В объ­я­ти­ях бе­ло­го ту­ма­на

Вра­чи утвер­жда­ли, что мо­е­го лю­би­мо­го уже не вер­нуть к жизни, но я все рав­но ве­ри­ла

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News -

Вдруг по­ка­за­лось, что в ко­ри­до­ре боль­ни­цы сгу­ща­ет­ся молочный ту­ман

все это да­ва­ло знать, я мед­лен­но пре­вра­ща­лась в тень.

– Ви­ка, я го­во­ри­ла с вра­ча­ми: на­деж­ды, что Ки­рилл при­дет в се­бя, нет. Сто­ит ли ждать чу­да? Мо­жет, его сле­ду­ет от­клю­чить от ап­па­ра­та и поз­во­лить спо­кой­но уй­ти?

– Нет…

– До­чень­ка, ты еще та­кая мо­ло­дая. Пой­ми, да­же ес­ли он при­дет в се­бя, что ма­ло­ве­ро­ят­но, бу­дет со­вер­шен­но дру­гим. Уж про­сти, это бу­дет овощ… За­чем те­бе брать на се­бя столь тя­же­лую но­шу? Ки­рю­ша не вер­нет­ся к жизни! Не мучь ни его, ни се­бя! – Ма­ма, мне нуж­но по­ду­мать…

Мы не ду­ма­ли, что и нам, как ко­гда- то на­шим ба­буш­кам, при­дет­ся про­во­жать лю­би­мых на вой­ну. Пе­ред отъ­ез­дом я при­жи­ма­ла Ки­рил­ла к се­бе и про­си­ла: – Толь­ко вер­нись жи­вым!

– А как ина­че? Неуже­ли ты за­бы­ла, что на­ша сва­дьба на­зна­че­на на день тво­е­го два­дца­ти пя­ти­ле­тия? Кста­ти, это бы­ла твоя идея! Так что оста­лось со­всем немно­го!

Он уехал, а я не на­хо­ди­ла се­бе ме­ста. Мог­ла ча­са­ми смот­реть но­во­сти по те­ле­ви­зо­ру, узна­вая по­дроб­но­сти все­го то­го, что про­ис­хо­ди­ло на фрон­те. При­бли­жа- лось вре­мя воз­вра­ще­ния мо­е­го пар­ня до­мой. Как-то ве­че­ром раз­дал­ся зво­нок по те­ле­фо­ну: – Ви­ка, – го­лос Ки­рюш­ки­но­го бра­та дрог­нул, и он за­мол­чал. Внут­ри все по­хо­ло­де­ло.

– Что с Ки­рил­лом? Го­во­ри! Не мол­чи! Он жив?! Лю­би­мый был кон­ту­жен, на­хо­дил­ся в ко­ме.

– Мы на­ня­ли ре­ани­ма­ци­он­ную «ско­рую». Зав­тра его при­ве­зут в на­шу кли­ни­ку. До­ма и сте­ны по­мо­га­ют…

И на­ча­лись мои дни и но­чи в боль­ни­це. Ки­рилл не при­хо­дил в се­бя. Я дер­жа­ла его за ру­ку и мо­ли­ла:

– Толь­ко не уми­рай! Я все стерп­лю! Бу­ду уха­жи­вать за то­бой, ка­ким бы ты не оч­нул­ся! Уста­лость, бес­сон­ные но­чи – Да и по­том, ре­ше­ние при­ни­ма­ет брат Ки­рил­ла – как един­ствен­ный род­ствен­ник.

– Он – за, – мать опу­сти­ла гла­за. Ма­ма ушла, а я вы­шла из па­ла­ты, при­се­ла на ска­мей­ку и при­кры­ла гла­за. Ве­че­ром тут пу­сто, да и не осо­бо пус­ка­ют сю­да по­се­ти­те­лей. Это для ме­ня сде­ла­ли ис­клю­че­ние, не бес­плат­но, ко­неч­но же. Смер­ка­лось.С ер алос . Вдру­гд­ру по­чув­ство­ва-оус оа ла дви­же­ние воз­ду­ха, в ко­ри­до­ре стал сгу­щать­ся бе­лый ту­ман. «Это все от недо­сы­па­ния и нер­вов!» – по­ду­ма­ла.

– Сколь­ко ему лет? – услы­ша­ла хрип­лый го­лос.

– Два­дцать че­ты­ре, – не от­кры­вая глаз, от­ве­ти­ла незна­ком­цу. – Мо­ло­дой еще… Мне бы­ло трид­цать, ко­гда я умер… По­вер­ну­ла го­ло­ву на го­лос. – Мно­го лет на­зад я умер в той же па­ла­те, на той же кой­ке. Ме­ня чуть жи­во­го при­вез­ли из Аф­га­на, а по­том ко­ма… Ты не от­пус­кай пар­ня, ина­че бе­лый ту­ман возь­мет его в свои объ­я­тия, а от­ту­да нет вы­хо­да…

– Я со­шла с ума? – этот во­прос я за­да­ла са­ма се­бе. – Кто вы?! – Объ­яс­нил же: умер я здесь. А те­перь вот плы­ву в бе­лом ту­мане. Нет ме­ня ни в ми­ре мерт­вых, ни в ми­ре жи­вых.

– А по­че­му… умер?

– По­то­му что она бро­си­ла. Я слы­шал ее, свою же­ну, чув­ство­вал при­кос­но­ве­ния, лю­бил и ждал, ко­гда она про­рвет­ся ко мне че­рез ту­ман. Его объ­я­тия мож­но разо­рвать толь­ко лю­бо­вью и ве­рой! А она ушла и не вер­ну­лась. За­чем то­гда жить? Я и ушел… Не от­пус­кай его. Разо­рви объ­я­тия ту­ма­на!

– Хо­ти­те ска­зать, я раз­го­ва­ри­ваю с при­зра­ком?

– И да, и нет… Я – нечто из бе­ло­го ту­ма­на. Нас мож­но на­звать маг­нит­ным вих­рем, те­нью, сущ­но­стью… Наш мир мертв, здесь нет вре­ме­ни, кра­сок, эмо­ций, любви и нена­ви­сти. Нет сме­ны дня и но­чи, нет лу­ны, нет солн­ца, све­та и тем­но­ты. Толь­ко ту­ман. Моя Лю­ба­ша бро­си­ла ме­ня, ушла, и я по­те­рял­ся в нем. Ме­ня по­че­му-то пре­сле­ду­ет за­пах ман­да­ри­нов… Будь с ним. Здесь страш­но…

Ви­де­ние ис­чез­ло, а я рва­ну­ла в вп па­ла­ту, вце­пи­лась в ру­ку лю­би­мо­го­бим и за­пла­ка­ла. «Нет. Я не от­пу­щу­отп его в объ­я­тия бе­ло­го ту­ма­на!»ман

Во­шлаВош ста­рень­кая са­ни­тар­ка Зи­на­и­да­наи Мат­ве­ев­на. Она ра­бо­та­ла тут уже бо­лее со­ро­ка лет.

– Теть Зин, а вы не помни­те, здесь­з­де мно­го лет на­зад мо­ло­дой муж­чи­на­муж ле­жал в ко­ме, при­шел в се­бя,себ а по­том его бро­си­ла же­на, и ио он умер?

– Пом­ню. Но Лю­ба­ша его не бро­си­ла…бро Ко­гда Са­шу при­вез­ли, она устро­и­лась к нам са­ни­тар­кой,кой что­бы быть ря­дом. Рас­ска­зы­ва­ла,зыв что они оба из дет­ско­го до­ма,дом род­ных нет… Она очень его лю­би­ла­лю и про­во­ди­ла ря­дом все сво­бод­но­е­сво вре­мя…

– –Т Так по­че­му же бро­си­ла?

– –К Ко­гда Са­ша оч­нул­ся, за­хо­тел ман­да­ри­нов,ман хоть услы­шать за­пах. па­ха. И Люба по­бе­жа­ла их ку­пить! питть! По до­ро­ге на­зад ее сби­ла ма­ши­на.ма­ш­ши На­смерть. А он умер… На­вер­ное,На­а­вер сей­час вме­сте на небе­сах…бес­сах

– Не ННе вме­сте, увы…

Те­тя Тет­тя Зи­на ушла, а я ска­за­ла вслух:всл­лух

– Не ННе з знаю, слы­шишь ли ты ме­ня, но она не бро­са­ла те­бя! Она по­гиб­ла!гиб Те­перь мо­жешь по­ки­нуть бе­лый­бел ту­ман и ис­кать ее!

Я Як креп­ко сжа­ла ру­ку Ки­рю­ши. Вет­ром рас­пах­ну­ло ок­но, ко­лых­ну­лась за­на­вес­ка, а в па­ла­те за­пах­ло ман­да­ри­на­ми. Мо­жет, это призрак по­дал мне знак?

И вдруг стон.

– Ви­ка… с кем ты го­во­ри­ла? – Ки­рилл при­шел в се­бя. – Зна­ешь, я все вре­мя на­хо­дил­ся на гра­ни бе­ло­го ту­ма­на и ре­аль­но­сти. И еще в го­ло­ве у ме­ня ка­кие-то стран­ные сти­хи: «Мы но­сим­ся в су­мра­ке, став его ча­стью… Мы – те­ни и при­зра­ки, де­ти нена­стья… Нас мож­но по­чув­ство­вать лишь на мгно­ве­нье. Мы из­бе­га­ем кон­так­тов… Мы

Где го­ло­ва у мо­ей по­дру­ги? За­чем она поз­во­ли­ла чу­жой тет­ке петь ее сы­ну? На­де­юсь, что Са­ша и Люба на­ко­нец нашли друг дру­га в ином ми­ре

– вих­ри маг­нит­ные, скольз­кие те­ни, опро­вер­же­ние фак­тов…» Вра­чи бы­ли удив­ле­ны, что Ки­рилл при­шел в се­бя. Ведь они счи­та­ли его без­на­деж­ным! Ма­ло то­го, очень быст­ро по­шел на по­прав­ку.

А я знаю, ко­го мне бла­го­да­рить за это. Он по­мог мне разо­рвать объ­я­тия бе­ло­го ту­ма­на. На­де­юсь, Са­ша на­шел свою лю­би­мую, по­пав на­ко­нец в тот мир, где уже мно­го лет на­хо­ди­лась она.

ВИК­ТО­РИЯ

Вра­чи не да­ва­ли ни­ка­кой на­деж­ды, что мой лю­би­мый оч­нет­ся и вы­здо­ро­ве­ет. Я бы­ла в от­ча­я­нии

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.