С неба па­да­ли кам­ни

Мы с бра­том чув­ство­ва­ли с дет­ства, что от­ли­ча­ем­ся от сво­их сверст­ни­ков. Да еще эти аму­ле­ты на шее...

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Загадочные послания -

Еще дев­чон­кой я за­ду­ма­лась над тем, что мы с бра­том Ка­ми­лем не по­хо­жи на ма­му, а па­пу сво­е­го не зна­ем. Мы смуг­лые и тем­но­во­ло­сые, а ма­ма – со свет­лой ко­жей и во­ло­са­ми. На­вер­ное, на от­ца по­хо­жи. Мы же его ни­ко­гда не ви­де­ли, в до­ме – ни од­ной фо­то­гра­фии. Если он ге­рой, ко­то­рый на войне по­гиб, то по­че­му нам ни­че­го о нем не из­вест­но. А если... даль­ше ду­мать я бо­я­лась. У нас в клас­се бы­ла од­на де­воч­ка, о ко­то­рой го­во­ри­ли, что ее мам­ка от нем­ца при­жи­ла. Я стра­ши­лась та­кое о се­бе и бра­те узнать...

Сколь­ко се­бя пом­ню, ма­ма при­сте­ги­ва­ла нам на одеж­ду бу­лав­ки с ка­ки­ми-то ви­сюль­ка­ми, яв­но ста­рин­ны­ми. Са­ма та­кой же ку­лон но­си­ла на ко­жа­ном ре­меш­ке на шее. Она стро­го-на­стро­го за­пре­ща­ла их сни­мать и ко­му-ли­бо по­ка­зы­вать.

– Мам, ну по­че­му мы их долж­ны на се­бя цеп­лять? – за­про­те­сто­ва­ла од­на­жды я, став стар­ше. – Мне не нра­вит­ся!

– Это ро­до­вой обе­рег…

– А что он зна­чит? – Я объ­яс­ню все вам немно­го поз­же, – мать яв­но уви­ли­ва­ла от от­ве­та.

Не­удоб­ный во­прос об от­це за­дал ма­ме Ка­миль.

Ма­ма груст­но от­ве­ти­ла:

– Я бы мог­ла вам ска­зать, что он был лет­чи­ком-ис­пы­та­те­лем или раз­вед­чи­ком, но это бы­ла бы неправ­да. Ваш отец был чест­ным и хо­ро­шим че­ло­ве­ком, не ду­май­те о пло­хом. Но он по­гиб.

– Как ге­рой? – не уни­мал­ся Ка­миль.

– Не знаю. Но не как трус – точ­но. На­де­юсь, од­на­жды я рас­ска­жу всю прав­ду. По­ка это опас­но. – А по­че­му у ме­ня та­кое стран-

ное имя? Ме­ня в клас­се драз­нят. – А ме­ня так во­об­ще на­зва­ли, как и те­бя, ма­ма! Две Свет­ла­ны в до­ме, не мно­го­ва­то ли? – хи­хик­ну­ла я.

– Те­бя отец на­звал в мою честь, – кив­ну­ла мне ма­ма. – А те­бя, Ка­миль, – в па­пи­ну.

– Зна­чит, он был не рус­ский? – не от­ста­вал брат.

– Все­му свое вре­мя. Вот со­бе­русь с си­ла­ми и рас­ска­жу, – так и не от­ве­ти­ла ему ма­ма. – А обе­ре­ги на­день­те на шею. Ра­ди ме­ня. По­жа­луй­ста.

Я толь­ко по­жа­ла пле­ча­ми. Мне, убеж­ден­ной ком­со­мол­ке, но­сить ка­кую-то по­бря­куш­ку, да еще и пря­тать от всех? Раз­ве что ра­ди ма­му­ли...

А по­том ме­ня стал пре­сле­до­вать один и тот же сон: го­ры, с неба па­да­ют кам­ни, уще­лье, ре­ка, маль­чик и де­воч­ка, ко­то­рых нуж­но спа­сти. И чьи-то сло­ва: «Па­мять пред­ков…» Сон по­вто­рил­ся несколь­ко раз, преж­де чем я рас­ска­за­ла о нем бра­ту. На что тот от­ве­тил:

– Па­мять пред­ков… Мне сни­лась ка­кая-то тет­ка. Во сне она ска­за­ла, что бу­дет ждать по­том­ков око­ло де­ре­ва жиз­ни. Черт возь­ми, но ко­гда я проснул­ся, ку­лон на шее слов­но пуль­си­ро­вал…

– И мой то­же, – про­ле­пе­та­ла я. – Нуж­но убе­дить ма­му рас­ска­зать нам то, что она скры­ва­ет. Мать в этот раз не упи­ра­лась: – Зна­чит, при­шло вре­мя. Я по­зна­ко­ми­лась с ва­шим па­пой неза­дол­го до на­ча­ла Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. В на­ча­ле мая. Мой отец то­гда ра­бо­тал в НКВД од­но­го из неболь­ших го­род­ков на по­лу­ост­ро­ве. Ма­ма умер­ла, ко­гда мне бы­ло все­го три го­да, вос­пи­ты­ва­лась я у даль­ней род­ствен­ни­цы. Мы с ней жи­ли на ма­те­ри­ке, а па­па – в Кры­му. В тот год я при­е­ха­ла к нему в го­сти. От­цу неко­гда бы­ло за­ни­мать­ся мной, по­это­му во­сем­на­дца­ти­лет­няя де­вуш­ка бы­ла предо­став­ле­на са­ма се­бе с утра до ве­че­ра. Как-то од­на из со­се­док, мо­их ро­вес­ниц, пред­ло­жи­ла схо­дить в со­сед­нее се­ле­ние за ви­но­гра­дом. – Ты не пред­став­ля­ешь, ка­кой там ви­но­град! Слад­кий, как мед! Паль­чи­ки об­ли­жешь! Все рав­но це­лы­ми дня­ми до­ма си­дишь, ай­да?

Я со­гла­си­лась. И встре­ти­ла там его… Вы­со­кий, смуг­лый, ка­ре­гла­зый, тем­но­во­ло­сый мо­ло­дой та­та­рин – взгля­да не ото­рвать. Ко­гда он по­до­шел к нам, за­ме­ти­ла, что незна­ко­мец очень силь­но при­хра­мы­вал на од­ну но­гу. Мы по­зна­ко­ми­лись, немно­го по­го­во­ри­ли, на­бра­ли ви­но­гра­да, при­чем де­нег с нас хо­зя­ин не взял, и ушли. Но­чью я не мог­ла уснуть, пе­ред гла­за­ми сто­ял тот па­рень, а серд­це от­ча­ян­но би­лось. «По­хо­же, ты как в ро­ма­нах – влю­би­лась с пер­во­го взгля­да!»

С той по­ры я за­ча­сти­ла на ви­но­град­ни­ки. Отец ни о чем не до­га­ды­вал­ся, ему бы­ло не до до­че­ри, да и не лю­бил он ме­ня во­все. Ка­миль каж­дый день ждал мо­е­го при­хо­да, го­то­вил­ся к нему: обя­за­тель­но бу­ке­тик гор­ных цве­тов на­рвет. Мы по­лю­би­ли друг дру­га. И я уже не пред­став­ля­ла сво­ей жиз­ни без него.

– Как жаль, что не быть нам вме­сте, – груст­но ска­зал од­на­жды па­рень.

– По­че­му? Мы же лю­бим друг дру­га? – уди­ви­лась я. – Во-пер­вых, мы раз­ной ве­ры: ты – хри­сти­ан­ка, я – му­суль­ма­нин.

– Бо­га нет, – ре­ши­тель­но за­яви­ла я.

– Мо­жет, и нет. А тра­ди­ции есть. Моя се­мья не поз­во­лит. И это пер­вая пре­гра­да, вто­рая… – он немно­го по­мол­чал и до­ба­вил: – У ме­ня есть неве­ста. Пой­ми, я не люб­лю ее, но у нас все ре­ша­ет стар­ший ро­да. О том, что Ай­гуль ста­нет мо­ей же­ной, я знал еще с дет­ства. Она хо­ро­шая, доб­рая, лю­бит ме­ня, но я… я люб­лю те­бя. Не оби­жай­ся, но про­тив во­ли

Нам с бра­том хо­те­лось узнать, кто наш отец. Ма­ма хра­ни­ла эту тай­ну Обы­чаи и во­ля злых лю­дей нас раз­лу­ча­ли. Но на­шу лю­бовь нель­зя убить

тет­ки, ко­то­рая за­ме­ни­ла мне по­гиб­ших ро­ди­те­лей и вос­пи­та­ла, я не пой­ду. Да и твой отец ни­ко­гда не до­пу­стит на­ше­го бра­ка! Я раз­вер­ну­лась и убе­жа­ла, внут­ри все сжа­лось от бо­ли и оби­ды. «По­че­му мир так неспра­вед­лив? Мы лю­бим друг дру­га, и не мо­жем быть вме­сте!» Всю ночь про­пла­ка­ла, а утром сно­ва при­шла на ви­но­град­ник.

– Будь что бу­дет. Ты не же­нат. То есть сво­бо­ден. Я бу­ду с то­бой, по­ка ты это­го хо­чешь… Мы тай­но встре­ча­лись и бы­ли счастливы.

– Хо­чешь, я те­бе по­ка­жу де­ре­во жиз­ни? – спро­сил лю­би­мый и по­вел по гор­ной тро­пин­ке в сто­ро­ну ре­чуш­ки.

– Ку­да мы идем? Мне рас­ска­зы­ва­ли, что там ска­лы и об­рыв! – Это все так ду­ма­ют! Нем­но­гие зна­ют до­ро­гу. Там, за ста­рым де­ре­вом, в ку­стах, есть неболь­шая пе­ще­ра. В кон­це ее тро­пин­ка вдоль уще­лья, а даль­ше под­вес­ной мо­стик. Ба­си­ра го­во­ри­ла, что по этой до­ро­ге хо­ди­ли еще ее пред­ки. Прав­да, это тай­ное зна­ние, – па­рень за­ду­мал­ся, слег­ка на­хму­рил­ся и до­ба­вил. – Но ведь она ни­че­го не узна­ет! Од­на­жды я встре­ти­ла Ба­си­ру, тет­ку Ка­ми­ля.

– Уез­жай от­сю­да. Не де­лай глу­по­сти. Ты не его жен­щи­на, он не твой муж­чи­на. Вам не быть

вме­сте ни­ко­гда. Ду­хи про­тив та­ко­го со­ю­за. А с этим ни­че­го не по­де­лать. Уез­жай. Ско­ро с неба нач­нут па­дать кам­ни… Я чув­ствую это, быть бе­де… Прой­дут го­ды, преж­де чем…

– Что вы име­е­те в ви­ду? И от­ку­да вы зна­е­те, что слу­чит­ся бе­да? – Мое имя пе­ре­во­дит­ся как зор­кая, ви­дя­щая серд­цем. До сви­да­ния. По­сле­зав­тра ты уедешь, но вы с ним еще встре­ти­тесь, по­сле пер­во­го кам­не­па­да пе­ред вто­рым…

Я ни­че­го не мог­ла по­нять из слов та­тар­ки. По­ин­те­ре­со­ва­лась о ней у со­сед­ки.

– Ба­си­ра – ведь­ма, хоть в их ре­ли­гии это и не при­вет­ству­ет­ся, – объ­яс­ни­ла она. – Но она кол­ду­нья, уме­ет пред­ска­зы­вать бу­ду­щее, ле­чить лю­дей и на­сы­лать пор­чу. Это все в по­сел­ке зна­ют. В на­ча­ле июня отец на­сто­ял на мо­ем отъ­ез­де.

– Я уез­жаю в ко­ман­ди­ров­ку, на­дол­го, не хо­чу те­бя здесь од­ну остав­лять!

Спо­рить с ним бес­по­лез­но. Утром я по­бе­жа­ла по­про­щать­ся с Ка­ми­лем.

– Я воз­вра­ща­юсь на ма­те­рик, но обе­щаю, вер­нусь! Ведь мое серд­це оста­ет­ся с то­бой, лю­би­мый! А вско­ре на­ча­лась вой­на. Дол­гое вре­мя я не зна­ла, что с Ка­ми­лем. И мо­ли­ла Бо­га, в ко­то­ро­го не ве- ри­ла, что­бы лю­би­мый остал­ся жив.

В на­ча­ле со­рок чет­вер­то­го я вер­ну­лась из эва­ку­а­ции, и как толь­ко ста­ло воз­мож­ным, от­пра­ви­лась на по­лу­ост­ров. Ви­ди­мая при­чи­на – про­ве­дать от­ца, но на са­мом де­ле хо­те­ла уви­деть сво­е­го воз­люб­лен­но­го. Призна­юсь, сде­лать это бы­ло непро­сто, да и опас­но, но раз­ве лю­бовь зна­ет пре­гра­ды?

В пу­ти мне при­снил­ся сон. «До­ро­га че­рез гор­ный пе­ре­вал. Я знаю ее, имен­но она ве­ла на ви­но­град­ник, где жил Ка­миль. Нев­да­ле­ке про­те­ка­ет быст­рая ре­ка. Че­рез нее мост. Я ви­жу, как по нему ухо­дят прочь от ме­ня ма­лень­кая де­воч­ка и маль­чик. Их ве­дет за со­бой мой отец. Я по­ни­маю, что он несет зло и нена­висть этим де­тям, их нуж­но спа­сти. Бе­гу к мо­сту, но с неба па­да­ют кам­ни, огром­ные глы­бы пре­граж­да­ют п путь. Вдруг по­яв­ля­ет­ся Ба­си­ра:

– Толь­ко ты мо­жешь спа­сти наш род! Не раз­ду­мы­вай! У те­бя очень ма­ло вре­ме­ни. Ты долж­на при­нять ре­ше­ние!

Мне страш­но сде­лать рис­ко­ван­ный шаг, но не мо­гу ее ослу­шать­ся. И вот я уже на мо­сти­ке, толь­ко и успе­ваю под­хва­тить на ру­ки де­тей, как на него сва­лил­ся боль­шой оско­лок ска­лы, все про­ва­ли­лось в без­дну. Я пря­чусь под раз­ве­си­стым де­ре­вом, а с неба па­да­ют кам­ни. И стран­но, но я бо­юсь не за се­бя, а за маль­чи­ка и де­воч­ку. В ушах зву­чит скри­пу­чий с ак­цен­том го­лос Ба­си­ры: «Это па­мять пред­ков. Нель­зя сни­мать… Я бу­ду ждать их…» Я ни­как не мог­ла по­нять, что зна-

Во сне я уви­де­ла гор­ный пе­ре­вал, ка­ме­ни­стую тро­пу и двух ре­бя­ти­шек

чит этот сон, – ма­ма за­мол­ча­ла. – Мам, что-то по­доб­ное ви­де­ла и я, и брат. Сны на­ши немно­го от­ли­ча­лись, но суть та же: с неба па­да­ли кам­ни, страх, же­ла­ние спа­сти де­тей… Но раз­ве так бы­ва­ет, что­бы три раз­ных че­ло­ве­ка ви­де­ли один и тот же сон? Это ми­сти­ка ка­кая-то!

– Как ви­дишь, бы­ва­ет… Так вот, я при­е­ха­ла в по­се­лок к от­цу. Тот не был мне рад, на­хму­рил­ся: – Че­го те­бя сю­да при­нес­ло? Мне сейчас не до те­бя!

– Па­па, я со­ску­чи­лась…

– Не ври! Ты при­е­ха­ла к сво­е­му лю­бов­ни­ку! По­зо­ри­ще! Если бы я то­гда знал, что ты с ним спу­та­лась, уда­вил бы обо­их!

– Но я так люб­лю его, – у ме­ня оста­ва­лась на­деж­да, что ро­ди­тель пой­мет.

– Кста­ти, ты зна­ешь, что твой нена­гляд­ный Ка­миль же­нат? Он же­нил­ся вско­ре по­сле тво­е­го отъ­ез­да. Там уже и ре­бе­нок име­ет­ся. Мо­жет, пой­дешь и упа­дешь это­му во­ню­че­му... в но­ги? – он пре­зри­тель­но улыб­нул­ся. – Ста­нешь вто­рой же­ной. У них это мож­но!

Я рас­пла­ка­лась и ушла. Че­рез не- ко­то­рое вре­мя к от­цу кто-то при­шел. Они вы­пи­ва­ли на кухне. Я под­слу­ша­ла раз­го­вор, от ко­то­ро­го кровь за­сты­ла в жи­лах. – Зна­чит, по­сле­зав­тра? – услы­ша­ла я го­лос от­ца. – Транс­порт го­тов?

– Не успе­ва­ем все утеп­лить, – воз­ра­зил незна­ко­мец.

– К чер­ту! Авось не пе­ре­дох­нут! А сдох­нут – ту­да и до­ро­га! На­чи­на­ем на рас­све­те во всех по­се­ле­ни­ях од­но­вре­мен­но.

Это ска­зал отец. Мне ста­ло страш­но. Го­то­ви­лось что-то ужас­ное. Слу­шая раз­го­вор, я по­ня­ла, что всех жи­те­лей гор­ных по­сел­ков хо­тят ку­да-то вы­вез­ти. В то­вар­ных ва­го­нах, как скот! И на­все­гда! Я ни­че­го не по­ни­ма­ла. Со­бе­сед­ник от­ца ушел.

– Пап, а Ка­ми­ля с же­ной то­же уве­зут? – я все еще на­де­я­лась уго­во­рить его.

– А чем он луч­ше дру­гих пре­да­те­лей? От­си­жи­ва­лись здесь, не­бось, фа­ши­стам по­мо­га­ли!

– Но Ка­миль хро­мой! Раз­ве он мог ид­ти на фронт? А его ре­бе­нок? Он при чем? – за­спо­ри­ла я. – Это же же­сто­ко! И пре­да­тель­ство на­до еще до­ка­зать!

– Вот там и до­ка­жут!

– Где – там?

Но отец не стал со мной спо­рить. – Уби­рай­ся спать!

И то­гда я вспом­ни­ла о тро­пин­ке за де­ре­вом жиз­ни, ко­то­рую по­ка­зал Ка­миль. «По­ка за мной ки­нут­ся в по­го­ню, я успею их пре­ду­пре­дить!»

Ба­си­ра встре­ти­ла ме­ня око­ло де­ре­ва жиз­ни.

– Сла­ва Ал­ла­ху, ты при­шла! Иди в дом, Ка­миль ждет те­бя! – От­ку­да он знал, что я при­ду? Нуж­но бе­жать, вас ждет бе­да!

– Я знаю. С неба сно­ва упа­дут кам­ни. Но убе­гать нет смыс­ла, все пред­ре­ше­но! От судь­бы не уй­дешь! Да и ку­да бе­жать, доч­ка? Нас ты­ся­чи, где мы укро­ем­ся? Она ушла, а мы с Ка­ми­лем оста- лись на­едине. У нас бы­ло все­го па­ру ча­сов. Ко­гда рас­све­ло, в дом во­шла Ба­си­ра.

– Те­бе по­ра ухо­дить.

– Я оста­нусь здесь!

– Ты долж­на спа­сти доч­ку Ка­ми­ля и Ай­гуль! Кста­ти, он на­звал ее в честь лю­би­мой жен­щи­ны… Де­воч­ку зо­вут Све­та. В честь те­бя. Ты един­ствен­ная, ко­му мой пле­мян­ник от­дал свое серд­це! Ско­ро слу­чит­ся бе­да, толь­ко ты мо­жешь ма­лыш­ку вы­ве­сти от­сю­да. До­ро­гу вдоль уще­лья зна­ешь… Я не зна­ла, как по­сту­пить. Ну за­чем мне чу­жой ре­бе­нок? Что ска­жет отец, ко­то­ро­го я бо­я­лась? – При рож­де­нии я пе­ре­да­ла Све­те свои зна­ния. У нее ни­ко­гда не бу­дет де­тей, как и у ме­ня. Увы, это неиз­беж­но. Но она смо­жет пред­ска­зы­вать бу­ду­щее, ви­деть то, че­го не за­ме­ча­ют дру­гие. Она – из­бран­ная.

Ба­си­ра си­лой вы­ве­ла ме­ня из до­ма, а как же хо­те­лось хоть ми­нут­ку еще по­быть с лю­би­мым, на­смот­реть­ся на него.

Во дво­ре нас жда­ла Ай­гуль. За ру­ку она дер­жа­ла ма­лень­кую пла­чу­щую де­воч­ку.

– Я нена­ви­де­ла те­бя с той са­мой по­ры, ко­гда узна­ла, что ты хо­дишь на ви­но­град­ни­ки. Да­же

Ба­си­ра ска­за­ла, что все свои зна­ния она пе­ре­да­ла при рож­де­нии Све­те

про­си­ла Ба­си­ру на­ве­сти на те­бя пор­чу, но она от­ка­за­лась со сло­ва­ми, что толь­ко ты смо­жешь спа­сти наш род. Я вру­чаю те­бе са­мое до­ро­гое – мою до­чень­ку. Бе­ре­ги ее! – Ай­гуль сня­ла с шеи ко­жа­ный ре­ме­шок с ку­ло­ном. – На­день, это за­щи­тит от бе­ды. Та­кой же при­креп­лен у Све­ты на бу­лав­ку… Те­перь ты ее мать. Она за­пла­ка­ла.

– Ка­миль, от­дай и свой аму­лет, – при­ка­за­ла Ба­си­ра. – Знаю, что

этим вы сни­ма­е­те с се­бя за за­щи­ту. Но все пред­ре­ше­но… Ка­миль про­тя­нул тет­ке свой аму­лет. Ба­си­ра пе­ре­да­ла его мне. – А этот на­де­нешь маль­чи­ку… – Ка­ко­му еще маль­чи­ку? – Ко­то­рый ро­дит­ся у те­бя че­рез де­вять ме­ся­цев. Наш род про­дол­жит­ся. Ни­че­го не бой­ся, те­перь ты под за­щи­той на­ших пред­ков. Про­щай­тесь. По­ра! Я про­ве­ду те­бя к де­ре­ву жиз­ни. Я об­ни­ма­ла Ка­ми­ля и умо­ля­ла бе­жать всем вме­сте.

– Ба­си­ра ска­за­ла, что все пред­ре­ше­но. Она ни­ко­гда не оши­ба­ет­ся! Про­щай, лю­би­мая… Ко­гда мы до­шли до де­ре­ва жиз­ни, в по­сел­ке раз­да­лись вы­стре­лы, кто-то ис­тош­но кри­чал. По­том к небу взмет­нул­ся столб пла­ме­ни.

– Вот и все, – глу­хо ска­за­ла Ба­си­ра. – Их боль­ше нет… Твой отец рас­пра­вил­ся ра­срас­пра­вил­ся с ни­ми. – По­че­му же вы их не спас­ли? – Ни­че­гоН нель­зя бы­лоб сде­лать. Ина­че бы по­гиб­ла и ты, и ма­лень­кая Све­та. А она долж­на вы­жить, и маль­чик то­же… Бе­ре­ги

Ка­миль по­ру­чил Свет­лане спа­сти его лю­би­мую ма­лень­кую доч­ку

их… Они про­дол­жат наш род. – А вы? Вы же оста­лись жи­вы! А они… Гос­по­ди, Ка­миль! Я не ве­рю, что он по­гиб! – серд­це мое раз­ры­ва­лось от бо­ли.

– Мне пред­сто­ит дол­гая оди­но­кая и му­чи­тель­ная жизнь. Это то­же неиз­беж­но. Но у каж­до­го своя судь­ба. Я бу­ду ждать маль­чи­ка и де­воч­ку здесь, око­ло де­ре­ва жиз­ни. По­ка не уви­жу их, не смо­гу уме­реть… Бе­ре­ги де­тей! Ко­гда ппе­рей­дешь уще­лье, в по­сел­ке на дру­гой сто­роне най­дешь ста­ри­ка Ах­ме­та, он по­мо­жет до­брать­ся до го­ро­да. А там уже про­ще. На по­сле­во­ен­ных до­ро­гах лег­ко за­те­рять­ся. Впро­чем, сво­е­го от­ца мо­жешь не бо­ять­ся, зав­тра его не ста­нет. Ду­хи ото­мстят невер­но­му за смерть ни в чем непо­вин­ных лю­дей. Про­щай… Ма­ма за­пла­ка­ла, пе­ре­жи­вая все, что с ней слу­чи­лось мно­го лет на­зад, за­но­во.

– Ко­гда я ока­за­лась, как го­во­рит­ся, на боль­шой зем­ле, сна­ча­ла хо­те­ла про­сто от­дать де­воч­ку в дет­ский дом. Уж про­сти ме­ня, до­чень­ка, за ми­нут­ную сла­бость. Но ку­лон на шее стал пуль­си­ро­вать, слов­но об­жи­гая, это бы­ло пре­ду­пре­жде­ние от Ба­си­ры. И я не смог­ла столь под­ло по­сту­пить. А по­том у ме­ня ро­дил­ся маль­чик. Так по­явил­ся на свет

Ка­миль-вто­рой. В па­мять о мо­ем един­ствен­ном лю­би­мом муж­чине. Вы долж­ны по­ехать в Крым. Ба­си­ре уже мно­го лет, но она обе­ща­ла до­ждать­ся.

В то же ле­то мы с бра­том от­пра­ви­лись на по­лу­ост­ров. На­шли по­се­лок, ста­рый, за­бро­шен­ный. По­ин­те­ре­со­ва­лись у лю­дей, ра­бо­та­ю­щих на ви­но­град­ни­ке, о Ба­си­ре.

До­ро­га к де­ре­ву жиз­ни не из лег­ких, но мы пре­одо­ле­ли ее. – Сла­ва Ал­ла­ху! Вы при­шли. Я все эти дол­гие го­ды жда­ла вас! Те­перь мо­гу спо­кой­но уй­ти в мир иной…

Она по­ве­ла нас на раз­ва­ли­ны по­сел­ка, за ни­ми – мо­ги­ла:

– Я пря­та­лась в пе­ще­ре. Дол­го. Да ме­ня осо­бен­но и не ис­ка­ли. Вер­ну­лась в раз­ру­шен­ный по­се­лок. Ту­да уже при­шли со­се­ди из укра­ин­ско­го по­се­ле­ния, на- хо­див­ше­го­ся непо­да­ле­ку, – по­хо­ро­нить те­ла по­гиб­ших. С тех пор и жи­ву вос­по­ми­на­ни­я­ми о них. Я ни­че­го не мог­ла сде­лать, не мог­ла их спа­сти… Ве­че­ром она за­ва­ри­ла ка­ки­е­то тра­вы на ко­ст­ре, да­ла мне вы­пить горь­кий, но очень аро­мат­ный на­стой. В ту ночь я уви­де­ла ма­му Ай­гуль и от­ца, их про­ща­ние со мной, дол­гую до­ро­гу с ма­мой Све­той че­рез го­ры… Слов­но пе­ре­жи­ва­ла их жизнь. Че­рез день Ба­си­ры не ста­ло.

Я и Ка­миль ре­ши­ли остать­ся на ро­дине пред­ков. Обу­стро­ить­ся бы­ло непро­сто, но мы все пре­одо­ле­ли. Ведь я хра­ни­ла па­мять ро­да. А это не про­сто зна­ния о кон­крет­ных лю­дях... Про­шли го­ды. Брат же­нил­ся, у него ро­ди­лись двое пре­крас­ных де­тей: Ка­миль-тре­тий и Ай­гуль. Он на­звал их в честь на­ше­го от­ца и мо­ей ма­мы.

Я же по­вто­ри­ла путь Ба­си­ры. Ко мне при­шло ее уме­ние ле­чить лю­дей и ви­деть бу­ду­щее. И од­на­жды уви­де­ла... Ран­ней вес­ной над го­ра­ми и до­ли­на­ми сгу­сти­лись чер­ные ту­чи. Солн­це по­гас­ло, тень на­кры­ла ви­но­град­ни­ки, го­ро­да и пля­жи. А вме­сто до­ждя из туч по­сы­па­лись огром­ные ва­лу­ны. Они по­кры­ва­ли мой цве­ту­щий край, пре­вра­щая его в ка­ме­ни­стую пу­сты­ню. В наш дом при­шла бе­да. Ка­миль с се­мьей уехал на ма­те­рик. А я жду у де­ре­ва жиз­ни, ко­гда над мо­ей зем­лей сно­ва взой­дет солн­це.

СВЕТЛАНА

Я жду у де­ре­ва жиз­ни, ко­гда над мо­им род­ным кра­ем сно­ва взой­дет солн­це

По во­ле судь­бы они лю­би­ли од­но­го муж­чи­ну

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.