По­сла­ние сто­го све­та

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Послание стого света -

по­ка­зы­ва­ют в филь­мах… – Аня скло­ни­лась над пись­мом. – Вче­ра я ис­кал дом. Все­го несколь­ко ме­ся­цев, и мы пе­ре­едем в Поль­шу. Це­лую те­бя, Павел».

Я до­стал еще два пись­ма. Од­но бы­ло офи­ци­аль­ное, по­хо­же на ре­ше­ние су­да. От вто­ро­го со­храЯ нил­ся очень толь­ко фраг­мент. огор­чи­лась, Же­на сно­ва мед­лен­но ста­ла раз­ко­гда узна­ла, би­рать на­пи­сан­ное, надо ска­ч­то осу­ществ­ле­ния зать, по­лу­ча­лось у нее неп­ло­хо! меч­ты «…ужас­ная надо по­те­ря. ждать­Мы очень те­бе со­чув­ству­ем и на­де­ем­ся, что ты смо­жешь пе­ре­не­сти это несча­стье. Дя­дя Сте­фан с се­мьей, Опо­ле, 17 ян­ва­ря 1927 года», – про­чи­тал она мед­лен­но. – Ин­те­рес­но, что слу­чи­лось? Это по­след­нее пись­мо из этой стоп­ки. Мы боль­ше ни­че­го не узна­ем, а жаль, – вздох­ну­ла моя лю­би­мая.

Я вгля­ды­вал­ся в ли­цо жен­щи­ны из сво­е­го сна и ни­че­го не рассказал су­пру­ге – Ан­нуш­ка на­вер­ня­ка бы на­пу­га­лась. «Долж­но быть, я рань­ше ви­дел эту фо­то­гра­фию у ба­буш­ки Та­ни, по­то­му и знаю, – объ­яс­нял се­бе. – Вот толь­ко от­ку­да они у нее? Стран­ная ис­то­рия» Но­чью Анна Яст­шемб­ская сно­ва при­шла ко мне. На этот раз сон не был зло­ве­щим, он бы бы­лыл лег­ким и при­ят­ным. По­сле него­нег го оста­лось толь­ко ощу­ще­ние те-т теп­ло­го лет­не­го дня, ко­лы­шу­щи ко­лы­шу­щих-хся ко­ло­сьев и ра­до­сти… «Она обо­жа­ла зем­ля­ни­ку, – ду-д умал я, вспо­ми­ная сон. – Лю- юби­ла дол­гие про­гул­ки, гор­ны­еые по­хо­ды, была бо­га­той, ее матьть – нем­ка. Она по­зна­ко­ми­лась ь с Пав­лом во вре­мя по­езд­ки в Кра-аков. Они за­блу­ди­лись, не смог-ог­ли най­ти ав­то­бус, шел дождь, он дал ей свой пи­джак, и… – мое­ое серд­це бе­ше­но за­би­лось. – Я все это при­ду­мал, – успо­ка­и­ва­лал се­бя. – Это толь­ко фан­та­зии, я слиш­ком дол­го ду­мал об этойой фо­то­гра­фии».

Я не ве­рил в су­ще­ство­ва­ние ду- ухов, ре­ин­кар­на­цию, жизнь по-осле смер­ти и в про­чую ма­ги­че- чес­кую че­пу­ху. Те­перь мне бы­ло не до сме­ха.

«Я про­сто устал, мне нуж­но от­дох­нуть. Как толь­ко кон­чит­ся­ся вся эта су­ма­тох су­ма­то­ха с ин­ве­сто­ра­ми из Поль­ши, уед уеду в от­пуск». В суб­бо­ту мы с же­ной по­еха­ли за по­куп­ка­ми. И тут я вдруг об­ра­тил­ся к про­давщ про­дав­щи­це по-поль­ски. Но я не знаю п поль­ско­го!!! Я ли­хо­ра­дочн ли­хо­ра­доч­но раз­мыш­лял о том, что про­ис­хо­дит.про­исх Фра­за вы­ско­чи­ла са­ма по се­бе.

В ма­шине Аня хит­ро спро­си­ла: – Язык учишь? Го­то­вишь­ся к при­ез­ду по­ля­ка?

– Нет, не учу. Это по­лу­чи­лось са­мо со­бой, – объ­яс­нил я. – Со

Моя же­на ста­ла раз­би­рать текст пись­ма, и по­лу­ча­лось неп­ло­хо! Анна сни­лась каж­дую ночь. Утром оста­ва­лось при­ят­ное чув­ство

мной уже раз та­кое бы­ло, – су­пру­га удив­лен­но гля­де­ла на ме­ня. – Пом­нишь ту жен­щи­ну с фо­то­гра­фии, Ан­ну Яст­шемб­скую? – же­на кив­ну­ла. – Я мно­го о ней знаю. Да­же слиш­ком мно­го. Как буд­то мы бы­ли зна­ко­мы. Она мне сни­лась…

И я рассказал все, на­чи­ная с пер­во­го сна. Спер­ва же­на ду­ма­ла, что разыг­ры­ваю ее, но по­том за­ме­ти­ла, на­сколь­ко я по­тря­сен.

– Ты ду­ма­ешь, это ка­кой-то знак? – спро­си­ла в кон­це кон­цов она.

– Но ка­кой? – я по­жал пле­ча­ми. – Ведь эти сны ни о чем не пре­ду­пре­жда­ют, ни­кто не пе­ре­да­ет мне в них ни­ка­ких со­об­ще­ний. Это про­сто сны. Немно­го стран­ные и необыч­ные, но не бо­лее чем сны!

– В ко­то­рых ты узна­ешь что-то о дав­но по­кой­ной жен­щине, на му­жа ко­то­рой очень по­хож, – за­яви­ла Аня. – Эти сно­ви­де­ния, на­вер­ное, зна­ко­вые, но ты еще не мо­жешь до­га­дать­ся, о чем они пре­ду­пре­жда­ют. Ми­ну­ту мы мол­ча­ли.

– Я счи­таю, что во всех снах ты – па­рень с фо­то­гра­фии… Павел Яст­шемб­ский. Твой дво­ю­род­ный пра­дед. Это пись­мо с вы­ра­же­ни­ем со­чув­ствия,твия, пом­нишь? Там бы­ло на­пи­са­но са­но о ка­ком-то несча­стье. Долж­нож­но быть, что-то слу­чи­лось, при­че­ми­чем страш­ное. Мо­жет, это бы­ло ло свя­за­но с его же­ной?

– Но я не знаю ю фа­ми­лии бра­та моего пра­де­да! Он или не он.... Анна вни­ма­тель­ноль­но по­смот­ре­ла на ме­ня.

– Мож­но сде­лать ать за­прос в ар­хив... Я вот ду­маю,аю, – про­дол­жи­ла она, – этот муж­чи­на пи­сал, что­бы Павел не е стес­нял­ся об­ра­щать­ся к нему за по­мо­щью. Павел, а не они вдво­ем, по­ни­ма­ешь? – рас­суж­да­ла­да­ла же­на. – Это зна­чит, что ее не бы­ло! Мо­жет, она ушла? Или умер­ла? – Глу­по­сти! – пе­ре­пу­гал­ся я. – Да­же ес­ли ты и пра­ва, то что с этим де­лать? И за­чем мне все это снит­ся? Мо­жет, жет, мне вер­нуть ее к жиз­ни?

– Нет, – от­ве­ти­ла­ла Анюта. – Де­ло ка­са­ет­ся нас, на­ше­го вре­ме­ни. Нам нуж­но узнать, что слу­чи­лось. И то­гда мы бу­дем знать, что де­лать, – ска­за­ла Аня бо­лее уве­рен­но.

– А это со­всем про­сто, – от­ве­тил я со злой иро­ни­ей. – С уче­том все­го то­го, что слу­чи­лось за эти го­ды с на­шей стра­ной. Анна мол­ча­ла, но я знал, что зна­чит та­кое вы­ра­же­ние ее ли­ца, – она не со­би­ра­лась отказываться от по­ис­ков. Я си­дел в ка­кой-то ком­на­те, ко­то­рую рань­ше не ви­дел. Бы­ло ран­нее утро, сол­неч­ные лу­чи осве­ща­ли по­ме­ще­ние че­рез ок­на. Я дер­жал в ру­ках от­кры­тую га­зе­ту, но не чи­тал ее. Мне бы­ло страш­но. По спине про­бе­га­ли му­раш­ки. Вро­де бы ни­че­го не про­ис­хо­ди­ло – я про­сто си­дел в крес­ле с га­зе­той, – но бы­ло та­кое чув­ство, что ме­ня хо­чет на­стичь что-то очень-очень плохое. Вдруг услы­шал, как хлоп­ну­ла дверь, и все за­ли­ла красная вол­на… Сны вер­ну­лись, они бы­ли по­хо­жи на явь. Я уже не толь­ко ощу­щал ат­мо­сфе­ру тех лет, но и знал, что чув­ству­ют и ду­ма­ют ге­рои мо­их ви­де­ний, за­ме­чал все боль­ше по­дроб­но­стей. Я мед­лен­но ехал на ав­то. Была ночь, тем­ная, зим­няя, мо­роз­ная ночь. Я не спе­шил, хо­тя ме­ня кло­ни­ло ко сну. Подъ­е­хал к боль­шо­му бе­ло­му до­му, вы­шел из ма­ши­ны и по­смот­рел на ок­на. Там го­рел свет. «Ан­нуш­ка ждет», – по­ду­мал я неж­но. Ко­гда под­ни­мал­ся по сту­пень­кам, мое серд­це сжа­лось от стран­но­го пред­чув­ствия: за­ме­тил, что вход­ная дверь при­от­кры­та. Я по­шел на цы­поч­ках.

На сто­ле ле­жа­ли муж­ской плащ и шля­па. При­гля­дел­ся: ве­щи при­над­ле­жа­ли Вой­те­ку, мо­е­му луч­ше­му дру­гу. «Что он тут де­ла­ет?» – по­ду­мал удив­лен­но. Я шел в сто­ро­ну ка­би­не­та. Вдруг во дво­ре под­нял­ся ве­тер, вет­ки уда­ри­ли в ок­но. Я вздрог­нул и про­тя­нул ру­ку к двер­ной руч­ке, на­жал на нее и толк­нул дверь. На по­лу око­ло сто­ла лицом ко мне сто­ял на ко­ле­нях Карл. Он горь­ко пла­кал и ка­чал­ся то впе­ред, то на­зад. Услы­шав скрип двери, он по­смот­рел на ме­ня и за­дро­жал. – Павел, – ска­зал он. – Я ду­мал, это по­ли­ция… Павел, про­сти, про­сти, Павел. Я…

Вдруг я уви­дел что-то стран­ное за пись­мен­ным сто­лом, обо­шел Кар­ла и дви­нул­ся ту­да. Это был бо­ти­нок. Бо­ти­нок Вой­те­ка. Мой друг ле­жал за сто­лом в лу­же кро­ви. Я по­чув­ство­вал, как у ме­ня кру­жит­ся го­ло­ва.

То, что я уви­дел, при­ве­ло ме­ня в ужас. Лю­би­мая и друг бы­ли мерт­вы

Я при­сел на ко­ле­ни ря­дом с дру­гом, что­бы про­ве­рить пульс, и неожи­дан­но уви­дел кра­е­шек кру­жев­ной юб­ки ря­дом с креслом. «Нет! – по­ду­мал. – Бо­же, нет! Нет!» На ко­ле­нях, ед­ва пе­ре­дви­га­ясь, я под­полз к крес­лу. Моя же­на, моя лю­бовь, ле­жа­ла на по­лу, она была блед­на. У нее на гру­ди зи­я­ло крас­ное пят­но. Кровь…

– Ан­нуш­ка, – про­шеп­тал я, схва­тив ее за ру­ку. – Ан­нуш­ка, лю­би­мая…

Я слы­шал вой по­ли­цей­ской си­ре­ны, ры­да­ния Кар­ла и крик, мой крик. Ко­гда ве­че­ром вер­нул­ся с ра­бо­ты, же­на при­вет­ство­ва­ла ме­ня нетер­пе­ли­вым воз­гла­сом: – Олег, иди сю­да быст­рее! – она си­де­ла за сто­лом, на ко­то­ром ле­жа­ли га­зет­ные вы­рез­ки. – Твой отец при­вез это утром. За­ва­ли­лось­За­ва­ли за ящик в сто­ле. Те­перь мы все узна­ем! Вы­рез­ки по­жел­те­ли от ста­ро­сти. На всех была фо­то­гра­фия большого белого до­ма, ко­то­рый я ви­дел во сне. А еще... те са­мые страш­ные ви­де­ния – мерт­вые Анна и мой друг...

Я взял в ру­ки од­ну из вы­ре­зок. Знал, кто мне это про­чи­та­ет. Наш поль­ский парт­нер, Йо­зеф. Он при­е­хал се­го­дня утром. Мы при­гла­си­ли Йо­зе­фа на ужин. Я вкрат­це рассказал о сво­их стран­ных снах. Про­тя­нул парт­не­ру пап­ку с бу­ма­га­ми. Он при­нял­ся мед­лен­но раз­би­рать по­лу­ис­тлев­шие стро­ки:

«12 де­каб­ря 1927 года во Вроц­ла­ве Карл Брен­нер за­стре­лил Ан­ну Яст­шемб­скую и Вой­че­ха Доль­ча­ка, а за­тем по­зво­нил в по­ли­цию и со­знал­ся в со­де­ян­ном. Вой­чех Доль­чак, Карл Брен­нер и Павел Яст­шемб­ский бы­ли парт­не­ра­ми и дру­зья­ми. По не вы­яс­нен­ным до сих пор при­чи­нам до­го­вор меж­ду ни­ми был рас­торг­нут. Гос­по­дин Брен­нер по­чув­ство­вал се­бя об­ма­ну­тым. Пре­кра­ще­ние со­труд­ни­че­ства озна­ча­ло для него се­рьез­ные фи­нан­со­вые про­бле­мы. В тот ро­ко­вой день он по­шел в дом Яст­шемб­ских, что­бы по­го­во­рить со вто­рым парт­не­ром и дру­гом. Но не за­стал то­го до­ма.

Ви­ди­мо, Брен­нер убил сначала Доль­ча­ка, а за­тем и же­ну сво­е­го дру­га

За­то встре­тил там Вой­че­ха Доль­ча­ка. Их раз­го­вор вско­ре пе­ре­шел в ссо­ру. Брен­нер толк­нул Доль­ча­ка, и тот, па­дая, уда­рил­ся го­ло­вой о край сто­ла. Од­на­ко

преж­де чем Брен­нер успел уви­деть, что про­изо­шло с его оп­по­нен­том, в ка­би­нет во­шла Анна Яст­шемб­ская. У нее в ру­ках был пи­сто­лет, она была на­пу­га­на ссо­рой. При­гро­зи­ла Брен­не­ру пи­сто­ле­том. Гос­по­дин Брен­нер пы­тал­ся ее успо­ко­ить, но пи­сто­лет неожи­дан­но вы­стре­лил, при этом хо­зяй­ка до­ма по­гиб­ла на ме­сте. Так опи­сал слу­чив­ше­е­ся сам Карл Брен­нер. Про­ку­рор, в свою оче­редь, утвер­жда­ет, что тот си­лой про­ник в дом Павла Яст­шемб­ско­го и хлад­но­кров­но за­стре­лил Вой­че­ха Доль­ча­ка и Ан­ну Яст­шемб­скую». Йо­зеф от­ло­жил га­зе­ту: – Неве­ро­ят­но... По­след­нее вре­мя мне по­сто­ян­но сни­лась кра­си­вая жен­щи­на, же­на моего дру­га, в ко­то­рую я влюб­лен... Меж­ду на­ми не бы­ло ро­ма­на, ведь я же­нат. И каж­дый раз сон об­ры­вал­ся как-то стран­но... Те­перь я знаю почему... Мне сни­лась жизнь моего де­да. Вой­че­ха Доль­ча­ка. Он тра­ги­че­ски

Ока­за­лось, что Йо­зе­фу то­же сни­лась та же са­мая жен­щи­на Анна

по­гиб, оста­вив же­ну и ма­лень­кую доч­ку. По­том ба­буш­ка вто­рой раз вы­шла замуж. Эта дав­няя ис­то­рия, ес­ли чест­но, ме­ня не слиш­ком-то ин­те­ре­со­ва­ла. – Про­чи­тай­те еще это, – Аня про­тя­ну­ла Йо­зе­фу еще один ли­сток. – Ка­жет­ся, тут фи­нал той тра­ге­дии.

Йо­зеф взял ли­сток:

«20 фев­ра­ля 1927 года Павел Яст­шемб­ский со­вер­шил са­мо­убий­ство. Карл Брен­нер был при­го­во­рен к смерт­ной каз­ни». – Те­перь мы зна­ем, что слу­чи­лось, – вздох­ну­ла моя же­на. – Судь­ба сно­ва све­ла вме­сте ста­рых дру­зей. Уже в иной жиз­ни. Непо­нят­но толь­ко, как все эти до­ку­мен­ты ока­за­лись у тво­ей пра­ба­буш­ки, Олег... Но к че­му все эти зна­ки?

– Ка­жет­ся, я по­нял, – улыб­нул­ся Йо­зеф. – Ска­жу от­кро­вен­но: до при­ез­да сю­да со­мне­вал­ся, сто­ит ли на­чи­нать наш сов­мест­ный биз­нес. Си­ту­а­ция у вас... неста­биль­ная, мяг­ко го­во­ря. Вот то­гда и ста­ли при­хо­дить эти сны. Ре­шил все-та­ки по­зна­ко­мить­ся лич­но с воз­мож­ным парт­не­ром, преж­де чем при­нять окон­ча­тель­ное ре­ше­ние. Те­перь я ду­маю, что сто­ит риск­нуть. Мы же зна­ем друг дру­га бо­лее ста лет!

Мы с же­ной с ин­те­ре­сом рас­смат­ри­ва­ли ста­рые фо­то

От пе­ре­утом­ле­ния у ме­ня про­сто сры­ва­ло кры­шу. А еще эти непо­нят­ные сны!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.