Пу­те­ше­ствие на край све­та

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Mиcтичeckиe -

Нам с же­ной при­хо­ди­лось мно­го ра­бо­тать. За­ра­ба­ты­ва­ли до­ста­точ­но, но день­ги по­чти не тра­ти­ли. Хо­те­ли ку­пить свой дом, ко­пи­ли каж­дую ко­пей­ку. С утра до но­чи си­де­ли в фир­ме, а ино­гда да­же в вы­ход­ные. По­сле пя­ти лет та­кой ка­тор­ги Ален­ка за­бо­ле­ла грип­пом, но у нее не бы­ло вре­ме­ни ид­ти к спе­ци­а­ли­стам. Обыч­ное де­ло. От­но­сишь­ся к се­бе по прин­ци­пу «са­мо прой­дет», а ре­зуль­тат – серд­це на­ча­ло да­вать сбои. Это в ее-то воз­расте! Але­на по­па­ла в боль­ни­цу с по­до­зре­ни­ем на вос­па­ле­ние сер­деч­ной мыш­цы. К сча­стью, ока­за­лось, что все не так пло­хо, но ле­ча­щий врач при­гла­сил ме­ня на раз­го­вор.

– Ва­ша же­на пол­но­стью ис­то­ще­на ра­бо­той, – услы­шал я. Это не бы­ло для ме­ня но­во­стью, и я не силь­но пе­ре­жи­вал.

– Еще несколь­ко ме­ся­цев тя­же­ло­го тру­да, и Але­на Иго­рев­на по­па­дет к нам с ин­фарк­том мио­кар­да, – про­дол­жал док­тор. – Она жи­вет в со­сто­я­нии по­сто­ян­но­го стрес­са, пло­хо пи­та­ет­ся, ор­га­низм не вы­дер­жи­ва­ет та­ко­го из­де­ва­тель­ства. Ва­шей су­пру­ге трид­цать лет, а ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ний – как у жен­щи­ны в два ра­за стар­ше. Вам на са­мом де­ле при­шла по­ра что-то из­ме­нить, по­ка не позд­но… Вна­ча­ле я слу­шал его не очень вни­ма­тель­но, счи­тая, что он пре­уве­ли­чи­ва­ет. Но со­сто­я­ние Але­ны не улуч­ша­лось. Она вос­ста­нав­ли­ва­лась мед­лен­но, бы­ла яв­но ослаб­лен­ной, устав­шей. То­гда я по­нял, что де­ло се­рьез­ное, тем бо­лее что врач за­пре­тил ей воз­вра­щать­ся на ра­бо­ту. При­шлось про­сить у ше­фа от­пуск за свой счет. Тот по­бух­тел, но, по­сколь­ку Ален­кой как со­труд­ни­ком в ком­па­нии до­ро­жи­ли, дал ме­сяц.

До­ма же­на схо­ди­ла с ума. Она не при­вык­ла к без­де­я­тель­но­сти, а я, кста­ти, то­же не знал, как се­бя ве­сти – во­об­ще не упо­ми­нать, что про­ис­хо­дит в фир­ме, или рас­ска­зы­вать о кли­ен­тах… В ко­неч­ном ито­ге я ре­шил, что мы все-та­ки долж­ны ку­да­ни­будь по­ехать.

– Как ты смот­ришь на ве­ли­ко­леп­ный от­пуск где-то по­даль­ше от род­ных мест? – в один из ве­че­ров спро­сил я ее.

– А те­бя Вик­тор от­пу­стит?

– Да, я по­го­во­рил с ше­фом, он со­гла­сен рас­стать­ся со мной дней на де­сять, тем бо­лее что сей­час не се­зон. Так что? Мо­жет, До­ми­ни­ка­на? Ма­рок­ко? Те­не­ри­фе? –

Врач ре­ко­мен­до­вал мо­ей су­пру­ге дли­тель­ный от­дых и сме­ну об­ста­нов­ки

пе­ре­чис­лял я с эн­ту­зи­аз­мом. Она по­жа­ла пле­ча­ми. – Я по­ду­маю. Ну и при­ду­ма­ла. – А что ты ду­ма­ешь о Цен­траль­ной Аме­ри­ке? – спро­си­ла Але­на несколь­ко дней спу­стя.

– Чи­ли? – не сра­зу со­об­ра­зил. – Мек­си­ка, Бе­лиз, Гва­те­ма­ла. Та­кой тур. Со­всем дру­гая культура, ру­и­ны майя, ин­дей­цы, – воз­буж­ден­но пе­ре­чис­ля­ла же­на. Гла­за ее бле­сте­ли, ще­ки за­ру­мя­ни­лись, и она на­пом­ни­ла мне пр преж­нюю Ален­ку. Ес­ли лю­би­мо мой так хо­чет­ся, то пусть бу­дет ви ви­зит к ин­дей­цам.

Он Она на­шла бю­ро пу­те­ше­ствий, кот ко­то­рое ор­га­ни­зо­вы­ва­ло ту­ры в Це Цен­траль­ную ен­траль­ную Аме­рик Аме­ри­ку. Не де­ше­вы вые, ые, но це­на не име­ла зна­че­ния, у ннас нас бы­ло до­ста­точ­но средств. Мы ы опра­ви­лись на о от­дых в на­чал ча­ле­ле ап­ре­ля. Пря­мог Пря­мо­го са­мо­ле­та не бы­ло, мы де­ла­ли п пе­ре­сад­ку в Бер­лине, а оста­но­вил оста­но­ви­лись в Кан­куне, в пя­ти­звез­дочн пя­ти­звез­доч­ном оте­ле. Уже в аэро­пор­ту нас шо­ки­ро­ва­ла силь­ная жа­ра и сов со­всем дру­гой мир. Дру­гие рас­те­ния, со­вер­шен­но дру­гие лю­ди, и да­же у воз­ду­ха был дру­гой за­пах.

В пер­вые дни мы мно­го вре­ме­ни по­тра­ти­ли на про­гул­ки по пля­жам, а я немно­го по­за­ни­мал­ся дай­вин­гом с ин­струк­то­ром. Но же­на по­вто­ря­ла, что хо­чет уви­деть «на­сто­я­щую Мек­си­ку». Мы опла­ти­ли несколь­ко ин­ди­ви­ду­аль­ных экс­кур­сий. Пред­ста­ви­тель бю­ро пу­те­ше­ствий арен­до­вал для нас са­мо­лет и по­ре­ко­мен­до­вал про­вод­ни­ка – ко­рен­но­го­но­го жи­те­ля этих мест. Вна­ча­ле­ча­ле он от­вез нас в рай­он Тукстла, ко­то­рый не про­из­ве­лиз­вел на ме­няя осо­бо­го впе­чат­ле­ния, чат­ле­ния, а по­то­мо­том от­пра­ви­ли­сьись осмат­ри­вать­вать ру­и­ны Па­лен­ке. Па­рень рас­ска­зал, что этот го­род на­зы­ва­ет­ся «Ме­стом, где каж­дый день уми­ра­ет Солн­це», и что ко­гда-то в нем жи­ли майя. Мы с удо­воль­стви­ем гля­де­ли на пи­ра­ми­ды, по­рос­шие эк­зо­ти­че­ски­ми рас­те­ни­я­ми, за­ду­мы­ва­ясь, а за­чем во­об­ще это бы­ло по­стро­е­но. Все про­из­во­ди­ло на нас необык­но­вен­ное впе­чат­ле­ние.

От­ту­да от­пра­ви­лись в Кам­пе­че — сто­ли­цу шта­та. У нашего про­вод­ни­ка там бы­ли ка­кие-то де­ла, и мы ре­ши­ли осмот­реть все са­мо­сто­я­тель­но. Обо­шли ста­рый го­род, а по­том про­гу­ли­ва­лись по пе­ре­пол­нен­но­му ту­ри­ста­ми цен­тру. Ален­ка за­дер­жа­лась у лот­ков, вы­ис­ки­вая ка­кой-ни­будь ори­ги­наль­ный су­ве­нир. В ка­кой-то мо­мент она оста­но­ви­лась у сто­ли­ка ин­ди­ан­ки неопре­де­лен­но­го воз­рас­та. Что-то при­тя­ну­ло ее взгляд, но это не бы­ли ве­щи­цы, вы­став­лен­ные на при­лав­ке. Чуть поз­же я по­нял: она раз­гля­ды­ва­ет укра­ше­ния, ко­то­рые ви­сят ря­дом. Ско­рее все­го, они не бы­ли пред­на­зна­че­ны для про­да­жи, но Ален­ка с ин­те­ре­сом изу­ча­ла стран­ный бре­лок. Жен­щи­на что-то ей объ­яс­ня­ла, же­сти­ку­ли­руя, а моя же­на ки­ва­ла. На­ко­нец она ку­пи­ла две фи­гур­ки, и тут тор­гов­ка сня­ла со шнур­ка аму­лет, ко­то­рый так при­влек Але­ну. Су­пру­га по­крас­не­ла и на­ча­ла ее бла­го­да­рить, но про­дав­щи­ца толь­ко от­мах­ну­лась.

– Что это? – спро­сил я, ко­гда она по­до­шла ко мне.

– Так, вся­кая ме­лочь. Од­на­ко очень по­нра­ви­лась эта под­вес­ка.

По­на­ча­лу тор­гов­ка не хо­те­ла про­да­вать су­ве­нир, а по­том от­да­ла да­ром

Та жен­щи­на не хо­те­ла ее про­да­вать, го­во­ри­ла, что это се­мей­ная па­мять. Но все-та­ки от­да­ла. Да­ром. Пре­крас­но, прав­да? – ра­до­ва­лась Але­на.

Я по­жал пле­ча­ми.

– Стран­но, я бы ска­зал. То не хо­те­ла, то да­ром от­да­ла. Ме­ня су­ве­ни­ры не при­вле­ка­ли. Мы от­пра­ви­лись даль­ше осмат­ри­вать это жи­во­пис­ное ме­сто. Ален­ка мно­го фо­то­гра­фи­ро­ва­ла. Мы свер­ну­ли на бо­ко­вую улоч­ку и че­рез ми­ну­ту уда­ли­лись от го­род­ско­го шу­ма. Здесь бы­ло на­мно­го спо­кой­нее.

– Смот­ри, ка­кая кра­си­вая усадь­ба, – вдруг ска­за­ла бла­го­вер­ная. Дей­стви­тель­но, пе­ред на­ми воз­вы­ша­лась ка­мен­ная огра­да, за ко­то­рой вид­нел­ся дом, окра­шен­ный в кир­пич­ный цвет, с боль­ши­ми ок­на­ми и огром­ной тер­ра­сой. По­хо­же, здесь дол­жен жить ка­кой-то мест­ный бо­гач. С про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны ули­цы

Мы без уста­ли щел­ка­ли фо­то­ап­па­ра­том, так бы­ло кра­си­во во­круг

мы уви­де­ли со­вер­шен­но дру­гую кар­ти­ну.

Пе­ред неболь­шим до­ми­ком на солн­це гре­лась со­ба­ка, ле­ни­во ма­хая хво­стом. Ря­дом, буд­то от­ды­хая, си­де­ла не­мо­ло­дая ин­ди­ан­ка.

Ми­мо нас про­ехал ма­лень­кий маль­чик на ве­ло­си­пе­де и, ко­гда нас ми­но­вал, упал. Але­на бро­си­лась к нему, что­бы по­мочь, но он вско­чил, по­смот­рел ис­пу­ган­но и, схва­тив ве­лик, по­бе­жал в бо­ко­вую улоч­ку.

Мы сде­ла­ли несколь­ко сним­ков, а по­том ку­пи­ли сок в ки­ос­ке. Се­ли на па­ра­пе­те и с ап­пе­ти­том вы­пи­ли его. Со­ба­ка убе­жа­ла, и ин­ди­ан­ка то­же ушла. Солн­це при­пе­ка­ло, при­шла ка­кая-то сон­ли­вость… Я за­крыл гла­за. Не знаю, за­дре­мал ли, но вдруг из при­ят­ной рас­слаб­лен­но­сти ме­ня вы­рвал звук со­то­во­го те­ле­фо­на. Зво­нил наш про­вод­ник и спра­ши­вал, где мы на­хо­дим­ся. Я взял же­ну за ру­ку. По­смот­рел на вид­нев­ший­ся в глу­бине ули­цы свет­ло-кир­пич­ный дом. По­нял, что мы его не сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли, и по­шел к нему, что­бы сде­лать па­ру кад­ров. От­щел­кал се­рию фо­то, и те­перь мы мог­ли воз­вра­щать­ся.

Пес все так же грел­ся на сол­ныш­ке пе­ред неболь­шим до­мом. Вре­мя от вре­ме­ни он ма­хал хво­стом, от­го­няя мух. Жен­щи­на все так же си­де­ла, уста­ло вы­тя­нув но­ги. Хо­тя еще па­ру ми­нут на­зад их там не бы­ло! Неожи­дан­но ми­мо нас про­ехал маль­чик на ве­ло­си­пе­де и, ко­гда нас ми­но­вал, упал. Под­нял­ся, бро­сил на нас ис­пу­ган­ный взгляд, схва­тил ве­лик и по­бе­жал в бо­ко­вую улоч­ку. Стран­но. Я по­смот­рел на су­пру­гу. Она удив­лен­но уста­ви­лась на ре­бен­ка. – Тот же са­мый? – спро­сил я. – Или… Точ­но та­кой. По­хо­жий, – она по­жа­ла пле­ча­ми, и мы по­шли на ме­сто встре­чи. Со­про­вож­да­ю­щий ужас­но опоз­дал. Мы жда­ли его боль­ше ча­са. Ко­гда Але­на ска­за­ла ему об этом, он от­ве­тил, что не по­ни­ма­ет, о чем идет речь и что мы его, на­вер­ное, не по­ня­ли.

По­том вдруг он за­ме­тил но­вый аму­лет Але­ны, недо­воль­но смор­щил нос и что-то быст­ро ска­зал по-ис­пан­ски. Аля на­хму­ри­лась. – Что он ска­зал ска­зал? – про­шеп­тал я. – Спра­ши­ва­ет, от­ку­да он у ме­ня. Го­во­рит, что я ку ку­пи­ла непра­виль­ный ка­лен­дарь.

– Что за глу­пос глу­по­сти?

– Я, соб­ственн соб­ствен­но, то­же не по­ни­маю... Он та­рат та­ра­то­рит, мо­жет, по­это­му я ошибл ошиб­лась. Го­во­рит, что это не ев­ро­пейс ев­ро­пей­ский ка­лен­дарь. Ко­неч­но, не евр ев­ро­пей­ский. Мест­ный су­ве­нир. Я знал, что у майя был соб­ствен соб­ствен­ный ка­лен­дарь. Ско­рее все­го, ам аму­лет был ка­ким­то при­спо­соб­ле при­спо­соб­ле­ни­ем для из­ме­ре­ния вре­ме­ни. К Ка­ким об­ра­зом это про­ис­хо­ди­ло, я не вни­кал. Ме­ня это не ин­те­ре­со ин­те­ре­со­ва­ло. И во­об­ще, ка­кое де­ло про­вод­ни­ку­п­ров до на­ших ве­щей?

Эту ночь мы п про­ве­ли в оте­ле, а на сле­ду­ю­щий д день от­пра­ви­лись в Укс­мал, где п по­се­ти­ли од­ни из из­вест­ных па­мя па­мят­ни­ков ар­хи­тек­ту­ры майя. Со­про­вож­дал нас Бе­ни­цио.

– Он рас­ска­зы­ва­ет, что бук­валь­но в пя­ти­де­ся­ти ки­ло­мет­рах от­сю­да на­хо­дит­ся де­рев­ня, где обос­но­ва­лись его дво­ю­род­ные бра­тья. Он мо­жет нам по­ка­зать,

Про­вод­ник нас уго­во­рил с ним по­ехать в обыч­ную ин­дей­скую де­рев­ню

как жи­вут на­сто­я­щие по­том­ки майя, – пе­ре­ве­ла мне же­на. – Мы мог­ли бы там за­но­че­вать, сде­лать сним­ки, по­про­бо­вать тра­ди­ци­он­ные блю­да… Про­ве­сти несколь­ко но­чей в на­стоя-

щем мек­си­кан­ском се­ле­нии, это бы­ло бы нечто! – с эн­ту­зи­аз­мом убеж­да­ла Але­на.

Я был от идеи не в вос­тор­ге, но по­ду­мал, а по­че­му бы и нет. По­еха­ли на джи­пе Бе­ни­цио. Ко­гда до­бра­лись, уже спу­стил­ся ве­чер. Де­рев­ня ока­за­лась кра­си­вой, но не так уж ото­рван­ной от ци­ви­ли­за­ции.

Мы щел­ка­ли фо­то­ап­па­ра­том без уста­ли, же­на с вос­тор­гом осмат­ри­ва­ла до­ма. Кое-кто из жи­те­лей, по прось­бе Бе­ни­цио, да­же пу­стил нас внутрь. Вот это эк­зо­ти­ка! Лю­би­мой нра­ви­лось. Она ожи­ла в этом пу­те­ше­ствии. В этот ве­чер в се­ле­нии был празд­ник. Не ис­клю­че­но, что в честь нашего при­ез­да. Мы до­позд­на си­де­ли у ко­ст­ра, на­блю­дая, как раз­вле­ка­ют­ся жи­те­ли этой зем­ли. Да­же риск­ну­ли по­про­бо­вать пред­ла­га­е­мые уго­ще­ния. Немно­го тан­це­ва­ли, а спать лег­ли око­ло ча­са но­чи в од­ном из спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ных для ту­ри­стов до­мов. Раз­бу­ди­ло ме­ня солн­це. Я от­крыл гла­за. Бы­ло жар­ко и неудоб­но. Ря­дом со мной ле­жа­ла слег­ка вспо­тев­шая Але­на, влаж­ные во­ло­сы при­лип­ли к ее лбу. Че­рез мгно­ве­ние она по­тя­ну­лась.

– У ме­ня бо­лит го­ло­ва, – ска­за­ла же­на.

– Здесь душ­но. Мне хо­чет­ся пить, – я встал с кро­ва­ти. – Нуж­но по­зво­нить Бе­ни­цио… Вы­шел из до­ма и осмот­рел­ся во­круг. К со­жа­ле­нию, на мо­ем те­ле­фоне сиг­на­ла се­ти не бы­ло. Ален­ка то­же не мог­ла по­зво­нить, и нам оста­ва­лось толь­ко ждать, по­ка наш про­вод­ник сам по­явит­ся. Непо­да­ле­ку су­е­ти­лись ка­кие-то жен­щи­ны, но ни од­на из них не зна­ла ни ан­глий­ско­го, ни ис­пан­ско­го.

Вдруг я уви­дел маль­чи­ка, ко­то­рый иг­рал со стран­ным ав­то­мо­би­лем. Он из­да­вал смеш­ные зву­ки, ими­ти­ру­ю­щие звук дви­га­те­ля. Не знаю, по­че­му я стал при­смат­ри­вать­ся к нему, на­вер­ное, про­сто от ску­ки. Ален­ка оши­ба­лась, что нече­го бы­ло де­лать. Я уви­дел, как при­бе­жал вто­рой, стар­ший, маль­чиш­ка. Что-то крик­нул и, ото­брав ма­шин­ку, убе­жал, гром­ко сме­ясь. Ма­лыш рас­пла­кал­ся. Я аб­со­лют­но не знал, что пред­при­нять. И в этот мо­мент же­на по­зва­ла ме­ня из до­ма, что­бы я по­дал ей кос­ме­тич­ку. Я от­влек­ся, а ко­гда че­рез несколь­ко ми­нут вы­шел из до­ма, уви­дел, что этот

Же­на все вре­мя жа­ло­ва­лась на го­лов­ную боль, да и мне бы­ло пло­хо

Не­мо­ло­дая мек­си­кан­ка про­да­ва­ла раз­ные яр­кие су­ве­ни­ры

Ры­жий пес грел­ся на сол­ныш­ке. Ря­дом от­ды­ха­ла яр­ко оде­тая жен­щи­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.