У шка­фа тя­же­лый ха­рак­тер

Вы­год­ное при­об­ре­те­ние оказалось с непри­ят­ным сюр­при­зом

Misticheskie Istorii Iz Zhizni - - Темная сторона - ЕЛЕ­НА

Ка­те­ри­на, ее при­я­тель и я ре­ши­ли от­крыть ху­до­же­ствен­ный са­лон. Они оба – ху­дож­ни­ки-ре­став­ра­то­ры, за­ни­ма­ют­ся ан­ти­ква­ри­а­том. Я ри­сую пей­за­жи и порт­ре­ты ак­ва­ре­лью, кар­ти­ны успеш­но про­да­ют­ся. Вы­бра­ли под­хо­дя­щее зда­ние прак­ти­че­ски в цен­тре го­ро­да. Рань­ше там на­хо­ди­лась ад­во­кат­ская кон­то­ра неко­е­го гос­по­ди­на Коз­ля­ко­ва П. Н., о чем сви­де­тель­ство­ва­ла таб­лич­ка на две­ри. Хо­зя­ин умер, а всту­пив­шая в пра­ва на­след­ства его дочь ре­ши­ла все рас­про­дать быст­ро и по­че­му-то стран­но де­ше­во. С од­ним усло­ви­ем: вме­сте с ме­бе­лью! По­ме­ще­ние по­нра­ви­лось сра­зу: две очень боль­шие ком­на­ты, за­тем длин­ный ко­ри­дор, за ним ма­лень­кая ком­на­туш­ка, сов­ме­щен­ный сан­узел и кро­хот­ная ку­хонь­ка на пер­вом эта­же ста­рин­но­го особ­ня­ка. До­воль­но при­лич­ный ремонт, пре­крас­ная, в от­лич­ном со­сто­я­нии, ду­бо­вая ме­бель, ве­ро­ят­но, пя­ти­де­ся­тых­ше­сти­де­ся­тых го­дов про­шло­го ве­ка.

Ан­то­ни­на Иго­рев­на, на­след­ни­ца ад­во­ка­та, ве­ла се­бя несколь­ко неадек­ват­но.

– Ме­ня от это­го хла­ма тош­нит! Ви­деть его не мо­гу! А са­мый про­тив­ный оби­та­тель ком­на­ты – вот этот урод! – она пну­ла ни в чем не по­вин­ный шкаф но­гой. От силь­но­го уда­ра двер­ца со скри­пом при­от­кры­лась, и из «шка­фье­го тем­но­го нут­ра», ес­ли мож­но так вы­ра­зить­ся, с про­тив­ным скри­пом вы­дви­нул­ся ящик и до­ста­точ­но ощу­ти­мо за­дел ме­ня по щи­ко­лот­ке.

– Вот! Ви­ди­те! Сво­лочь та­кая! Ему бы толь­ко больно лю­дям сде­лать! Нена­ви­жу его! Та­кой же про­тив­ный, как и ста­рый хрыч! «Нор­маль­но тет­ка от­зы­ва­ет­ся о по­кой­ном от­це!» – по­ду­ма­ла я. По­сле оформ­ле­ния всех до­ку­мен­тов Ан­то­ни­на пред­ло­жи­ла: – Де­воч­ки, а да­вай­те с ва­ми хлоп­нем по рю­маш­ке! Отметим удач­ную сдел­ку! Зав­тра утром я уез­жаю домой, до невоз­мож­но­сти хо­чет­ся на­ка­тить по ма­лень-

кой. Не од­ной же это де­лать? Мы со­гла­си­лись. Устро­и­лись на от­кры­той ве­ран­де неболь­шо­го ре­сто­ран­чи­ка, за­ка­за­ли ко­ньяк, так как да­моч­ка за­яви­ла, что это са­мый что ни на есть жен­ский на­пи­ток.

– Вас, на­вер­ное, уди­ви­ло, что я так от­но­шусь к па­паш­ке? А де­ло в том, что он мне – от­чим, про­сто удо­че­рил в де­сять лет. Жлоб, жмот, ти­ран и ко­зел! Не­да­ром и фа­ми­лия та­кая! Я с са­мо­го дет­ства его тер­петь не мог­ла! Он и ма­му в мо­ги­лу свел своими по­сто­ян­ны­ми упре­ка­ми, а ме­ня сбаг­рил в ин­тер­нат. Ни ра­зу за все вре­мя обо мне не вспом­нил! Да, ви­дать, еще и по­ми­рать не со­би­рал­ся, ина­че бы за­ве­ща­ние оста­вил, а так… боль­ше на­след­ни­ков у это­го га­да нет… А мне от него ни­че­го не нуж­но! Я удач­но вы­шла за­муж, свой биз­нес имею, ре­ши­ла эту сум­му на бла­го­тво­ри­тель­ность пу­стить…

Мы вы­пи­ли ещещ па­ру­ру бо­ка­лов. – А шкаф… Это во­об­ще мер­за­вец! Та­кой же, как и его хо­зя­ин. Ме­ня с пер­во­го дня нена­ви­дит, да и лю­дей всех то­же! Ко­гда его при­вез­ли, пер­вое, что он сде­лал, уда­рил ме­ня пол­кой, ко­то­рая по­че­му-то вы­ва­ли­лась!

Мы с Кать­кой пи­ли на­мно­го мень­ше, чем она, бы­ли трез­вее и с удив­ле­ни­ем ее вы­слу­ши­ва­ли. – Мой вам со­вет: про­дай­те к чер­то­вой ма­те­ри ко­му-то рух­лядь из ка­би­не­та то­го скря­ги! Вы зна­е­те, что он в шка­фу хра­нил? Важ­ные до­ку­мен­ты: кто, сколь­ко ему дол­жен, ко­го за­щи­щать и вы­иг­рать, а ко­го обо­брать до нит­ки! И шкаф та­кой же!

– М-д М-да… Ин­те­рес­ная тет­ка… А что по по­во­ду ме­бе­ли ду­ма­ешь? – пои по­ин­те­ре­со­ва­лась у ме­ня по­дру­га позд­нее.

– Реш Ре­шай са­ма. Мне ка­жет­ся, луч­ше ост оста­вить.

Петьк Петь­ка, же­них Ка­тю­хи, был в отъ­езд отъ­ез­де, а она на­ча­ла на­во­дить по­ряд по­ряд­ки в до­ме ад­во­ка­та. Я за­бе­жал бе­жа­ла к ней на сле­ду­ю­щий день око­ло вось­ми вечера. Че­рез весь лоб у по­дру­ги шла при­лич­ная сса­дин сса­ди­на.

– Это еще что та­кое? На­ки­да­лась вче­рас вче­рась ви­ном от ра­до­сти?

– Мен Ме­ня шкаф две­рью уда­рил. У него з злоб­ный ха­рак­тер…

– Ты е еще не про­трез­ве­ла? –Ян– Я ни­че­го не пи­ла! Вче­ра мы­ла ок­на в той ком­на­те и уда­ри­лась об но нож­ку шка­фа. Вы­ру­га­лась, естест есте­ствен­но. А он – хрясь – и от­кры от­крыл двер­цу. Пря­мо мне в ло­беш­ни беш­ник и уда­рил!

– Мн Мне ка­жет­ся, что ты слиш­ком близк близ­ко к сердцу при­ня­ла рас­сказ Ан­тон Ан­то­ни­ны об этом ти­па жи­вом шкаф шка­фе!

– Ост Оста­вай­ся но­че­вать, а? В го­сти­ноой сти­ной есть боль­шой ди­ван, мы по­мес­сти по­ме­стим­ся, а по­стель и оде­я­ло я из дом­ма до­ма се­год­ня при­вез­ла. По­си­дим, вви вин­ца вы­пьем… Уго­во­ори Уго­во­ри­ла. Мы вы­пи­ли по бо­ка­лу вин­на ви­на и улег­лись спать. Око­ло две­над­дц две­на­дца­ти но­чи двер­цы шка­фа с меррзк мерз­ким скри­пом рас­пах­ну­лись. П По­том сно­ва за­хлоп­ну­лись. Так п по­вто­ри­лось несколь­ко раз. Ви­дат Ви­дать, они за­креп­ле­ны пло­хо. Сей­ча Сей­час в них ка­кую-то бу­маж­ку вставл встав­лю… – я вклю­чи­ла свет, по­до­шла к шка­фу и уви­де­ла на­ца- ра­пан­ное на стен­ке из­нут­ри сло­во «ко­зел». Есте­ствен­но, на­ча­ла ржать. Вдруг пол­ка вы­ва­ли­лась и уда­ри­ла ме­ня по но­ге.

– Ну, убе­ди­лась? Вы­зы­вай так­си, по­едем к те­бе спать! – ис­пу­ган­но ска­за­ла Ка­те­ри­на.

Утром мы сно­ва по­еха­ли в са­лон про­дол­жить убор­ку. Кать­ка вдруг за­яви­ла:

– Да­вай вы­ло­жим в Се­ти объ­яв­ле­ние о про­да­же ме­бе­ли? Мо­жет, кто-то ку­пит! Бо­юсь я его… в смыс­ле, шкаф…

– А Петь­ка твой как от­ре­а­ги­ру­ет?

Дама за­яви­ла, что шкаф та­кой же мер­за­вец, как и его хо­зя­ин Двер­цы ме­бе­ли с про­тив­ным скри­пом от­кры­ва­лись и за­кры­ва­лись

Мы же ему уже по­хва­ста­лись? – Ска­жем ему, что эту чер­то­ву ме­бель ша­шель по­жрал! Это жу­чок та­кой,й ти­па шка­фо­ед!ф ! Двер­цы шка­фа на­ча­ли сно­ва от­вра­ти­тель­но по­скри­пы­вать и от­кры­вать­ся. Мы еле успе­ли от­ско­чить…

На сай­те в на­шем объ­яв­ле­нии, по­ми­мо фо­ток и опи­са­ния, зна­чи­лось: «Пред­ла­гай­те ва­шу це­ну!» По­ку­па­тель на­шел­ся быст­ро. И це­ну дал очень хо­ро­шую. При­е­ха­ли груз­чи­ки, на­ча­ли вы­но­сить ме­бель. По­до­шла оче­редь шка­фа со злоб­ным ха­рак­те­ром. – По­до­жди­те, – крик­ну­ла я. – К шка­фу при­ла­га­ет­ся вот это! Я ото­дра­ла таб­лич­ку с над­пи­сью «Ад­во­кат Коз­ля­ков П.Н.» и су­ну­ла ее в один из ящи­ков: – Уби­рай­ся от­сю­да вме­сте со сво­им хо­зя­и­ном!

Нуж­но ли го­во­рить о том, что груз­чи­ки смот­ре­ли на ме­ня, как на ума­ли­шен­ную, а шкаф клац­нул двер­цей, слов­но зверь зу­ба­ми. Но я успе­ла во­вре­мя от­дер­нуть ру­ку со сло­ва­ми:

– Вон от­сю­да! Ты здесь боль­ше не жи­вешь!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.