Что-то да­ла, что-то ото­бра­ла

Од­на­жды на яр­мар­ке дев­чон­ки встре­ти­ли цы­ган­ку. По­про­си­ли по­га­дать, пред­ска­зать судь­бу

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Mиcтичeckиe - о ь е

Кве­че­ру парк опу­стел. Пер-П вы­ми раз­бе­жа­лись ма­моч­ки с ко­ляс­ка­ми, вслед за ни­ми до­мой по­спе­ши­ли се­мьи с детьми по­стар­ше. И толь­ко ред­кие па­роч­ки, все так же дер­жась за ру­ки, не спе­ша про­гу­ли­ва­лись под се­нью мо­ло­дых кле­нов и бе­рез.

– Ма­ма, ма­ма, смот­ри, как я умею! – ря­дом раз­дал­ся звон­кий смех сы­на.

Спу­стя ми­ну­ту он по­явил­ся пе­ред ска­мей­кой, на ко­то­рой я си­де­ла. Сде­лал кру­той ви­раж на са­мо­ка­те, сам­мо­ка­те, чуть не вре­зав­шись в бор­дюр борр­дюр до­рож­ки. – –П Про­сти­те, ра­ди б бо­га, – из­ви­ни­лась­лас я пе­ред ста­рой жен­щи­ной, от­ды­хав­шей­отд непо­да­ле­ку. – Ва­ня, сколь­ко­ско раз я те­бя про­си­ла не уез­жать­у­езж да­ле­ко. Он вас на­пу­гал? – –Н Нет, что вы, мне ка­жет­ся, он сам ис­пу­гал­ся, – она улыб­ну­лась ма­лы­шу.мал – Так те­бя Ва­ней зо­вут? Маль­чи­кМа кив­нул и про­тя­нул ей ма­лень­кую­мал ла­до­шку.

– –А А ме­ня – Яни­ной Оле­гов­ной, – –о она осто­рож­но по­жа­ла про­тя­ну­ту­ю­нут дет­скую руч­ку и по­смот­ре­ла­тре на ме­ня, – очень слав­ный ма­лыш.мал Ваш сын?

– –М Мое сча­стье. Вы не про­тив, мы по­си­дим вме­сте? Со­всем вы- мо­тал мот­тал ме­ня, а до до­ма еще ми­нут трид­цать три­ид­цать ид­ти.

– –К Ко­неч­но, – она по­дви­ну­лась чуть­чут бли­же к краю ска­мей­ки, что­бы­что Ва­ня при­сел. Но об­ра­до­вав­шись вне­зап­ной оста­нов­ке,ост ма­лыш вско­чил на са­мо­кат­сам и стал кру­жить на до­рож­ке,рож не до от­ды­ха ему.

– –Ч Ча­сто здесь гу­ля­е­те? – об­ра­ти­лась­тил я к жен­щине, не от­ры­вая взгля­да­взгл от сы­на. – Ме­ня Та­тья­ной зо­вут.

– –С Ста­ра­юсь хоть раз в неде­лю из до­ма на воз­дух вы­брать­ся, – вздох­ну­ла­взд она.

– –С Са­ми или с вну­ка­ми? А мы вот впер­вые,впе толь­ко недав­но в го­род пе­ре­еха­ли,пер – под­дер­жа­ла я бе­се­ду.

– Са­ма, – она опу­сти­ла гла­за, буд­то толь­ко что при­зна­лась ед­ва зна­ко­мой жен­щине в чем-то по­стыд­ном, – Бог де­ти­шек не дал, и вну­ков нет.

– Про­сти­те, – я сму­ти­лась, по­ня­ла, что за­тро­ну­ла очень боль­ную те­му.

– Так не за что, де­точ­ка, в том тво­ей ви­ны нет. Толь­ко моя. Жен­щи­на с ин­те­ре­сом по­смот­ре­ла на ме­ня, но про­дол­жать рас­сказ не ста­ла. Я мол­ча­ла, хо­тя во­про­сы са­ми рва­лись на­ру­жу. – Ты не по­ду­май, де­тей я все­гда хо­те­ла. И кто зна­ет, как бы оно сло­жи­лось, ес­ли бы ко­гда-то, очень дав­но, вы­бра­ла дру­гую судь­бу.

– Раз­ве судь­бу мо мож­но вы­би­рать? – удив­лен­но спро­си­лас­про я. – Мож­но, ми­лая,ми­ла все мож­но, ес­ли зна­ешь, что имен­но ты от­да­ешь вза­мен.

– Рас­ска­же­те?

– Ес­ли те­бе и прав­да­пра ин­те­рес­но, то че­го ж не рас­ска­зать,рас – она вздох­ну­ла и по­гру­зи­лась­погр в вос­по­ми­на­ния о дав­но­дав про­шед­ших вре­ме­нах.

Что­бы­Чб не пе­ре­врать, рас­ска­жу вам эту ис­то­рию от ее ли­ца, воз­мож­но, она за­ста­вит вас о чем-то за­ду­мать­ся.

– Дав­но это бы­ло... Се­мья на­ша небо­га­то жи­ла, от­ца сво­е­го я не ви­де­ла ни­ко­гда, он лес­ни­чим ра­бо­тал, зве­рье его в ле­су по­рва­ло еще до мо­е­го рож­де­ния. А мать тру­ди­лась, как дву­жиль­ная, тя­же­ло тя­ну­ла тро­их де­тей – ме­ня и дво­их стар­ших бра­тьев. Толь­ко что мне, пи­га­ли­це мел­кой, то­гда до все­го это­го бы­ло? Пом­ню, гор­буш­ку черст­во­го хле­ба вы­та­щу из меш­ка, спря­тан­но­го за печ­кой, да толь­ко ме­ня и ви­де­ли: с сп по­друж­ка­ми за се­ло гу­лять до позд­ней­поз но­чи убе­га­ла.

Мне­Мн ис­пол­ни­лось лет пят­на­дцать,цат ко­гда слу­чи­лось то, что, как я те­перь по­ни­маю, из­ме­ни­ло м мою судь­бу. При­е­ха­ли к нам в де­рев­ню­дер цы­гане на яр­мар­ку. Чем тор­го­ва­ли,тор уж и не вспом­ню. Мне то­гда­то­гд на­сто­я­щих цы­ган впер­вые в вж жиз­ни ви­деть до­ве­лось. Уж как я рас­смат­ри­ва­ла­ра их юб­ки цве­та­сты­есты и де­ти­шек чу­ма­зых! Пом­ню,Пом по­ду­ма­лось мне то­гда – вро­дев­ро лю­ди как лю­ди, две ру­ки, две но­ги, как у всех. А что-то бы­ло­был в них та­кое, пу­га­ю­щее, чу­жое.жое На нас непо­хо­жие, буд­то из ино­го ино­ого м ми­ра. Насмот­ре­лись­Нас­смот мы с по­друж­ка­ми, да уу­же уже бы­ло хо­те­ли до­мой воз­вра­щать­ся,вра­ащат ко­гда за­ме­ти­ли ее. Мо­ло­дая,Моо­ло­да кра­си­вая, – она сде­ла­ла ппа­у­зу па­у­зу, вспо­ми­ная ли­цо цы­ган­ки, – и пла­ток у нее на пле­чах яр­кий, кийй, цве­та­стый,цв я та­ких ни­ко­гда не ви­де­ла,в ни до, ни по­сле.

– –У Уж не га­дал­ка ли? – улыб­ну­лась­лас я.

– –О Она са­мая. Мы за ней доб­рых ми­нут­мин де­сять на­блю­да­ли, а по­том и са­ми по­до­шли. Сей­час и ин не ска­жу точ­но, ко­му из нас пер­во­му­пер идея судь­бу свою узнать в ду дур­ную го­ло­ву при­шла. Цы­ган­ка по­на­ча­луп все от­ка­зы­ва­ла нам, по­ка­пок день­ги не уви­де­ла. Ну как, день­ги,ден – жен­щи­на улыб­ну­лась, вспо­ми­на­я­всп те жал­кие гро­ши, что из­ред­ка­изр бед­ным дев­чон­кам пе­ре­па­да­ли,реп – у од­ной из по­дру­жек па­ра­пар мо­нет от­цов­ских при­пря­та­на б бы­ла.

– –Т Так вам, зна­чит, по­га­дать за­хо­те­лось?те­ло

– –А А ко­му бы не за­хо­те­лось? Пом­ню, как ин­те­рес­но бы­ло узнать, что ко­го в бу­ду­щем ждет. Толь­ко цы­ган­ка­цыг рас­ска­зы­вать о нем не ста­ла.стал Вме­сто это­го спро­си­ла, кто бы из нас че­го для се­бя хо­тел. Пом­ню,Пом по­друж­ки на­пе­ре­бой ста­ли­стал го­во­рить о кра­си­вых му­жьях­жья да боль­ших се­мьях. А ко­гда

Се­мья

Яни­ны жи­ла бед­но, отец по­гиб, мать од­на тро­их де­тей рас­ти­ла

мой че­ред при­шел, я, недол­го ду­мая, ска­за­ла, хо­чу про­жить мно­го-мно­го лет, бо­лез­ней и бед­но­сти не зная. Ни­ко­гда не за­бу­ду тот взгляд, ко­то­рым цы­ган­ка на ме­ня по­смот­ре­ла. И без то­го тем­ные гла­за по­чти чер­ны­ми ста­ли, и чув­ство та­кое, буд­то в са­мую ду­шу они за­гля­ну­ли, до са­мо­го дна до­бра­лись. Стою – и так страш­но вдруг ста­ло. А ла­донь из ее рук так и не ре­ши­лась вы­дер­нуть. «Все у те­бя бу­дет, ко­ли это­го же­ла­ешь» – ска­за­ла га­дал­ка и, от­пу­стив мою ру­ку, рас­тво­ри­лась в тол­пе, толь­ко пла­ток цве­та­стый за­мель­кал.

– Зна­чит, вы то­гда свою судь­бу вы­бра­ли?

– Вы­бра­ла, – она сглот­ну­ла под­сту­пив­ший к гор­лу тя­же­лый ком, – уж луч­ше бы не вы­би­ра­ла. Кто ж знал, что га­дал­ка прав­ду ска­за­ла? То­гда мы по­сме­я­лись над цы­ган­кой, уж боль­но стран­ным га­да­ние ее бы­ло. И толь­ко спу­стя мно­го лет, огля­ды­ва­ясь на про­жи­тую жизнь, я по­ня­ла – все сло­жи­лось имен­но так, как я то­го за­хо­те­ла. Сколь­ко мне, по­тво­е­му лет, де­точ­ка?

Я на ми­ну­ту за­ду­ма­лась. Обыч­но с воз­рас­том ни­ко­гда не уга­ды­ваю, а эту жен­щи­ну мне оби­деть не хо­те­лось. Немно­го по­льсти­ла. – Так сра­зу и не ска­жешь. Вы, на­вер­ное, од­но­го воз­рас­та с ба­бу­лей мо­ей, ей в этом го­ду семь­де­сят два го­да ис­пол­ни­лось. – Чу­ток по­стар­ше тво­ей баб­ки я бу­ду, – она груст­но улыб­ну­лась, – де­вя­но­сто шесть мне ско­ро стук­нет.

Я по­смот­ре­ла на нее удив­лен­но. Ни­ко­гда бы не по­ду­ма­ла.

– Вы вы­гля­ди­те го­раз­до мо­ло­же сво­их лет.

– Знаю, – кив­ну­ла Яни­на Оле­гов­на, – я и в боль­ни­це за всю ю жизнь все­го раз бы­ла, ко­гда ро­жать со­би­ра­лась.

От это­го при­зна­ния ее гла­за на- пол­ни­лись сле­за­ми. И я по­ня­ла, что сей­час узнаю ее страш­ную тай­ну.

– Дол­го мне бог де­то­чек не да­вал, а ко­гда, на трид­цать пя­том го­ду жиз­ни та­ки по­нес­ла, на­ра­до­вать­ся не мог­ла. Бы­ло у ме­ня к то­му вре­ме­ни все – свой дом, ра­бо­та, до­ста­ток, муж-кра­са­вец, на ко­то­ро­го на­гля­деть­ся не мог­ла. Все бы­ло, да так и ушло мо­ро­сью по во­де. Ре­бе­ноч­ка я нежи­во­го ро­ди­ла. Уж как пла­ка­ла, как уби­ва­лась, вспо­ми­нать страш­но. Муж, сей­час уже по­кой­ный, вы­дер­жать мо­е­го го­ря не смог, спу­стя пол­го­да со­брал ве­щи и ушел. Оста­лась од­на. Дол­го еще дне­ва­ла и но­че­ва­ла у мо­гил­ки сы­на сво­е­го, ко­то­ро­му бе­лый свет так и не до­ве­лось уви­деть. А за­тем с го­ло­вой в ра­бо­ту и в хо­зяй­ство ушла. За­муж во вто­рой раз не вы­шла, Ста­ра­я­да и не хо­те­лось. ис­пан­ка За­кон­чив рас­сказ, она тя­же­ло пре­ду­пре­жда­ла вздох­ну­ла.

Я нас по­ма­ха­лао чем-то­ру­кой сы­ну, пло­хом. ве­лев ему Но со­би­рать­ся­мы не до­мой. по­ни­ма­ли

– Та цы­ган­ка, она ведь сча­стье на­га­да­ла, по­че­му же…

– Не сча­стье. Она да­ла мне имен­но то, что я про­си­ла. За­брав вза­мен все осталь­ное. Судь­ба ни­че­го про­сто так не да­рит. За все пла­тить нуж­но.

– Ино­гдаИ­ног мы и са­ми не зна­ем, что от­да­ем са­мое цен­ное, что у нас мо­жет быть. Так что мой те­бе со­вет, ми­лая,ми – вздох­ну­ла ста­руш­ка, – будьб осто­рож­на со сво­и­ми же­ла­ни­я­ми.же­ла­ни Ни­ко­гда не зна­ешь, что при­дет­ся­при от­дать вза­мен. Мы с сы­номс по­шли к вы­хо­ду из пар­ка, на­по­сле­док я ог­ля­ну­лась и уви­де­ла, что моя слу­чай­ная зна­ко­мая так и оста­лась си­деть в оди­но­че­стве. А ес­ли и вправ­ду мы са­ми мо­жем вы­би­рать свою судь­бу?

Мне вне­зап­но ста­ло страш­но: а вдруг я то­же од­на­жды сде­ла­ла непра­виль­ный вы­бор…

ТА­ТЬЯ­НА

Мне вдруг ста­ло страш­но: что, ес­ли и я сде­ла­ла непра­виль­ный вы­бор?

Жен­щи­на так и оста­лась си­деть, по­гру­зив­шись в вос­по­ми­на­ния

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.