Спи веч­ным сном

По­сле пес­ни, ко­то­рую спе­ла Сте­пе незна­ком­ка, ма­лыш дол­го не про­сы­пал­ся

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Демоны ночи -

Вд­верь по­зво­ни­ли. От­кры­ла. На по­ро­ге е – со­сед­ка а и при­я­тель­ни­ца а Мил­ка. Ее Степ­ке один­на­дцать ь ме­ся­цев, а мо­ей доч­ке – уже пол­то­ра го­ди­ка.

– При­вет. Ли­за, смот­ри, ка­каяя по­год­ка – су­пер! Идем с ма­лы­мии в парк? Твоя Ма­риш­ка в пес­ке е по­ко­вы­ря­ет­ся, а мой Степ­ка по­спит на воз­ду­хе. Пусть де­ти ло­вят т ви­та­мин Д, по­ка еще не при­шла осень. И мы рас­сла­бим­ся, по­гре­ем ста­рые ко­сточ­ки, – по­ко­кет­ни­ча­ла Ми­ла. В два­дцать семь ко­сточ­ки еще да­ле­ко не ста­рые! Ми­ла, ко­неч­но, пра­ва, но мне почему-то силь­но не хо­те­лось ид­ти. Во­об­ще ни­ку­да, ни в ка­кой парк. Но тут я вспом­ни­ла су­ро­вое ли­цо участ­ко­во­го пе­ди­ат­ра Оль­ги Ива­нов­ны и ее ро­ко­вое: «Без солн­ца ребенок за­бо­ле­ет ра­хи­том!»

– По­шли. Уго­во­ри­ла. Со­би­рай­тесь, мы за ва­ми зай­дем. Че­рез пол­ча­са Ма­риш­ка уже са­мо­заб­вен­но ко­па­ла тран­шею в пес­ке на дет­ской пло­щад­ке, от­пи­хи­вая ка­ко­го-то маль­чи­ка, ко­то­рый то­же но­ро­вил ко­пать имен­но в этом ме­сте, хо­тя пе­соч­ни­ца большая. Ма­ма ма­лы­ша

с го­ло­вой ушла в треп по мо­бил­ке с ка­ким-то Пу­сей, так что толь­ко пят­ки в ре­а­ле тор­ча­ли. В об­щем, рас­сла­бить­ся не по­лу­ча­лось. При­шлось оста­вить Мил­ку ука­чи­вать Сте­пу, ко­то­рый от­ка­зы­вал­ся спать и то и де­ло на­чи­нал ре­веть, и от­пра­вить­ся на раз­бор­ки меж­ду мо­ей Ма­риш­кой и неиз­вест­ным юным джентль­ме­ном с ло­пат­кой.

Доч­ка по­тре­бо­ва­ла, что­бы я с ней ле­пи­ла ку­ли­чи­ки. От­ка­зать­ся невоз­мож­но – нач­нет­ся рев. В ка­кой-то мо­мент, огля­нув­шись на по­дру­гу, я за­ме­ти­ла, что воз­ле ска­мей­ки сто­ит незна­ко­мая жен­щи­на в длин­ном, до зем­ли, чер­ном пла­тье. И это в та­ку­ю­то жа­ру и солн­це­пек! Впро­чем, мо­жет, она му­суль­ман­ка? Тет­ка на­кло­ни­лась к Сте­паш­ке, за­гля­ды­вая в ко­ляс­ку как-то уж очень ак­тив­но. Ну где у Ми­лы го­ло­ва?! Это уже слиш­ком! Не мо­гу ска- скас­ка­зать, что я силь­но суе­вер­ная, но все же ста­ра­юсь чу­жих к сво­е­му ре­бен­ку не под­пус­кать. При­слу­ша­лась, о чем стран­ная жен­щи­на го­во­рит:

– Ка­кой слав­ный маль­чик! И та­кой шуст­рый!

– Да, – рас­плы­лась моя глу­пая по­дру­га в улыб­ке до ушей. – Ни­как не мо­гу ука­чать. Хо­те­лось, что­бы по­спал на сол­ныш­ке! – Так ему надо ко­лы­бель­ную спеть, – про­мур­лы­ка­ла незна­ком­ка и за­пе­ла низ­ким бар­хат­ным го­ло­сом: – Баю-бай, ба­ю­бай, ну-ка глаз­ки за­кры­вай. Спи... как маль­чи­ка зо­вут? – Сте­па.

– Спи, Сте­па­ша, креп­ким сном, ты те­перь в краю ином.

– Ка­кая стран­ная пес­ня, – про­тя­ну­ла по­дру­га. Я по­ня­ла, что пора вме­шать­ся. – Да­моч­ка, вы бы шли сво­ей до­ро­гой, – по­до­шла я к ска­мей­ке. Но незна­ком­ка буд­то и не ви­де­ла ме­ня, ска­за­ла ров­ным то­ном, как во сне:

– Это ста­рин­ная пес­ня... Я ее все­гда пою... Всем пою...

И она по­вер­ну­лась и мед­лен­но по­шла по ал­лее, так плав­но, слов­но плы­ла над зем­лей, на­пе­вая все ту же ко­лы­бель­ную... Нет, не со­всем ту же. Она пе­ла: «спи веч­ным сном»! Гос­по­ди! Где-то я об этом чи­та­ла… По­слан­ни­ца за­гроб­но­го ми­ра по­ет ее тем, ко­го уво­дит за со­бой в небы­тие… – Смот­ри, а Степ­ка и прав­да за­снул. Надо за­пом­нить эту ко­лы­бель­ную.

– Не взду­май ее петь сво­е­му сы­ну! – сер­ди­то оста­но­ви­ла я по­дру­гу. – Ты не за­ме­ти­ла, ка­кая эта тет­ка стран­ная? Гла­зи­ща огром­ные, и ра­дуж­ки по­чти и не вид­но. Не­чи­стая си­ла, не ина­че. – Ли­за, ты че­ло­век с дву­мя выс­ши­ми об­ра­зо­ва­ни­я­ми, жи­вешь в два­дцать пер­вом ве­ке! Ка­кая еще кол­ду­нья с чер­ны­ми гла­за­ми? – рас­сме­я­лась Мил­ка. – Знаешь, я прой­дусь по пар­ку, по­ка Сте­па спит. А ты... тут гу­ляй.

И она по­то­па­ла по до­рож­ке в глу­би­ну пар­ка, яв­но не же­лая со мной об­щать­ся.

По­дру­га пе­ре­зво­ни­ла мне в тот же день, око­ло де­вя­ти ве­че­ра: – Ли­за, ты мо­жешь прий­ти ко мне? Сей­час? По­жа­луй­ста. Ко­стикс в ко­ман­ди­ров­ке, а мне... страш­но.страш

– Лад­но.Лад Иду.

Она встре­ти­лав ме­ня на по­ро­ге: блед­ная,бледн аж кру­ги под гла­за­ми за­лег­ли,за­легл гу­бы дро­жат.

– Что слу­чи­лось? – ах­ну­ла я. – Ли­за...Ли он спит! Сте­па! Вот с тех пор­по и спит!

– Ть­фу на те­бя! Пе­ре­пу­га­ла ме­ня! Ну спит! Тем­пе­ра­ту­ры нет?

– Нет. Он спит уже по­чти де­сять ча­сов! Я его тро­га­ла: жи­вой, те- плый! Но не ше­ве­лит­ся! Я ру­ку ему под­ня­ла, и от­пу­сти­ла. Она па­да­ет!

– Так, а ну не ис­те­рить. Идем к ма­ло­му.

Я осмот­ре­ла Сте­паш­ку. Ребенок как ребенок. Жи­вой. Теп­лый. Д Ды­шит. Су­хойу в пам­пер­сах,р ,

Где е го­ло­ва у мо­ей й по­дру­ги? За­чем она поз­во­ли­ла чу­жой тет­ке петь ее сы­ну? Мне по­ка­за­лось, что маль­чик не ды­шит. Схва­ти­ла в ужа­се его на ру­ки

чи­стый. Зна­чит, ни­ка­ких от­прав­ле­ний ор­га­низ­ма за это вре­мя не бы­ло. Немно­го стран­но. И сам он мя­гень­кий, руч­ки-нож­ки, как тря­поч­ки, па­да­ют.

– Знаешь, ты по­на­блю­дай за ним еще. Я ни­че­го не ви­жу осо­бен­но­го. А я уло­жу Ма­риш­ку спать и при­ду.

До­ма рассказала все му­жу. Пе­тя пле­ча­ми по­жал:

– Вам не уго­дишь: не спит – пло­хо, спит – то­же нехо­ро­шо. – Знаешь, ты тут сам с Ма­ри­шей по­будь, а я к Мил­ке пой­ду. Она вся на нер­вах.

До утра мы с Ми­лой про­си­де­ли над Сте­паш­кой. Тот мир­но со­пел в кро­ват­ке. Под утро я за­бы­лась тя­же­лым сном. Во сне уви­де­ла ста­ри­ка в бе­лой ру­ба­хе до пят. – Эх, ба­бы, ума вам не да­но. За­чем де­мо­на при­ве­ча­ли, за­чем раз­ре­ши­ли смерт­ную ко­лы­бель­ную петь? Бы­ли там сло­ва «спи веч­ным сном»? Не проснет­ся ваш ребенок. Ни­ко­гда.

И про­пал. Я вско­чи­ла. Ки­ну­лась к ма­лы­шу. Так оно бы­ло или нет, но мне по­ка­за­лось, что Сте­па уже не ды­шит. И руч­ки хо­лод­ные. Схва­ти­ла его, за­ку­та­ла в оде­я­ло, за­ора­ла Мил­ке:

– «Ско­рую» вы­зы­вай! Бе­га­ла по ком­на­те и при­го­ва­ри­ва­ла: «Вер­нись, Сте­поч­ка, вер­нись до­мой». Ма­лой за­хны­кал… За ок­ном за­вы­ла «ско­рая»…

ЕЛИЗАВЕТА

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.