать­ка на трак­то­ре за­рос­ли в том ме­сте – кол­хоз зем­ли па­хот­ные рас­ши­рял. В обед­нюю по­ру при­то­мил­ся, при­лег в по­сад­ке под ду­бом на кра­ю­к­ра по­ля. То ли при­гре­зи­лось ему,ему то ли при­сни­лось, буд­то при­зрак­при из зной­но­го ма­ре­ва вы­шел.выш Вы­со­кий му­жик в на­кид­ке­кид с ка­пю­шо­ном. Про­шел со­все­м­сов ря­дом с ним. Про­ше­ле­сте­ло­стел что-то и звяк­ну­ло, слов­но о стволст ду­ба уда­ри­лось. Открыл па­па­ня­пап гла­за, ви­дит: пер­сте­нек ле­жит. Ста­рин­ный, ди­ко­вин­ный,вин с боль­шим кам­нем. Иг­ра­етИгр на солн­це и вро­де да­же и в по­лу­мра­ке све­тит­ся див­ным све­том. Он и его спе­ци­а­ли­стам от­нес. Че­рез мно­го лет от­цу мо­е­му в од­ной кни­ге изоб­ра­же­ние то­го укра­ше­ния по­па­лось. При­над­ле­жа­ло коль­цо дво­рян­ско­му ро­ду, к нему и уби­тый ку­пец при­над­ле­жал. И че­рез сто лет пер­стень вер­нул­ся на ме­сто, где тра­ги­че­ски за­кон­чи­лась жизнь его по­след­не­год хо­зя­и­на.

По­го­ва­ри­ва­ли, что это уби­ен­ные куп­цы ото­мсти­ли по­том­ку гу­би­те­ля

При­мер­но в то же вре­мя, как на­шел мой ро­ди­тель то за­га­доч­ное коль­цо, вы­та­щи­ли лю­ди из ре­ки неиз­вест­но­го утоп­лен­ни­ка. Ми­ли­ция то­гда лич­ность уста­но­ви­ла. Фа­ми­лию наз­ва­ли – как у Фе­до­ра. Ви­дать, по­то­мок – сын-то у него оста­вал­ся, мог­ли быть и вну­ки, и пра­вну­ки. Ото­мсти­ли за­губ­лен­ные пут­ни­ки убив­цам, вот что я вам ска­жу, дев­ки! А коль­цо по­ка­за­ло: тут и свер­ши­лось зло­де­я­ние, тут и месть!

А как пер­стень в му­зей по­пал – к лю­дям, зна­чит, вер­нул­ся – ни­че­го боль­ше не слу­ча­лось. Вот так бы­ва­ет, – за­кон­чи­ла рас­сказ старая хо­зяй­ка. – А те­перь укла­ды­вай­тесь спать, ночь дав­но на дво­ре.

За сте­на­ми до­ма за­вы­вал ве­тер. Маш­ка ия с пе­ре­пу­гу улег­лись в од­ну кро­вать. Ме­ре­щи­лись нам кла­ды, мерт­ве­цы, за­го­во­ры, при­зра­ки... Хо­тя до это­го ни она, ни я ни в ка­ких ви­зи­те­ров из ино­го ми­ра не ве­ри­ли.

На­ут­ро мы с по­дру­гой ре­ши­ли: надо уно­сить от­сю­да но­ги и не за­ез­жать в глу­хие се­ла в по­ис­ках при­клю­че­ний. А то, неро­вен час, при­зра­ка встре­тим, и то­гда лег­ким ис­пу­гом не от­де­лать­ся.

НА­ТА­ЛЬЯ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.