Под­пис­на­яак­ция!

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Первая страница -

Го­во­ри­ли, фа­ши­сты уни­что­жи­ли всю их се­мью, а дом со­жгли.

Маль­ва сни­лась мне: ли­цо блед­ное, ис­пу­ган­ное, гла­за, пол­ные бо­ли. Ино­гда ка­за­лось: ска­зать лю­би­мая что-то хо­те­ла, но не мог­ла.

Нем­цы от­сту­па­ли. Мно­гие на­ши при­со­еди­ни­лись к Крас­ной ар­мии, по­гна­ли вра­га. Кста­ти, и Мат­вей с ни­ми.

Вой­на по­ка­ти­лась на за­пад. Фе­дю де­мо­би­ли­зо­ва­ли по­сле кон­ту­зии. Он не упре­кал ме­ня, толь­ко по­смот­рел дол­гим взгля­дом и от­вер­нул­ся. Це­лы­ми дня­ми друг хо­дил око­ло то­го ме­ста, где у него бы­ла се­мья, где он был счаст­лив, где был лю­бим и лю­бил. А по­том про­пал бес­след­но. Толь­ко на­шли сле­ды, ве­ду­щие в сто­ро­ну бо­ло­та… Умом ли по­вре­дил­ся, со­зна­тель­но ли к се­бе смерть при­звал – ни­ко­му не ве­до­мо.

За­кон­чи­лась вой­на, весь в ор­де­нах и ме­да­лях вер­нул­ся Мат­вей. Встре­ча­ли пар­ня всем се­лом. И лишь од­на из со­се­док злоб­но сплю­ну­ла при ви­де его. – Ма­ка­ров­на, ты че­го? – уди­вил­ся я. – Ге­рой вер­нул­ся невре­ди­мым, а ты…

– Что б он сдох, сво­лочь та­кая! Не ге­рой Мат­вей, а уби­вец!

– В смыс­ле? – не по­нял я.

– В тот день, ко­гда Маль­ва про­па­ла, я в лесу за их ха­той хво­рост со­би­ра­ла. И все ви­де­ла… О чем бед­няж­ка с ним го­во­ри­ла, не знаю, него­дяй при­ста­вать к ней на­чал, а она кри­ча­ла, что ни­ко­гда не пре­даст сво­е­го Фе­до­ра и не ста­нет же­ной Мат­вея. Тот и взбе­ле­нил­ся… Рас­стре­лял он их всех от лю­той нена­ви­сти. А те­ла в бо­ло­то сбро­сил. Да и не од­на Маль­ва у него на со­ве­сти. Это ж он фа­ши­стам сда­вал пар­ти­зан да ком­му­ни­стов. А как па­ле­ным за­пах­ло – к на­шим вой­скам при­бил­ся, ирод!

– По­че­му же ты ни­ко­му об этом не рас­ска­за­ла? – за­кри­чал я в яро­сти.

– Что­бы он и ме­ня те­перь по­ре­шил? – спо­кой­но от­ве­ти­ла она. – Нет. У ме­ня де­ти мал ма­ла, мень­ше. Им мать нуж­на… А кто мне по­ве­рит? Ге­рой вер­нул­ся… Дол­го я ду­мал, как по­сту­пить, а по­том позд­но ве­че­ром по­шел к Мат­вею, на­по­ил его, свя­зал и от­вез к до­му Маль­вы. Вы­бил из него при­зна­ние...

Маль­ва ушла в де­рев­ню сво­их про­ве­дать. И не вер­ну­лась в от­ряд

– Те­бе все рав­но ни­кто не по­ве­рит! Я те­бя и су­ку Ма­ка­ров­ну в тюрь­ме сгною! – во­пил быв­ший при­я­тель.

Я с юно­сти увле­кал­ся охо­той. И ру­жье свое бы­ло. Не про­ма­зал… По­том сбро­сил те­ло в тря­си­ну… С тех пор на бо­ло­те, ко­гда над озе­ром по­яв­ля­ет­ся бе­лый ту­ман в ви­де си­лу­этов лю­дей – Маль­вы, Иван­ка и Фе­до­ра – с дру­гой сто­ро­ны над са­мой то­пью воз­ни­ка­ет чер­ный зло­вон­ный дым… Это гни­лой дух Мат­вея. Пред­ска­за­ния цы­ган­ки сбы­лись. Утром я по­шел в ми­ли­цию и при­знал­ся в убий­стве. От­си­дел. Жизнь про­жил, но так и не же­нил­ся. Все Маль­ву лю­бил… А се­год­ня при­шел ты – по­слан­ник от Фе­до­ра. Про­стил он, ви­дать, ме­ня, что же­ну его я не убе­рег. К ним по­ра от­прав­лять­ся». Ста­рик вздох­нул, за­тем до­ба­вил: – Об од­ном хо­чу те­бя по­про­сить: вернись к ха­те, от­не­си ко­ло­коль­чи­ки, те, что мне Фе­дор по­да­рил, – это знак ему бу­дет, что при­ду ско­ро. Да све­чи в па­мять о невин­но уби­ен­ных по­ставь. Ес­ли уме­ешь, по­мо­лись… Сам я не мо­гу это­го сде­лать: не дой­ду. Сде­ла­ешь?

Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда там, где я оста­нав­ли­вал­ся в эту ночь, до­ма дей­стви­тель­но не оказалось. Лишь об­го­рев­ший, врос­ший в зем­лю фун­да­мент да чу­дом уце­лев­ший ку­сок пе­чи. Ма­ши­наль­но я по­тро­гал ее, и ста­ло жут­ко: печ­ка бы­ла теп­лая! И за­пах дыма… Как про­шлой но­чью. А во­круг все за­рос­ло маль­ва­ми – чу­дес­ны­ми в сво­ем убран­стве от бе­ло­го и ро­зо­во­го до крас­но­го и баг­ря­но­го раз­но­цве­тья.

Небо сно­ва за­во­лок­ло ту­ча­ми, по­тем­не­ло. Я по­ло­жил де­до­вы ко­ло­коль­чи­ки на фун­да­мент, за­жег све­чи. Не­смот­ря на силь­ный ве­тер, они не гас­ли. По­про­сил Бо­га при­нять ду­ши по­гиб­ших, пусть бу­дут вме­сте, хоть не на этом, так на том све­те. А над озе­ром под­ни­мал­ся бе­лый ту­ман, при­ни­мав­ший при­чуд­ли­вые очер­та­ния: жен­щи­на, муж­чи­на и маль­чик... Де­ре­вья за­ка­ча­лись от по­ры­вов вет­ра, и чер­ный ед­кий дым взмет­нул­ся в небо. На­де­юсь, те­перь они сно­ва вме­сте: мо­ло­дая кра­са­ви­ца Маль­ва, лю­бя­щие ее лю­ди и ма­лень­кий Иван­ко.

Те­перь се­мья на­все­гда вме­сте: Маль­ва, Фе­дор и Иван­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.