Те­бя ждут на зем­ле

Ка­за­лось, я оди­но­ка. Муж пре­дал. Но мой ан­гел не поз­во­лил мне уй­ти из жизни

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - News - ПО­ЛИ­НА

со­об­ще­ние со­об­ще­ни­ие это пред­на­зна­ча­лось во­все не мне. ммне. Ко­гда я бы­ла ма­лень­кой, ро­ди­те­ли ле­том о от­во­зи­ли ме­ня к ба­буш­ке. Мне очень нра­ви­лось у нее: каж­дое ка­аж­дое утро мы вме­сте хо­ди­ли ппа­сти па­сти г гу­сят, за­тем ба­бу­ля по­и­ла ме­ня све­жим, пар­ным мо­ло­ком, мо­ло­ком,, а веч ве­че­ром уса­жи­ва­ла к се­бе на ко­лен ко­ле­ни и рас­ска­зы­ва­ла сказ­ки. Од­на­ж­ды­Од­наж я ска­за­ла ей, что хо­те­ла бы остать­ся на­все­гда жить в се­ле се­ле. Ста­руш­ка лишь улыб­ну­лась в от­вет.о Спу­стя несколь­ко­не­сколь недель в наш дом при­е­ха­ли ка­кие-то незна­ко­мые лю­ди, д дол­го го­во­ри­ли с ба­буш­кой в за­кры­той­за ком­на­те,

Где-то меж­ду ди­ван­ны­ми по­душ­ка­ми глу­хо за­виб­ри­ро­вал мо­биль­ный, я на­щу­па­ла его ру­кой и тут же уви­де­ла си­ний ми­га­ю­щий кон­вер­тик: «у вас од­но но­вое со­об­ще­ние». «Ко­стик», – до­га­да­лась и сра­зу по­чув­ство­ва­ла, как неж­ность мяг­кой вол­ной раз­ли­ва­ет­ся по те­лу. И ес­ли бы в это мгно­ве­ние кто-то ска­зал мне, что бук­валь­но че­рез несколь­ко се­кунд моя жизнь из­ме­нит­ся, рас­ко­лет­ся на две по­ло­ви­ны «до» и «по­сле», я гром­ко рас­сме­я­лась бы в ли­цо это­му фан­та­зе­ру. Сколь­ко вре­ме­ни нуж­но для то­го, что­бы из со­сто­я­ния без­за­бот­но­го сча­стья вверг­нуть че­ло­ве­ка в пу­чи­ну от­ча­я­ния и бо­ли? Две се­кун­ды, по­ка от­кры­ва­ет­ся со­об­ще­ние.

«Дет­ка, бу­ду у те­бя ми­нут че­рез трид­цать. Жди. Це­лую». Ка­за­лось бы, что мо­жет быть про­ще и обы­ден­нее этих слов, на­пи­сан­ных пар­нем сво­ей неве­сте? Но я вдруг по­чув­ство­ва­ла, что не мо­гу боль­ше ды­шать, что серд­це мое пре­вра­ща­ет­ся во что-то хо­лод­ное, пе­ре­мо­ло­тое, как фарш, и сей­час пер­вые кус­ки упа­дут вниз, с чав­ка­ю­щим зву­ком шлеп­нут­ся на пол у мо­их ног.

Де­ло бы­ло в том, что сей­час мой же­них был в ко­ман­ди­ров­ке, и

а по­том су­ет­ли­во бе­га­ли по до­му, ища на­ша­тырь. Па­па с ма­мой не при­е­ха­ли за мной тем ле­том, не при­е­ха­ли и сле­ду­ю­щим – уже по­том, ко­гда я немно­го под­рос­ла, ста­руш­ка рас­ска­за­ла, что они по­гиб­ли, по­пав в ава­рию по пу­ти на вок­зал.

А шесть лет на­зад не ста­ло и мо­ей ба­буш­ки. Так я оста­лась со­всем од­на, и те­перь мне да­же неко­му бы­ло из­лить свою боль.

Я вы­шла из до­му на негну­щих­ся на но­гах, се­ла в ма­ши­ну, вы­ру­ли­ла с пар­ков­ки. Ес­ли бы кто­то спро­сил, что я де­лаю, чест­но от­ве­ти­ла бы: «Не знаю». Лишь пол­ча­са спу­стя, ко­гда по обе­им сто­ро­нам ма­ши­ны рас­тек­лась чер­ниль­ная мгла и ог­ни го­ро­да оста­лись где-то по­за­ди, я по­ня­ла, ку­да еду.

К ро­ди­те­лям. К ба­буш­ке. Он вы­ру­лил из-за по­во­ро­та на ско­ро­сти, яв­но не ожи­дая уви­деть ма­ши­ну, ле­тя­щую на него по встреч­ной по­ло­се. В ка­кой-то мо­мент мы ока­за­лись так близ­ко, что я да­же раз­гля­де­ла его блед­ное ли­цо и то, как гу­бы сло­жи­лись в без­звуч­ном кри­ке:

– Ку­да?!

Я рез­ко вы­вер­ну­ла руль, уви­де­ла столб ли­нии элек­тро­пе­ре­да­чи, услы­ша­ла звон бью­ще­го­ся стек­ла и по­чув­ство­ва­ла, как ме­ня под­ни­ма­ет вверх и от­бра­сы­ва­ет в сто­ро­ну. Гро­мад­ный ог­нен­ный язык по­лых­нул в но­чи, я ощу­ща­ла толь­ко боль, смут­ную,

Он вы­ру­лил из-за по­во­ро­та, яв­но не ожи­дая уви­деть несу­ще­е­ся на него ав­то

при­глу­шен­ную в пле­чах и ру­ках, а те­ло мое устре­ми­лось вслед за го­ло­вой сквозь ды­ру в стек­ле. Я ле­те­ла, ле­те­ла в зве­ня­щую ве­сен­нюю тьму, и лишь кра­еш­ком уга­са­ю­ще­го со­зна­ния успе­ла уви­деть ги­гант­ский си­ний ми- га­ю­щий кон­верт, рас­ки­нув­ший- ся на весь небо­свод, уты­кан­ный бу­ла­воч­ны­ми го­лов­ка­ми звезд. «У вас од­но но­вое со­об­ще­ние». – Здрав­ствуй, По­лю­шок. Я улыб­ну­лась, не раз­жи­мая век: так ме­ня на­зы­ва­ла толь­ко ба­бу­ля. Ку­да-то ис­чез­ла боль, тем­но­та и страх, я по­чув­ство­ва­ла, что в ма­куш­ку при­гре­ва­ет сол­ныш­ко, от­кры­ла гла­за и вдруг уви­де­ла, что си­жу на крыль­це ба­буш­ки­но­го до­ма. Она бы­ла ря­дом – род­ная, лю­би­мая, та­кая же, ка­кой я ее на­все­гда за­пом­ни­ла: си­няя ко­сын­ка на го­ло­ве, про­стое чер­ное пла­тье, на­тру­жен­ные, из­му­чен­ные арт­ри­том ру­ки. У ног ее сто­я­ла мис­ка с ше­лу­хой, ря­дом гор­кой на­сы­па­ны струч­ки – ста­руш­ка лу­щи­ла фа­соль.

– Как я со­ску­чи­лась, – про­шеп­та­ла.

Она улыб­ну­лась мне, но ко­гда за­го­во­ри­ла, го­лос зву­чал стро­го, по­чти гроз­но.

– Ты не долж­на тут быть, По­лю­шок. Те­бя ждут на зем­ле.

– Нет, – оби­жен­но всхлип­ну­ла я, – ни­кто там ме­ня не ждет. Ко­стя... из­ме­ня­ет мне. Я хо­чу остать­ся здесь, с то­бой, ба­бу­ля! По­жа­луй­ста...

– Нет, – уве­рен­но мот­ну­ла она го­ло­вой и лас­ко­во по­ло­жи­ла ла­донь мне на пле­чо. – Нель­зя, вну­чень­ка. Она ждет те­бя. «Кто – она?» – хо­те­ла спро­сить, но не успе­ла: ба­буш­ки­на ру­ка вдруг необы­чай­но силь­но сжа­ла ме­ня и толк­ну­ла ку­да-то вниз. Я за­жму­ри­лась, при­го­то­вив­шись упасть с крыль­ца, но вне­зап­но при­зем­ли­лась на хо­лод­ный ка­мень пу­сто­го и тем­но­го тон­не­ля. В кон­це его го­рел яр­кий свет. Встав, я по­шла к нему.

– По­ли­на, ты слы­шишь ме­ня? Морг­нув, я с тру­дом раз­ле­пи­ла гла­за: яр­кий свет лам­пы над го­ло­вой ослеп­лял. На­до мной за­вис­ло ли­цо Ко­сти, и в гла­зах его бы­ло столь­ко ис­крен­ней тревоги и любви, что на ка­кой-то миг я вновь по­чув­ство­ва­ла се­бя счаст­ли­вой. Но уже че­рез се­кун­ду вспом­ни­ла все.

– Гос­по­ди, как ты ме­ня на­пу­га­ла, ми­лая.

– Кто она? – про­хри­пе­ла я,

Страх и боль вдруг ис­чез­ли. Я вновь си­де­ла на крыль­це ба­бу­ли­но­го до­ми­ка...

во­ро­чая рас­пух­шим язы­ком с тру­дом.

Он на­хму­рил бро­ви, буд­то пы­та­ясь по­нять, о чем я го­во­рю, а за­тем рас­плыл­ся в улыб­ке.

– А, то смс. Я так и по­нял, что ты все невер­но ис­тол­ко­ва­ла, ко­гда уви­дел до­ма раз­би­тый те­ле­фон. Это Га­рик, ми­лая. Пом­нишь, я го­во­рил те­бе, что он за­кру­тил ро­ман в сто­ли­це и по­то­му те­перь каж­дый раз про­сит­ся в ко­ман­ди­ров­ки со мной? У него за­кон­чи­лись деньги, он по­про­сил на­пи­сать с мо­е­го мо­биль­но­го. А от­пра­вил по ошиб­ке те­бе – ты пер­вая в спис­ке.

Я ве­ри­ла Ко­сте: он ни­ко­гда не умел врать. Но что-то в его взгля­де бы­ло та­кое, че­го я не мог­ла по­нять.

– У ме­ня для те­бя но­вость, – на­ко­нец про­из­нес он.

«У вас од­но но­вое со­об­ще­ние». – С то­бой все в по­ряд­ке, лишь неболь­шое со­тря­се­ние и па­ра уши­бов. Но вра­чи долж­ны бы­ли пе­ре­стра­хо­вать­ся и взя­ли кровь на ана­лиз. И зна­ешь что?

– Что?

– У нас бу­дет ре­бе­нок, – про­си­ял Ко­стик, и в угол­ках его глаз за­бле­сте­ли сле­зы. – Ты бе­ре­мен­на, По­ля!

«Она ждет те­бя».

– Де­воч­ка, – про­шеп­та­ла я и по­чув­ство­ва­ла, как по ще­кам бе­гут кап­ли. – Ми­лый, у нас бу­дет доч­ка...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.