Это не моя ЖИЗНЬ

Я не ве­рил в ре­ин­кар­на­цию и пе­ре­се­ле­ние душ, но про­ис­хо­ди­ло нечто стран­ное

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Послание стого света -

Впо­след­нее вре­мя мне сни­лось, буд­то я – это кто-то дру­гой. И, что еще ху­же, сон по­сто­ян­но по­вто­рял­ся, слов­но предо­сте­ре­гая ме­ня от че­го-то. Вот толь­ко от че­го? Он был яр­ким, по­дроб­ным, как буд­то я смот­рел ста­рое ки­но о жиз­ни лю­дей на­ча­ла про­шло­го ве­ка. Я шел по тем­но­му го­ро­ду, на ули­цах ко­то­ро­го не бы­ло ни ду­ши. Я огля­дел­ся во­круг и толь­ко тут по­нял, что город вы­гля­дит ка­кто стран­но. Фо­на­ри бы­ли низ­ки­ми и све­ти­ли жел­тым све­том. Я услы­шал за спи­ной по­каш­ли­ва­ние. Обер­нул­ся и уви­дел по­ли­цей­ско­го. На нем бы­ли тем­ный плащ и фу­раж­ка с ко­зырь­ком. В ру­ке он дер­жал пал­ку и вни­ма­тель­но ме­ня раз­гля­ды­вал. По­ли­цей­ский что-то спро­сил, ка­жет­ся, по- поль­ски. И я ему от­ве­тил! То­же по-поль­ски! Но ведь я это­го язы­ка во­об­ще не знаю! Я проснул­ся. Ря­дом спа­ла Анна. «Ин­те­рес­но, что он ска­зал?» – по­ду­мал я и сно­ва за­дре­мал.

– Я с ума сой­ду из-за это­го биз­не­са с по­ля­ка­ми, – ска­зал за зав­тра­ком жене. – Мне уже снят­ся сны, в ко­то­рых лю­ди го­во­рят по-поль­ски. Че­рез неде­лю при­е­дет наш глав­ный парт­нер и ин­ве­стор, Йо­зеф Кра­сов­ский, а

По­сле смер­ти пра­ба­буш­ки оста­лись ста­рые пись­ма и до­ку­мен­ты

мы не успе­ва­ем при­го­то­вить все пла­ны. А его надо за­ин­те­ре­со­вать, ина­че от­ка­жет­ся от со­труд­ни­че­ства...

– Я уве­ре­на, что все бу­дет хо­ро­шо, – успо­ко­и­ла ме­ня Аня. – Слу­шай, твой отец при­вез це­лый сун­дук пра­ба­буш­ки­ных ве- щей, про­сил разо­брать их. Сун­дук, в ко­то­ром ле­жа­ли со­кро­ви­ща не­дав­но умер­шей пра­баб­ки, был боль­ше крес­ла. Я вер­нул­ся вче­ра позд­но и, устав­ший, сра­зу не за­ме­тил в уг­лу это чу­до­ви­ще. Разо­злил­ся:

– У нас что, склад?

– Не бур­чи, – при­ми­ри­тель­но ска­за­ла су­пру­га. – Это ис­то­рия тво­их близ­ких… А сун­дук я пе­ре­де­лаю в шкаф. Это же ра­ри­тет! Вин­таж!

Я толь­ко хмык­нул, по­лез в сун­дук. Че­го там толь­ко не бы­ло! – Смот­ри! – Ан­нуш­ка по­ка­за­ла мне пе­ре­вя­зан­ную лен­точ­кой стоп­ку пи­сем и фо­то­гра­фий. – Мож­но узнать всю ис­то­рию се­мьи. Жаль толь­ко, что мы не зна­ем поль­ско­го. Пора бы те­бе уже учить язык парт­не­ров. – Нам с Йо­зе­фом вполне хва­та­ет ан­глий­ско­го. Кро­ме то­го, он немно­го по­ни­ма­ет по-рус­ски. Несколь­ко ми­нут мы рас­смат­ри­ва­ли от­крыт­ки с ку­рор­тов,

се­мей­ные, школь­ные, сва­деб­ные фо­то­гра­фии, лю­бов­ные пись­ма…

– Олег, а от­ку­да твоя се­мья? – спро­си­ла вдруг Аня, раз­гля­ды­вая ка­кое-то фо­то. – Пра­ба­буш­ка из Ека­те­ри­но­сла­ва, а пра­дед ро­дил­ся в Си­би­ри. – Но ты го­во­рил, что он из по­ля­ков?

– Ну да, из со­слан­ных при ца­ре за вос­ста­ние. В мо­ей се­мье ста­ра­лись об этом не го­во­рить. Сначала ца­ря бо­я­лись, по­том боль­ше­ви­ков. Ко­гда Ни­ко­лай II от­рек­ся, часть се­мьи вер­ну­лась в Поль­шу, часть осе­ла в Ки­е­ве. А при Со­ве­тах иметь род­ствен­ни­ков за гра­ни­цей бы­ло опас­но для жиз­ни.

Анюта сно­ва по­смот­ре­ла на сни­мок.

– По­ка­жи, что там та­кое, – я про­тя­нул ру­ку к нему и уви­дел се­бя. Ко­неч­но же, это была не моя фо­то­гра­фия, там за­пе­чат- Сло­ва лен дру­гой цы­ган­ки­че­ло­век, но ме­няо­чень по­хо­жий за­ин­те­ре­со­ва­ли,на ме­ня. Я пе­ре­вер­нул но кар­точ­ку об­рат­ной сто­ро­ной. я быст­ро за­бы­ла Чер­ни­ла по­блек­ли, но уда­лось об этом про­ро­че­стве про­чи­тать на­пи­сан­ные на обо­ро­те сло­ва: «Ан­нуш­ке, мо­ей до­ро­гой, мо­е­му све­ту, Павел. Бре­слау, 12.09.22.»

– Надо же… Бре­слау – это Вроц­лав. До вой­ны – тер­ри­то­рия Гер­ма­нии, – ска­зал я.

– Он – вы­ли­тый ты, а его же­ну зва­ли так же, как и ме­ня. По­мо­е­му, это очень стран­но, да? Но, к сча­стью, она со­всем на ме­ня не по­хо­жа, – Анюта вни­ма­тель­но вгля­ды­ва­лась в дру­гую фо­то­гра­фию.

Я по­смот­рел и за­мер. Это была жен­щи­на из мо­их снов.

Аня пе­ре­вер­ну­ла и этот сни­мок. – Анна Яст­шемб­ская, – про­чи­та­ла она и до­ста­ла сле­ду­ю­щую фо­то­гра­фию. – Посмот­ри, долж­но быть, они бы­ли бо­га­ты. Име­ли свою ма­ши­ну. А как фа­ми­лия тво­е­го пра­де­да? – Ко­ва­лен­ко. А вот бра­та его, ка­жет­ся, дей­стви­тель­но зва­ли Павел. Жаль, что ба­буш­ку уже не спро­сишь... Ведь лю­ди ме­ня­ли фа­ми­лии, что­бы из­бе­жать пре­сле­до­ва­ний.

– Мож­но по­про­бо­вать про­чи­тать… Поль­ский немно­го по­хож на укра­ин­ский… «Лю­би­мая, Вар­ша­ва имен­но та­кая, ка­кой ее

Муж­чи­на на ста­рой фо­то­гра­фии был очень по­хож на ме­ня, од­но ли­цо!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.